Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Объединение Германии: радостное для немцев событие и его печальные последствия

3 октября 1990 года состоялось объединение Германии. Как известно, после поражения во Второй мировой войне Германия была разделена на зоны оккупации войск союзников. Впоследствии возникло два государства — Федеративная Республика Германия (Западная Германия) и Германская Демократическая Республика (Восточная Германия). Состоявшееся в 1990 году объединение Германии было преподнесено как один из самых впечатляющих результатов «окончания холодной войны». Но для самой Германии объединение (а фактически это было поглощение ГДР, поскольку нового германского государства в результате объединения создано не было, а просто ГДР вошла в состав Федеративной Республики Германии) породило массу политических, экономических, социальных и культурных проблем, многие из которых сохраняются до сих пор и даже приводят к новым последствиям.



Действительно, значительная часть населения ГДР восприняла грядущее объединение с ФРГ с большим оптимизмом. Казалось, что жизнь станет лучше, возрастет экономическое благосостояние, а главное — воссоединится немецкий народ, спустя почти полвека после войны. Но практически сразу же после начавшегося «воссоединения» стало ясно, что оно приведет не к столь радужным последствиям, как представляли себе его горячие сторонники.



Прежде всего, следует учитывать, что действительно происходило не воссоединение, а поглощение ГДР. В Восточную Германию прибыли чиновники из ФРГ, которым предстояло возглавить все местные органы власти и управления. Бывшие граждане ГДР, работавшие в органах власти, бывшие партийными активистами, сотрудниками силовых структур фактически оказались за бортом общественной жизни, лишенными возможности продолжать карьеру в объединенной Германии. Власти объединенной Германии считали их потенциально неблагонадежными гражданами, да и западные немцы не собирались допускать новых конкурентов в сферы управления, безопасности, вооруженных сил, правопорядка.

Не повезло и бывшим военнослужащим Национальной народной армии ГДР, которая, кстати, считалась второй по боеспособности армией стран социалистического лагеря после Советской Армии. Но на этот фактор власти ФРГ не стали обращать внимание — они боялись, что командный состав ННА сохраняет коммунистические взгляды и может быть опасен для существующего в ФРГ строя. Поэтому идея интеграции Национальной народной армии ГДР в состав Бундесвера даже не рассматривалась всерьез. В состав Бундесвера включили только рядовой и унтер-офицерский состав срочной службы, которым предстояло дослуживать уже в вооруженных силах ФРГ. Что касается генералов, адмиралов, офицеров, фенрихов (прапорщиков) и унтер-офицеров, то все они были уволены с военной службы. На улице оказались 23 155 офицеров и 22 549 унтер-офицеров. За редкими исключениями, практически никому из них не удалось поступить на службу в Бундесвер. Лишь 2,7% офицеров и унтер-офицеров все же были приняты в Бундесвер — это были технические специалисты, просто необходимые ФРГ для обслуживания той техники, которая осталась от Национальной народной армии ГДР. Остальные отправились «на гражданку», причем без зачета им стажа военной службы. Так как им не засчитали прохождение службы в ННА даже как гражданский стаж, они не смогли претендовать на нормальные вакансии и в большинстве своем были вынуждены заниматься малооплачиваемым и низкоквалифицированным трудом.

Серьезной чистке подверглась система образования, оставшаяся Восточной Германии в наследство от ГДР. Прибывшие из Западной Германии чиновники должны были установить степень благонадежности профессорско-преподавательского состава, школьных учителей, других работников института образования. В нарушение Конституции ФРГ в анкетах, которые предлагалось заполнить, задавались вопросы о политических взглядах и политической активности. Естественно, что люди, не боявшиеся признать себя коммунистами или социалистами, в вузовскую и школьную систему объединенной Германии или не допускались вообще, или допускались в исключительных случаях. Кстати, здесь имели место не только сугубо идеологические причины, но и соображения улучшения социально-экономической ситуации на западе Германии. Увольняя старых учителей и преподавателей, работавших в ГДР, по причине якобы их непригодности к образовательной деятельности, власти преследовали и цель обеспечения рабочими местами безработных учителей и преподавателей из Западной Германии, которым предлагалось переехать на восток. Кроме того, западные немцы, как предполагалось, должны были нести восточным основы нового мировоззрения, «новые культурные ценности».

Примерно таким же образом, как в армии и сфере образования, обстояло дело и в сфере правосудия. Восточногерманские юристы лишались работы, поскольку законы ФРГ существенно отличались от законов ГДР. Этим успешно пользовались их западногерманские конкуренты, которые открывали на востоке страны юридическую практику или поступали на службу в государственные юридические учреждения и правоохранительные органы.



Таким образом, несмотря на то, что официально руководство ФРГ объявило, что в Восточной Германии происходит установление демократии, на практике права и свободы граждан всячески нарушались. Восточных немцев лишали права трудоустройства по специальности, оставляли без пенсий, не засчитывали трудовой стаж, вносили в унизительные списки бывших партийных активистов и государственных служащих. Причем делалось это, в том числе, и в интересах снижения безработицы в Западной Германии.

Если уничтожение армии и изгнание офицеров, чистки в системе образования были продиктованы идеологическими мотивами, то последовавшие за объединением Германии экономические проблемы для Востока были обусловлены различиями экономик ФРГ и ГДР, а также соответствующей ролью западногерманских корпораций. Кроме того, была проведена грандиозная афера с обменом денег. Сначала власти ФРГ обещали, что будут менять марки ГДР по курсу 1:1, что очень обнадежило жителей Восточной Германии. Но, как оказалось, по этому курсу менялись лишь сбережения в 4 тысячи марок. Более крупные средства меняли уже по курсу 2 марки ГДР за 1 марку ФРГ. То есть, все сбережения и накопления бывших граждан ГДР уменьшились вдвое. Правительство их попросту ограбило.

Естественно, что это неминуемо отразилось как на уровне жизни восточных немцев, так и на их возможности освоиться в капиталистической экономике, к примеру — открыть собственное дело. Происходило стремительное обнищание и маргинализация населения Восточной Германии. До сих пор уровень жизни большинства восточных немцев отличается от уровня жизни их западных соплеменников, что отражается и на политических предпочтениях жителей Восточной Германии. После объединения Германии началось катастрофическое снижение объемов производства на предприятиях восточной части страны. Продукцию, которую выпускали предприятия бывшего ГДР, признавали не соответствующей стандартам ФРГ. Многие предприятия оказывались не в состоянии перестроить свою структуру и принципы деятельности в соответствии с изменившимися требованиями и прекращали свое существование. Другие банкротились, не выдерживая конкуренции с более динамичными западногерманскими предприятиями.

Работники восточногерманских предприятий и учреждений пополняли армию безработных. Уже к июлю 1991 г. безработица охватила более 12% трудоспособных граждан бывшей Германской Демократической Республики. При этом значительная часть работников была переведена на неполный рабочий день с целью сокращения заработной платы. По данным на 1991 год, из 8,5 млн. трудоспособных жителей Германии примерно 2,5 млн. человек были фактическими безработными — при том, что официальные цифры безработицы были, разумеется, значительно ниже. Для жителей бывшей ГДР безработица сама по себе была большим шоком, так как до объединения Германии этой проблемы в стране просто не существовало. Да, может быть граждане ГДР жили скромно, но не было столь колоссального социального расслоения, как в ФРГ, не было олигархов и нищих, безработных или бездомных людей.

На востоке Германии практически сразу же были установлены западногерманские цены, при том, что доходы восточных немцев в 1991 году составляли лишь 37% от доходов западных немцев. Уровень жизни населения в Восточной Германии резко упал, многие семьи не смогли себе позволить даже самое необходимое. Это привело к тому, что наиболее активные, квалифицированные и молодые восточные немцы направились в Западную Германию на заработки. В Восточной Германии оставалось более старое, менее квалифицированное и менее активное население, что также не способствовало экономическому развитию восточных земель. До сих пор в Восточной Германии получают меньшие зарплаты, чем на западе страны. На это, по данным исследований, жалуются уже самые молодые работающие восточные немцы — люди, родившиеся после объединения Германии, в начале 1990-х годов.



Ухудшился и психологический комфорт восточных немцев. Если в годы существования ГДР многие из них считали, что живут хуже, чем на западе, были недовольны политикой партии и правительства, то после объединения оказалось, что равными западным немцам они все равно не стали. Более того, в ФРГ долго проскальзывали и в выступлениях политиков, и в печати обвинения в адрес жителей бывшего ГДР в том, что они де поддерживали тоталитарный режим коммунистов, якобы наследовавший традиции Третьего рейха. Естественно, что такое отношение очень обижало жителей Восточной Германии, особенно представителей старшего поколения. Последние оказались примерно в той же ситуации, что и советские граждане старшего возраста после крушения Советского Союза. Вся та система ценностей и мировоззренческих установок, которая формировалась почти полвека после окончания Второй Мировой войны, вдруг оказалась предметом яростной критики, нападок со стороны средств массовой информации, массовой культуры. Сами граждане чувствовали свою ненужность, что их жизнь в ГДР прожита зря. Это влияло на общее психологическое самочувствие жителей Восточной Германии. Даже спустя двадцать шесть лет после объединения Германии многие восточные немцы признаются социологам и журналистам, что до сих пор не чувствуют себя равными западным немцам, ощущают свою второсортность в собственном, вроде бы, государстве.

Это проявляется, в частности, в достаточно распространенной ностальгии по временам ГДР. Эта ностальгия проявляется и на примитивном, бытовом уровне — в коллекционировании предметов, связанных с прошлой эпохой, в создании заведений, интерьер которых возвращает во времена ГДР, и на более осознанном уровне — в виде обстоятельной критики последствий объединения Германии в экономическом, политическом, культурном и социальном отношениях. В частности, сегодня в Германии существуют общества бывших военнослужащих и ветеранов Национальной народной армии ГДР, которые пытаются сохранить память о минувшей социалистической эпохе в истории Восточной Германии, а периодически принимают и заявления с критикой в адрес политики действующего германского руководства.

Наконец, не следует забывать и о том, что после объединения Германии территории, входившие в ГДР, столкнулись с практически незнакомыми прежде негативными тенденциями, присущими капиталистическим обществам. Безработица среди молодежи, социальная депривация способствовали существенному росту преступности. Резко выросла проституция, широко распространилась прежде практически неизвестная наркомания. Усугублялся психологический диссонанс между навязываемыми моделями потребления и невозможностью на практике реализовать культивируемые массовой пропагандой потребительские запросы. Все эти факторы также существенно ухудшали социальную ситуацию в Восточной Германии.

Восточная Германия столкнулась и с таким неизвестным в ГДР явлением, как трудовая миграция. К моменту объединения Германии, в ФРГ уже проживали внушительные диаспоры выходцев из азиатских и африканских стран, которые в 1990-е — 2000-е годы только набирали все большую численность. Восточные немцы к соседству с людьми, обладающими столь отличающейся культурой и менталитетом, были совершенно не готовы — ведь ГДР все сорок лет своего существования оставалась фактически моноэтническим государством. Кроме того, учитывая высокий уровень безработицы, восточные немцы были обеспокоены, что иммигранты будут конкурировать с ними на рынке труда, отбирая немногочисленные рабочие места. Этим, как и другими факторами, сказанными выше, объясняется куда большая симпатия к националистическим силам именно в федеральных землях, расположенных на востоке Германии. Восточная Германия стала цитаделью националистических сил, выступающих с критикой миграционной политики современной ФРГ и особо рьяно критикующих действующего канцлера Германии Ангелу Меркель.

Конечно, большинство немцев и на западе, и на востоке считают, что объединение Германии было правильным шагом. Их вполне можно понять. Единый народ, один из самых значимых не только в европейской, но и в мировой истории, немцы достойны жить в едином государстве. Но радость от объединения не всегда перекрывает тех невзгод и проблем, с которыми столкнулись восточные немцы в новой реальности. Сейчас они и их дети сполна расхлебывают последствия совершенно непродуманной политики руководства ФРГ в первые годы после объединения. В некоторых аспектах эту политику по отношению к населению бывшего ГДР можно назвать и преступной.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1137
Похожие новости
03 декабря 2016, 18:00
04 декабря 2016, 15:30
05 декабря 2016, 12:30
05 декабря 2016, 08:30
04 декабря 2016, 12:00
05 декабря 2016, 12:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
04 декабря 2016, 11:30
29 ноября 2016, 17:00
30 ноября 2016, 04:15
02 декабря 2016, 06:30
04 декабря 2016, 17:45
04 декабря 2016, 15:30
30 ноября 2016, 09:45