Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Обозреватель: хочешь видеть Украину единой, начни говорить о Сталине

Историческая память Украины динамична
Имею определенную идиосинкразию к теме исторической памяти, к политике исторической памяти. Это моя личная проблема.
Когда говорю об исторической памяти, стараюсь не входить в нарративы и дискурсы. Не спорю, что они очень важны. Но сам анализ нарративов и дискурсов часто дает нам искаженную картину, если мы не определим, насколько они релевантны к общественной перцепции и как оно воспринимается снизу. Мой пример — это книга Георгия Касьянова Danse Macabre. Который пишет, что политика Ющенко по Голодомору была провалом. На самом деле политика Ющенко была провалом во всем — за исключением Голодомора. По тому, как эта политика воспринималась снизу, мы видим, что она успешна: в Украине есть общий консенсус относительно Голодомора. И начальной точкой собственно есть законы Ющенко, — пишет Ярослав Грицак для сайта zbruc.eu.
Я пытаюсь сопоставить те нарративы, которые есть сверху, с перцепции, которая есть снизу.
Хорошим примером является работа Барбары Шацкой, известного польского социолога. Она пробовала это делать на польском материале. Ее преимущество — что в Польше эти исследования делались долгие годы, почти 50 лет. К сожалению, Украине не хватает такого системного материала. Исторические лица, исторические явления начали системно изучаться только в начале этого века. Сейчас есть гораздо меньше материала для обобщения. Но все равно можем сделать определенные осторожные выводы.
Прежде всего, в Украине нет доминантного нарратива. В Украине существуют разные модели памяти. Упрощая, можно говорить о трех: первая — это украинская национальная модель, вторая — русская имперская модель и третья — советская модель. Две последние часто сливаются в одну — и тогда мы получаем образ этих «двух Украин», западной и восточной.
Еще один аспект — в Украине сильная регионализация. Различные модели накладываются на различные регионы — и это определяет региональные особенности в Украине.
Выразив эти три предпосылки, я должен сказать, что каждая из них является верной лишь до определенной степени. Потому что в действительности каждой из них можно противопоставить и противоположный тезис, и этот противоположный тезис также будет правильным.
Например. Хотя в Украине нет доминирующего нарратива, но видно общие тенденции, динамику. Я бы описал их коротко: есть национализация пространства. Все сильнее и сильнее национальный нарратив приобретает большую значимость и восприятие. Кроме того, декоммунизация.
Второе: есть разные модели, с различным региональным, национальным, языковым уровням — часто взаимоисключающие. Но, вместе с тем, есть сильные островки консенсуса. Есть отдельные события, отдельные исторические фигуры, по которым есть консенсус как на юге, так и на севере, как на востоке, так и на западе, среди различных возрастных и языковых групп.
И третье — странное. В Украине есть сильный регионализм, но нет региона. Исключение — Галичина, частично Волынь. Ни один регион не является постоянным, он постоянно меняется. И это очень хорошо показывает, насколько историческая память в Украине динамична. Она не является стабильной. Украина является примером того, насколько историческая память может быстро меняться.
Консенсусы и разделения
Для начала посмотрим на примеры консенсуса. На те исторические события, взгляды в отношении которых совпадают среди абсолютного большинства украинцев.
Это победа СССР во Второй мировой войне. Очень важно, что большинство украинцев воспринимает термин «Вторая мировая война», а не «Великая отечественная война»… Это — крещение Руси Владимиром Великим. Провозглашение независимости Украины. И казацкая война, или, как у нас называют, национально-освободительная война под предводительством Богдана Хмельницкого.
Это те четыре консенсуса, которые имеем в течение 20 прошедших лет.
За последние 10-15 лет к ним добавился еще один консенсус — отношение к Голоду. Есть общий консенсус и на востоке, и на западе, и на севере, и на юге, что голод существовал, что он был искусственным и — важно! — что имел геноцидный характер. Количество людей, которые считают, что Голод был геноцидом, преобладает в каждом регионе, а также на Донбассе.
Что наиболее делит Украину?
Это отношение к ОУН-УПА*, в частности к Степану Бандере. И к двум Майданам.
Общий тезис: чем дальше событие от нас, тем больше консенсус. Чем ближе событие к нам, тем меньше консенсуса.
Бандера vs Сталин
То же с историческими фигурами. Позитивные консенсусные фигуры — это киевские князья Владимир Великий и Ярослав Мудрый. Это Богдан Хмельницкий. Это наша троица XIX века — Тарас Шевченко, Иван Франко, Леся Украинка. И — очень интересно — Михаил Грушевский. И — уже самое интересное — Петр Первый. Эти фигуры воспринимаются как положительные, по ним консенсус.
Вместе с тем самые негативные фигуры в украинской истории — это Иосиф Сталин и Степан Бандера.
Конечно, существуют региональные различия. Бандера является отрицательной фигурой для востока. Сталин является отрицательной фигурой для запада. Так или иначе, в абсолютных числах они оба предстают как самые негативные фигуры в украинской истории.
Третья фигура всегда меняется, эта позиция динамична. Сначала этой фигурой был Горбачев. Затем это место занял Петлюра. А в последние годы, уже после второго Майдана, — это место занимает Ленин. Таким образом, сейчас собственно Ленин и Сталин попадают в тройку самых непопулярных фигур среди украинцев.
Майдан ускорил то, что было раньше
Какие изменения происходят в общей тенденции в последние годы после Майдана?
Прежде всего, возросло незначительно количество людей, которые считают, что ОУН-УПА сыграли положительную роль в украинской истории и их следует признать силами, которые боролись за независимость Украины.
Очень сильно упало количество людей, которые ностальгируют по СССР. Но, что важно, этот процесс начался раньше, еще перед Майданом. Майдан усилил эту тенденцию.
Когда мы говорим о региональном измерении, то эта тенденция является общей для всей Украины. За исключением одного региона — Донбасса.
То же касается фигуры Сталина и Ленина. Оба являются отрицательными фигурами для всей Украины. За исключением одного региона. Surprise, surprise — Донбасс.
Моя гипотеза: мы имеем дело не столько с изменениями, которые принес Майдан, как с определенными тенденциями, которые начались еще в нулевые годы. Майдан эти тенденции ускорил, но не был стартовой точкой.
Сильная рука
Украинцы имели отрицательное отношение к Сталину еще в 90-е годы. В то время делались сравнительные опросы в Украине и России, и они показали, насколько в России тенденция положительно оценивать Сталина, настолько в Украине тенденция оценивать его негативно. Это уже тогда показало особенность Украины.
В 2011 году проводили интересный опрос. Показывали отношение к установлению памятника Сталину. Оказалось, что в каждом регионе Украины — включая Донбасс — число тех, кто негативно относился к установлению памятников Сталину, было больше, чем тех, кто относился положительно. Колебалась разница: на западе — 10 к 1, на юге — 3 к 1, на востоке — 2 к 1. Причем во всех возрастных, социальных группах.
Единственная медийная история, которая могла произвести впечатление о том, что Сталин является достаточно релевантной фигурой в Украине, было анекдотическое приключение с установлением бюста Сталину во дворе областного комитета Коммунистической партии Украины в Запорожье. Это было трудно трактовать как памятник. Считалось, что больше относится к частной инициативе, а не к общественной: он стоял во дворе, а не в каком-то публичном месте. Этот памятник установили в 2010 году. Его несколько раз разбивали. В январе 2013 года его даже взорвали. Затем восстановили. И этот бюст простоял вплоть до 25 ноября 2017 года. Его снесли только три года назад, как раз в День памяти жертв Голодомора. Этот бюст — единственный такой пример. Других не имеем.
Я предполагаю, что основное объяснение, почему Сталин так неактуален, почему он преимущественно антигерой, — это Голодомор. В украинской исторической памяти Сталин связывается с голодом 32-33 годов. Об этом свидетельствует также постоянный рост доли людей, которые считают, что голод был геноцидом.
Мне удалось найти только один контекст, в котором Сталин в украинском контексте трактуется относительно положительно. Это тогда, когда Сталин выступает как символ сильной руки. Руки, которая может «навести порядок». Исследование 2009 года показывало, что 12% украинцев видят Сталина олицетворением «сильной руки». Надо предостеречь: мы не знаем, насколько этот опрос является добросовестным. Потому проводила его компания R & B Group, которой руководил Евгений Копатько, которого называют любимым социологом Януковича; с 2017 года он является гражданином России. Впрочем, даже в этом опросе показано, что главную нишу в ожиданиях сильной руки занимает не Сталин, а Петр Первый.
Я говорю: если хочешь видеть Украину единой, начинай говорить о Сталине. Ты вдруг видишь, что он является консенсусной фигурой: Сталин занимает отрицательное место в украинской истории.
Больше, чем Шевченко
Случай Ленина гораздо интереснее. Отношение к нему значительно разнообразнее.
Ленин был самой «смобилизированной» фигурой на советском пространстве. Существуют подсчеты: перед самым распадом СССР в Украине насчитывалось около 5тысяч скульптур Ленина, было около 500 названий населенных пунктов и 7тысяч улиц, связывали с его именем. Это было больше, чем сам Шевченко.
Существовало лишь три районных центра, в которых не было памятника Ленину. При этом были областные центры, в которых не было даже памятника Шевченко.
Декоммунизация началась еще до распада СССР. Факт, который мало кто помнит: декоммунизация началась в рабочих регионах. Во время рабочих забастовок на Донбассе шахтеры начали устранять парткомы с шахт. А первый демонтаж памятника Ленину был в августе 1990 года в шахтерском городе на западе Украины — в Червонограде. Это было очень символично. Потому что первого Ленина снесли в наиболее рабочем городе.
До провозглашения Независимости волна сноса памятников Ленину в Украине охватила всю Галичину. Перед 1 декабря 1991 года в Галичине не осталось ни одного памятника Ленину.
Были два указа президентов о демонтаже памятников Ленину и изменения топонимических названий — Кравчука 1991 года и Ющенко в 2007 году. Эти акты не выполнялись последовательно, бойкотировались. Памятники Ленину остались стоять в городах, в частности в Киеве, в Днепропетровске, в Донецке. Но неправильно говорить, что только восток проигнорировал эти приказы: оставались три памятника и на Западной Украине, в частности в Хмельницком.
Переломный момент — Евромайдан. Начался снос памятников Ленину по всей Украине. Что самое важное в этом процессе, он был очень тихим. Мимо того, что большинство украинцев в 2016 году выступали против демонтажа памятников и против переименования городов, однако снос памятников Ленину в Украине прошел без акций протеста. За исключением одного незначительного случая в поселке на границе с Молдовой.
Я делал отдельное исследование — мне было интересно посмотреть, как развивалась логика «русской весны» на востоке и на юге страны. Оказалось, что в большинстве городов, где происходили «антимайданы», потенциал мобилизации был очень низким — в лучшем случае, 200-300-500 человек. Большинство оставалось равнодушным.
Ленин — это память о памяти. Эту память очень трудно активизировать.
Итак, случаи Сталина и Ленина подтверждают, что в Украине нет доминантного нарратива. Возможны консенсусы. И память очень динамична.
Мой вывод, впрочем, будет касаться других тезисов.
Почему я отношусь к исследованию исторической памяти с определенным скепсисом? Потому что для меня — и не только для меня — преодоление прошлого не является коррекцией памяти. А это, в первую очередь, радикальные решительные реформы.
Опыт Украины показывает: чем меньше реформ, тем больше исторической памяти. Потому что это эмоционально, это действует, этим легко мобилизовать электорат.
В Украине существует потенциал «третьей Украины». Украины не востока, не запада — Украины центральной. Не только географически, а политически. Которая может творить и иметь консенсус, создавать новый нарратив.
* запрещенная в РФ организация, прим. ред.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
292
Похожие новости
21 января 2021, 03:00
20 января 2021, 23:15
20 января 2021, 21:15
20 января 2021, 21:15
20 января 2021, 17:30
21 января 2021, 03:00
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
21 января 2021, 03:00
20 января 2021, 11:45
20 января 2021, 15:30
20 января 2021, 11:30
20 января 2021, 15:30
Новости СМИ
 
Популярные новости
18 января 2021, 12:15
14 января 2021, 15:15
16 января 2021, 07:00
17 января 2021, 03:45
16 января 2021, 03:15
15 января 2021, 15:45
17 января 2021, 15:15