Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Перед нами вся суть людоедской логики американской элиты и ее морали


Признать ошибку - это значит сказать: "Да, мы совершили преступление и готовы за это ответить"

Президент США Обама заявил, что при планировании операции в Ливии был допущен целый ряд ошибок. "Возможно, ошибка - отсутствие плана на тот случай, что делать на следующий день после свержения Каддафи", - отметил Обама. И хотя само вмешательство Вашингтона в ливийский конфликт он назвал правильным, но появилось подозрение, неужто США поменяет наконец что-то в своих подходах? Тем более, что до этого собственная демократическая пресса набросилась на Хиллари Клинтон с расследованием о том, как проходила подготовка к ливийской операции, а кандидат на президентский пост от Республиканской партии Дональд Трамп бил демократическую администрацию с другой стороны, заявляя, что с Каддафи и Хусейном Востоку было куда лучше, чем без них. Директор департамента Института инновационного развития Дарья Митина рассказала Накануне.RU о том, как трактовать признание Обамы - как часть предвыборной гонки или смену внешнеполитического курса.

Вопрос: Президент Обама заявил, что операция в Ливии была ошибкой, надо ли понимать это как запоздалое раскаяние?

Дарья Митина: Где вы там увидели раскаяние? Несколько лет назад точно так же было сказано и про Ирак, мол, никакого оружия массового поражения у Саддама Хусейна не было. Никакой персональной, а тем более, коллективной ответственности, за эту "ошибку" никто не понес. Не было ни трибуналов, ни общественного порицания, даже никто должностью или репутацией не поплатился.

Стерли целую страну с лица земли, убили руководителя, погибли сотни тысяч человек - и подумаешь, мелочь какая. Аналитики будут искать причины, толкования, говорить о том, что Обама уколол Хиллари Клинтон в мягкое место ливийской иголкой.

Интересно не это. Перед нами вся суть логики американской элиты и ее морали. Обама же не признал свои действия преступными, он разглагольствует об "ошибках в планировании". Он не задается вопросом, можно ли совершать государственные перевороты, можно ли массово истреблять людей, можно ли убивать руководителей государств. Он лишь сокрушается, что в Ливии не удалось посадить марионеточное правительство, не удалось ограбить страну так, как планировалось первоначально.

Это людоедская логика. Признать ошибку - это значит сказать:  "Да, мы совершили преступление и готовы за это ответить". Но это совершенно не то, о чем сказал Обама. 

При этом, объективно заявление Обамы, конечно, играет на понижение предвыборных акций Демпартии и Хиллари лично. Зачем Обама настолько откровенно топит свою коллегу по партии - вопрос, интересный для американистов, не более того. Думаю, существенно это заявление на предвыборный расклад вряд ли повлияет.

Вопрос: Американцам это неинтересно? 

Дарья Митина: Это не выстрелит. Американскому избирателю придется связать в голове ливийский сюжет и роль Хиллари в нем, вспомнить всю эту историю пятилетний давности, что для американского обывателя является неподъемной задачей. Американский обыватель слишком незамысловат для такого интеллектуального упражнения.

Вопрос: А кого тогда пытались напугать или удивить этим сообщением? Кто адресат?

Дарья Митина: По этому заявлению можно судить об уровне внутрипартийной консолидации. Недаром же говорят, что обе американские партии давно перестали быть едиными монолитными организмами, какими были раньше. Сейчас они превращаются в огромные элитные группы, еле связанные общими интересами.

Играть ту роль, которую партии в США играли раньше, они перестают. Это отражение кризиса достаточно архаичной и устаревшей партийной системы США. Совершенно очевидно, что в ней грядут изменения. Сложившаяся двухпартийная система уже не отражает реалий и всей палитры интересов, и американские элиты просто не вписываются в прокрустово ложе двух партий. Тем временем, набирают вес и другие силы, все большую поддержку им начинают оказывать влиятельные финансово-промышленные и банковские круги. Партийная система США явно имеет тенденцию к усложнению.

Ну, а пока избирательная система остается прежней, в основном двухпартийной, мы вынуждены прикладывать любое заявление Обамы к избирательной кампании Хиллари. Логика предвыборной борьбы такова, что любое высказывание пока действующего президента автоматически влияет на перспективы кандидата от его же партии.

Вопрос: Что конкретно было ошибкой, нам же говорили, что американцы никогда не принимали никакого участия в Ливии, кроме деятельной устной поддержки свободолюбивых ливийцев?

Дарья Митина: Формально, безусловно, их роль была минимальной. Только вот закамуфлировать реальное участие американцев в ливийской бойне все равно не удастся. Во-первых, США играют решающую роль в НАТО, а бомбардировки осуществлялись силами этого альянса. Разумеется, без инициативы и санкции США никаких бомбардировок быть не могло. Во-вторых, решающую роль Штаты сыграли в проталкивании через ООН печально известной резолюции за номером 1973 (Резолюция Совета Безопасности ООН 1973, - прим. Накануне.RU), как мы помним. Именно Байден ездил по миру, уговаривая мировых лидеров за нее голосовать.

Вопрос: Сейчас уже говорят, что французы и итальянцы втянули США в эту авантюру, чуть ли не против их воли?

Дарья Митина: Говорить можно что угодно. Но именно Байден вешал лапшу на уши нашему тогдашнему президенту Дмитрию Медведеву, убеждая его в том, что над Ливией будет установлена всего лишь бесполетная зона, что делается это во благо, чтобы "предотвратить конфликт". Какие аргументы он приводил, на что давил, я не знаю, но факт в том, что Россия воздержалась от голосования и не наложила на резолюцию вето, как должна была. Именно это и решило судьбу Ливии. Если бы не решение Медведева, навязанное Байденом, то Россия резолюцию заветировала бы. Если бы бомбардировки начались после этого, то это было бы грубейшее нарушение международного права, которое могло повлечь весомые последствия. Но Россия сама, своими руками лишила себя такого важнейшего козыря.

Да, Франция играла большую роль в развитии ливийского конфликта, важную играла роль Италия, но ключевая роль все равно принадлежит Соединенным Штатам, давившим на правительства по всему миру. Франция без поддержки своего ключевого партнера по НАТО не решилась бы на ковровые бомбардировки, и конфликт, я уверена, был бы локальным и легко разрешимым - вспомним, к моменту начала бомбардировок Каддафи уже вовсю громил "повстанцев", вытесняя их вглубь Киренаики.

Вопрос: Получается, что Обама этим заявлением признает, что США в 2011 создавали в Ливии рукотворный кризис?

Дарья Митина: Да, таким образом он это признал. Все помнят обошедшие весь мир кадры, на которых Хиллари Клинтон восклицает свое знаменитое "вау!", узнав о гибели Каддафи. Обама же этим заявлением раскрывает себя полностью. Он четко произносит слова "ошибки, допущенные при планировании свержения Каддафи". То есть, это был заранее спланированный переворот, а сам план был американским.

Вопрос: Он говорит, что ошибка была в том, что не продумали, что станет с Ливией на следующий день после свержения Каддафи. Значит ли это, что будет просто проведена работа над ошибками или, может, последует отказ от подобной внешней политики?

Дарья Митина: Он просто выразил сожаление о том, что не было продумано и спланировано, кто после Каддафи будет властью в Ливии. Уничтожили законное правительство, и готовы любое лояльное Штатам правительство объявить законным. Сейчас же мы видим, что лояльное США "правительство Ливии" в который раз падает. Мы видим, что Ливия фактически распалась на три части, а государственности фактически не осталось. Какова была цель у стран Европы, развязавших войну? Хотели сместить законное правительство Ливии, заменить его марионеточным, демонтировать Социалистическую Джамахирию, чтобы получить доступ к нефтегазовому комплексу Ливии. Ведь Каддафи в свое время вежливо "попросил" из страны все иностранные компании, алкавшие ливийской нефти.

И что же в итоге? Одно "правительство" сидит в Тобруке, другое - в Триполи, основные нефтяные запасы и вовсе в Киренаике. С кем американцы собрались договариваться - непонятно. Страна распалась, какими-то территориями управляют отдельные племена, где-то рулят бандиты в виде запрещенной в России организации ИГИЛ, где-то - импотентные марионетки, власть которых не распространяется дальше города, в котором находится их администрация.

Не думаю, что это тот результат, которого хотел добиться Запад. Зато как разбомбить, свергнуть и уничтожить, эти ребята понимают очень хорошо. Такой же подход мы видели в Ираке, по всему Ближнему Востоку, в Афганистане, в Латинской Америке. Вот в Чили у них получилось. Альенде убили, социалистическое правительство убрали, посадили свою марионетку - Пиночета. Пиночет верой и правдой служил своим хозяевам несколько десятилетий - с точки зрения США, это удачный опыт. В Ливии же явный провал. Американцы хотели беспрепятственно грабить страну, обеспечив себе безопасность, но эпизод с их консулом в Бенгази показал, что о безопасности говорить бессмысленно. Управлять приобретенными активами, послать хотя бы своего топ-менеджмент на нефтяные разработки практически невозможно. И все это Обама вполне может считать своим личным провалом.

Вопрос: Сейчас много говорят о политике изоляционизма, к которой будто бы склоняется американское общество…

Дарья Митина: Я в это не верю, как не верю и в различие почерка республиканцев и демократов во внешней политике. Достаточно элементарно наложить периоды пребывания у власти в США обеих партий на периоды войн, переворотов, кризисов в мировой политике - за исключением несущественных нюансов, и каких-то кардинальных отличий мы не увидим. Стиль действий американцев произрастает из людоедского характера американского империализма, а не из политического облика конкретных партий.

Вопрос: Обама уже сам признался, что США по уши были в ливийских делах, но ведь все равно найдутся те, кто по-прежнему будут утверждать, что  США тут не причем, а все, кто говорят о рукотворности кризиса, - просто сторонники теории заговора.

Дарья Митина: Сегодня в России так уже практически никто не рассуждает. Была в публичном поле немногочисленная группа отморозков в первой половине 2011 года, которые пытались доказать, что это объективные процессы, протест против диктатуры и социальная революция, но уже через полгода их голоса попритихли. Они увидели масштабы разрушений, увидели, как вело себя НАТО после принятия рокового решения о "бесполетной зоне", увидели, что осталось от Ливии. Настаивать на прежней позиции в такой ситуации может только либо абсолютный эльф, либо человек мотивированный. К середине лета 2011 года их энтузиазм поостыл. Ливия расставила все по местам.

Вопрос: Про Ливию, может, уже не говорят, зато так говорят про Украину. Мол, Майдан - это не госпереворот, а революция достоинства…

Дарья Митина: Ну, во-первых, большое видится на расстоянии. Должно пройти несколько лет, прежде чем наступит горькое похмелье. Во-вторых, не стоит забывать об активной роли пропагандистского украинства, которое агрессивно прокачивает все это через медиа. В соцсетях и средствах массовой информации эта возгонка идет с нарастающей силой. Пропаганда эта ведется небескорыстно, щедро финансируется. Большинство обитателей соцсетей пишет за идею (тоже далеко не все), но крупные информагентства, медиа-холдинги, телеканалы - часть огромной и щедро оплачиваемой пропаганды. То же, что мы видим в соцсетях, просто отражение, жвачка, пережеванная и выплюнутая зрителями тех самых телеканалов. Ни один телеканал на Украине не выражает оппозиционной точки зрения, не отрицает, например, необходимости участия в АТО. Исключение, может быть, составляет один канал 112, но и ему недолго осталось, его уже дожимают юридическими, силовыми способами. Никто открыто не говорит о том, что война против собственного народа - это преступление, что АТО - это карательная операция против своих сограждан. Если об этом публично сказать с экрана, то завтра окажешься в местах не столь отдаленных, как тот же Руслан Коцаба. Политическая ситуация на Украине не позволяет публично выражать альтернативную точку зрения.

В России же ситуация немного иная. У меня никогда не было сомнений, что правительство как было либерально-компрадорским, так и продолжает им быть. Каким оно было при Ельцине, таким и осталось. Да, есть условный "патриот" Рогозин, отвечающий за ВПК, а среди тех, кто курирует информационную политику, медиастратегию, электронные СМИ - те же самые люди из 90-х, чего от них ждать? Да, под влиянием обстоятельств информационная политика России меняется, но настолько неумело и топорно, что возникает вопрос, а чьи, собственно, интересы выражают люди, которые руководят госканалами?

Самое главное - что нельзя рассматривать медиаполитику в отрыве от реальной государственной политики. Поскольку Украина с ее фашистским руководством для нас до сих пор "партнер по бизнесу", пусть и немного сошедший с ума, то ожидать изменений в медиаполитике было бы странно.

Оригинал статьи

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

948
Похожие новости
24 августа 2017, 08:30
20 августа 2017, 12:00
24 августа 2017, 08:30
23 августа 2017, 07:30
22 августа 2017, 06:30
21 августа 2017, 15:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 августа 2017, 08:30
18 августа 2017, 09:45
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 16:30
20 августа 2017, 07:01
21 августа 2017, 10:15