Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Первая победа России в Северной войне и новый Иван Сусанин

Летом 1701 года дорогу шведам преградила крепость, построенная с помощью Церкви

Некоторые либеральные СМИ создают образ православной Церкви, главным образом беспокоящейся о своих сокровищах и доходах. Доказательства ищутся в истории России. Забавно, что некоторые из них взяты из сталинского «Петра Первого» (1937, режиссер Владимир Петров) — талантливого пропагандистского фильма, по которому историю лучше не изучать. Делатели фейков это знают, но продолжают публикации.

Архангельские архивные документы утверждают — летом 1701 года именно Церковь вместе с петровскими солдатами преградила дорогу шведам — рвавшимся к единственному русскому порту с товарами на складах в размере половины бюджета страны.

После катастрофического поражения под Нарвой 19 ноября 1700 года России срочно потребовались оружие, порох, железо. Быстро заместить потери можно было продажей в Европу строевого леса, смолы и пеньки Русского Севера в обмен на оружие. В связи с этим Архангельску угрожало шведское нападение.

17 декабря 1700 года Петр издает Указ о строительстве у Архангельска крепости: «Великий государь указал у города Архангельского, на речке Малой Двинке, построить крепость вновь, цитадель на тысячу человек… А на строение той крепости изготовить нынешнюю зимою каменных припасов десять сот тысяч кирпичу, тысячу сажен бутового камня, пять тысяч бочек извести… и во время дела в припасах никакой ни в чем остановки не было… Крепость велено строить боярину и воеводе Алексею Петровичу Прозоровскому со всяким поспешанием». Денег, стройматериалов, мастеров царь Прозоровскому не давал. Материал — «все, что у кого есть, велеть переписать и отписать… на него, великого государя», а строительство вести «всеми чей бы хто ни был». В порядке «с бору по сосне» строительство долго не развернулось бы. До нападения шведов оставалось 6 месяцев и 1 неделя.

Выручила Церковь. Архиепископ Афанасий Холмогорский 26 января 1701 года пишет: «…иако присные его, царского величества раб и богомолец, во основании строения оныя крепости… камени бутового, и стенного, и мостового, и кирпича, и щебню, и извести… доброхотно, и от любви и от всего усердия моему великому государю челом ударил, без возврату, к строению оныя крепости».

Портрет Архиепископа Афанасия Холмогорского. Художник С.Нарыков.1696 год

Архиепископ дал из личных запасов 30 саженей бутового камня, 580 тесаных стенных камней, 302 камня мостовые, 50 тысяч обожженого кирпича, 300 бочек извести. Сийский монастырь — 43 пуда извести, 150 бутовых камней, 7650 обожженных кирпичей. Спасский Козоручьевский монастырь — 3000 полового кирпича, щебня кирпичного в груде размером 3 сажени. Михайло-Архангельский монастырь — 50 тысяч кирпича обожженного и 30 тысяч необожженного, 50 бочек извести. Пертоминский монастырь — 153 800 штук кирпича, 1500 диких камней, 50 бочек извести. Николо-Карельский монастырь — груду извести и две груды щебня. Красногорский монастырь — 40 тысяч кирпича обожженого и 30 тысяч «плохово». Церковь Рождества Христова в Архангельске — 239 946 штук кирпича обожженного «да на Бору под сараями 7000 необожженого», 9 саженей бутового камня. Воскресенская церковь — 159 тысяч кирпича 100 бочек извести. Матигорская церковь — 100 камней тесаных мостовых. Троицкая церковь на Ухтострове — 31 тысячу кирпичей, 10 бочек извести, 200 камней тесаных, щебня 3 сажени. Кирпич был еще получен от 2 посадских людей и 8 иноземцев в незначительном количестве — от 500 до 10 тысяч кирпичей от каждого. На строительство крепости требовалось 900 тысяч кирпичей, а получили от Владыки и церквей 836.746 кирпичей. Почти все, что было нужно, и не взаймы, а как писал Владыка «без возврату». До нападения шведов оставалось 5 месяцев и 1 неделя.

Прозоровский нагнал много крестьян, но не было мастеров по кирпичу и мастеров-каменщиков. Церковь дала специалистов. Архиепископ Афанасий 8 апреля 1701 пишет: «…люди ныне записаны все к делу великого государя на заводы кирпишные… наши и монастырские… нарядил каменных дел двух человек подмастериев… которые у многих дел каменного строения на Москве бывали… и подвящиков двое домовых же… в прибавок с монастырей: с Соловецкого — двое, с Сийского — двое, с Архангельского — един, с Николаевского — един, с приходских церквей — един». До нападения шведов оставалось 2 месяца и 2 недели.

Кладка Рогаточного бастиона крепости. Видна структура стены и количество необходимого камня

Посланный поначалу Москвой фортификатор Якоб Адлер сделал эскизный чертеж крепости без указания объема материалов и выбора места крепости. Проект оказался под угрозой срыва. Афанасий Холмогорский в письме от 8 апреля 1701 просит: «…повели образ… крепости у нас на Малой Двинке, нарисовав… прислати ко мне, зело желаю видети…» Получив чертежи, он дает предложения по устройству в крепости каменного колодца, бонового ограждения, брустверам и планировке.

18 апреля приезжает другой фортификатор — инженер Георг-Эрнест Резе. Наблюдение за строительством переходит к Архиепископу Афанасию. 27 апреля он пишет Петру Первому: «…велел домовым моим людем… наломать и спровадить на домовых моих судах сто сажен камени бутового… да на домовом моем кирпичном заводе на Курострове велел со всяким поспехом делать двести тысяч кирпича…». 30 мая Афанасий докладывает: «Да путешественно был на Малой Двинке… и общим советом вашего царского величества з боярином и воеводою, и с инженером обрели при той Малой Двинке место по всему строению крепости годныя… рвы все выкопаны… и сваи в тот ров бьют» До нападения шведов оставалось 2 месяца.

15 июня к воеводе Прозоровскому приходят иностранные купцы и сообщают, что с конца мая 1701 года в Швеции готовится эскадра из 8 кораблей, «наряженная на Белое море и на Двину реку к Архангелскому городу войною». Стало ясно, что крепость не успеть построить, и Резе начал строить земляные укрепления и ставить батареи. Архиепископ сообщает 18 июня 1701 года Петру Первому разведывательные данные, что к нему пришел Соловецкого монастыря карбасный извозчик Марчко Черепанов, и сообщил, что «.видел в море карабль ходит парусами… и в тож де время… шел иной карбас извозной… и на тот де карбас тот карабль нашол и дважды ис пушки выстрилили… и тот де карбас х караблю взяли… и допросные речи Марчка … послал яз… к боярину и воеводе…»

В том же письме Афанасий докладывает царю: «наломал… и поставил… пятьдесят пять сажен. камени бутового… зделано сто тысяч кирпичей… под тое крепость рвы сваями набиты… на том месте, где крепость строится, молебствовал и священною водою вся покропил… работными людьми строены в защищение и во отпор от тех воинских людей земляные шанцы, и валы, и роскаты з бойницами… и ваши государские ратные люди с началники… во всякой готовности». До нападения шведов оставалось 10 дней.

Схема боя 24-25 июня 1701 года со шведами

24 июня 1701 года шведская эскадра, захватив в Белом море ладью Соловецкого монастыря с 33 морскими промышленниками на борту, разделилась. Три малых корабля, взяв на борт в качестве лоцмана пленного лодейного кормщика Ивана Седунова по прозвищу Ряб, направились на разведку к месту строительства крепости. Вечером того же дня в результате значительного отклонения от фарватера первые два шведских корабля сели на мель — напротив береговых батарей, устроенных у места крепости. Седунова шведы расстреляли. 12 часовая перестрелка завершилась их бегством на третьем корабле к основной эскадре. «Недостреленный» Иван Седунов Ряб спасся вплавь. Первая победа в Северной войне была одержана. 40 кораблей в порту Архангельска, Гостиные дворы с огромными запасами товаров и адмиралтейские верфи в Соломбале были спасены. Но шведская эскадра и десант могли повторить нападение — если бы захватили двинского лоцмана.

Архиепископ докладывает 25 июня 1701 Петру, уже после боя, об укреплении обороны: «…Мурманское устье засыпано все совершенно… а Пудожемское устье засыпаем, да сверх того на устьях учинены шанцы, и в них поставлено по сту человек салдатов да с ними по десяти пушек на устье», а 9 июля 1701 о данных разведки: «…взятое с капитаном Никулою Крыковым государево знамя … вывезли они неприятели на тот Мудьюжский остров и поставили в песок недалеко от моря, а сами скрылися в лесу, хотели таковым лукавством ваших государевых людей поимат… через которых бы людей возможно им в Двинское устье внити… но таковое их лукавство … уведано бысть…» Разорив деревню и усолье в Куе — напротив Мудьюга, и монастырскую деревню в Пялице, подойдя к Варзуге и столкнувшись с туманом, эскадра ушла из Белого моря. Все это время в Архангельск приходили десятки иностранных судов и шведы не решались их задерживать, чтобы не осложнить отношения с Европой — их целью был Архангельск и товары, уже оплаченные русскими.

7 августа 1701 года Владыка пишет Петру «достоверно, яко оные враги и сопостаты проклятые свияне на воинских своих кораблях и фрегатах, гневом Божиим гонимы, прошли мимо Колский острог в великих туманах, не приставая к морским берегам…» Экспедиция в Архангельск провалилась из-за своевременного строительства с помощью Церкви крепости и укреплений на Двине.

Петр оценил заслуги Архиепископа по обороне Архангельска в письме от 25 июля 1701 года славным трофеем: «И мы великий государь, тебя богомольца нашего преосвященного Афонасия… жалуем милостиво… три пушки… которые … в свейских неприятельских воинских людей приход с фрегата их да с яхты взяты, отдать в дом твой с роспискою… и впред нам… в поспешении строения новой крепости… радел паче прежнего…»

Владимир Станулевич

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1828
Похожие новости
19 августа 2017, 16:31
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 00:30
19 августа 2017, 16:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 18:00
15 августа 2017, 14:15
17 августа 2017, 14:00
16 августа 2017, 18:00
18 августа 2017, 23:01
18 августа 2017, 10:00
16 августа 2017, 08:15