Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Операция «Резидент»

Павел Кобер 
Фото: Игорь Бадов

Технопарки призваны развивать экономику, однако пока чаще становятся ямой для закапывания госсредств. Их эффективность может быть обеспечена только работой компаний-резидентов, встроенных в окружающую инновационно-производственную структуру научных организаций и промпредприятий

Постановлением от 26 сентября этого года правительство РФ изменило требования к промышленным кластерам, массово организующимся сегодня во многих российских регионах в ожидании применения к ним федеральных «мер стимулирования деятельности». В частности, используемое в требованиях понятие «технологическая инфраструктура» промышленного кластера дополнено терминами «индустриальный (промышленный) парк» и «технопарк». Это связано с тем, что Минпромторг России в рамках федеральной программы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» оказывает гос­поддержку таким объектам, и их включение в состав инфраструктуры промышленного кластера, по мнению чиновников, будет способствовать повышению эффективности его работы. Технопаркам на государственном уровне пытаются подарить вторую (или уже десятую) жизнь, прицепив к промышленным кластерам — в роли то ли дополнительного вагона, то ли локомотива.

Возвращение резидента

Технопарки в России существуют уже четверть века, но представление о них у государства и бизнеса меняется каждую пятилетку. Поначалу они были призваны заполнить пустующие производственные площадки предприятий. Тут было не до инноваций, уж хоть какой-нибудь резидент включил бы простаивающий станок. По сути, в современном понимании это не технопарки, а индустриальные (промышленные) парки.

Кроме того, после развала СССР технопарки повсеместно начали открывать российские вузы — вне понимания базисных принципов создания объектов инновационной инфраструктуры и с ошибками при ее организационном проектировании.

В итоге из 54 технопарков, образованных в этот период, выжил только один — технопарк МГУ.

Следующая волна создания технопарков была поднята принятием ряда федеральных документов в сфере инноваций в 2006 — 2008 годах, в том числе Стратегии инновационного развития РФ и Программы развития технопарков в сфере высоких технологий.

— В современном формате технопарки начали появляться совсем недавно, буквально пять лет назад, — рассказывает и.о. генерального директора Российской венчурной компании Евгений Кузнецов. — До этого были офисные зоны, ориентированные под сдачу в аренду площадей промышленным или технологическим компаниям. Технопарк сегодня — это не столько здание, сколько набор сервисов, которые предоставляются резидентам, чтобы они могли эффективно развивать компании. Это может быть очень широкий спектр услуг, начиная с качественного интернета и наличия необходимых станков и других устройств для прототипирования и заканчивая soft-инфраструктурой, включая консалтинг по правовым вопросам, взаимодействию с инвесторами, маркетингу и т.д.

Поветрие последней пятилетки — строительство в российских регионах на условиях софинансирования из федерального бюджета «технопарков высоких технологий». В стране уже создана сеть таких технопарков общей площадью более 400 тыс. кв. метров. Подчеркнем — это строительство новых корпусов с офисными, лабораторными и производственными площадками. Вот построили, теперь ждут резидентов, которые пока раздумывают. Кому-то оказалось слишком далеко от центра города, кого-то не устраивают, например, офисные окна с отсутствием форточек (сотрудникам ИT-компаний это жизненно необходимо, но при проектировании зданий у потенциальных резидентов забыли спросить совета).

А недавно прозвучало заявление одного из представителей министерства промышленности и торговли РФ: «Мы планируем обсудить перезагрузку сегмента производства, находящегося на стыке разработки и внедрения инновационных технологий, материалов, продукции. Речь идет о так называемой второй версии — «технопарках 2.0». Деление на версии во многом условно, но оно отражает определенное изменение вектора государственной политики. Изначально в качестве основного результата деятельности технопарков рассматривалось создание нематериальных активов: изобретений, патентов, программных продуктов. На этом был сделан акцент поддержки по линии Минком­связи России. Сегодня мы видим в числе целей создания технопарков не только генерацию идей, но и выпуск конечных инновационных продуктов, освоение мелкосерийного производства.

Отметим, что в федеральном законодательстве до сих пор нет четкого определения понятия «технопарк» (определения присутствуют в законах ряда субъектов РФ, но разнятся). Международная ассоциация технологических парков предлагает следующее: «Технологический парк — это организация, управляемая специалистами, главной целью которых является увеличение благосостояния местного сообщества посредством продвижения инновационной культуры, а также состязательности инновационного бизнеса и научных организаций. Для достижения этих целей технопарк стимулирует и управляет потоками знаний и технологий между университетами, научно-исследовательскими институтами, компаниями и рынками. Он упрощает создание и рост инновационным компаниям с помощью инкубационных процессов и процессов выведения новых компаний из существующих (spin-off processes). Технопарк помимо высококачественных площадей обеспечивает другие услуги».

Ошибка резидента

Непрерывная эволюция понятия «технопарк» порождает путаницу в подсчетах количества технопарков в России. Например, в реестре Свердловской области их значится девять, а по данным Ассоциации кластеров и технопарков — пять. По большому счету технопарка может хватить и одного на регион, лишь бы на его конвейере действительно рождались компании, чьи инновационные продукты и услуги были востребованы промышленностью и потребительским рынком, лишь бы резиденты вырастали и становились в своих сегментах лидерами национального масштаба. При этом факт наличия технопарка в регионе запуска конвейера инноваций не гарантирует.

— Технопарковые структуры, безусловно, призваны катализировать процесс коммерциализации научно-исследовательских разработок своих резидентов, но в случае отсутствия инновационной активности в регионе создание одного лишь технопарка не позволит вывести данный субъект федерации в лидеры рейтинга инновационно развитых регионов, — подчеркивает заместитель директора Агентства промышленного развития Москвы Кристина Волконицкая.

Уровень развития технопарков в регионах неоднороден. Наряду с бизнес-центрами, именующими себя технопарками, действуют экономически эффективные объекты, заполненные более чем на 90% компаниями сферы высоких технологий. К одним из самых успешных технопарков в Урало-Западносибирском регионе, по мнению Кристины Волконицкой, можно отнести Западно-Сибирский инновационный центр (Тюмень) и Технопарк высоких технологий Югры (Ханты-Мансийск). Здесь располагаются компании из отраслей медицины и биотехнологий, приборостроения, ИT, энергетики. Оба объекта предоставляют обширный перечень сервисов для резидентов: от традиционных (таких как аренда конференц-залов и проведение конгрессно-выставочных мероприятий) до специализированных, необходимых именно инновационным компаниям (прототипирование, коллективное пользование оборудованием, привлечение инвесторов и пр.).

Об эффективной работе этих технопарков говорят и сами их резиденты.

— Мы специализируемся на внедрении 3D-технологий в образовательный процесс. Подали заявку и стали резидентами Технопарка высоких технологий в Ханты-Мансийске в начале 2016 года, — сообщил генеральный директор компании «Центр инновационных технологий» Алексей Иванов. — Технопарк полностью взял на себя юридическое и экономическое сопровождение, оформление патентов, помогает нам интеллектуальными и кадровыми ресурсами. Эффект от такого сотрудничества для нас колоссальный, мы экономим на времени и нервах. В деньгах экономия тоже существенная, например, оплата юриста для сопровождения интеллектуальной собственности обошлась бы далеко за 100 тыс. рублей. Наша компания располагается в Сургуте, пока с технопарком сотрудничаем дистанционно. Но в ближайшей перспективе рассматриваем возможность размещения там части своего персонала, занимающегося НИОКР. Технопарк является своеобразным хабом, который объединяет инноваторов, а для нас очень важно вариться в этом котле. Кроме того, статус резидента технопарка играет большую имиджевую роль при взаимодействии с госкорпорациями и другими компаниями в получении заказов.

Но большинство технопарков на Урале выполняют предназначение далеко не в полной мере, для отчетов приписывая себе в резиденты компании, которые, по сути, таковыми не являются.

— Мы специализируемся на переработке вторичного сырья, содержащего драгоценные металлы. Являемся компанией-резидентом инновационно-технологического центра «Академический» в Екатеринбурге с 1998 года. Как технопарк ИТЦ «Академический» зарегистрировался года три назад. Но до сегодняшнего дня статус резидента нам ничего не дал. Надеюсь, когда-нибудь это поможет, — признался генеральный директор компании «Регенерация вторичного серебра» Максим Соловьёв. — К сожалению, мы не попадаем по определенным параметрам в те программы поддержки бизнеса, которые предлагает государство и о которых нас информирует управляющая компания технопарка. Арендуем в «Академическом» часть офисных и производственных площадей по обычной рыночной цене, без каких-либо скидок. Другими услугами технопарка не пользуемся.

— Для повышения эффективности работы технопарков, кроме высокого конкурса на место, есть еще два важных фактора. Во-первых, это наличие профессионального экспертного совета, когда отбором компаний занимается не менеджмент, а представительный пул экспертов, прежде всего предпринимателей, которые знают, как работает бизнес, и способны отделить правильно бизнес-ориентированные проекты от «грантоедов». Во-вторых, это предложение дополнительных сервисов — центров прототипирования с хорошей ИT-инфраструктурой, специальными чистыми комнатами для биотеха и электроники, — уверен Евгений Кузнецов.

Судьба резидента

Эксперты положительно оценивают постановление правительства РФ от 26 сентября, включившее технопарки в состав технологической инфраструктуры промышленного кластера.

— Технопарк, относясь к объектам производственно-технологической инновационной инфраструктуры, может способствовать развитию промышленного кластера, создавая необходимые условия для поддержки проектов его участников, — считает Кристина Волконицкая. — Наибольшие результаты от создания технопарка будут наблюдаться в сферах, тяготеющих к кооперации: это медицина, биотехнологии, информационные технологии, приборостроение, отрасль новых материалов. В меньшей степени создание технопарка может повлиять на капиталоемкие традиционные отрасли промышленности с низкой долей высокотехнологичной продукции — деревообработку, судостроение, мясоперерабатывающую промышленность и прочие.

При этом технопарк может функционировать и вне промышленного кластера. Косвенно этот тезис подтверждается тем, что более 80% российских технопарков по классификации Международной ассоциации научных парков (IASP) относятся к категории Generalists (технопарков общего профиля) без выделения четкой специализации, характерной для промкластеров.

— Это важное постановление правительства, и оно будет полезно. Но значительно важнее интегрировать технопарки и университеты, — обращает внимание на другой механизм активизации работы технопарков Евгений Кузнецов. — Чтобы нам догнать Китай, необходимо интенсивно стимулировать развитие венчурной индустрии и стартап-среды. Китай вложился в университеты много десятилетий назад и долгое время стимулировал получение патентов университетами. Китайские университеты являются держателями нескольких сотен патентов по одной тематике, например по робототехнике. Есть один университет, который держит около 700 патентов, причем дорогих международных. Когда у университетов накоплен такой потенциал рационализации, стартапы растут как грибы и технопаркам легко развиваться, снимая сливки с этого потока новых идей и компаний.

Действительно, в Китае идея объединения в рамках одной технологической инфраструктуры действующих крупных предприятий промышленности, связанных цепочкой производственной кооперации, и высокотехнологичных стартапов — плода совместной работы инновационно ориентированного бизнеса, технических университетов и научных организаций, демонстрирует хорошие результаты. В Поднебесной нам показали работу Чжунгуаньцуньской национальной инновационно-демонстрационной зоны — китайской Силиконовой долины, основанной в Пекине еще в 1980 году. Это целая империя со своими вузами, инженерными центрами, бизнес-инкубаторами, производственными площадками, расположенными теперь уже не только в Пекине, но и во многих других городах и провинциях Китая. Деятельность основана на государственно-частном партнерстве, в котором государство (точнее — муниципалитеты) предоставляет инфраструктуру и налоговые льготы, а частный бизнес (в том числе иностранный) занимается поиском и внедрением инновационных разработок. В технопарках Чжунгуаньцуня родились многие успешные компании, например Didi Kuaidi, лидер национального рынка онлайн-сервисов заказа такси. Резиденты технопарков активно сотрудничают с ведущими китайскими промышленными холдингами, например с Всекитайской энергетической сетью. О вкладе технопарков Чжунгуаньцуньской зоны в экономику страны говорит тот факт, что по итогам 2014 года ВВП всех компаний, работающих в китайской Силиконовой долине, составил 3,6 трлн юаней — 5,7% всего ВВП Китая.

Так как добиться эффективности технопарков в России и чем ее измерить? Уже при их формировании следует обратить внимание на несколько принципиальных моментов. Первый: создание технопарка целесообразно только на территории с высокой концентрацией промышленности, научных организаций и технических вузов. Второй: уже при проектировании нужен сбор предварительных заявок на реализацию стартапов, важно учитывать мнение частного бизнеса. Третий — не нужно внутренней конкуренции: технопарк должен специализироваться на конкретных направлениях, не пересекающихся со сферами деятельности соседних структур. Четвертый: технопарк должен обеспечить льготные условия для развития стартапов, получения опытных и промышленных образцов. Пятый: должен быть спрос на инновационные разработки резидентов со стороны работающих на территории промышленных предприятий.

Отсутствие единых стандартов регулирования деятельности технопарков России пока позволяет управляющим компаниям формировать собственный перечень показателей их эффективности. Между тем логика здесь проста: поскольку технопарки призваны способствовать коммерциализации проектов резидентов, успех работы объекта инфраструктуры следует оценивать только через призму эффективности его резидентов.

Нам достаточно Урала

Генеральный директор технопарка высоких технологий «Университетский» (Екатеринбург) Денис Скоморохов рассказывает, почему не сыграла ставка на ИT-компании как якорных резидентов, предоставление каких услуг поможет выйти на самоокупаемость и почему стоит ориентироваться на технопарк новосибирского Академгородка

— «Университетский» заработал два года назад. У вас нет ощущения того, что он до сих пор ищет предназначение?

— Предназначение технопарка корректируется под меняющуюся реальность. Изначально он замышлялся как ИT-проект. В заявке в Минкомсвязи крупные участники рынка Свердловской области писали, что технопарк им интересен и они готовы там размещаться. Но позже, когда мы организовали встречу с представителями первой пятерки ИT-компаний региона, они сказали: предложение на пять лет опоздало.

Сегодня мы понимаем, что крупного якорного ИT-резидента привлечь сюда очень тяжело, потому что поменялась конъюнктура рынка. Так что в части ИT наш приоритет — это компании численностью 5 — 10 человек, плюс те, кто работает на стыке ИT, еще трех наших специализаций (энергоэффективность, приборостроение, новые материалы и технологии. — Ред.) и промышленности. В изменившихся условиях технопарк — это прежде всего площадка, где стартапы и уже состоявшиеся инновационные компании договариваются о совместной работе с крупными промышленными предприятиями для развития наукоемкого производства. Мы организуем встречи с членами Уральской торгово-промышленной палаты, представителями десятков промышленных предприятий. Резиденты технопарка могут рассказать им о своих разработках. В постоянном режиме можно сотрудничать с Фондом развития промышленности и Центром поддержки инноваций Роснано, региональные представительства которых располагаются в «Университетском».

То есть концепция корректируется, но все равно остается понимание, что технопарк создан для хай-тек стартапов. И должен быть интересен этим компаниям не светлыми офисами, а комфортной средой, где они, добиваясь эффекта синергии в развитии бизнеса, могут получить бухгалтерское и юридическое сопровождение, привлечь инвестиции, найти новые рынки сбыта.

Каким бы ни было предназначение технопарка, мы в любом случае сотрудничаем с УрФУ и УрО РАН как с основными ресурсными базами инновационных проектов и высококвалифицированных специалистов, готовых становиться нашими резидентами. Миссия технопарка определяется в том числе и направлением Стратегии-2030 «Развитие инновационной деятельности в Свердловской области», определяющей «Университетский» в качестве ядра инновационной инфраструктуры региона.

— Сколько государственных средств вложено в технопарк?

— Имущественный комплекс «Университетского» на период запуска оценивался в 1,17 млрд рублей. У нас 10 тыс. кв. метров площадей, предназначенных под сдачу в аренду резидентам. Ставится задача, чтобы минимум 90% этих площадей были постоянно загружены. Это около 40 — 50 компаний-резидентов. Сегодня их 16. К концу этого года мы выйдем на 60% наполняемости, это 25 компаний. На данном этапе необходимо софинансирование со стороны государства, чтобы технопарк вышел на полную проектную мощность. Затем он должен стать самоокупаемым.

— На самоокупаемость можно выйти только за счет арендной платы?

— Безусловно, нет. Даже полная наполняемость площадей может покрыть только половину затрат на поддержание работы комплекса технопарка. Мы готовы оказывать услуги резидентам и сторонним компаниям: подбор кадров, бухгалтерское сопровождение, составление бизнес-планов и заявок на привлечение инвестиций, инжиниринг. Также намерены развивать компании, которым нужны не только офисные и лабораторные помещения, но и производственные площадки. Поэтому наша ближайшая перспектива — строительство производственных быстровозводимых модулей. Строить будем под конкретные заявки, и они уже есть примерно на 10 тыс. кв. метров. Кроме этого, планируем зарабатывать на проведении мероприятий, способствующих формированию комфортной экосреды для наших резидентов.

— Существует ли конкуренция между технопарками за привлечение резидентов?

— Мы не против, если компании, которые работают у нас, будут дорастать до уровня федерального проекта и переходить в Сколково. В этом году вносятся изменения в федеральный закон, с тем чтобы Сколково было позволено иметь представительства в регионах на базе существующих технопарков. Сейчас мы работаем над тем, чтобы такое представительство появилось и в Екатеринбурге.

— Чем помогает технопарк в выходе резидентов на зарубежные рынки?

— Благодаря содействию министерства международных и внешнеэкономических связей Свердловской области в ближайшее время примем первые иностранные делегации (более 40 компаний) из Южной Кореи и Польши. Планируем совместно с региональными деловыми объединениями развивать это направление в качестве приоритетного.

— В условиях нехватки инновационных компаний отбор резидентов в технопарки не упростится?

— Дефицита точно не будет. Свердловская область — промышленно развитый регион. А старт­апы возникают прежде всего там, где на них есть спрос со стороны промышленных предприятий. Вот недавно мы подписали соглашение с технопарком Якутска. Это относительно небольшой город, сильно удаленный от промышленных центров России, но даже там смогли 20 тыс. кв. метров площадей загрузить высокотехнологичными компаниями. Другой пример — технопарк в Ханты-Мансийске. Там 20% компаний-резидентов создали выходцы из Свердловской области: им были предложены хорошие условия для кооперации с нефтянкой и выхода на федеральные институты развития.

Поэтому сегодня наша задача — сделать так, чтобы «Университетский» стал не только самым крупным технопарком на Урале по площадям, но и важнейшей площадкой для позиционирования проектов компаний-резидентов и партнеров. Чтобы инновационные компании из Тюмени, Кургана, Челябинска знали: если у тебя есть высокотехнологичный стартап, его нужно развивать в «Университетском». Примерно по этой же логике развивается Казань в части ИT-проектов. Построенный там технопарк не сконцентрирован только на Татарстане.

Но у нас нет задачи «пылесосить» проекты со всей России, нам достаточно Урала. Важнейший показатель эффективности состоявшегося технопарка — это количество компаний, рождающихся внутри него. Как я уже сказал, «Университетский» намерен развивать четыре основных направления. Такое разнообразие привлекательно и эффективно, потому что когда рядом садятся приборостроитель с биофизиком и айтишником, когда объединяются компетенции, тогда может родиться новый продукт. Если добавить к этому подпитку кадрами в виде студентов технических специальностей вузов и профтехучилищ, научный потенциал области плюс возможности институтов развития, вот именно тогда и начинается рост стартапа. Сегодня, на мой взгляд, в Сибири такой наполненной площадкой для развития, где это все реализуется, является технопарк Академгородка в Новосибирске. А на Урале таким становится «Университетский».

Подготовил Павел Кобер

Технопарк высоких технологий «Университетский»

Строится в Свердловской области на средства федеральной программы Минкомсвязи РФ и при поддержке областного правительства. Цель — развитие инновационного и промышленного потенциала Уральского федерального округа. Проект призван создать условия для повышения конкурентоспособности, инвестиционной привлекательности, а также организовать новые высокотехнологичные рабочие места.

Под парк выделен участок в 50 га. Первая очередь объекта сдана в конце 2014 года, работу технопарк начал с середины 2015-го, а первые полноценные договоры аренды заключены в середине этого года. Оказанием услуг технопарка и привлечением резидентов занимается специально созданная управляющая компания.

Построенные объекты — офисные и лабораторные площади с высокотехнологичной инфраструктурой — пока занимают менее гектара. В 2017 — 2018 годах здесь появятся промышленные блоки по конкретным направлениям работы компаний-резидентов. В целом в 2018 году здесь намерены завершить формирование единой инфраструктуры поддержки в техническом, юридическом, финансовом и других направлениях (и сервисов) инновационной деятельности. Ключевыми объектами инфраструктуры станут инжиниринговый центр передовых производственных технологий; центр испытаний и сертификации материалов, оборудования и производств; межрегиональный центр компетенций.

В «Университетском» уже развиваются компании, вполне способные выйти в перспективе на общероссийский уровень. Так, группа изобретателей «НПО БиоМикроГели» (БМГ) запатентовала уникальный способ обработки загрязнений от нефти и нефтепродуктов посредством микрогелей из полисахаридов. Впервые частная компания из России смогла пройти отбор Еврокомиссии в программу «Горизонт 2020» и стать претендентом на грант в размере 1,8 млн евро на внедрение своих инновационных разработок на территории европейских государств. В 2015 году Роспатент назвал технологию БМГ одним из 100 лучших изобретений России, а в этом году компания стала единственным российским финалистом крупнейшего в мире акселератора MassChallenge UK.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

864
Похожие новости
10 декабря 2016, 19:15
09 декабря 2016, 12:01
10 декабря 2016, 13:45
09 декабря 2016, 12:01
09 декабря 2016, 16:15
09 декабря 2016, 15:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
06 декабря 2016, 21:00
07 декабря 2016, 13:31
07 декабря 2016, 02:45
08 декабря 2016, 14:15
04 декабря 2016, 22:15
08 декабря 2016, 00:15
07 декабря 2016, 10:00