Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Почему Америке нужна война

Д-р Жак Р. Пауэлс
Indy Media Belgium и Global Research 30 апреля 2003 г.
Примечание редактора GR: Эта проницательная статья была написана 30 апреля 2003 года вследствие войны против Ирака известным историком и политологом д-ром Жаком Пауэлсом, аналитиком Центра исследований глобализации (Centre for Research on Globalization - СRG).
Статья по большей части относится к президентству Джорджа У. Буша.
Актуальный вопрос: почему администрации Трампа нужна война, включая программу ядерного оружия стоимостью 1,2 триллиона долларов? Война против Северной Кореи, Ирана, России и Китая готовится в настоящее время Пентагоном.
Корея, Вьетнам, Камбоджа, Ирак, Ливия, Сирия, Йемен...
Почему США ведут войну в течение более чем полувека ... ? И мы называем этот период "послевоенным временем".
Намеренное разрушение суверенных стран. Миллионы смертей.
И почему американцы поддерживают замыслы военных США?
Мишель Чоссудовски, Global Research, 25 ноября 2019 г.
* * *
Войны являются ужасным растрачиванием жизней и ресурсов, и по этой причине большинство людей в основном против войны. Американский президент, с другой стороны, видимо, любит войну. Почему? Многие комментаторы ищут ответ в психологических факторах. Некоторые посчитали, что Джордж У. Буш считал своим долгом закончить начатую работу, по какой-то загадочной причине не законченную его отцом на момент войны в Заливе; другие считают, что Буш-младший ожидал короткой и триумфальной войны, которая гарантировала бы ему второй срок в Белом доме.
Я считаю, что нам нужно смотреть в другом месте, чтобы получить объяснение позиции американского президента.
Тот факт, что Буш чрезвычайно заинтересован в войне, имеет мало или ничего общего с его психологическим состоянием, но много общего с американской экономической системой. Эта система - американский тип капитализма - функционирует прежде всего и главным образом, чтобы делать крайне богатых американцев наподобие "денежной династии" Буша даже еще богаче. Однако без теплых или холодных войн эта система больше не может давать ожидаемый результат в виде все более высоких прибылей, который богатые и могущественные люди Америки считают причитающимся им по праву рождения.
Большая сила американского капитализма является также его большой слабостью, а именно его крайне высокая производительность. В историческом развитии международной экономической системы, которую мы называем капитализмом, ряд факторов дали огромное увеличение производительности, например, механизация процесса производства, которая происходила в Англии уже в 18-м веке. Затем в начале 20-го века американские промышленники сделали решающий вклад в виде автоматизации работы посредством таких новых методов как поточная линия сборки. Эта последняя была нововведением, внедренным Генри Фордом, и эти методы стали поэтому собирательно известны как "система Форда". Производительность крупных американских предприятий выросла впечатляющим образом.
Например, уже в 1920-е годы бесчисленное количество автомобилей выходило с конвейеров автозаводов Мичигана каждый день. Но кто должен был покупать все эти машины? Большинство американцев на тот момент не имели достаточно денег для такой покупки. Другие промышленные товары также наводняли рынок, и результатом стало возникновение хронического несоответствия между все время увеличивающимся предложением и отстающим спросом. Так возник экономический кризис, известный как Великая депрессия. Это был в сущности кризис перепроизводства. Товарные склады были переполнены непроданными сырьевыми товарами, фабрики увольняли рабочих, безработица резко увеличилась, и таким образом платежеспособность американского народа снизилась еще больше, еще больше усугубив кризис.
Нельзя не признать, что Великая депрессия в Америке закончилась только во время и в результате Второй мировой войны. (Даже самые большие почитатели президента Рузвельта признают, что его широко разрекламированная политика "Нового курса" принесла мало или никакого облегчения.) Экономический спрос впечатляюще вырос, когда война, начавшаяся в Европе, и в которой сами США не являлись активным участником до 1942 года, позволила американской промышленности производить неограниченное количество военной техники. В период с 1940 по 1945 год американское государство потратило не менее 185 миллиардов долларов на такую технику, а доля военных расходов от ВНП выросла, таким образом, с 1939 по 1945 год с незначительных 1,5 процента до приблизительно 40 процентов. Вдобавок американская промышленность также поставляла гигантское количество техники британцам и даже Советам посредством ленд-лиза. (В Германии, тем временем, филиалы американских корпораций, таких как Ford, GM и ITT производили всякого рода самолеты и танки и другие боевые игрушки для нацистов, а также после Перл-Харбора, но это уже другая история.) Ключевая проблема Великой депрессии - несбалансированность между предложением и спросом - была таким образом решена, потому что государство "приняло меры" для экономического спроса посредством огромных заказов военного характера.
Что касается обычных американцев, то всплеск военных расходов Вашингтона произвел не только практически полную занятость, но и намного более высокую заработную плату, чем когда-либо; именно во время Второй мировой войны невзгоды, связанные с Великой депрессией, закончились, и большинство американцев достигли небывалой степени благополучия. Однако самыми большими получателями выгоды от экономического бума военного времени, вне всякого сомнения, стали бизнесмены и корпорации страны, получившие необычайные прибыли. С 1942 по 1945 год, пишет историк Стюарт Д. Брэндес, чистая выручка 2000 крупнейших американских фирм была более чем на 40 процентов выше, чем в период 1936-1939 гг. Такой "бум прибыли" был возможен, объясняет он, потому что государство заказало военную технику на миллиарды долларов, не ввело регулирование цен и облагало доходы небольшим налогом на прибыль или вообще не облагало. Эта щедрость принесла выгоду, как правило, деловым кругам, но в особенности относительно небольшой элите из крупных корпораций, известной как "крупный бизнес" или "корпоративная Америка". Во время войны в целом менее чем 60 фирм получили 75 процентов всех доходных военных и других госзаказов. Крупные корпорации - Ford, IBM и т.п. - оказались "боровами военного времени", пишет Брэндес, которые ели в три горла из изобильного корыта военных расходов государства. IBM, например, увеличила свои ежегодные продажи в период с 1940 по 1945 год с 46 до 140 миллионов долларов благодаря связанным с войной заказам, и ее прибыли резко выросли.
Крупные корпорации Америки использовали в своих интересах свои фордистские знания по максимуму, чтобы увеличить производительность, но даже этого было недостаточно, чтобы удовлетворить потребности американского государства военного времени. Требовалось намного больше техники, и для того, чтобы ее произвести, Америке нужны были новые фабрики и даже еще более эффективные технологии. Эти новые активы были своевременно созданы, и на основании этого общее количество всех производственных мощностей страны увеличилось с 1939 по 1945 год с 40 до 66 миллиардов долларов. Однако все эти новые инвестиции были произведены не частным сектором; исходя из своего нехорошего опыта с перепроизводством в тридцатые годы, деловые круги Америки считали эту задачу слишком рискованной. Поэтому государство выполнило эту работу, инвестировав 17 миллиардов долларов в более чем 2000 связанных с обороной проектов. В обмен на номинальную плату принадлежащим частным лицам корпорациям было позволено арендовать эти совершенно новые фабрики, чтобы производить... и делать деньги, продавая производимую продукцию обратно государству. Более того, когда война закончилась и Вашингтон решил отделаться от этих инвестиций, крупные корпорации страны приобрели их за половину цены, и во многих случаях только за треть цены от действительной стоимости.
Как Америка финансировала войну, как Вашингтон оплачивал очень большие счета, предъявлявшиеся GM, ITT и другими корпоративными поставщиками военной техники? Ответ: частично посредством налогообложения - около 45 процентов - но намного больше посредством заимствований - приблизительно 55 процентов. Из-за этого государственный долг значительно вырос, а именно с 3 миллиардов долларов в 1939 году до не менее чем 45 миллиардов долларов в 1945 году. В принципе этот долг должен был быть уменьшен или полностью списан посредством взимания налогов с огромных прибылей, полученных во время войны крупными американскими корпорациями, но реальность была иной. Как уже отмечалось, американское государство не стало облагать налогами неожиданные большие прибыли корпоративной Америки, позволив госдолгу быстро вырасти, и оплатило свои счета и проценты по своим заимствованиям с помощью общих доходов, то есть за счет дохода, полученного от прямых и косвенных налогов. Особенно на основании регрессивного Закона о бюджетных поступлениях, представленного в октябре 1942 года, эти налоги платились все больше рабочими и другими малоимущими американцами, а не супербогачами и корпорациями, владельцами которых, крупными акционерами и/или руководителями высшего звена являлись эти супербогачи. "Бремя финансирования войны", - отмечает американский историк Шон Деннис Кэшмен, - "[было] решительно взвалено на плечи более бедных членов общества".
Однако американская общественность, занятая войной и ослепленная яркими лучами полной занятости и высоких зарплат, не заметила этого. Состоятельные американцы, с другой стороны, были хорошо осведомлены насчет прекрасного способа, которым война приносила деньги для них и для их корпораций. К слову, именно у богатых бизнесменов, банкиров, страховых компаний и других крупных инвесторов Вашингтон также занимал деньги, необходимые для финансирования войны; корпоративная Америка, таким бразом, также получала прибыль от войны, кладя в карман львиную долю выгоды, порождавшейся покупкой знаменитых облигаций военных займов. Богатые и влиятельные американцы, по идее, по крайней мере, являются большими сторонниками так называемого свободного предпринимательства, и они против любого вида государственного вмешательства в экономику. Однако во время войны они никогда не высказывали никаких возражений против того способа, которым американское государство управляло и финансировало экономику, потому что без этого широкомасштабного дирижистского нарушения правил свободного предпринимательства их коллективное богатство не смогло бы никогда умножиться так, как это произошло в те годы.
Во время Второй мировой войны богатые владельцы и управленцы высшего звена крупных корпораций усвоили очень важный урок: во время войны делаются деньги, много денег. Другими словами, непростая задача максимального увеличения прибыли - ключевая деятельность в американской капиталистической экономике - может быть решена намного более успешно с помощью войны, чем с помощью мира; однако для этого требуется благосклонное сотрудничество государства. Со времен Второй мировой войны богатые и могущественные люди Америки прекрасно это понимают. Как и их человек в Белом доме сегодня [в 2003 году, т.е. Джордж У. Буш], отпрыск "денежной династии", который был десантирован в Белый дом, чтобы обеспечивать интересы членов его богатой семьи, друзей и связанных с ними лиц в корпоративной Америке, интересы денег, привилегий и власти.
Весной 1945 года было ясно, что война, источник фантастических прибылей, вскоре закончится. И что будет тогда? Среди экономистов многие "кассандры" придумывали сценарии, которые казались крайне неприятными для политических и промышленных лидеров Америки. Во время войны именно закупки Вашингтоном военной техники - и ничто иное - восстановили экономический спрос и тем самым сделали возможными не только полную занятость, но и беспрецедентные прибыли. С возвращением мира призрак расхождения между предложением и спросом грозил вернуться, чтобы снова преследовать Америку, и являющийся следствием этого кризис мог быть даже более острым, чем Великая депрессия "бурных тридцатых", потому что в военные годы производственный потенциал страны значительно вырос, как мы увидели. Рабочих придется увольнять как раз в тот момент, когда домой вернутся миллионы фронтовиков в поисках работы на гражданке, и в результате безработица и падение покупательской способности усилят дефицит спроса. С точки зрения богатых и влиятельных людей Америки грядущая безработица не являлась проблемой; важным было то, что золотой век колоссальных прибылей закончится. Такую катастрофу нужно было предотвратить, но как?
Военные государственные расходы были источником высоких прибылей. Для того, чтобы сохранить щедрый поток прибылей, срочно были нужны новые враги и новые военные угрозы теперь, когда Германия и Япония были побеждены. Как удачно, что существовал Советский Союз, страна, которая во время войны являлась особенно полезным партнером, таскавшим каштаны из огня для союзников в Сталинграде и других местах, но также партнером, чьи коммунистические идеи и практика позволяли легко превратить его в новый предмет ненависти Соединенных Штатов. Большинство американских историков признают, что в 1945 году Советский Союз, страна, которая чрезвычайно пострадала во время войны, не представляла собой никакой угрозы для намного более превосходящих в экономическом и военном плане США, и что сам Вашингтон не воспринимал Советы как угрозу. Эти историки также признают, что Москва весьма желала близкого сотрудничества с Вашингтоном в послевоенный период.
Москве действительно не был нужен конфликт с американской супердержавой, которая была преисполнена уверенностью благодаря своей монополии на атомную бомбу. Однако Америке - корпоративной Америке, Америке супербогачей - срочно был нужен новый враг для обоснования колоссальных расходов на "оборону", которые были необходимы, чтобы экономика страны продолжала работать на полной скорости и после окончания войны, сохраняя тем самым норму прибыли на нужном - или, скорее, желательном - высоком уровне, или даже увеличивая ее. Именно по этой причине в 1945 году была начата Холодная война, и не Советами, а американским "военно-промышленным" комплексом, как президент Эйзенхауэр назвал эту элиту состоятельных людей и корпораций, которые знали, как получать прибыль благодаря "военной экономике".
В этом отношении Холодная война превзошла их самые оптимистичные ожидания. Нужно было изготавливать все больше и больше боевой техники, потому что союзников внутри так называемого "свободного мира", в котором на самом деле было много диктатур, необходимо было вооружить до зубов американским вооружением и техникой. Вдобавок собственные вооруженные силы США не переставали требовать более крупные, лучшие и более технически сложные танки, самолеты, ракеты и - да, химическое и бактериологическое оружие и другое оружие массового уничтожения. За эту продукцию Пентагон всегда был готов платить огромные суммы, не задавая трудных вопросов. Как это было во время Второй мировой войны, выполнять заказы было снова позволено в основном крупным корпорациям. Холодная война генерировала феноменальные прибыли, и они текли в карманы тех крайне богатых людей, которые также являлись владельцами, топ-менеджерами и/или крупными акционерами этих корпораций. (Является ли неожиданностью то, что в Соединенных Штатах недавно уволившиеся со службы генералы Пентагона традиционно получают предложения работы консультантами от крупных корпораций, вовлеченных в военное производство, и что бизнесмены, связанные с этими корпорациями, регулярно назначаются на высокие посты в Министерство обороны, советниками президента и т.д.?)
Во время Холодной войны американское государство тоже финансировало свои взлетевшие до небес военные расходы посредством кредитов, и это привело к росту государственного долга до головокружительного уровня. В 1945 году государственный долг составлял "всего" 258 миллиардов долларов, но в 1990-м году - когда Холодная война прекратилась - он достиг не менее чем 3,2 триллиона долларов! Это было умопомрачительным ростом, также если учитывать темпы инфляции, и это сделало американское государство самым большим должником в мире. (К слову, в июле 2002 года американский государственный долг достиг 6,1 триллиона долларов.) Вашингтон мог бы и должен был покрыть расходы на Холодную войну, облагая налогом огромные прибыли, полученные корпорациями, участвовавшими в оргии вооружений, но такой вопрос никогда не поднимался. В 1945 году, когда закончилась Вторая мировая война и эстафету приняла Холодная война, корпорации все еще платили 50 процентов всех налогов, но в ходе Холодной войны эта доля неизменно уменьшалась и сегодня она составляет приблизительно лишь 1 процент.
Это стало возможным потому, что крупные корпорации страны по большей части определяют, что может или не может делать правительство в Вашингтоне, в том числе и в области бюджетной политики. Кроме того, снижению налогового бремени корпораций способствовало и то, что после Второй мировой войны эти корпорации превратились в транснациональные, они были "дома везде и нигде", как написал один американский автор в связи с ITT, и поэтому им легко избегать уплаты серьезных налогов где бы то ни было. Дома, в США, где они кладут в карман самые большие прибыли, 37 процентов всех американских транснациональных корпораций - и более 70 процентов всех иностранных транснациональных корпораций - не заплатили ни одного доллара налога в 1991 году, в то время как оставшиеся транснациональные корпорации платили менее 1 процента своих прибылей в виде налогов.
Заоблачные затраты на Холодную войну несли, таким образом, не те, кто получал от этого выгоду, и кто, к слову, также продолжал получать львиную долю дивидендов, выплачивавшихся по правительственным облигациям, а американские рабочие и американский средний класс. Эти американцы с низким и средним уровнем доходов не получили ни пенни от прибылей, которые так щедро давала Холодная война, но они все же получили свою долю огромных государственных долгов, причиной которых являлся в основном этот конфликт. Именно на их плечи поэтому были взвалены затраты на Холодную войну, и это они продолжают оплачивать своими налогами непропорциональную долю бремени государственного долга.
Другими словами, в то время как прибыли, генерировавшиеся Холодной войной, приватизировались в пользу крайне богатой элиты, расходы на эту войну без раздумий национализировались в ущерб всем остальным американцам. Во время Холодной войны американская экономика выродилась в гигантское мошенничество, в порочное перераспределение богатства страны в пользу богатых и в ущерб не только бедным и людям из рабочего класса, но и в ущерб среднему классу, члены которого склонны придерживаться мифа, что американская капиталистическая система служит их интересам. В самом деле, пока богатые и влиятельные люди Америки накапливали все больше богатства, благосостояние, достигнутое другими американцами во время Второй мировой войны, было постепенно сведено на нет и общий уровень жизни медленно, но верно снижался.
Во время Второй мировой войны в Америке произошло скромное перераспределение коллективного богатства страны в пользу менее состоятельных членов общества. Однако во время Холодной войны богатые американцы богатели, а небогатые - и наверняка не только бедные - беднели. В 1989 году, когда Холодная война закончилась, более 13 процентов всех американцев - приблизительно 31 миллион человек - являлись бедными, согласно официальным критериям бедности, которые однозначно преуменьшают эту проблему. В то же время сегодня 1 процент всех американцев владеют не менее 34 процентов совокупного богатства страны. Ни в одной крупной "западной" стране богатство не распределено более неравномерно.
Мизерный процент супербогатых американцев посчитали это развитие событий весьма удовлетворительным. Им нравилась идея накопления все большего и большего богатства, увеличения их и так уже огромных активов за счет менее богатых. Им хотелось оставить всё в таком виде или, если возможно, сделать этот впечатляющий метод еще более эффективным. Однако всё хорошее когда-то заканчивается, и в 1989/90 годах изобильная Холодная война была на исходе. Это создало серьезную проблему. Обычные американцы, которые знали, что это они несли затраты на эту войну, ждали "дивиденда от мира".
Они думали, что деньги, которые государство тратило на военные расходы, теперь могут быть использованы, чтобы приносить пользу им самим, например, в виде государственного медицинского страхования и другого социального обеспечения, которых у американцев, в отличие от большинства европейцев, никогда не было. В 1992 году Билл Клинтон вообще-то победил на президентских выборах, прельстив их возможностью государственной программы медицинского страхования, которая, конечно, так никогда и не материализовалась. "Дивиденд от мира" не представлял никакого интереса для богатой элиты страны, потому что предоставление социальных услуг государством не приносит прибылей для предпринимателей и корпораций, и уж точно не приносит тех высоких прибылей, что дают военные расходы государства. Нужно было что-то делать и делать быстро, чтобы помешать угрозе схлопывания государственных военных расходов.
Америка или, скорее, корпоративная Америка, лишилась своего полезного советского врага и ей срочно было необходимо придумать новых врагов и новые угрозы, чтобы обосновать высокий уровень военных расходов. Именно в этом контексте на сцене появился Саддам Хусейн в 1990 году, словно неожиданное спасение. Этого мелкотравчатого диктатора американцы раньше считали и относились к нему как к хорошему другу, и его вооружали до зубов, чтобы он вел грязную войну против Ирана; это США - и такие союзники как Германия - снабдили его изначально разного рода вооружениями. Однако Вашингтон отчаянно нуждался в новом враге, и он неожиданно указал на Саддама как на ужасно опасного "нового Гитлера", против которого нужно было срочно начать войну, хотя было ясно, что урегулирование путем переговоров вопроса об оккупации Ираком Кувейта не являлось невозможным.
Джордж Буш-старший был тем агентом по подбору актеров, который обнаружил этого нового заклятого врага Америки и начал войну в Заливе, во время которой на Багдад щедро сыпались бомбы, а беспомощные новобранцы Саддама были перебиты в пустыне. Дорога в иракскую столицу была совершенно не защищена, но триумфальное вступление морских пехотинцев в Багдад было неожиданно отменено. Саддама Хусейна оставили у власти, чтобы угрозу, которую он должен был представлять, можно было снова использовать для оправдания того, что Америка остается под ружьем. Ведь внезапный распад Советского Союза показал, насколько затруднительным бывает ситуация, когда теряешь полезного противника.
И вот так Марс смог остаться святым-покровителем американской экономики или, вернее, крестным отцом корпоративной мафии, которая манипулирует этой экономикой, приводимой в движение войной, и получает огромные прибыли, не неся никаких расходов. Презираемый проект дивиденда от мира был запросто похоронен, а военные расходы остались мотором-генератором экономики и неистощимым источником достаточно высоких доходов. Эти расходы неустанно росли в 1990-е. Например, в 1996 году они достигали не менее 265 миллиардов долларов, но если добавить неофициальные и/или косвенные военные расходы, такие как проценты по кредитам, использовавшимся для финансирования прошлых войн, то общая сумма за 1996 год достигала примерно 494 миллиардов долларов, составив затраты в 1,3 миллиарда долларов в день! Однако, имея лишь существенно укрощенного Саддама в качестве пугала, Вашингтон обнаружил, что новых врагов и новые угрозы целесообразно также искать и в других местах. Сомали какое-то время выглядел многообещающе, но со временем на Балканском полуострове был найден другой "новый Гитлер" в лице сербского лидера Милошевича. Посему в течение большей части девяностых годов конфликты в бывшей Югославии давали необходимые предлоги для военных интервенций, крупномасштабных операций бомбежек и закупок все большего количества все более нового вооружения.
"Военная экономика" могла, таким образом, работать на полную мощность и после войны в Заливе. Однако вследствие периодически возникающего давления общественности, например, требования дивиденда от мира, поддерживать эту систему в рабочем состоянии не легко. (Средства массовой информации не представляют собой проблемы, так как газеты, журналы, телеканалы и т.д. либо принадлежат крупным корпорациям, либо зависят от них в плане доходов от рекламы.) Как упоминалось ранее, государство должно сотрудничать, поэтому в Вашингтоне нужно иметь мужчин и женщин, на которых можно положиться, предпочтительно людей из собственных корпоративных рядов, людей, полностью приверженных использованию инструмента военных расходов, чтобы обеспечивать высокие доходы, которые нужны, чтобы делать очень богатых людей в Америке еще более богатыми. В этом отношении Билл Клинтон не оправдал ожиданий, и корпоративная Америка никогда не простила его первородный грех, а именно - что ему удалось быть избранным посредством обещания американскому народу "дивиденда от мира" в виде системы медицинского страхования.
По причине этого в 2000 году было устроено так, чтобы в Белый дом въехал не клон Клинтона Эл Гор, а команда радикально настроенных милитаристов, почти без исключения представителей богатой, корпоративной Америки, таких как Чейни, Рамсфельд и Райс и, конечно же, сам Джордж У. Буш, сын человека, который показал своей войной в Заливе, как это делается; Пентагон также был непосредственно представлен в кабинете Буша в лице якобы миролюбивого Пауэлла, в действительности являвшегося еще одним ангелом смерти. Рэмбо въехал в Белый дом и результаты не заставили себя долго ждать.
После того, как Буш-младший был катапультирован в кресло президента, некоторое время казалось, что он объявит Китай новым заклятым врагом Америки. Но конфликт с этим гигантом выглядел несколько рискованным; более того, слишком многие крупные корпорации делают хорошие деньги, торгуя с Китайской Народной Республикой. Требовалась другая угроза, желательно менее опасная и более правдоподобная, чтобы сохранять военные расходы на достаточно высоком уровне. В этом смысле Буш, Рамсфельд и компания не могли бы пожелать ничего более удобного, чем события 11 сентября 2001 года; есть все основания полагать, что они знали о подготовке этих чудовищных атак, но они ничего не сделали, чтобы предотвратить их, потому что они знали, что они смогут использовать их к своей выгоде. Так или иначе, они действительно воспользовались этой возможностью, чтобы милитаризировать Америку более, чем когда-либо, чтобы сбрасывать бомбы на людей, которые не имели никакого отношения к 11/9, чтобы вести войну сколько душе угодно, и тем самым чтобы корпорации, связанные деловыми отношениями с Пентагоном, добились неслыханных продаж. Буш объявил войну не какой-то стране, а терроризму, абстрактному понятию, против которого нельзя реально вести войну и в отношении которого нельзя никогда достичь победы. Однако на практике лозунг "война против терроризма" означал, что Вашингтон теперь оставляет за собой право вести войну непрерывно и по всему миру против любого, кого Белый дом обозначит террористом.
И вот так проблема окончания Холодной войны была однозначно решена, потому что отныне появилось обоснование для все время увеличивающихся военных расходов. Статистика говорит сама за себя. Общая сумма в 265 миллиардов долларов военных расходов в 1996 году уже была астрономической, но благодаря Бушу-младшему Пентагону было позволено потратить 350 миллиардов долларов в 2002 году, а на 2003 год президент пообещал приблизительно 390 миллиардов; однако теперь уже почти неизбежно, что максимальный предел в 400 миллиардов долларов в этом году будет превышен. (Для того, чтобы финансировать эту оргию военных расходов, нужно сэкономить эти деньги в другом месте, например, посредством отмены бесплатных обедов для бедных детей; любая мелочь помогает.) Неудивительно, что Джордж Буш ходит с важным видом, сияя счастьем и гордостью, потому что он - в сущности избалованный мажор с очень ограниченными талантами и интеллектом - превзошел самые смелые ожидания не только своей богатой семьи и друзей, но и корпоративной Америки в целом, которой он обязан своим постом.
События 11/9 предоставили Бушу полную свободу действий для ведения войны, когда угодно и против кого угодно, по его усмотрению, и, как пытается показать эта статья, совсем неважно, на кого укажут как на нового врага. В прошлом году Буш засыпал бомбами Афганистан, предположительно потому, что лидеры этой страны укрывали Бин Ладена, но недавно этот последний вышел из моды и Америке снова якобы угрожает Саддам Хусейн. Мы не можем разбирать здесь подробно конкретные причины, по которым Америка Буша абсолютно желала войны с Ираком Саддама Хусейна, а не, скажем, с Северной Кореей. Основной причиной для этой отдельно взятой войны было желание завладеть большими запасами нефти Ирака со стороны американских нефтяных картелей, с которыми сами Буши - и такие бушисты как Чейни и Райс, именем которой назван, кстати, нефтяной танкер - так тесно связаны. Война в Ираке также является полезным уроком другим странам третьего мира, не танцующим под вашингтонскую дудку, и инструментом лишения сил внутренней оппозиции и навязывания крайне правой программы неизбранного президента самим американцам.
Америка богатых и привилегированных подсела на войну, без регулярных и все более сильных доз войны она больше не может функционировать должным образом, то есть приносить желаемые прибыли. Сегодня эта пагубная привычка, этот аппетит удовлетворяется посредством конфликта против Ирака, который также случайно дорог сердцам нефтяных магнатов. Но верит ли кто-то, что это разжигание войны прекратится, как только скальп Саддама присоединится к тюрбанам талибов в витрине для выставки трофеев Джорджа У. Буша? Президент уже указал пальцем на тех, чья очередь скоро наступит, а именно на страны "оси зла": Иран, Сирию, Ливию, Сомали, Северную Корею и, конечно же, это старое бельмо в глазу Америки - Кубу. Добро пожаловать в 21-й век, в дивную новую эпоху постоянной войны Джорджа У. Буша!
Жак Р. Пауэлс является историком и политологом, автором книги "The Myth of the Good War: America in the Second World War" (James Lorimer, Торонто, 2002). Его книга публикуется на разных языках: на английском, голландском, немецком, испанском, итальянском и французском. Вместе с такими известными персонами как Рэмси Кларк, Майкл Паренти, Уильям Блум, Роберт Вейл, Мишель Коллон, Петер Франсен и многие другие... он подписал "Международный протест против войны США".


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1760
Похожие новости
09 января 2020, 14:45
12 января 2020, 14:15
14 января 2020, 13:00
15 января 2020, 11:00
07 января 2020, 13:15
14 января 2020, 13:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
14 января 2020, 13:00
16 января 2020, 00:45
15 января 2020, 22:00
14 января 2020, 13:30
16 января 2020, 15:00
16 января 2020, 14:30
15 января 2020, 11:00