Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Пантюркизм наоборот

Июльская попытка государственного переворота в Турции, предпринятая, как утверждает официальная Анкара, сторонниками известного мусульманского писателя и проповедника Фетхуллаха Гюлена, обернулась весьма неожиданными последствиями для среднеазиатских государств. Турция обратилась к ним с больше похожей на требование просьбой закрыть действующие на их территории турецкие лицеи, которые до недавнего времени являлись главным инструментом ее «мягкой силы» в регионе.

Турецкие лицеи в Средней Азии сегодня продолжают действовать только в Казахстане и Киргизии. В двух других тюркоязычных странах региона – Узбекистане и Туркмении - турецкие лицеи к настоящему времени уже закрыты. В Таджикистане их решено преобразовать в школы для одаренных детей. И лишь в Казахстане и Киргизии, которые, к слову, являются союзниками России по ОДКБ и ЕАЭС, турецкие лицеи продолжают успешно функционировать.

В конце июля посол Турции в Казахстане Невзат Уянык прозрачно намекнул на то, что действующие в стране казахско-турецкие лицеи Анкаре не нравятся, и лучше их было бы закрыть. «Официально при поддержке государства, при поддержке правительства Турции учебное заведение, которое было официально открыто и официально поддержано правительством нашей страны, это международный Казахстанско-Турецкий университет имени Яссави, который осуществляет свою деятельность в Туркестане, в Южно-Казахстанской области, - заявил он, - Остальные учебные заведения, которые работают на территории РК и используют название «казахско-турецкие школы» или «казахско-турецкие лицеи», не имеют никакого отношения к государственным органам нашей страны». Отметив, что регулирование их деятельности полностью относится к компетенции министерства образования Казахстана, посол, тем не менее, заявил, что после предпринятой гюленистами попытки госпереворота Турция ожидает от всех дружественных стран поддержки, и закрытие лицеев будет полностью соответствовать интересам самого Казахстана.

Обращение Турции к Киргизии вообще прозвучало как ультиматум. Об этом, а также о реакции Бишкека «Столетие» уже писало.

С Казахстаном, который активно помогал Турции помириться с Россией после конфликта из-за сбитого турецкими ВВС российского бомбардировщика Су-24, говорить в таком тоне нельзя, поэтому диалог Анкары и Астаны по поводу турецких лицеев получился гораздо более сдержанным.

Закрывать их министерство образования Казахстана отказалось, заявив, что никаких изменений в деятельность турецких школ вносить не планируется. «Эти учебные заведения (всего в Казахстане 27 государственных казахско-турецких лицеев), как работали, так и будут работать, - говорится в официальном заявлении ведомства, - ученикам и родителям опасаться, что им придется искать новые школы, не придется». По утверждению министерства, никакого отношения к Турции эти учебные заведения вообще не имеют, а свою деятельность осуществляют на основе казахстанских и международных образовательных стандартов. «Казахско-турецкие лицеи имеют свое место в сфере отечественного образования, и не стоит связывать их деятельность в контексте с политической ситуацией других стран, - отметили в министерстве, - Никто извне не имеет права оказывать давление на них - это школы Казахстана и граждане Казахстана».

Для того, чтобы понять, почему расставаться с турецкими лицеями Астана не хочет, стоит обратиться к недавней истории. Турецкие учебные заведения в странах СНГ появились вскоре после распада СССР, быстро превратившись в основной инструмент «мягкой силы», с помощью которого Анкара продвигала свое влияние в регионе. В январе 1992 г. с целью координации сотрудничества с тюркскими странами СНГ в структуре турецкого МИДа было создано Агентство тюркского сотрудничества и развития (TIKA). В январе следующего года Турция приступила к финансированию двух пятилетних совместных программ по образованию и культуре. Вскоре во всех государствах Средней Азии, которая с 1993 г. стала официально именоваться Центральной, была создана сеть анатолийских лицеев – средних учебных заведений с углубленным изучением турецкого, английского языков и точных наук. Только что получившие независимость среднеазиатские республики всячески хотели снизить свою зависимость от бывшей «метрополии» в лице России, и появление турецких лицеев рассматривали как создание альтернативы прежней советской системе образования.

Одной из первых сеть турецких лицеев была развернута в Туркмении, которая из-за своего изоляционистского внешнеполитического курса довольно быстро начала сворачивать у себя русскоязычное образование. Поскольку же заменить его в короткие сроки был нечем, Турция со своими лицеями оказалась как нельзя кстати. Благодаря сотрудничеству с ней в Туркменистане было создано полтора десятка туркмено-турецких общеобразовательных школ, турецкая начальная школа, образовательный центр «Башкент», а также Международный туркмено-турецкий университет с отделениями во всех областных центрах.

Наиболее обширная сеть турецких учебных заведений в первые годы после распада СССР была развернута в самой густонаселенной республике региона – Узбекистане. В 1990-е гг. на его территории было открыто 65 турецких образовательных учреждений – больше, чем во всех остальных республиках вместе взятых. Но Узбекистан оказался и первой страной, которая от них полностью отказалась. Причем произошло это еще до конфликта между Ф. Гюленом и Р. Эрдоганом, после которого Анкара начала кампанию по закрытию «гюленовских» школ во всем мире.

Отношение Узбекистана к данным учебным заведениям изменилось после того, как Турция приняла главного узбекского оппозиционера, лидера демократической партии «Эрк» Мухаммада Солиха.

После серии взрывов в Ташкенте, в организации которых обвинили М. Солиха, все турецкие школы в 1999 г. были закрыты. В 2008 г., Узбекистан аннулировал все соглашения с Турцией в области образования. В 2013 г. узбекские власти арестовали пятерых выпускников турецких лицеев, обвинив их в том, что они являлись участниками запрещенной религиозной группы «Нурджулар». Сами журналисты это отрицали, но получили, тем не менее, от 6,5 до 8 лет заключения.

По сравнению с Узбекистаном турецкие лицеи в Казахстане были не столь многочисленны. Тем не менее, по их количеству республика в полтора раза превосходила Туркменистан и Киргизию. Для координации деятельности турецких школ в 1997 г. был учрежден международный общественный фонд «KATEV». Под его управлением сегодня находятся 27 казахско-турецких лицеев, университет и колледж имени Сулеймана Демиреля, Жамбылский экономический колледж, начальная школа «Шахлан», международная школа «НурОрда». Педагогический коллектив насчитывает 1216 учителей, 92 из которых являются гражданами Турции. Кроме того, в республике действует Международный тюркско-казахский университет имени Ходжи Ахмада Ясеви, который отношения к гюленистам не имеет и действует под эгидой правительства Турции. Несмотря на негативное отношение Анкары, деятельность турецких школ и управляющего ими фонда «KATEV» оценивается казахстанскими властями крайне положительно, и никаких нареканий с их стороны не вызывает.

«Международный общественный фонд «KATEV», курирующий деятельность КТЛ (казахско-турецких лицеев – прим. автора), был создан на основе двустороннего соглашения в сфере образования между Казахстаном и Турцией при поддержке президентов Нурсултана Назарбаева и Тургута Озала, - отметили в министерстве образования Казахстана с связи с заявлением турецкого посла о необходимости закрытия лицеев, - За все годы своей работы КТЛ продемонстрировали высокую успеваемость учащихся и являются одними из флагманов среди учебных заведений страны». В доказательство ведомство приводит статистику достижений турецких школ. За последние три года их учащиеся сумели завоевать 5327 медалей, в том числе 986 на международных олимпиадах в Бразилии, США, России, Южной Корее, Китае, Румынии, Канаде, Греции, Грузии, Германии, Японии. Доказательством высокого уровня образования, которое дают турецкие лицеи, в ведомстве считают и тот факт, что все они по итогам проводившегося в этом году Единого национального тестирования (аналог российского ЕГЭ) вошли в число 100 лучших школ республики.

Однако причины, по которым казахстанские власти заинтересованы в продолжении деятельности лицеев, заключаются отнюдь не только в высоком уровне образования.

Преподавание в турецких школах ведется на казахском языке, что полностью укладывается в рамки проводимой в независимом Казахстане культурно-образовательной и языковой политики. Еще более важным является то, что собственная казахская школа столь же высоким уровнем образования пока похвастаться не может.

По данным Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) в 2009 г. Казахстан по уровню образования, которое дают средние школы, занимал 58-е место из 65. Как показали результаты исследования, около 55% учащихся средних школ не приобретают основные знания по всем трем исследуемым дисциплинам (чтение, математика, естествознание). Почти 59% учеников в возрасте 15 лет не читают на уровне анализа и понимания текста, то есть, являются функционально неграмотными. Большинство учеников не используют минимальный объем знаний в математике и естествознании.

Но самым неприятным для Казахстана является вывод о том, что русскоязычные школы республики дают гораздо более высокий уровень образования, чем казахскоязычные. Разница между знаниями, которые получают ученики русских и казахских школ, по данным PISA, в 2009 г. составляла 88 баллов, что соответствует двум годам обучения. В 2012 г. эта разница сократилась до полутора лет. Причем более высокий уровень знаний в русских школах демонстрируют как русские, так и казахи, для которых казахский язык является родным. Если русскоязычные ученики опережают своих сверстников, обучающихся на казахском языке, по чтению на 80 баллов, то учащиеся, для которых родным является казахский язык – на 50 баллов. Как следствие, постепенное сокращение русскоязычных школ, которое проводят казахстанские власти, ведет к снижению общего уровня образования, и переломить эту тенденцию в обозримом будущем будет проблематично. А отказаться от перевода образования на казахский язык мешает активно продвигаемая националистами идеология строительства казахского национального государства.

Казахско-турецкие лицеи на этом фоне являются едва ли не спасательным кругом, позволяющим хотя бы частично компенсировать недостатки национальной системы образования. В ожесточенных спорах по поводу перехода на казахскоязычное обучение они являются весомым аргументом, позволяющим его сторонниками доказывать, что на казахском языке тоже можно получить хорошее образование.

Поскольку же в лицеях учатся отнюдь не все, а лишь одаренные ученики, они являются для казахстанских властей одним из инструментов воспроизводства национальной элиты, позволяющим снизить зависимость от России в культурно-образовательной сфере.

Учитывая, что в этом году лицеи окончили 1634 выпускника, темпы воспроизводства этой элиты выглядят довольно высокими. При этом результаты деятельности турецких лицеев скажутся отнюдь не сразу, а спустя 15-20 лет, когда их выпускники успеют продвинуться по службе и занять руководящие посты в центральных органах власти, крупных государственных и частных корпорациях, вузах и средствах массовой информации, формирующих общественное мнение.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

663
Похожие новости
09 декабря 2016, 13:15
09 декабря 2016, 07:00
08 декабря 2016, 23:15
09 декабря 2016, 07:00
09 декабря 2016, 02:00
09 декабря 2016, 03:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
06 декабря 2016, 21:00
04 декабря 2016, 07:15
08 декабря 2016, 14:15
08 декабря 2016, 18:00
04 декабря 2016, 22:15
07 декабря 2016, 13:30
04 декабря 2016, 15:31