Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Очень медленный цифровой рубль

Как и зачем Центральный банк перетянет деньги из коммерческих банков на себя
Алексей Долженков
Банк России будет вводить цифровой рубль постепенно — чтобы банковская система смогла к нему адаптироваться. Об этом представители ЦБ рассказали на недавней презентации Концепции цифрового рубля. Концепция разработана в том числе по результатам обсуждения консультативного доклада ЦБ «Цифровой рубль». Подробнее о вариантах реализации цифрового рубля и о необходимости его внедрения можно прочитать в статье «ЦБ будет чеканить блокчейн-монеты» («Эксперт» № 6 за 2021 год).
На презентации Концепции цифрового рубля первый заместитель председателя ЦБ Ольга Скоробогатова напомнила, что цифровой рубль станет третьей формой денег, в дополнение к наличным и безналичным рублям. Он будет эмитироваться непосредственно ЦБ (как наличные рубли) в виде цифровых токенов, будет являться обязательством ЦБ (традиционные безналичные рубли являются обязательствами коммерческих банков) и будет сочетать в себе свойства наличных и безналичных средств.
На этот раз Банк России впервые четко обозначил, зачем же в России вводится цифровой рубль. По его мнению, цифровой рубль должен обеспечить решение пяти ключевых задач: возможность доступа к цифровому кошельку через любую финансовую организацию; повышение скорости расчетов; возможность расплачиваться за товары и услуги в офлайн-режиме; упрощение создания инновационных сервисов и снижение транзакционных издержек. Сразу оговоримся: для граждан появление цифрового рубля долгое время не будет означать ровным счетом никаких изменений в их привычной жизни, покупках и банковских операциях. Добавится еще один способ расплачиваться и переводить деньги — быстрый, но с ограниченным функционалом, что-то вроде еще одной Системы быстрых платежей (СБП). Но вот финансовую систему он может в перспективе изменить довольно сильно.
«В концепции есть несколько ответов на ключевые вопросы, которые участники рынка задали Банку России в ответ на доклад для общественных консультаций. Банк России позиционирует цифровой рубль не только как проект по запуску новой формы денег, но и по созданию новой инфраструктуры», — отмечает руководитель направления исследований Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики «Сколково–РЭШ» Егор Кривошея.

Модель D

В своей концепции ЦБ подтвердил, что для реализации выбрана двухуровневая розничная модель цифрового рубля (Модель D в консультативном докладе). Ее поддержали 84% респондентов при обсуждении консультативного доклада.
На первом уровне находится Банк России. Он является оператором платформы цифрового рубля и его эмитентом, он же подключает к платформе финансовые организации и Федеральное казначейство, определяет правила, по которым проводятся операции с цифровым рублем, политику информационной безопасности и киберустойчивости.
На втором уровне располагаются финансовые организации (вначале только банки) и Федеральное казначейство. Федеральное казначейство является специальным участником платформы, оно осуществляет операции со своего кошелька, обеспечивает деятельность бюджетных организаций. Финансовые организации работают непосредственно с населением и бизнесом — открывают и пополняют их кошельки, расположенные на платформе цифрового рубля; проверяют клиентов на предмет соблюдения ПОД/ФТ/ФРОМУ (Противодействие отмыванию доходов, финансированию терроризма, финансированию распространения оружия массового уничтожения) и валютного законодательства; проверяют электронные подписи клиента, лимиты и реквизиты по операциям; делают переводы и платежи по поручению клиентов, ну и защищают их средства от мошенничества. То есть делают все то же самое, что и сейчас, но с одним важным отличием: безналичные деньги хранятся на счетах клиентов в самих банках, а цифровые рубли будут храниться в кошельках в ЦБ (см. схему 1).
Подключение финансовых посредников, внедрение офлайн-режима, обеспечение обмена цифрового рубля на иностранную валюту и возможности открытия кошельков клиентам-нерезидентам — все это отдаленные планы на второй этап.

Как получить цифровой рубль

Чтобы понять, как это все будет работать, рассмотрим несколько стандартных операций с цифровым рублем. Начнем с эмиссии цифрового рубля. Она происходит в момент, когда банк покупает цифровые рубли у Банка России. С корреспондентского счета банка в ЦБ списывается сумма, и точно такая же сумма цифровых рублей зачисляется на цифровой кошелек банка.
Дальше рассмотрим приобретение цифровых рублей клиентом. Для начала клиент в мобильном приложении любого банка, в котором обслуживается, открывает себе кошелек на платформе цифрового рубля. Напомним, что такой кошелек может быть только один, а доступ к нему можно получить через любой банк, не обязательно тот, в приложении которого кошелек был открыт.
Если быть совсем точным, то для совершения офлайн-операций у клиента будет второй отдельный кошелек, но на операции по нему могут быть наложены ограничения (например, может быть установлен размер максимального остатка). Впрочем, как рассказала Ольга Скоробогатова на презентации, на первом этапе внедрения цифрового рубля на основной кошелек клиентов тоже будут наложены ограничения. Надо признать, что это планируют делать и центральные банки других стран при внедрении своих цифровых валют. Банк России для управления ликвидностью установит ограничение по сумме безналичных рублей, которые можно будет перевести в цифровые рубли на свой кошелек. Ограничений на объемы операций с цифровыми рублями, уже находящихся на цифровом кошельке, не предполагается.
После открытия цифрового кошелька клиент (все так же в приложении любого банка) отправляет заявку на пополнение своего цифрового кошелька. Банк списывает со счета клиента соответствующую сумму безналичных рублей и зачисляет на его кошелек такую же сумму цифровых рублей со своего собственного кошелька. Вся эта процедура, от эмиссии до покупки цифровых рублей клиентом, в точности напоминает то, что происходит, когда клиент снимает наличные рубли в кассе банка или в банкомате — если совсем грубо, происходит обмен одних видов денег на другие.
Но важно, что при этом деньги (в виде безналичных рублей коммерческого банка) из денежной массы переходят в денежную базу (в виде наличных купюр/монет или цифровых рублей Банка России). Разница лишь в том, что с цифровыми рублями это происходит в электронной форме, а не виде физических купюр и монет. Общее количество денег в экономике при этом не меняется. «Если технологически система будет построена так, что одномоментная или достаточно быстрая и эффективная эмиссия будет невозможна, то это может несколько повысить предложение денег, так как Центральному банку придется выпускать какую-то часть цифровых рублей заранее», — добавляет Егор Кривошея.
Перевод между цифровыми кошельками физических лиц или между кошельками физлиц и бизнеса при оплате товаров и услуг выглядит совсем просто. Банк после соответствующих проверок (ПОД/ФТ/ФРОМУ) передает заявку клиента на платформу цифрового рубля, и там происходит перевод суммы с одного кошелька на другой.
Размер комиссий по операциям с цифровым рублем будет установлен Банком России позже. Известно только, что они будут устанавливаться по единым правилам. Предварительно: переводы между физическими лицами будут бесплатными, а за переводы при оплате товаров и услуг комиссия будет не выше, чем в Системе быстрых платежей. Сегодня в СБП размер комиссии по таким переводам 0,4–0,7%, что, по словам Ольги Скоробогатовой, в два-три раза меньше, чем эквайринговые комиссии.
Механизм офлайн-операций с цифровым рублем пока окончательно не определен. Точно известно только то, что для этого будет открываться отдельный кошелек. Нет также окончательного представления, как на платформе цифрового рубля будут реализованы смарт-контракты. Одним из вариантов использования смарт-контрактов может быть маркировка цифровых рублей, которая позволит устанавливать условия их расходования. Тогда для любого цифрового рубля можно будет установить, на что его можно потратить, а на что нельзя, куда его можно перевести, а куда нельзя.

Умолчим о блокчейне

С технологиями, на основе которых будет реализована платформа цифрового рубля, полного понимания тоже пока нет. Конечно, в концепции ЦБ написано, что с учетом оценки производительности решений на базе распределенных реестров и анализа информации о практическом опыте ряда центральных банков наиболее предпочтительным на данном этапе является использование гибридной архитектуры — комбинация распределенных реестров и централизованных компонентов.
В концепции даже есть общее описание архитектуры прототипа платформы цифрового рубля с указанием функций участников платформы и ключевых узлов, но при желании платформа с такой архитектурой вполне может быть реализована и без использования технологии распределенных реестров (DLT). Слово «блокчейн» (наиболее раскрученный в СМИ вид распределенных реестров) в концепции вообще не употребляется. Впрочем, это к лучшему: во всех серьезных материалах используют как раз более общий термин — «технологии распределенных реестров», чтобы избежать лишнего хайпа. Напомним еще раз, что по своим экономическим свойствам цифровые валюты центральных банков полностью отличаются от криптовалют. Единственное, что у них может быть общего, — реализация части функционала на технологии распределенных реестров, причем даже это совсем не обязательно.
«Большое количество ИТ-компаний заявляет, что у них есть готовые решения. По факту мы поняли, что таких готовых решений даже для прототипа цифрового рубля нет и, наверное, быть не может. Никто и никогда не решал эту задачу. Все пытались решать другие задачи с использованием распределенных реестров, — рассказала на презентации Ольга Скоробогатова. — Даже если мы будем использовать какие-то технологии или какие-то технические решения, то это будут решения с открытыми кодами, которые мы сами будем дорабатывать и развивать».
Что очень важно, в концепции серьезное внимание уделяется вопросам обеспечения информационной безопасности и киберустойчивости платформы цифрового рубля. «Мне бы хотелось отметить, что в новом докладе появились разъяснения о принципах работы с ключевой информацией и сертификатами информационной безопасности, которые используются для доступа к кошелькам цифрового рубля и осуществления расчетов в офлайне. Это большой шаг, который уже сейчас позволяет банкам начать работу над архитектурой своих собственных приложений для работы с цифровым рублем и (или) встраивания в существующие приложения», — рассказывает основатель и CEO финансового сервиса Aximetria Алексей Аксельрод.
Создание прототипа платформы цифрового рубля должно завершиться уже в декабре 2021 года. К январю 2022-го будут разработаны изменения в законодательство РФ. В первом квартале 2022 года прототип платформы цифрового рубля уже должен быть запущен в тестовое использование. Тестирование будет проводиться совместно с участниками финансового рынка в течение всего 2022 года, и только по его завершении будет сформирована дорожная карта внедрения цифрового рубля.
Стоимость и сроки реализации целевой платформы цифрового рубля Банк России пока назвать не готов, они будут определяться по результатам пилота.

Токенизация безнала

Отдельно стоит остановиться на роли Федерального казначейства во всей этой истории. В концепции казначейство прописано как специальный участник платформы. «Эксперт» недавно писал об усилении роли казначейства в финансовой системе страны (см. «Казначеи оседлали биржу», «Эксперт» № 11 за 2021 год). За счет перехода на Единый казначейский счет, роста операций на бирже и кредитования субъектов федерации казначейство превращается в полноценный госбанк. Однако именно эта его роль будет препятствовать переводу бюджетных средств в цифровой рубль. Ведь в текущей концепции не предусмотрена возможность начисления процентов на остатки по счетам и кредитования в цифровом рубле. Впрочем, технических препятствий для этого нет, а изменить регулирование при необходимости будет не так сложно. В целом было бы логично ожидать, что некая часть расходов консолидированного бюджета РФ в 2023 году (более 42,6 трлн рублей) осуществлялась бы в цифровом формате. Даже один процент этой суммы составит 400 млрд рублей — больше, чем бюджетные инвестиции на Комплексный план развития магистральной инфраструктуры в 2023 году.
«Федеральное казначейство, сайт “Госуслуги”, ЕСИА и ЕБС будут способствовать тому, что часть традиционных банковских услуг может превратиться в “государственные сервисы”. “Окрашивание” цифровых рублей будет способствовать более жесткому контролю за расходованием средств и сбором налогов, — рассуждает заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга, профессор. РАНХиГС Константин Корищенко. — Но заменить традиционную банковскую систему они не смогут, поскольку ключевая функция банков, риск-менеджмент, связана с принятием рыночных решений и государством выполняется чаще всего основываясь не на рыночных принципах, а на базе политической целесообразности. Либо с завышенными требованиями по рискам, когда это связано с социальными последствиями».
Другой важный момент — довольно широко обсуждаемая возможность токенизации обычного безналичного рубля, то есть превращения всех безналичных рублей в цифровые, но при этом они все так же останутся обязательствами коммерческих банков, а не Центрального банка. Одним из главных инициаторов этой темы еще при дебатах вокруг консультативного доклада ЦБ был Сбер. Токенизация безналичных рублей упоминается и в Концепции цифрового рубля. Сразу отметим: Банк России готов обсуждать эту тему, но рассматривает ее совершенно отдельно от цифрового рубля и явно настроен на продолжительные дебаты с участниками финансового рынка перед принятием окончательного решения, разрешить банкам собственные «койны» или нет.

Банки в минусе

В качестве основных технологических рисков цифрового рубля ЦБ выделяет недостаточную производительность технологии распределенных реестров, сложность обеспечения конфиденциальности в распределенных реестрах, сложность офлайн-операций, сложность массового производства российского аппаратного обеспечения. Для снижения этих рисков архитектура будет гибридной плюс будет проведен целый ряд исследований.
Но для банковской системы гораздо более важен риск оттока из нее ликвидности. Сами банки предпочитают не обсуждать тему цифрового рубля. В ЦБ признают, что частичное замещение цифровым рублем безналичных денег повлияет на ликвидность банковского сектора, что, в частности, приведет к снижению текущего объема структурного профицита и даже, возможно, к переходу к структурному дефициту ликвидности.
Для снижения этого риска Банк России будет вводить цифровой рубль в обращение постепенно. Как уже упоминалось, возможно, будут введены ограничения на перевод безналичных рублей в цифровые. Предполагается, что постепенность даст банкам возможность адаптироваться, скорректировав структуру своих балансов. Сам Банк России собирается компенсировать отток ликвидности из банков инструментами денежно-кредитной политики (видимо, прежде всего кредитами ЦБ). Важно отметить, что ошибка в расчетах, с какой именно скоростью нужно вводить цифровой рубль, или потеря контроля за процессом в случае ажиотажного спроса могут очень дорого обойтись российским банкам.
«Снижение активности пользователей безналичных денег — и торгово-сервисных предприятий, и населения — в связи с переходом на цифровые деньги может снизить обороты, а также сократить суммы, хранящиеся на депозитах, и сделать традиционный банковский бизнес менее прибыльным», — предупреждает Егор Кривошея.
Есть эксперты, которые считают, что, если растянуть внедрение цифрового рубля во времени, он не нанесет большого вреда банкам. «Серьезных потерь с точки зрения сокращения их пассивов для фондирования активных операций банки не испытают, — считает эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Илья Медведев. — Если же в обозримом будущем все население и предприятия будут пользоваться только цифровыми рублями (а цифровой рубль вводится все-таки как третья форма денег, а не замещающая), то коренным образом трансформируется и идея цифровых рублей с точки зрения возможностей фондирования активных операций банками (появится, например, возможность предоставления кредитов в цифровых рублях)».
С ним согласен и Егор Кривошея. «Вряд ли можно ожидать, что запуск цифровых валют вытеснит бизнес традиционных безналичных платежей. Даже с наличным оборотом замещение наличных денег безналичными до сих пор продолжается, несмотря на то что во многих странах этот процесс начался более тридцати лет назад. Цифровые и безналичные валюты будут сосуществовать как минимум продолжительное время, если не всегда», — считает Егор Кривошея.
В концепции есть еще один важный момент. По мнению ЦБ, создание дополнительной платежной инфраструктуры для цифрового рубля будет способствовать устойчивости, надежности и бесперебойности функционирования платежной системы и денежных расчетов в стране и сыграет важную роль в поддержании финансовой стабильности в целом. По всей видимости, Банк России считает, что чем больше независимых от благополучия отдельных банков платежных инфраструктур, тем лучше.
Как отмечает Константин Корищенко, платежи через банки и хранение денег в банках по определению связаны с рисками. По его мнению, переход на цифровой рубль существенно снижает эти риски и повышает финансовую стабильность; кроме того, можно будет реформировать систему страхования вкладов. В свою очередь, Илья Медведев предполагает, что ЦБ под стабильностью больше понимает ограничение перераспределения средств в иностранные цифровые валюты. Председатель Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов, научный руководитель Центра технологий распределенных реестров СПбГУ Виктор Достов добавляет, что стабильность может увеличиться за счет устранения ненадежных посредников (читай: банков), более жесткой прямой монетарной политики и экзотических пока инструментов — например, технологической инфляции или дефляции цифрового рубля. В качестве примера он приводит электронный юань, который может иметь срок годности.
Однако возникает вопрос: если ЦБ будет еще больше контролировать коммерческие банки через вливания ликвидности, зачем они вообще нужны? Интересно отметить, что отток ликвидности ЦБ готов обсуждать, а вот все вопросы о снижении прибыльности банковского бизнеса при введении цифрового рубля он полностью игнорирует.
«Зарабатывать и получать прибыль в транзакционном бизнесе, к тому же возникшем по инициативе регулятора, гораздо сложнее, чем на поляне привычных для банков кредитных продуктов», — говорит Алексей Аксельрод. А ведь может получиться так, что за коммерческими банками в экосистеме цифрового рубля останется только непосредственное общение с клиентами (фронт-офис), ПОД/ФТ/ФРОМУ и роль технического брокера, чем сам ЦБ совсем не хочет заниматься. Никакой прибыли тут нет. Не грозит ли банкам судьба биржевых брокеров, которые тоже являются просто провайдерами приказов на биржу, а зарабатывают в основном на консультациях, структурных продуктах и доверительном управлении? Не придем ли мы в итоге все равно к одноуровневой системе (банков нет, остался только ЦБ) или к двухуровневой, где останутся только ЦБ, Федеральное казначейство и пара госбанков?
«Банки, скорее всего, потеряют значительную часть функционала по проведению платежей и ликвидность, хранящуюся клиентами на текущих счетах. Должны будут поднять ставки по депозитам. Сохранят функционал по кредитованию, но маржа уменьшится. Сохранят контрольную функцию — “знай своего клиента”, ПОД/ФТ. В целом в такой модели выживут либо узкоспециализированные высокотехнологичные банки с низкими издержками, либо очень крупные банки, способные на создание и поддержание экосистем», — уверен Константин Корищенко.
Вообще, сейчас заниматься предсказаниями будущего финансовой системы, в которой цифровой рубль предположительно будет играть большую роль, довольно сложно. «В экосистеме цифрового рубля крайне много точек/переменных, которые не определены, а их возможные значения опираются на теоретически возможные сценарии, — рассказывает Алексей Аксельрод. — Сейчас никто из участников не может внятно объяснить, чем для среднего вкладчика лучше разместить его двадцать тысяч рублей в цифровом рубле, а не на счете в одном из госбанков».
«С появлением цифрового рубля банки теряют часть функционала. Логика развития будет постепенно сводить двухуровневую модель к одноуровневой — большинству банков будет невыгодно в такой схеме работать. Возможно, несколько банков останутся в роли агентов ЦБ — они будут за вознаграждение делать работу типа онбординга клиентов, ПОД/ФТ и другое, что ЦБ не готов брать на себя, — рассуждает Виктор Достов. — Но по мере роста онлайна, более плотного вовлечения клиентов в сервисы цифрового рубля, развития машинного анализа и удаленных систем идентификации все это будет все менее нужным. В перспективе большинство средств перетечет в платежную систему нового поколения, но будет ли это цифровой рубль или что-то другое, пока сказать сложно».


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

253
Похожие новости
08 июня 2021, 13:30
29 мая 2021, 18:00
15 июня 2021, 08:45
31 мая 2021, 17:15
08 июня 2021, 17:15
07 июня 2021, 18:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
13 июня 2021, 16:00
11 июня 2021, 19:30
12 июня 2021, 20:00
12 июня 2021, 08:45
17 июня 2021, 08:45
11 июня 2021, 19:15
13 июня 2021, 07:30