Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Олег Рыбачук: правительство национального единства — вопрос времени (Еспресо)

Еспресо: Стая черных лебедей накрыла Украину. Украинский народ попал в полный карантин, но и власть Зеленского получила своего черного лебедя в лице брата Ермака и так называемого Ермак-гейта.
Олег Рыбачук: Если в окружении президента существует задокументированный факт, где брат главы Офиса президента занимается, ну мягко говоря, странными вещами, не реагировать на это нельзя. И не может быть открыто четыре дела против того, кого на Западе называют «whistleblower», то есть того, кто дал информацию о коррупции, и только одно дело по проверке того, а что же происходило. В нынешней ситуации для Зеленского правда является определяющей. Времени здесь нет. Возможности пройти между капельками у него тоже нет. Я вижу, есть определенная пауза в коммуникациях, так как он, с другой стороны, приучил общество, каждый день мы видим его и слышим его обращения. И, если нет реакции на это откровенно коррупционное дело среди его ближайшего окружения, то Зеленскому очень трудно апеллировать к украинцам и призвать их быть законопослушными.
- Возможно, Зеленский просто надеется, что информационная волна пандемии, коронавируса и сопутствующих всех процессов просто смоет это вот пятно из зеленого смокинга?
Олег Рыбачук: Зеленский хорошо знает, как работают эти механизмы. Он был генеральным продюсером канала «Интер». Он прекрасно понимает, о чем идет речь. Для этого можно достаточно легко предположить, что в украинском информационном пространстве магнитные бури будут резко расти. Со стороны Зеленского было бы очень наивно рассчитывать на то, что ему удастся переключить внимание. Мало того, мы можем легко спрогнозировать обострение риторики и действий оппозиции. В частности, и Юлии Тимошенко, которая просто откровенно поддержала Коломойского, не дав ни одного голоса за закон по владельцам банков. А с другой стороны — есть земельная реформа, на которой она паразитировала довольно долго. И будет попытка политических оппонентов наоборот — добавлять масла в огонь и создавать для власти все больше и больше проблем. Мы посмотрим, как украинцы отреагируют на достаточно существенное ограничение наших с вами прав. Потому что в Украине нет чрезвычайного положения. Только в условиях чрезвычайного положения у нас с вами могут легитимно, или законно забирать наши с вами права. В частности, право гулять в парке. Например, если семья из четырех человек, то надо, чтобы было два по два, а если пять членов семьи? То есть, эти вещи, которые Украина просто копирует с практик Западной Европы, как они в украинских условиях, при таких несоответствиях будут себя проявлять? Тем более, что сейчас приходит тепло. И, я думаю, что и здесь возникнет ряд дополнительных проблем для власти, потому что, когда общество раздраженное и происходят еще какие-то действия, то это раздражение накапливается, и найдутся политические силы, в том числе не только внутренние, но и внешние, которые будут пытаться эту энергию направить исключительно на, если не свержение, то ослабление власти.
- И здесь Зеленский оказался перед цивилизационным определенным выбором. Он или должен склоняться к линии Коломойского и так далее, возможно ОПЗЖ, или пытаться переформатировать имеющийся ресурс в Верховной Раде.
Олег Рыбачук: Ничего нового — параллели с судьбоносными решениями Януковича, который думал, что лучше взять деньги у России и не подписывать Европейское соглашение, выбрать себе тот вектор, в частности, отказываясь от привлечения к ответственности своих одиозных министров или членов этого своего близкого окружения. И мы знаем, чем это закончилось. Для меня понятно, что Украина, украинцы в критический момент не выберут восточное направление, точнее, северное направление — российское направление. Одна из проблем Коломойского — именно в том, что он достаточно дубово озвучил этот тезис. Помните, что «лучше взять там 100 миллиардов»… Дефолт — это то, что общество не воспринимает. Олигархи отличаются тем, что у них есть определенное кредо. Это кредо примерно следующее: дал копеечку — забери гривну. Они никогда не делают что-то совершенно бескорыстно. Это может быть не обязательно в денежной форме, но в определенных привилегиях, налоговых и так далее. Поэтому в этих условиях выход для Зеленского на самом деле один — тот выход, который на самом деле потерял и Порошенко — вместо того, чтобы пытаться договариваться с различными кланами, полукриминальными, криминальными группировками, одиозными мэрами, олигархами, пытаться заручиться широкой поддержкой общества.
- Перед Украиной стоит на самом деле огромный глобальный вопрос, каким образом удержать экономику не просто от рецессии, а от падения? Транша от Международного валютного фонда будет недостаточно для стабилизации экономики. Если экономика идет на глухую заморозку на пару месяцев, последствия могут быть необратимыми. И уже звучит информация, что у нас во втором полугодии недобор по бюджету будет минус пятьдесят процентов.
Олег Рыбачук: У нас абсолютно отсутствует контроль, который позволял бы взвешенно анализировать инициативы, в этом случае, исполнительной власти. Вот, например, выступает премьер-министр Италии и говорит: «Люди добрые, Италия — первое место в Европе, Испания — второе место. Мы сейчас не знаем, что точно будет». Но тут же параллельно, министр внутренних дел, министр здравоохранения будут в парламенте, итальянским парламентариями отвечать за каждый шаг, что они там делают. И этот контроль парламентский за тем, как правительство выполняет, что оно делает, как оценить риски — он позволяет хоть как-то получать 3-D-картинку. В наших условиях, продолжая то, о чем вы говорите, мы видим — новый министр здравоохранения, то там они прохлопали какую-то категорию работников экстренной помощи не учли, понеслась буря. Уже сегодня министр говорит, что «ой, да, ошибка, мы это внесем». Но речь идет о том, что пообещали уже трехкратное увеличение зарплат для медицинских работников, а в выступлении главы Независимого союза медицинских работников прозвучало, что они не получают 200 процентов надбавки. Мы создаем определенные фонды, в том числе и по борьбе с коронавирусом, которые непонятно как и кем будут управляться. У нас нет балансировки ветвей власти и постоянного контроля, а постоянный контроль может осуществлять только Верховная Рада. А в Верховной Раде снова — «разброд и шатания», как мы с вами видим, то это — плохая, возможно, комбинация для любой эффективной стратегии правительства и для того, чтобы правительство могло получить определенную поддержку и понимание общества.
- Возможно, Зеленский будет вынужден объявить о, не знаю, формировании правительства национального спасения. Шутки шутками, потому что я знаю, как реагируют люди, которые уже посчитали все деньги, которые они недополучили, у них заканчиваются так называемые заначки. И соответственно — еще две недели полного карантина, полной заморозки экономики, и те вот люди с Троещины, из райцентров окажутся перед индивидуальной экономической катастрофой.
Олег Рыбачук: Все эти меры могли бы быть оправданы и могла бы быть ответственность за нарушения, если бы президент решился и взял на себя ответственность. Президент. Не Аваков, не Кабинет Министров, не Совет национальной безопасности и обороны, а именно президент — должен выписать условия чрезвычайного положения. Верховная Рада должна была их тщательно проанализировать, ведь это — представители наших с вами интересов, и тогда мы бы понимали, что мы берем ответственность, за нарушение которой у нас предусмотрено неотвратимость наказания. Сейчас все эти вещи нелегитимны. Опять же, есть Европейский суд по правам человека. Вопрос времени — когда посыпятся жалобы. Мы видим, Зеленский сейчас пытался играть мягкого молодого Лукашенко, глав райадминистраций песочить, качество дорог проверять. Но эта модель просто на наших с вами глазах разваливалась. Если мы говорим о правительстве национального единства, мне кажется, что это просто вопрос времени, когда это произойдет, потому что понятно, что нужно миксовать ответственность. И это было очень ярко видно на примере того, какие политические силы поддерживали открытие рынка земли. Я понимаю, что запрет украинцам иметь землю в собственность — это нарушение их базовых конституционных прав, поэтому, когда я слышу, что кто-то подаст там в Конституционный Суд, для меня это малопонятно. Но заклятые оппоненты, такие как «Европейская Солидарность», которая поддержала…
- И «Голос».
Олег Рыбачук: «Голос». Они имели принципиальные замечания, эти замечания учли, и был принят компромиссный закон. И для меня понятно, что другого пути для поиска более или менее правильных решений нет в Украине.
- А в чем так называемая сила Ермака? Какая-то магическая сила, которая его уберегла от непосредственных кадровых решений к нему, и которого нет у того же Сивохо, которого вычистили из Совета национальной безопасности и обороны. Насколько я понимаю, ни один, ни другой не являются украинскими ни Бжезинский, или какими-то кудесниками, от которых зависит существование Украинского государства. Ну, поставили человека на должность, произошел тот или иной скандал — человека поменяли.
Олег Рыбачук: Следует понимать, Зеленский об этом говорил, что он доверяет людям и ему очень трудно разочароваться. То есть, как человека его можно понять. У него есть определенная история. Это как, например, у Ющенко была с Третьяковым. Ющенко, когда он был в страшно сложном состоянии, жил просто в доме Третьякова, и потом, когда начали взрываться коррупционные скандалы, я был свидетелем того, как трудно брать человека, который тебе лично как человеку в трудное время помог, но, как должностное лицо, попадает в коррупционный скандал и создает тебе негативный политический фон, как трудно принимать решения. Но здесь у Зеленского просто на самом деле выхода нет. Во-первых, у него не осталось людей, которым бы он мог делегировать это управление колесиками государственной машины. Богдан был таким первым. Ермак с немного другой моделью, но у Ермака тоже был этот опыт работы с различными институтами власти. Мало того, он еще сделал несколько успешных случаев переговоров с теми же россиянами, дал Зеленскому быстрый результат. Но в данном случае у Зеленского нет другого выхода, и он это уже демонстрировал. Никто не ожидал, что он через полгода уволит Богдана, поменяет правительство. Сейчас министры через несколько недель меняются. Поэтому он это может сделать. Но я понимаю, что для него — не вопрос уволить Ермака…
- А кого поставить вместо Ермака.
Олег Рыбачук: Да. И с какими полномочиями, и как выстраивать дальнейшие отношения. То есть, если мы говорим, что сейчас шанс Зеленского — это иметь условно определенное взаимопонимание с политическими оппозиционными силами и искать правительства национального единства, то соответственно и роль Офиса президента должен быть принципиально иной. Этот Офис должен помогать президенту проводить успешные консультации, избегать определенных конфликтов, согласовывать интересы с ключевыми заинтересованными сторонами. А в первую очередь такими сторонами является общество. И поэтому каждое публичное выступление Зеленского должно готовиться не с целью показать, что вот какой у нас сильный, умный, бескомпромиссный президент, который разгоняет каких нерадивых чиновников, а показать, что у нас президент умеет понимать, учитывать интересы и убеждать общество.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
576
Похожие новости
30 сентября 2020, 20:45
30 сентября 2020, 11:15
30 сентября 2020, 15:00
30 сентября 2020, 15:00
01 октября 2020, 00:30
30 сентября 2020, 13:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
27 сентября 2020, 05:15
27 сентября 2020, 12:45
25 сентября 2020, 07:45
26 сентября 2020, 04:45
25 сентября 2020, 02:00
24 сентября 2020, 15:15
27 сентября 2020, 10:45