Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Пекло для Киева: почему Польша вспоминает о Пилсудском и Петлюре

Польский посол на Украине рассказал о нюансах геополитической ситуации и того, зачем на самом деле было нужно Соглашение об ассоциации с ЕС

Посол Польши на Украине Ян Пекло дал интервью киевской газете «День», к котором еще раз немного приоткрыл тайны мотивации варшавской политики в отношении своей восточной соседки и исторические константы, на которые опираются польские власти. Отвечая на вопрос, что стоит за призывом на встрече с польскими дипломатами президента Польши Анджея Дуды улучшать динамику сотрудничества в рамках проекта Балто-Черноморского союза, посол ответил: «Да, существует мнение о возобновлении старого проекта «Междуморье» маршала Пилсудского и Симона Петлюры. Таким было их общее мнение. Если мы посмотрим на карту Европы, то увидим, что вся инфраструктура идет от Берлина до Москвы и дальше — возможно, в Китай. А мы хотели бы, чтобы инфраструктура проходила от Балтийского моря через балтийские страны, Украину, Беларусь, Польшу к Черному морю и Адриатике. Это изменение экономики и геополитики. Если прочитать книгу Тимоти Снайдера «Кровавые земли» и посмотреть на карту, то можно сказать, что фактически речь идет об идее Пилсудского и Симона Петлюры о создании федерации стран Центральной и Восточной Европы. И если бы в то время такая структура была создана, то, возможно, не было бы Второй мировой войны. Мы должны сейчас констатировать, что тот фронт за свободу Европы, который в 1920 году проходил на Висле, сейчас этот фронт находится на Донбассе. Это просто реалии современной истории, не более и не менее. Их трудно отрицать».

Варшава не первый раз прибегает в общении с Киевом к упоминаниям значимых исторических дат и фамилий, но все это требует расшифровки в контексте современных геополитических реалий. Тем более что польскую подачу принимают и на Украине. Напомним, что в январе 2016 года украинский президент Петр Порошенко своим указом объявил 2017 год «Годом Украинской революции 1917−1921 годов». По словам заместителя главы администрации президента Украины Ростислава Павленко, указом предусмотрен целый комплекс мероприятий, в том числе установка памятников и памятных знаков, проведение тематических выставок архивных документов, обновление действующих экспозиций музеев, публикация научных работ, сборников документов и материалов. «Эта работа очень важна в вопросе национальной безопасности Украины. Это противостояние мифам, которые распространяет агрессор, мифам «русского мира» о том, что якобы Украина возникла из обломков Советского Союза, якобы Сталин объединил ее в современных границах», — заявил Павленко. И раз уж Киев готов вести разговор с Польшей на базе исторического наследия 1917−1921 годов, то события тех лет имеют важнейшее значение для определения вектора внешнеполитических шагов обеих стран. А здесь есть важные нюансы, не сказать, чтобы позитивные для Киева.

Прежде всего, отметим, что Варшава сужает «исторический коридор» до момента взаимодействия Пилсудского и Петлюры, что означает временной лаг от декабря 1918 до ноября 1920 года. В те месяцы Петлюра, как глава Директории, пришедший к власти путем свержения режима гетмана Павла Скоропадского, возглавлявшего Украинское государство (легитимное и признанное правительствами Антанты), ориентировался на Варшаву и персонально Пилсудского. Однако сам польский маршал держал в уме план восстановления Речи Посполитой Обоих Народов до ее первого раздела в 1772 году. С точки зрения государственности, это означало бы перенос границ возрожденного в 1918 году Польского государства до Днепра, за исключением Киева. То есть, возврат к реалиям Вечного мира, заключенного в 1686 году между Речью Посполитой и Россией по итогам Андрусовского перемирия 1667 года, которым Варшава признавала присоединение к России Левобережной Украины, навсегда оставался принадлежащим русским Киев, декларировался отказ от совместного протектората над Запорожской Сечью. В этой конфигурации исторически целостными государствами оказывались Польша и Россия, поделившие между собой территории современной Украины.

Добавим также, что признак позиционирования Украины в качестве объекта, а не геополитического субъекта, наглядно демонстрирует список образований, царивших на этой территории в период контактов Пилсудского и Петлюры. Его в своей работе «Політичні системи України 1917−1920 рр. Спроби творення і причини поразки» (2003 год) приводит украинский историк, доктор исторических наук Даниил Яневский. Перечислим их (за исключением советских республик). С 26 декабря 1918 по 21 января 1919 года — «Трудовая Украинская Народная Республика». С 22 января по 15 июля 1919 года — «Единая Суверенная Народная Республика» в составе УНР и Западно-Украинской Народной Республики. С 16 июля 1919 года — Заграничный центр ЗУНР. С 16 июля 1919 по 13 февраля 1920 года — УНР, вначале «трудовая», впоследствии «парламентская». С 14 февраля по 20 ноября 1920 года — УНР с единоличными полномочиями главы государства (Петлюры). С 21 ноября 1920 года — Государственный Центр УНР в экзиле. Отсюда первый вопрос. Когда уважаемый польский посол говорит о «возобновлении старого проекта «Межморье» маршала Пилсудского и Симона Петлюры», то какое именно из перечисленных украинских образований с признаками государственности он имеет в виду? Поскольку от этого зависит и определение территориальных границ данного объекта.

Симон Петлюра

Второе. Что именно имеет в виду уважаемый польский посол, утверждая: «Мы должны сейчас констатировать, что тот фронт за свободу Европы, который в 1920 году проходил на Висле, сейчас этот фронт находится на Донбассе»? Напомним, что маршал Пилсудский настаивал на том, что лучшей гарантией безопасности Польши сможет стать только выгодная для нее восточная граница. Однако намерения Варшавы не совпадали с планами ведущих держав Запада, которые считали, что Польша должна участвовать в борьбе против большевизма, а не расширять свои пределы за счет других государств. Как писал польский портал interia360. pl, «идея создания буферных государств между Польшей и СССР была классической idee fixe. Но как можно добиться симпатии литовцев, отбирая у них Вильно, или украинцев, отбирая у них большую часть Западной Украины?» На самом деле Пилсудский должен был бы воспользоваться слабостью Москвы и довести дело до подписания польско-советского договора о добрососедстве, обязательно содержащего положение о признании границы. В результате земли на восток от линии Керзона формально имели статус оккупированных территорий, что привело к тому, что 17 сентября 1939 года СССР, в свете международного права, только вернул земли, которые, в соответствии с Рижским трактатом, были оккупированы, заключает издание. Если сейчас Варшава настаивает, чтобы линия «фронта» была проведена на Донбассе, означает ли это претензию Польши на земли, являющиеся в рамках концепции исторически целостного государства неотъемлемой частью России?

Третье. В упомянутом выше интервью есть и такие слова уважаемого польского посла: «Можно также сказать о миллионе украинцев, которые живут, работают, учатся и инвестируют в Польшу. Это очень важно. И нужно сказать, если бы все украинцы выехали из Польши, это была бы проблема для польской экономики, а также для украинской экономики, потому что, с одной стороны, украинцы в Польше пересылают деньги в свои семьи на Украине, и это значительная часть украинского бюджета. Можно сказать, что это лучшая форма имплементации Соглашения об ассоциации». В свою очередь эксперт государственного Польского института международных дел Лукаш Ясина замечает в недавнем интервью Заграничной службе Польского радио, что отмена визового режима, которую Украина ожидает уже в июне этого года, является на данный момент максимумом, которого это государство может достичь в своих европейских стремлениях, об остальных моментах, в том числе о вступлении Украины в ЕС, пока говорить не имеет смысла. Можно ли считать, что Варшава, которая постоянно и неизменно говорит, будто она является главным адвокатом Украины в Европе, таким образом не отрицает категорически возможность для себя в условиях отказа Евросоюза от Киева перспективу восприятия и перевода Украины в формат польской подмандатной страны и даже — как вариант — распространения польской власти на часть украинской территории?

Надеемся, что лучшие представители польской дипломатии и экспертного сообщества со временем открыто и откровенно дадут ответы и на эти вопросы.

Станислав Стремидловский

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

873
Похожие новости
20 октября 2017, 19:15
19 октября 2017, 15:00
20 октября 2017, 19:15
19 октября 2017, 15:00
20 октября 2017, 16:30
21 октября 2017, 18:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 октября 2017, 15:00
17 октября 2017, 13:45
17 октября 2017, 14:30
19 октября 2017, 04:45
16 октября 2017, 15:15
18 октября 2017, 13:00
17 октября 2017, 09:00