Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Откажется ли Трамп от ближневосточного наследия Обамы?

Тиллерсон готовится к визиту в Турцию

Новостной портал Al Monitor, специализирующийся на освещении событий на Ближнем Востоке, сообщил о предстоящем визите 30 марта госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Анкару. Там он встретится с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и главой МИД страны Мевлютом Чавушоглу. Эту информацию со ссылкой на главу МИД Турции подтвердило агентство Reuters, хотя государственный департамент США пока не сделал соответствующего заявления. Такая неустойчивость в сообщениях имеет свою логику.

Дело в том, что в середине февраля в Бонне в формате G20 Чавушоглу уже встречался Тиллерсоном и, как сообщали турецкие СМИ, «Анкара откровенно указывала Вашингтону на ошибки администрации Обамы, в том числе по части военной поддержки сирийскому ответвлению — по турецкой терминологии — организации ПКК-YPG, которая подрывает доверие Турции к США и усиливает террористическую угрозу как для США, так и для Сирии». Помимо этого Анкара еще раз поставила вопрос об экстрадиции из США известного богослова Фетхуллаха Гюлена, которому приписывается организация неудавшегося госпереворота в Турции 15 июля 2016 года. Также на встрече в Бонне поднимались вопросы Сирии, Ирака, борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). При этом Чавушоглу, подводя итоги переговоров, заявлял, что «они прошли крайне плодотворно, это было хорошее начало». Правда, Тиллерсон не комментировал эту встречу, как это сделал, к примеру, после встречи в Бонне с министром иностранных дел России Сереем Лавровым. По мнению некоторых экспертов, это связано с тем, что Вашингтон еще не готов вести конкретный диалог с Анкарой по затронутым ею проблемам и выстраивать на этих направлениях взаимодействие.

Иллюстрация: U.S. Department of State

Рекс Тиллерсон

Сам госсекретарь немногословен. Когда его выдвигали на пост, он, комментируя ситуации в частности в отношении Сирии, говорил, что «с тем, где мы находимся сегодня, мы ничего не можем поделать. Россия, Сирия, Турция и Иран диктуют условия, на которых будут развиваться события в Сирии, без нашего участия». Действительно, в Бонне глава МИД Турции выставлял перед Тиллерсоном условия, выполнять которые администрация президента Трампа не спешит. Известно, что Пентагон предоставил на рассмотрение президенту Трампу новый план борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Сирии и Ираке. Детали его неизвестны, как неизвестно и то, когда Вашингтон представит свою новую ближневосточную доктрину, что связано с переосмыслением ситуации в этом регионе мира и без чего невозможно проводить последовательную эффективную политику. Пока все идет как «при дедушке», то есть Обаме. США продолжают оказывать поддержку сирийским курдам и курдским Отрядам народной самообороны (YPG), предполагая их участие в готовящемся наступлении на Ракку. Давление Турции на этом направлении, предложение обучить и вооружить сирийских ополченцев, которые вместе с турецкими силами участвовали в операции «Щит Евфрата» на севере Сирии, фактически блокируются. Более того, в Анкаре нервозно восприняли недавний визит главы комитета Сената по вооруженным силам сенатора Джона Маккейна на север Сирии в город Кобани.

На наш взгляд, проблема тут не только и не столько в Сирии, сколько в оценке ситуации со стороны Вашингтона, в которой оказалась Турция. Обозначим мозаично панораму, которая рисуется многими западными экспертами. Первый пункт: Турция располагается в центре трех областей, имеющих стратегическое значение для Соединенных Штатов и Европы, Балканского полуострова, Каспийского региона и Ближнего Востока, и имеет важное значение для США и Европы. Второй пункт: Турция — важный стратегический энергетический коридор, коммерческий партнер, член коалиции против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), натовский игрок и часть решения сирийского кризиса. Третий пункт: появление проблемы так называемой османской идентичности Турции в регионе связано с двумя процессами — участием в «арабской весне» и, как результат, противодействию Турции вступить в ЕС. Четвертый пункт: политика США и их партнеров на Ближнем Востоке, особенно в период президента Барака Обамы, определила параметры воцарившегося на Ближнем Востоке хаоса. Турция стала терять значение для Вашингтона в качестве регионального участника ближневосточного кризиса и был обозначен фактор Курдистана. США установили, как пишет Reuters, «беспрецедентные связи с главной партией сирийских курдов в рамках дискуссии по расширению сформированной для борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) коалиции».

Идея курдского государства на Ближнем Востоке, одна часть которого охватывала бы Ирак, другая — Иран, третья — Сирию и юг Анатолии, шаг за шагом претворяется в жизнь. Впервые за долгое время Турции не удалось воспользоваться своим ключевым расположением в Малой Азии, чтобы заставить других принять свое мнение и варианты, страна стала отходить на второй план. Внутри Турции перманентно стала расти политическая напряженность. Пятый пункт: возвращение Ирана в международное сообщество становится предвестником кардинальных геостратегических преобразований на Ближнем Востоке. Шестой пункт: усиление геополитического влияния России в регионе вынудило Турцию вступить с ней в альянс с несовсем желательными для нее характеристиками.

Но в целом обозначенные элементы ближневосточной геополитической мозаики только формируют, а не завершают панораму. К чему сейчас готовы США? Пока создается устойчивое впечатление, что президент Трамп следует курсом своего предшественника, тогда как президент Турции Эрдоган стремится «обнулить ситуацию», дрейфуя между США и Россией, которая опасается вызвать в регионе эффект геополитического домино. Поэтому визит в Анкару госсекретаря США Тиллерсона в обозначенные сроки может носить, скорее всего, познавательный характер, и вряд ли у него в рукаве окажутся какие-то «козырные карты». Существует еще один сценарий, которого опасается Турция: возможность двухстороннего альянса США и России, что расширяет для нее «зону неопределенности».

22−23 марта Тиллерсон проведет в Вашингтоне многостороннюю встречу с участием глав внешнеполитических ведомств, представляющих страны — участницы международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), включая и Турцию. Представитель госдепартамента Марк Тонер, заявил, что госсекретарь считает, что «нанесение поражения террористической группировке ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) является главным приоритетом в деятельности госдепартамента в регионе Ближнего Востока». При этом разгром ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) должен стать началом процесса стабилизации ситуации в Сирии. Тонер также напомнил, что США на постоянной основе обсуждают ситуацию с Турцией, с Ираком, а также другими силами в Ираке, включая курдские отряды самообороны, и ищут «пути деэскалации насилия между этими группами». Устроит ли такой подход Вашингтона Анкару — скоро станет известно.

Станислав Тарасов

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

302
Похожие новости
21 мая 2017, 19:15
23 мая 2017, 05:15
20 мая 2017, 22:30
21 мая 2017, 19:15
21 мая 2017, 16:45
20 мая 2017, 22:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
20 мая 2017, 09:00
18 мая 2017, 20:00
21 мая 2017, 21:30
21 мая 2017, 13:45
19 мая 2017, 18:30
20 мая 2017, 22:30
19 мая 2017, 16:15