Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

ОПК Турции на современном этапе



Обзорный материал о турецком ОПК, который активно и последовательно развивается при Эрдогане, демонстрируя вполне осязаемые последствия этого роста на различных ТВД.

ОПК Турции на современном этапе

Турецкая Республика (ТР) последовательно инициирует программы, направленные на модернизацию и оптимизацию национального военно-промышленного комплекса (ВПК), а также на снижение доли импортных вооружений и военной техники (ВВТ) в вооруженных силах (ВС) страны.

Оборонная промышленность страны добилась значительных успехов за последние годы, создав хорошую базу для модернизации национальных ВС и росту объема экспорта ВВТ. За 2019 год оборот отрасли составил около 10,9 млрд долларов США, что на 24 проц. больше, чем в 2018-м (8,8 млрд). Выручка от поставок за рубеж оружия и боевой техники выросла на 40 проц. – с 2,2 млрд долларов в 2018 году до 3 млрд. Наряду с этим увеличился также импорт ВВТ, который даже немного превысил объем зарубежных продаж, составив почти 3,1 млрд долларов (на 28 проц. больше по сравнению с 2,4 млрд в том же году).


В настоящее время министерство национальной обороны может получать до 70 проц. собственной продукции военного назначения (ПВН), включая производимую с использованием передовых технологий, в частности беспилотные летательные аппараты (БПЛА), РЛС, военно-морская техника и многое другое. Продолжается разработка такой техники, как РЛС дальнего обнаружения, управляемое оружие и боевые бронированные машины.

соответствии с 11-м планом развития Турции на период с 2019 по 2023 год, страна стремится локализовать 75 проц. закупок оборудования и обеспечить оборот промышленности в размере 26,9 млрд долларов. Ключевым элементом, обеспечивающим реализацию этих планов, будет минимизация внешней зависимости на системном, подсистемном и компонентном уровне. Оборонные отрасли в подавляющем большинстве зависят от поставок стали из Финляндии для производства бронетехники, комплектующих и турбовинтовых двигателей из Украины для изготовления беспилотников.

Следует отметить, что некоторые европейские компании ввели эмбарго на торговлю с ТР, а ряд правительств запретили продажу определенных товаров из-за операции «Мирная весна» на севере Сирии в октябре-ноябре 2019 года. Как известно, турецкая военно-карательная операция оказалась направленной против курдских ополченцев, вынесших основную тяжесть борьбы с боевиками террористической группировки ИГИЛ (запрещена в РФ). Финляндия прекратила экспорт стали в республику, а Великобритания приостановила участие своих фирм в первом проекте Анкары по созданию национального истребителя. Германия, Италия, Чехия, Норвегия и Швеция также запретили продажи ПВН турецким фирмам.

По оценкам зарубежных экспертов, вследствие эмбарго, общие потери страны составили 1 млрд долларов. Расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в интересах ВС и ВПК в 2019 году в Турции выросли более чем на 15 проц., достигнув почти 1,7 млрд долларов по сравнению с 1,4 млрд в 2018-м. Траты на развитие технологий оборонной отрасли приумножились еще более заметно, достигнув 249 млн долларов и увеличившись на 67 проц. по сравнению со 149 млн в 2018-м. Это говорит о повышенном внимании к высокотехнологичным достижениям в военной промышленности республики. Следующие несколько лет станут крайне важными для будущего этой отрасли. От решений, предпринимаемых турецкими властями, будет зависеть, сможет ли она пройти этап устойчивого роста в течение нескольких последующих лет и превратиться в глобального игрока на мировом рынке вооружений.

ВПК Турции представлен тремя неофициальными секторами, каждый из которых конкурирует за бóльшую долю рынка и стремится к монопольному доминированию в своей отрасли. Первый сектор – это контролируемый военными Фонд турецких вооруженных сил, который управляется отставными генералами – влиятельными лицами «Кемалистской Турции» доэрдогановской эпохи. Он вместе с подчиненными ему многочисленными компаниями доминировал в военной промышленности страны на протяжении более чем трех десятилетий. И по сей день ни одна частная компания не может соперничать с «Аселсан» (образована в 1975 году) в области создания средств связи, радиолокации и информационных технологий; с «Рокетсан» (1988) – в производстве управляемого и неуправляемого ракетного оружия; с «Хавелсан» (1982) – в создании средств радиоэлектронной борьбы; с ISBIR (1978) в части разработки систем электроэнергетики; с «Аспилсан» (1981) – в изготовлении источников питания (аккумуляторов) военного назначения.

Заместитель генерального директора фонда отставной генерал С. Пиядев своем сентябрьском интервью 2020 года заявил, что в структуре продаж оборонной промышленности Турции на долю фонда приходится около 40 проц. всех поставок на внутреннем рынке (почти 2,3 млрд долларов) и 38 проц. – на экспорт (около 840 млн). Кроме того, его компании играют ключевую роль в оборонных исследованиях и разработках, занимая 62 проц. этого сегмента.

Второй сектор представлен совместными предприятиями: это турецкие компании, сотрудничающие с западными партнерами-инвесторами. Большинство из них было образовано прозападноориентированными подрядчиками национального военного ведомства (из числа фирм строительного сектора) и их зарубежными партнерами еще в 90-х годах прошлого столетия. Среди них компании «Нурол дефенс индастри», «Туркиш аэроспейс индастриз» (TAI), M?KES (72 проц. капитала принадлежат «Аселсан») и «Oтокар» (входит в холдинг Koç). Эти совместные предприятия с участием турецкого и западного капиталов вышли на военно-промышленный рынок в начале 2000-х годов.

Третий сектор – это новые игроки турецкой оборонной промышленности. Они и их компании связаны с президентом Р. Эрдоганом, как то: «Байкар Макина», принадлежащая семье зятя главы государства – С. Байрактара; BMC, принадлежащая семье Озтюрков и Этему Санджаку – члену правящей Партии справедливости и развития и ее исполнительного совета; TÜMOSAN, входящая в состав холдинга «Aлбайрак». Фирма «Би-Эм-Си» (BMC) является ведущим производителем автобусов, грузовиков, железнодорожного подвижного состава, защищенных автомобилей «Кир- пи» и бронеавтомобилей с усиленной противоминной защитой (MRAP) «Aмазон». Амбициозное совместное предприятие стремится к монопольному в турецкой промышленности положению в области производства дизельных двигателей для наземных транспортных средств и реактивных – для летательных аппаратов. Э. Санджак владеет 25 проц. акций предприятия, семья Озтюрк – 25,1 проц., а остальные 49,9 проц. принадлежат военно-промышленному комитету вооруженных сил Катара.

Американское интернет-издание «Дефенс ньюс» представило рейтинг 100 крупнейших оборонных компаний мира, основанный на доходах от продаж продукции военного назначения мировыми производителями в 2019 году. В него вошли семь турецких производителей: «Аселсан», TAI, фирма BMC («Би-ЭмСи»), «Рокетсан», STM, FNSS и «Хавелсан». «Аселсан» является лидером военной промышленности Турции. Параллельно с выполнением государственных заказов компания активно продвигает свою продукцию и на внешнем рынке. В то же время ее разработки внедряются и в гражданском секторе. Сфера деятельности «Аселсан» охватывает связь и информационные технологии, микроэлектронику, производство радаров и электронных военных систем, оборонные технологии, транспорт, безопасность, энергетику.

Еще одна турецкая компания TAI, являющаяся одним из главных поставщиков таких международ- ных гигантов, как «Боинг», «Эрбас», «Локхид-Мартин», «Нортроп-Грумман», «Бомбардьер» и «Леонардо», впервые попала в спи- сок еще в 2011 году – тогда она занимала 83-е место. В начале 2019 года президент Р. Эрдоган предложил компании BMC возможность арендовать крупнейший в стране танковый завод в провинции Сакарья для организации производства своего танка «Aлтай» в рамках 25-летнего контракта с оплатой всего 50 млн долларов США. Турецкие военные уже озвучили планы по закупке в предстоящие два десятилетия свыше 1 тыс. единиц (Катар также разместил заказ на 100 машин).

Сделка с Катаром знаменует собой первую экспортную поставку танка турецкой разработки и производства, хотя сам он вряд ли нуждается в сотне боевых бронированных машин подобного класса с учетом его единственной сухопутной границы с Саудовской Аравией протяженностью около 64 км. Тем не менее столь масштабная сделка в области оборонной промышленности способствует укреплению двусторонних связей Дохи и Анкары, гарантирует стране поддержку Турции в противостоянии с возглавляемым Эр-Риядом региональным блоком монархий Персидского залива (ССАГПЗ), а также способствует диверсификации источников поставок вооружения и военной техники.

ВМС учредила совместное предприятие с катарским холдингом «Барзан» по производству силовой установки и трансмиссии для танка «Алтай». Сотрудничество может стать проблемным, если компания не выполнит взятое на себя обязательство разработать 100-процентно отечественную силовую установку для указанного танка. Еще одно совместное предприятие было образовано в апреле 2017 года компанией SSTEK (Savunma Sanayi Teknolojileri A.S.), контролируемой секретариатом оборонной промышленности Турции. Последний выступил единственным учредителем компании, созданной для проектирования и разработки турбинных двигателей для ВС страны. Впоследствии SSTEK продала 55 проц. своих акций BMC и 35 проц. TAI. Первым реальным испытанием для турецко-катарского военного и военно-технического сотрудничества станет способность дочерней структуры BMC компании TRMotor поставлять дизельные двигатели для танка «Алтай».

BMC также стремится к доминированию на рынке дизельных и реактивных двигателей военного назначения, равно как и к монополизации добычи бора – отрасль, в которую она вошла совсем недавно. В феврале 2020 года издание «Дефенс ньюс» разместило информацию со ссылкой на турецкое агентство оборонных закупок, касавшихся плана закупок МО ТР на текущий период. Сообщилось, что к концу года военные получили ударный беспилотник «Акынджи», построенный турецкой компанией «Байкар Макина». Его испытания были признаны успешными, полет БПЛА продолжался 66 мин. Аппарат, оснащенный двумя двигателями, сможет подниматься на высоту свыше 12 тыс. м с полезной нагрузкой массой более 1 т.

Турция вошла в число трех стран в мире, способных производить дроны-камикадзе. В 2020 году планировалась поставка в войска еще одного вида беспилотников – «Kаргу-2». Новые ударные мини-БПЛА, разработанные турецким оборонно-технологическим концерном STM, оснащены системой распознавания лиц и способны выполнять задачи в автоматическом режиме. Дальность действия дрона составляет 15 км, в воздухе он может находиться до 30 мин и быть задействован в боевых операциях. Контракт, заключенный турецким правительством с STM, предполагает поставку 356 БПЛА «Kаргу-2».

Тактический ударный беспилотник «Aлпагу» – еще одно изобретение концерна STM. Военные заинтересованы в поставках этих дронов, полагая что их асимметричные боевые действия против курдских боевиков на юго-востоке Турции будут в значительной степени зависеть от возможностей БПЛА. Планируется также пополнить парк вертолетной техники за счет закупок зарубежной. В 2020 году заключен контракт на приобретение десятков учебно-тренировочных вертолетов в США. В июле 2019 года были сделаны заявки на приобретение тренировочных вертолетов и потенциальными участниками торгов стали «Эрбас» (производитель вертолетов H135), «Агу- ста-Уэстленд»» (учебные вертолеты TH-119), «Белл» (одномоторный вертолет GXi и двухмоторный «Глобал Рейнджер»).

Управление оборонной промышленности SSB ожидает, что вертолет боевого обеспечения Т-625, разработанный фирмой TAI, начнет поступать в войска в 2021 году. На базе ударно-разведывательного вертолета T-129 «Aтак», который производился по лицензии итальянского А-129 «Мангуста», создан усовершенствованный «Aтак-2», оснащенный новыми средствами РЭБ и связи, а также системами предупреждения о радиолокационном и лазерном облучении. Турецкими верфями «Седеф» по лицензии испанской судостроительной компании «Навантиа» строится универсальный десантный корабль «Анадолу», который стал самым большим боевым кораблем в составе ВМС Турции. Особый акцент в программе закупок делается на местных системах ПВО. Две крупнейшие компании – «Аселан» и «Рокетсан», контролируемые государством, планируют начать огневые испытания ЗРК «Хисар-O».

Кроме того, турецкие военные должны получить низковысотную ракетную зенитную систему ПВО «Коркут», полностью разработанную национальными конструкторами. Президент Р. Эрдоган заявляет, что Турция вскоре войдет в число мировых лидеров по производству продукции оборонного назначения. «Развитие оборонной промышленности является одним из важных приоритетов для Анкары», заявил он, поскольку «страна должна обрести независимость от иностранных компаний в военной индустрии уже с 2023 года». Планируется также завершить проект, связанный с оснащением БПЛА национальными «умными» бомбами, продолжатся усилия по производству боеприпасов для вертолетов, находящихся на вооружении ВС Турции.

К 2023 году военное руководство республики стремится покончить с зависимостью от импорта большей части боеприпасов из-за рубежа. Глава Директората оборонной промышленности республики И. Демир в ответ на введенные против нее американские санкции также заявил, что Анкара откажется от приобретения и использования своими ВМС торпед американского производства и турецкий флот будет поэтапно переводиться на изделия, изготовленные национальными компаниями. В частности, речь идет о торпеде «Орка», производителем которой должна стать компания «Рокетсан». В числе достижений турецкой оборонной промышленности намерения испытать жидкостный ракетный двигатель для использования в системах космических запусков, модернизация наземной системы радиоэлектронной борьбы «Корал», разработка барражирующих боеприпасов и нового оборудования для оснащения БПЛА, включая двигатели, вооружение и электрооптику.

Планируется также завершить проекты по разработке национальных систем ПВО малой, средней и большей дальности, создать центры проектирования микроэлектронных чипов. Помимо этого, намечено реализовать все и другие проекты: от ракет большой дальности до средств радиоэлектронной борьбы. Будут начаты НИР по созданию первого беспилотного истребителя Турции, который планируется построить к 2023 году и провести его испытания.

Инвестиции в военно-промышленный комплекс ТР позволяют планомерно наращивать экспорт военной продукции за рубеж. Так, за первые девять месяцев 2020 года Анкара поставила за рубеж ВВТ на общую сумму свыше 2 млрд долларов. Как уточняет турецкое агентство «Анадолу» со ссылкой на данные Ассоциации экспортеров Турции, это на 4,8 проц. больше по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. С апреля 2019-го по апрель 2020-го страна экспортировала продукцию оборонного назначения на сумму 2,5 млрд долларов.

Стокгольмский международный институт стратегических исследований проблем мира (SIPRI) констатировал, что в период с 2014 по 2018 год Турция увеличила экспорт оружия на 170 проц. по сравнению с предыдущим четырехлетним периодом. 30 проц. общего объема экспорта ВВТ были закуплены Объединенными Арабскими Эмиратами, далее следуют Туркменистан с 23 проц. и Саудовская Аравия с 10 проц. За тот же период ТР сократила импорт оружия на 21 проц., причем 60 проц. его поступило из США. Согласно официальным данным, первое место среди импортеров турецкой военной продукции удерживают Соединенные Штаты, которые с января по сентябрь 2020 года приобрели соответствующих изделий на 531,1 млн долларов. На втором находятся ОАЭ (127,9 млн), затем – Германия (123,7 млн), Азербайджан (123,2 млн) и Индия (114,9 млн). Отмечается, что только в сентябре 2020-го Азербайджан закупил у Турции ВВТ на 77,1 млн долларов. По итогам месяца в рейтинге импортеров турецких военных товаров ему уступили первенство Оман (62,9 млн долларов), США (62,7 млн), Индия (15,6 млн) и Герма- ния (14,5 млн). В прошлом году Анкара поставила ПВН в общей сложности 113 заказчикам (в 2019-м насчитывалось 110 импортеров турецких ВВТ).

Таким образом, турецкому руководству удалось за последние годы приступить к ускоренной модернизации национальных ВС за счет импорта современных вооружений и боевой техники и одновременно заложить основу собственной оборонной промышленности, которая уже сейчас способна не только удовлетворять основные потребности всех видов турецких вооруженных сил, но и экспортировать военную продукцию на сумму до 3 млрд долларов в год.

Полковник С. Иванов, ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН.

Источник: журнал «Зарубежное военное обозрение» №5 2021

https://zavtra.ru/books/oboronno-promishlennij_kompleks_turtcii_na_sovremennom_etape - цинк


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

311
Похожие новости
23 июня 2021, 03:00
23 июня 2021, 08:45
23 июня 2021, 07:00
23 июня 2021, 18:15
24 июня 2021, 11:30
23 июня 2021, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
19 июня 2021, 21:15
18 июня 2021, 14:30
22 июня 2021, 19:30
23 июня 2021, 05:00
20 июня 2021, 10:30
23 июня 2021, 08:45
21 июня 2021, 05:30