Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Очередное подтверждение объективности «российского» расследования

Если послушать президента Трампа, агент ФБР Питер Стрзок (Peter Strzok) был с самого начала решительно предвзят против него лично и его кандидатуры. Трамп написал про Стрзока немало твитов уничижительного содержания и по крайней мере дважды намекал на то, что его роль в расследовании российского вмешательства в выборы 2016 года имела только одну цель: помешать ему стать президентом.
Во время президентской кампании 2016 года Стрзок стал ключевым игроком двух противоборствующих расследований. Он участвовал в первичном расследовании дела об использовании госсекретарем Хиллари Клинтом частного почтового ящика и начал расследование возможной связи президентской кампании Трампа и российских попыток повлиять на исход выборов. После этого он оказался вовлечен в расследование спецпрокурора Робера Мюллера (Robert Mueller), ставшее его продолжением. Однако когда Мюллер узнал, что Стрзок отправлял коллеге по ФБР Лизе Пейдж (Lisa Page), с которой имел связь на стороне, сообщения с оскорбительной критикой в адрес Трампа, он отстранил его. Это произошло год назад.
Трамп представил тексты Стрзока как свидетельство вопиющей необъективности и пристрастности расследования. В июне президент ретвитнул особенно красноречивую, по его мнению, цитату.
Спустя две недели, уже в июле, Трамп процитировал журналиста «Фокс Ньюс» Эндрю Наполитано (Andrew Napolitano), который риторически спрашивал, нет ли сговора между ФБР и министерством юстиции Обамы с целью не пустить Дональда Трампа к президентству. Центром этого сговора объявлялся Стрзок.
Даже если таковой сговор и имел место, то, очевидно, он не сработал. Трамп благополучно уселся в президентское кресло, и до выборов никто и не подозревал о самом существовании такого расследования. Если же Стрзок добивался закрыть Трампу дорогу в президенты, он потерпел в этом жестокую неудачу.
В письменном заявлении, сделанном перед дачей показаний Комитету по надзору за деятельностью государственных органов Палаты представителей Конгресса, Стрзок отметил, что не ставил перед собой цель воспрепятствовать победе Трампа. Более того, по его словам, он, напротив того, был в числе тех немногих, кто мог бы «слить» данные о расследовании — сочти он нужным опубликовать компромат на Трампа.
«Летом 2016 года, — пишет Стрзок, — я был в группе людей, которые знали подробности российского вмешательства в выборы и были осведомлены о связях со штабом Трампа и его предвыборной кампании. Эти данные могли бы пагубно сказаться на кампании господина Трампа и привести к его поражению. Но даже сама мысль об этом не пришла мне в голову».
Разбить этот аргумент будет чрезвычайно сложно.
Перед днем выборов поползла молва, что в президентской гонке каким-то образом замешана Россия, и что президент Путин жаждет победы Трампа. Были и слухи — на уровне теорий — что и сам Трамп не прочь заручиться российской поддержкой или даже сам ее добивается. Однако под финиш предвыборной гонки на первый план в расследованиях против Трампа и Клинтон всплыли новости, которые и предопределили ее исход.
На Хэллоуин 2016 года «Нью-Йорк Таймс» (New York Times) подытожила все известное о российском вмешательстве (чему за месяц до этого неожиданно посвятило целое заявление само правительство). Однако уже один заголовок публикации говорил в пользу Трампа: «ФБР не нашло явных улик связи Трампа с Россией».
«Ни одно из расследований не выявило убедительных доводов в пользу сговора господина Трампа с российским правительством», — сообщалось в статье. Уже после инаугурации, конечно, мы узнали больше о русском следе кампании Трампа — включая членов его семьи. Однако тогда эта публикация задушила слухи о его тайной мотивации.
Другая же история в то время казалось еще важнее. За несколько дней до вышеупомянутой публикации бывший директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) заявил, что ФБР изучает электронную переписку с участием Клинтон, найденную на ноутбуке бывшего конгрессмена от штата Нью-Йорк Энтони Винера (Anthony Weiner). Спустя еще пару дней Коми объявил, что его оценка поведения Клинтон не изменилась даже в свете полученных данных — однако урон уже был нанесен. Заявление Коми впоследствии назвали поворотным пунктом президентской гонки.
Немаловажная подробность: черновик письма Коми Конгрессу, как сообщается, написал сам Стрзок.
Поскольку об истинных масштабах расследования против Трампа американцы узнали лишь после выборов, ругательские тексты Стрзока, откровенно направленные против Трампа, чаще всего рассматриваются в свете уже известных данных. Говоря другим языком, ведутся сплоченные попытки хоть как-то объяснить противоречие, на которое указал сам Стрзок: если он в самом деле желал поражения Трампу, почему же он не пустил в ход имеющиеся у него средства? И еще: зачем тогда предпринимать действия, которые могут навредить Клинтон?
Мы пытались разобраться в этом вопросе в прошлом месяце, проанализировав несколько возможных объяснений. Самая популярная версия: Стрзок не рассчитывал, что Клинтон может проиграть. Коми также объяснял, что, оглашая сведения о ноутбуке Винера, также исходил из того, что Клинтон одержит победу.
Но это значит рассматривать президентскую гонку в контексте 28 октября, а не 4 ноября.
Когда Коми сделал свое судьбоносное заявление, национальные опросы общественного мнения свидетельствовали о небольшом перевесе в пользу Клинтон. Ей сулили победу, однако, как отметил сайт 538, Трамп сохраняет шансы даже по результатам этих опросов. Даже 28 октября шансы Трампа на победу расценивались как один к пяти, а к 4 ноября и вовсе выросли до одного к трем.
Если вы — агент ФБР и располагаете данными о том, что советник кампании Трампа знает о переписке Клинтон, украденной русскими, о том, что бывший руководитель кампании Трампа как-то повязан с русскими, о том, что идет масштабная слежка за другим бывшим советником, или бог знает что еще из репертуара ФБР — то почему бы вам не предать эти данные огласке, раз кандидаты идут ноздря в ноздрю? То, что шансы Клинтон на победу далеко не 90% (как нередко утверждалось), было известно всем, и если вы всем сердцем желаете Трампу проигрыша и при этом обладаете сведениями, которые, как вам кажется, могут его остановить — то что же вам мешает?
Однако нет никаких данных о том, что Стрзок слил хотя бы часть имеющейся у него информации. Даже если предположить, что Стрзок и Коми раскрыли данные о ноутбуке Винера, будучи уверены в победе Клинтон, то уже через неделю ситуация в корне изменилась. И все же похоже, что Стрзок не принимал никаких усилий для огласки.
Контраргументы Трампа строятся на том, что Стрзок якобы был предвзят, а это якобы бросает тень на все расследование, включая ту его часть, что прошла уже под руководством Мюллера. Как явствует из опроса, выполненного газетой «Вашингтон Пост» и Школой Шара, это опровержение изменило восприятие самого расследования. Почти половина американцев считают, что его запустили просто для отвода глаз, и что за ним ничего серьезного нет.
Если предположить, что расследование тенденциозно вследствие участия в нем Стрзока, то, выходит, что сам Стрзок считал его способом не пустить Трампа к президентству и, что еще важнее, был готов приложить к этому все усилия. Однако, как отмечает он сам, в решающий момент, когда он мог всерьез разрушить политические амбиции Трампа, он ничего для этого не предпринял.
Значит, логичнее всего будет исходить из того, что расследование было именно тем, на чем настаивает Стрзок и другие — попыткой разобраться, сознательно в лагере Трампа принимали попытки российского вмешательства или нет.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

381
Похожие новости
17 сентября 2018, 23:15
19 сентября 2018, 02:45
18 сентября 2018, 21:15
19 сентября 2018, 00:00
17 сентября 2018, 23:15
18 сентября 2018, 15:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 сентября 2018, 15:00
17 сентября 2018, 04:00
16 сентября 2018, 11:00
14 сентября 2018, 18:15
14 сентября 2018, 15:00
17 сентября 2018, 09:00
13 сентября 2018, 09:15