Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Опасный новый мир

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ 2018 «Expert Online» 2018
AP/TASS Автор: Shizuo Kambayashi
Зенитно-ракетный комплекс ПРО PAC-3 Patriot прямо посреди японской столицы - Токио на случай ракетного пуска из КНДР
В январе вышел очередной ежегодный доклад аналитического агентства «Внешняя политика», посвященный международным угрозам в год грядущий, представляющий интерес как дискуссионный, но достаточно глубокий анализ по четырем основным направлениям: особое внимание ¬ постсоветскому пространству, затем – Америке, отношениям с Евросоюзом и оригинальным версиям взаимодействия между ним и ЕАЭС, а также – Корейскому полуострову, где скоро начнется зимняя Олимпиада, а недавно чуть было не началась ядерная война

Понимай их

В ключевом (при всем уважении к Европе, Ближнему Востоку и Восточной Азии) регионе для России – постсоветском – ситуация для Москвы сложилась весьма сложная. Авторы доклада пишут, что в этом регионе будет расти нестабильность и турбулентность – и они абсолютно правы. Государства сталкиваются с серьезными внутри- и внешнеполитическими вызовами. И Москва уже не может настолько эффективно, как раньше, выступить в роли стабилизатора ситуации. Ведь страны региона постепенно удаляются от России, прежде всего в ментальном плане. Как указано в докладе, «политические элиты региона оценивают нынешний внешнеполитический подъем России либо как временный эпизод, не отменяющий путь к закату, либо как эвентуальную угрозу». Это связано как с недостатком внимания России к постсоветскому пространству, так и слабостью российской «мягкой силы» в общении с соседями.
Поэтому, отмечают авторы доклада, «российская политика ближайших лет по отношению к ключевым союзникам представляет собой, прежде всего, интеллектуальный вызов». Нужно научиться понимать своих соседей, живущих в принципиально новой, постсоветской парадигме. Осознавать их нужды, стремления, уметь видеть события (в том числе и собственные действия) через призму их сознания и мирополагания. Можно сколько угодно критиковать их ошибочное видение, однако осознание реальности там является самой реальностью, и в результате, например, в той же Армении на пустом, казалось бы, месте растут антироссийские настроения. Правда, «понимать» все-таки не значит «принимать». Москва должны использовать «мягкую силу» для того, чтобы мягко и бесконфликтно навязать соседям свою повестку и исправить те недочеты или слабости в видении, которые у постсоветских стран существуют.
Новый проект
Что же касается одной из наиболее проблемных стран региона – Украины – то, с точки зрения любого нормального человека, страна продолжает деградировать. Несмотря на небольшой рост ВВП (который, вообще-то, должен быть больше после такого падения с 2014 года) к экономическому будущему страны возникает все больше вопросов. Украина так и не достигла уровня развития 1991 года и неизвестно, когда достигнет. А с точки зрения государственных институтов она все ближе подбирается к периоду махновщины, когда право на насилие (монополия государства) постепенно оказывалась в руках местных банд и националистических формирований.
Однако, как пишут авторы доклада, ситуацию на Украине нужно оценивать прежде всего с точки зрения устойчивости государственного проекта. А поскольку проект этот националистический, построенный на резком отталкивании от России при готовности уступить существенные элементы суверенитета Западу, то происходящие в стране негативные события «только укрепляют константу постмайдайнной Украины».
Отчасти они правы, однако лишь в краткосрочной перспективе. В долгосрочной - Ощущение бесперспективняка уже привело к появлению у населения мысли «революция была благом, но ее украли всякие недостойные люди», что вылилось в серию массовых протестов в конце 2017 года. Не переросших в третий майдан только потому, что Запад продолжает (пусть и с серьезными оговорками) поддерживать режим Порошенко. Как отмечают авторы, пока общественный протест блокируется радикалами – однако тренды таковы, что через какое-то время появится критическая протестная масса, к которой (вполне возможно) радикалы даже присоединятся.
Что же касается действий Москвы непосредственно на украинском направлении, то авторы предлагают не активничать. И спорить с ними сложно, ведь «нужно дать нынешнему националистическому эксперименту на Украине свободно дискредитировать себя. Украинское общество должно пройти испытание свободой воли, чтобы повзрослеть и обрести зрелость».

Рушьте, рушьте

Отношения России с самой мощной страной мира в 2018 году, по всей видимости, будут как минимум такими же сложными, как в 2017-м. Во многом это связано с внутренней турбулентностью в самой Америке: «Соединенные Штаты входят в новый этап своего развития утеряв внутреннее единство и долгосрочное видение. Сомнения в реальности американской мечты привели к депрессии в обществе, растерянности элит и хаосе в отношениях с остальным миром».
С такой Америкой (тем более в ситуации, когда внешняя политика на российском направлении подчинена логике внутреннего «крестового похода» против президента Трампа) Москве действительно сложно будет сотрудничать. Причем не только в деле заключения «Большой сделки» (которая, как верно отмечают авторы доклада, не состоится), но и в области достижения и, самое главное, последующей имплементации любой мало-мальски важной тактической договоренности.
Лучшее, что в этой ситуации может сделать Россия – не столько полагаться на пророссийский лоббизм, как предлагают авторы доклада (по целому комплексу причин российские лоббистские усилия в Конгрессе и в Белом доме не приведут к результату), сколько выступать с конструктивных позиций в мировых делах и не мешать США совершать ошибки. Внешняя политика Америки в нынешнем ее состоянии способна на деструктивные задачи (среди которых авторы верно отмечают раздробление евразийского проекта), однако США не смогут заниматься конструктивным строительством. Например, созданием упомянутого авторами доклада американоцентричного порядка на Тихом Океане. Или же выстраиванием нужной США архитектуры безопасности на Ближнем Востоке. Причина проста – Вашингтон Трампа слишком непредсказуем и агрессивен, при этом непоследователен и ненадежен (как показала, например, ситуация с Северной Кореей, где воинственная риторика Трампа привела к трещине в отношениях Южной Кореи и Соединенных Штатов). Аналогичные трещины есть и в американо-европейских и тем более в американо-турецких отношениях. Москве нужно просто позволять им расширяться.

Поговорим и поторгуем

Как и Соединенные Штаты, ЕС находится в глубоком кризисе. «Платформы мультикультурализма и интеграции натыкаются на антиэмигрантскую риторику, популярность правых партий и рост центробежных тенденций внутри ЕС и его членов», – пишут авторы доклада. Как и в случае с Америкой, этот кризис мешает нам достичь с ЕС «большой сделки» по вопросам европейской безопасности.
Однако при всем при этом важность российско-европейских отношений для Москвы куда выше, чем российско-американских. Европа – наш сосед, торговый партнер, донор технологий. Она не одержима русофобскими идеями и куда больше, чем США заинтересована в возобновлении конструктивного сотрудничества с Москвой. О чем сейчас говорят уже не только отдельные европейские политики и политологи, но и «ответственные товарищи» на уровне министров.
На вопрос «что делать» авторы доклада отвечают просто: «вместо укрепления фронтира между ЕАЭС и ЕС нужно инициативно вести дело к размыванию границ и де-факто конвергенции интеграционных блоков. Поскольку ЕС приглашает в свои форматы союзников России, то и Москве следует действовать так же. Отложив тезисы об антагонизме, пора предложить ряду стран ЕС одновременное участие в интеграционных форматах под патронажем России». И если имплементация первого тезиса теоретически возможна (в некоторых вопросах интеграция ЕАЭС и ЕС действительно реалистична), то вот предложение странам-членам ЕС участвовать в российских интеграционных форматах выглядит странно. Кому делать такое предложение? Польше, Прибалтике, Румынии? И, главное, о чем делать предложение? Ведь несмотря на все кризисное состояние европейской идеи, она на порядок эффективнее и понятнее оформлена, чем евразийская.
Также сложно согласиться со скептическим утверждением авторов доклада о бесперспективности «широкой договоренности с США и ЕС по Украине» в той его части, которая касается Европы. Ведь их утверждение о том, что «Украина остается одним из немногих вопросов, по которому между США и ЕС имеется идеологическое согласие» ошибочно. Мы уже видим, как на уровне министров стран-членов Евросоюза выражаются отличные от США мнения по вопросу договоренностям с РФ по Донбассу и снятию санкций. И существует большая вероятность, что на фоне дальнейшего роста отчужденности в трансатлантических отношениях Москве будет проще искать компромисс с ЕС в украинском вопросе.

Так говорит Ким

2018 год на Корейском полуострове будет первым годом новой реальности. У Северной Кореи появилась техническая возможность поразить континентальную территорию США ядерным зарядом. И в этих условиях один из трех вариантов американской реакции на синусоидный северокорейский кризис – игнорирование – уже не работает. Теперь США должны выбирать один из двух вариантов – либо война, либо инициация переговорного процесса.
Сейчас Америка идет по пути эскалации. «Порывистый в дипломатических вопросах Трамп и не склонные миндальничать с Ким Чен Ыном генералы из его ближайшего окружения задают исключительно наступательную логику поведения США и оставляют мало простора для маневра», – пишут авторы доклада. Однако последние события на Корейском полуострове (в том числе и начавшийся вопреки позиции США южнокорейско-северокорейский диалог) показывают, что наступательную логику поведения США не поддерживают даже ближайшие американские союзники, не говоря уже о России и Китае. Поэтому США должны будут или продолжать погружаться в изоляцию, или попытаться сорвать переговоры между Севером и Югом (чтобы вернуть Сеул в свою повестку), или же попытаться начать свой переговорный процесс с Пхеньяном.
Процесс, для начала которого стороны хотя бы должны четко понимать, чего каждая из них хочет. «Пхеньян рассчитывает за счет прогресса в ракетно-ядерной сфере навязать Вашингтону прямой диалог по проблемам безопасности. По мысли КНДР, это даст возможность выйти на компромисс – признание режима в Пхеньяне и ослабление санкций без отказа от ядерного оружия», – пишут авторы доклада.
На деле же Пхеньян вполне устроит отказ США от любых поползновений в сторону силовой смены режима, находящегося в состоянии серьезной внутренней трансформации. Ни для кого не секрет, что Ким Чен Ын затеял целую серию рыночных реформ по китайскому образцу. Они могут привести как к модернизации режима, так и к ГКЧП или Тяньаньмыню. И если США смогут а) преодолеть собственные ограничения («никаких переговоров кроме как о полной денуклеаризации») и б) убедить КНДР в том, что Трамп нацелен на сделку и модус вивенди, а не на смену режима, то диалог вполне возможен. Правда, убедить Кима хозяину Белого дома будет очень непросто, особенно после подрыва американцами ядерной сделки с Ираном.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

837
Похожие новости
24 мая 2018, 16:15
25 мая 2018, 14:15
26 мая 2018, 12:15
25 мая 2018, 11:30
25 мая 2018, 11:30
25 мая 2018, 14:15
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 мая 2018, 12:30
20 мая 2018, 10:30
21 мая 2018, 11:15
21 мая 2018, 14:30
21 мая 2018, 11:45
21 мая 2018, 22:45
25 мая 2018, 14:15