Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Палецкис не сдаётся

Весна 2020-го принесла неожиданный поворот в судьбе известного литовского диссидента Альгирдаса Палецкиса – его неожиданно выпустили из тюрьмы после полуторагодичного заключения. Это стало свидетельством того, что предъявленные ему властями обвинения несостоятельны: вряд ли можно представить освобождение человека, обвиняемого в шпионаже в пользу другого государства и в подготовке особо опасной подрывной деятельности. Нельзя представить – в случае, если такие обвинения верны. Но к делу Палецкиса, судя по всему, это не относится.
В своё время политическая карьера Палецкиса пошла под откос после того, как он в эфире литовского телевидения высказал мнение, что люди, погибшие в январе 1991 года у телебашни в Вильнюсе, были жертвами не советских солдат, а специально стрелявших в толпу с крыш провокаторов. А в марте прошлого года в Вильнюсе завершилось многолетнее судебно-пропагандистское дело о событиях января 1991 года. В его рамках были признаны виновными 67 человек (из них 65 заочно). В частности, бывший министр обороны СССР Дмитрий Язов получил десять лет лишения свободы, экс-офицер КГБ Михаил Головатов также заочно приговорен к 12 годам, второй секретарь ЦК Литовской компартии в 1990-1991 годах Владислав Швед – к 10 годам. Помимо этого, Вильнюсский окружной суд приговорил к 14 годам лишения свободы бывшего начальника Вильнюсского гарнизона Советской армии Владимира Усхопчика. Отставные российские военные Юрий Мель и Геннадий Иванов – единственные, кто реально оказался в лапах литовского правосудия, приговорены к семи и четырем годам лишения свободы соответственно.
По версии литовской прокуратуры, до своего ареста Палецкис в 2017–2018 годах неоднократно встречался в России с бывшим командиром группы «Альфа» Михаилом Головатовым. Якобы Палецкис вместе со своим знакомым предпринимателем Деймантасом Бяртаускасом 17–18 февраля 2017 года находились в Москве, где договаривались о сотрудничестве с представителями партии «Единая Россия». Головатов, по мнению литовских следователей, завербовал Палецкиса и Бяртаускаса, дабы те собирали информацию для российских спецслужб. Также власти Литвы придерживаются версии, что во время другой своей встречи с Палецкисом Головатов просил того найти медицинского эксперта, согласного за деньги сделать справку о тяжёлой болезни отставного российского военнослужащего Юрия Меля, арестованного литовскими властями в 2014-м в рамках того же дела о событиях 1991 года в Вильнюсе. Ю. Мель, страдающий диабетом, до сих пор пребывает в литовской тюрьме: в 2019 году он получил семь лет лишения свободы «за преступления против человечества», хотя вся его роль в вильнюсских событиях 1991 года ограничилась тем, что он сидел в танке и сделал несколько холостых выстрелов.
По данным литовского следствия, Палецкису и Бяртаускасу бесплатно предоставили визы для поездок в Россию. Кроме того, в прокуратуре утверждают, что Палецкис якобы получил на выполнение полученных от Головатова заданий 6 тысяч евро, которые и разделил с Бяртаускасом.
Литовские власти утверждают, что по просьбе Головатова Палецкиса опросили как свидетеля в возбужденном в России уголовном деле, «цель которого – дискредитация судебного процесса о 13 января в Литве». Вероятно, речь идёт о начатом в РФ в прошлом году деле в отношении литовских прокуроров и судей, рассматривавших «дело 13 января».
Расследованием занимается Следственный комитет России. Судьи подозреваются в совершении преступления по статьям за вынесение заведомо неправосудного приговора, так как события в Вильнюсе 1991 года имели место в период вхождения Литвы в состав СССР, а войсковые подразделения действовали в соответствии с советским законодательством. Вот это и есть главный пункт предъявляемых Палецкису обвинений – якобы он тайком собирал и передавал в РФ персональные данные работников литовских судов, непосредственно имевших отношение к вынесению приговоров российским гражданам по делу января 1991 года! А потом, судя по версии литовских прокуроров, россияне собирались проводить через Интерпол задержания этих людей – когда те, например, выезжали бы на отдых в третьи страны.
Обвинения более чем весомые. И вдруг в начале апреля громом раздалось известие: Альгирдаса Палецкиса освобождают! Освободили его совершенно для большинства знакомых неожиданно после, напоминаем, полуторагодового заключения. Полной свободы, правда, не предоставили – Палецкис, вышедший под залог 50 тысяч евро, теперь находится под домашним арестом. И всё же в нынешних условиях сам факт выхода Палецкиса из узилища является весьма отрадным. К тому же, если присмотреться внимательнее, у этого факта есть объяснение. Освобождению политического узника предшествовало обращение группы так называемых «сигнаторов» (людей, подписавших 11 марта 1990 года Акт о восстановлении независимости Литвы), открыто призвавших не держать Палецкиса в тюрьме. Инициатором данного обращения, подписанного более чем 60 «сигнаторами» (среди которых оказались и нынешние члены Сейма) стал бывший посол Литвы в России Эгидиюс Бичкаускас. Он подчеркнул, что деятельность Палецкиса ничего общего со «шпионажем» в пользу России не имела. Обращение подписали и другие известные люди – представители как левого, так и правого политического спектра Литвы: Витянис Андрюкайтис, Чесловас Юршенас, Гедиминас Вагнорюс, Нийоле Ожелите, Мечис Лауринкус, Эмануэлис Зингерис и другие. Никто из них не является сторонником Палецкиса - они просто решили, что предпринятые против него репрессии дискредитируют литовское государство.
Подписанты обеспокоились, что сложившаяся ситуация идёт на пользу «российской пропаганде». Они не исключили, что Палецкис может обратиться в Европейский суд по правам человека в Страсбурге и добиться победы над Литовской Республикой.
Надо полагать, литовские власти сообразили, что доводы, представленные «сигнаторами» – более чем основательные. Поэтому держащие оппозиционера челюсти немного разжались. Но, по сути, это ничего не изменило, ведь судебный процесс продолжается. Сам Палецкис продолжает настаивать, что предъявленные ему обвинения – лживые. Выйдя за порог тюрьмы города Шауляй, диссидент дал небольшое интервью журналистке агентства BNS. На её вопрос о самочувствии Альгирдас сказал: «Ну какое здоровье может быть после полутора лет в камере-одиночке… Ну ничего. Держимся». Рассуждая о том, как он оценивает предъявленные ему обвинения, Палецкис отметил: «Видите ли, в чём дело… До первого заседания суда я не имею право говорить в деталях о ходе расследования дела, но мог бы вообще сказать очень многое. И в самом деле, когда в начале мая вроде будет начало заседаний по этому судебному делу, скажу. А само дело, понятно – политическое. Никакого шпионажа не было. Я считал себя свободным человеком, мог ездить по миру, встречаться с людьми, говорить обо всём, интересоваться любыми темами. Поэтому считаю, что дело является политическим. Я уверен, что защищусь».
Альгирдас Палецкис добавил, что очень обеспокоен по поводу положения дел с правами человека в Литве. «Я должен заявить, что часть прокуроров вела себя очень бессовестно. Это означает, что они знают, что я невиновен. Они знают, что часть людей, которые сидят в тюрьмах, тоже невиновны, или, во всяком случае, не могут подвергаться таким наказаниям, которые к ним применяются. Особенно бессовестно делать это до суда, только по подозрению. За рубежом подозреваемым назначают домашний арест. Может быть, можно было бы так поступать и у нас, но нет – обязательно бросают в тюрьму. Я заметил, что у части прокуроров есть метод: мы тебя сажаем в тюрьму до суда, и ты должен оговорить себя и других. И тогда мы тебя выпустим. Но такие методы является совершенно бессовестными», – констатирует Палецкис.
Он ещё раз подчеркнул, что не собирал сведения о юристах, которые вели дело о событиях 13 января 1991 г. в Вильнюсе. «Нет, это неправда. Не собирал ни о прокурорах, ни о судьях. В деле нет таких сведений. Другое дело – я являюсь журналистом и уже несколько лет пишу книгу о событиях 13 января в Вильнюсе. И вот в процессе работы над этой книгой, над её написанием, я встречался с участниками событий 13 января 1991 года в Вильнюсе, которые проживают в России и в Белоруссии. Мне было интересно услышать их мнение. Но это моё право, как журналиста. Я по профессии журналист-политолог. Судьба так распорядилась, что меня интересует тема событий 13 января 1991 года в Вильнюсе. Я имею на это право. А те обвинения, которые мне предъявлены, они во время суда, думаю, всем это станет ясно, покажутся несерьёзными», – добавил Палецкис.
Он отрицает и предъявляемое ему обвинение в том, будто он искал медицинских работников, которые за оплату представили бы «липовые» справки о состоянии здоровья Юрия Меля. «Этого не было. Это, наверное, кто-то другой наговорил, другой человек, который является подозреваемым также в данном деле – Деймантас Бяртаускас. Его поймали, посадили, как и меня. Правда, нас посадили в разные камеры. Но потом он не выдержал оказываемого на него давления и начал что-то наговаривать. И в основе всего этого наговора была та информация, о которой вы говорите. В деле этих данных нет», – говорит Альгирдас Палецкис.
В любом случае процесс его может затянуться надолго. Литовская Фемида, так много усилий вложившая в раскрутку этого дела, уже не может так просто от него отступиться. С другой стороны, в начале июня 2020-го власти пошли на дальнейшие послабления в отношении Палецкиса. Окружной суд Шауляя, изучив его заявление о том, что ему необходимо из-за проблем с подорванным в тюрьме здоровьем обратиться к врачу, разрешил Альгирдасу в определённое время покидать свое жилище, не выезжая за пределы Вильнюса. Это может служить косвенным признаком того, что дело разваливается.
«Людям, худо-бедно разбирающимся в уголовном праве, после смены меры пресечения Палецкису всё про "процесс века" стало, в общем, понятно.
Где это видано, чтобы по обвинению в государственной измене и чуть ли не в терроризме "преступника" помещали под домашний арест? А потом и его отменяли, разрешая "террористу", готовившему по заданию российской ФСБ захват в заложники высокопоставленных граждан Литвы, ездить по Вильнюсу с электронным браслетом?
"Дело Палецкиса" сыпется от неспособности следствия чем-либо подтвердить свои сенсационные обвинения», – подчеркивает политолог Александр Носович.
Вскоре подоспели новые факты, явно безрадостные для противников Альгирдаса. В том же самом июне суд города Вильнюса осудил постоянно проживающего в Литве гражданина России, историка и диссидента Валерия Иванова по статье 253 ч. 1 Уголовного кодекса республики – «незаконное обладание огнестрельным оружием». Иванов подвергается репрессиям не впервой: в 90-х он дважды отсидел в застенках за то, что боролся против выхода Литвы из СССР, а позже разоблачал в своих книгах бесчеловечность литовских властей, жестко расправляющихся с политическими противниками. И на этот раз, по словам, Иванова, ему хотели предъявить нечто куда большее, чем хранение найденного у него при обыске старого револьвера. При обыске в декабре 2018-го пожилому человеку показали документ о подозрении в шпионской деятельности.
Иванов не знал, что визит полицейских в его дом связан с делом Палецкиса, которого на тот момент уже полтора месяца скрытно держали в темнице. «Начиналось всё с того, что я должен был стать связным между Москвой и Палецкисом. Но абсурдность этого дела была слишком очевидной. Никаким шпионом я не являюсь, никаких шифровальных кодов, передатчиков, копий секретных правительственных документов у меня не нашли. Это не помешало оперативным работникам забрать все мои научные работы по истории, философии, а также материалы, связанные с моей деятельностью, как председателя Союза русских литераторов и художников Литвы "Рарог". Естественно, всю оргтехнику тоже вынесли. А уже по окончании обыска они нашли в шкафу старый сломанный револьвер, чему очень обрадовались», – поведал историк.
Валерия Иванова на некоторое время задержали. Шел напряжённый поиск «доказательств», которые могли бы позволить «пристегнуть» арестованного историка к делу Палецкиса. Поиск оказался безуспешным, что немедленно отразилось на судьбе Иванова.
«Потом меня решили отпустить. Наверное, здесь уже российский МИД вмешался. Я и сам удивился – такое обвинение, и вдруг отпускают! Потом меня ещё несколько раз вызывали на допросы, но всё крутилось вокруг этого несчастного куска металлолома – бывшего стартового револьвера. 10 июня дело закончилось приговором. За полтора года литовская Фемида сумела превратить этот металлолом в действующий револьвер категории "С", отсюда и обвинительный вердикт. Можно было получить до пяти лет тюрьмы, но меня "пожалели" – дали два года невыезда из Вильнюса и предписали находиться дома с 23.00 до 6.00», – отмечает историк.
Сам Палецкис опубликовал тем временем на YouTube видеоролик, в котором высказался, что власти не заинтересованы в проведении гласного процесса. Действительно, состоявшееся 8 июня заседание прошло в закрытом режиме. «Для меня очень странна одна вещь – а именно то, что прокуратура, очевидно, избегает открытого суда. И я хочу это подчеркнуть: люди, которые начали это дело против меня, избегают открытого суда! Я надеялся на открытый суд и всё время призывал, чтобы он состоялся – чтобы люди видели, какими методами работает прокуратура. Однако прокуратура снова захотела, чтобы суд проходил в закрытом режиме, как и произошло», – отметил политик. Также он указал на нелогичность действий правоохранительных органов. «Если я являюсь так называемым шпионом, то наверняка желал бы избегать огласки, а прокуратура хотела бы гласности – и доказывала бы, что имеет улики против меня. Пожалуйста, предоставьте эти улики, а то все наоборот – я хочу огласки, а прокуратура её избегает. Я очень надеюсь, что остальные заседания всё-таки будут открытыми, и вы увидите, какими методами работает прокуратура», – подчеркнул Палецкис. Он добавил, что будет отстаивать свою невиновность несмотря ни на что.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
628
Похожие новости
01 июля 2020, 06:00
02 июля 2020, 13:15
01 июля 2020, 12:30
01 июля 2020, 16:15
02 июля 2020, 13:15
02 июля 2020, 13:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
29 июня 2020, 18:45
30 июня 2020, 13:45
27 июня 2020, 15:15
27 июня 2020, 11:30
28 июня 2020, 18:15
01 июля 2020, 06:00
30 июня 2020, 13:30