Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Охота на нацистов 2.0

Задержание в Италии украинского нацгвардейца с двойным гражданством Виталия Маркива (на фото) вызвало в Киеве истеричную реакцию. И дело не столько в самом факте ареста, сколько в тенденции, которую это символизирует – западные правоохранительные органы при определенных обстоятельствах начали открывать глаза на преступления тех, кто еще недавно считался в Европе «героями».
Карающая длань европейского правосудия настигла украинского военнослужащего в аэропорту Болоньи, когда он прилетел на Апеннины в гости к матери, вышедшей некогда замуж за итальянца, и обеспечившей тем самым сыну итальянский паспорт. По информации СМИ, Маркива обвиняют в убийстве в 2014 году под Славянском итальянского фотокорреспондента Андреа Рокелле и его переводчика Андрея Миронова.
Рокелле и Миронова убили в мае 2014-го в районе села Андреевка, под Славянском, где в то время шли бои между ополчением Донецкой Народной Республики и украинскими силовиками из ВСУ и Нацгвардии. Незадолго до своей гибели Рокелле в сопровождении Миронова и французского фотографа Вильяма Рогулена выдвинулся к месту ведения боевых действий, чтобы выяснить, кто незадолго до этого совершил минометный обстрел мирного населения. О том, что произошло затем, мир узнал изначально из интервью с Рогуленом, опубликованным La Stampa (на русский язык оно было переведено «Инопрессой»):
«В тот день, в субботу, мы вместе поехали, чтобы сделать репортаж о гражданских, которых здесь обстреляли несколько дней назад из минометов. Нас самих обстреляли. Как только мы вышли из машины, мы сразу же услышали выстрелы из Калашникова. Потом начался минометный обстрел. Мы спрятались во рву. Потом те, кто стрелял, скорректировали огонь, и гаубичный снаряд разорвался прямо в центре рва. Их двоих, несчастных, засыпало осколками. Меня ранило в обе ноги, и я начал кричать: «Мы журналисты!» – и размахивать фотокамерой. Я убежал».
Позже французский фотограф, убегая в сторону противоположную той, с которой по журналистам стреляли, натолкнулся на ополченцев, которые потребовали, чтобы он быстрее покинул зону обстрела. В местном госпитале Рогулену оказали медицинскую помощь.
Давая интервью, Рогулен подчеркнул, что в той стороне, откуда по корреспондентам велся огонь, находились именно украинские силовики.
Рим тогда официально потребовал от Киева провести расследование убийства Рокелле, однако украинские правоохранительные органы немного потянули время, а затем отправили в Италию отписку, в которой преступление было представлено случайным военным инцидентом, фактически – несчастным случаем.
И тогда за дело взялись итальянские следователи. По просьбе Элизы и Рино – родителей Андреа – расследованием занялась оперативная группа Милана и прокуратура Павии.
Родители убитого фотокорреспондента заявили, что речь шла не о несчастном случае, а о «прицельном нападении». Андреа делал снимок захваченного украинскими силовиками поезда и, судя по всему, сфотографировал что-то такое, огласки чего не хотели боевики ВСУ и Нацгардии. Тогда по журналистам и был произведен ряд выстрелов. Военные накрыли огнем сначала машину корреспондентов, а затем – ров, в котором те спрятались от обстрела. Свидетельские показания Рогулена приобщены к материалам дела, которое ведется под руководством полковника Паоло Сторони.
Маркив, естественно, не может быть единственным виновным в убийстве Рокелле и Миронова. Очевидно, итальянские правоохранительные органы объявили охоту на всех участников рокового обстрела 24 мая 2014 года.
Что характерно, находясь в другой стране, и встречая препятствия со стороны украинских правоохранителей, итальянские полицейские и прокуроры тем не менее сумели установить пофамильно участников того обстрела. И это – более чем тревожный признак для всех прокиевских силовиков...
В украинских СМИ сразу после трагедии по традиции обвиняли в обстреле «сепаратистов»; потом, когда показания французского фотокора лишили пропагандистов такой возможности, просто стали замалчивать произошедшее. Теперь же, когда молчать больше нельзя, украинские медиа транслируют позицию представителей Нацгвардии, утверждающих, что у батальона имени Кульчицкого, в составе которого под Славянском воевал Виталий Маркив, банально не было минометов – а значит, обстрел было вести не из чего. Однако данный довод сложно назвать убедительным. Во-первых, на скандально известном украинском сайте «Информационное сопротивление» по сей день в открытом доступе висит статья «Бои местного значения» за сентябрь 2014 когда, в которой описываются будни нацгвардейцев из того же батальона имени Кульчицкого и еще нескольких «добровольческих» подразделений НГУ. В материале несколько раз подчеркивается наличие у нацгвардейцев минометов, крупнокалиберных пулеметов, ПТУРов. Что характерно, в той же статье один из добровольцев рассказывает, как ему помогает воевать «Италия». Обратите внимание: в статье на «ИС» описываются события, происходящие всего через три месяца после убийства Рокелле. Во-вторых, даже если у нацгвардейцев под Славянском действительно не было «своих» минометов, это не никак не могло им помешать убить итальянского фотокорреспондента, объединившись с бойцами 95-й аэромобильной бригады ВСУ – сотни публикаций в СМИ свидетельствуют о том, что данные подразделения там действовали совместно. Боевики НГУ могли, например, корректировать огонь минометов или стрелять по журналистам из автоматов, пока их «побратимы» из 95-ой бригады заряжали миномет. В-третьих, о том, что Рокелле убили именно из миномета, заявляет преимущественно украинская сторона. Рогулен же говорит о том, что их обстреливали «гранатами». Возможно, это «трудности перевода», а может – стреляли действительно из гранатомета, и тогда последний довод представителей Нацгвардии – яйца выеденного не стоит.
В любом случае, мы сейчас занимаемся просто умозаключениями.
Судя по тому, как уверенно 15 сотрудников итальянской полиции задержали своего соотечественника с украинскими корнями прямо в аэропорту, следствие располагает по делу вполне конкретной информацией, которая, скорее всего, в ближайшее время будет официально оглашена.
Виталий Маркив – родом из Хороста Тернопольской области. В 2003 году его семья (сам Виталий, его мать и сестра) отправилась на заработки на Апеннины. Там мать вышла замуж за гражданина Италии. Виталий окончил технологический колледж, а в день своего 18-летия получил итальянский паспорт. Затем работал диджеем и тренером в спортклубе. В 2013 году – отправился на Украину, чтобы принять участие в событиях на Майдане. После государственного переворота записался добровольцем в 1-й батальон оперативного назначения Нацгвардии Украины (позже названный в честь генерала НГУ Сергея Кульчицкого) и восстановил украинские документы, обретя таким образом двойное украино-итальянское гражданство. Маркив – сержант НГУ МВД Украины, службу проходил на должности заместителя командира взвода. В гости к родственникам в Италию отправился, находясь в отпуске. Полет, как мы уже знаем, для него закончился «так себе». За соучастие в убийстве соотечественника, согласно уголовному кодексу Италии, Виталию грозит от 15 лет лишения свободы до пожизненного заключения – так что в сотрудничестве со следствием он будет кровно заинтересован. А если он заговорит, то многие неблаговидные факты о деятельности украинских властей и силовиков могут всплыть на международном уровне...
Параллельно с делом об убийстве Рокелле на Западе развивается еще два правовых процесса, связанных с постмайданной Украиной.
В Польше по запросу официальной Вены был задержан бывший австрийский военный с ультраправыми взглядами, служивший в Косово, затем – охранявший суда у побережья Сомали, воевавший в составе курдских группировок в Сирии и Ираке, а потом – присоединившийся к украинским силовикам и убивавший безоружных людей в Донбассе. За преступления, совершенные под Донецком, он и был задержан польскими силовиками. Теперь его судьбу решит суд.
А парижская Фемида признала виновной в клевете на режиссера Поля Морейру жительницу Франции украинского происхождения Анну Жайяр Чесановскую. До скандала с известным кинематографистом Анна была известна лишь в узких «эмигрантских» и «укропатриотических» кругах благодаря поддержке Евромайдана, немногочисленным заметкам о Париже для украинских СМИ и якобы дружбой с боевиком «Правого сектора» (запрещен в России), погибшим под Донецком, Василием Слипаком. Однако каким-то образом она приняла участие в процессе перевода фильма Морейры «Украина: Маски Революции», в котором режиссер рассказывал о причастности к украинским событиями властей США и местных неонацистских группировок. После завершения перевода Анна написала о фильме оскорбительную для Морейры рецензию. Режиссер подал в суд и выиграл его. И вот Чесановская должна уплатить за ущерб, нанесенный репутации кинематографиста, 13 тысяч евро. Франкоукраинка теперь жалуется киевским СМИ, что у нее нечем платить Морейре, но деньги в этой истории – не главное.
Получается, что парижский суд признал, что прав именно режиссер, рассказавший о нацизме на Украине, а не его оппонентка, обвинявшая Морейру в тенденциозности...
К сожалению, правовая практика европейских стран по вопросу Украины и Донбасса «больна» двойными стандартами. Суды и прокуратура выступают против украинских нацистов преимущественно в ситуациях, когда сторонники Киева совершают преступления, направленные против граждан членов Европейского союза. Убийства, пытки, изнасилования жителей Донбасса волнуют европейскую Фемиду пока в меньшей степени. Однако важно все же то, что часть европейских судей и прокуроров официально признает – преступления против мирных жителей в Донбассе совершают именно сторонники киевского режима, и нацизм на Украине все-таки есть.
В дальнейшем это может привести к двум вариантам развития событий.
Первый вариант – «гитлеровский». На Западе могут демонстративно «забыть» о поддержке Киева, как в свое время «забыли» о том, что активно поддерживали нацистов и Гитлера (достаточно вспомнить Мюнхенский сговор). Ведь всего за какие-то семь лет до начала Нюрнбергского процесса Англия, Франция и Польша были добрыми друзьями Третьего рейха. Если события пойдут таким путем, то очень скоро в западных столицах быстро сделают вид, что никогда ничего общего с Киевом не имели.
Второй вариант – «поиск козлов отпущения». В этом случае Запад продолжит работать с киевским режимом в лице Порошенко (Тимошенко, Наливайченко, Авакова – нужное подчеркнуть), а зверства в Донбассе и остальных регионах Юго-Востока спишутся на «дежурных негодяев» вроде того же Василия Маркива. Для пущего эффекта таких «негодяев» могут быть сотни и тысячи. К ним, возможно, даже припишут кого-то из «списанных» киевских лидеров (Турчинова, опять-таки Авакова, а может быть, даже самого Порошенко), и это «жертвоприношение» позволит обелить киевский режим в целом. Сам Киев будет сохранен в этом случае в качестве антироссийского тарана, а «хороший президент» - противопоставлен «плохим радикалам», извратившим смысл его указаний.
Какой именно из этих двух сценариев изберут на Западе, мы, судя по всему, узнаем уже в ближайшее время. Но радикальным украинским патриотам пора «напрячься» - их «слив» так или иначе предусмотрен любым из вариантов развития событий.
Шила в мешке не утаить, и события в Болонье свидетельствуют о том, что европейские политические лидеры совсем не хотят отвечать на вопросы своих избирателей о поддержке киевских неонацистов.

Специально для «Столетия»

Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1349
Похожие новости
23 ноября 2017, 13:15
21 ноября 2017, 21:30
21 ноября 2017, 10:15
24 ноября 2017, 09:45
22 ноября 2017, 18:45
23 ноября 2017, 15:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 ноября 2017, 08:15
20 ноября 2017, 21:45
19 ноября 2017, 08:15
19 ноября 2017, 16:30
18 ноября 2017, 13:30
19 ноября 2017, 13:45
20 ноября 2017, 16:15