Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Почему польские националисты делают ставку на Россию и Китай

Пока правящая партия с оппозицией сражаются в рамках «евроатлантической модели», третья сила может позволить себе не вмешиваться в эту войну, ожидая своего часа

Победа Дональда Трампа на президентских выборах заставила вздрогнуть многие политические элиты. Польша не исключение. Правящая польская партия «Право и Справедливость» (PiS), как и подавляющее большинство прочих европейских сил, ждала прихода к власти Хиллари Клинтон. Не сказать, чтобы Варшаве этого хотелось, но, по крайней мере, было понятно, как с этой пани выстраивать отношения. Вашингтон ругал бы польские власти за «наступление на демократию» с одной стороны, но с другой стороны PiS получала бы возможность разыгрывать в своих интересах «русскую карту», оправдывая выбранный внешнеполитический курс интересом противостояния Москве. Трамп — это другое. Бог знает, чего ждать от этого олигарха, который посылает странные такие сигналы. Польша оказалась в положении, когда не знаешь, что делать. Не удивительно, что в этой ситуации в Варшаве никто не хочет даже занять место министра иностранных дел. Влиятельная польская газета Rzeczpospilita пишет, что нынешнего главу дипломатического ведомства — Витольда Ващиковского — хотели сменить, однако никто не решился занять его место. Страшно и непонятно, как сейчас заниматься внешней политикой.

Буквально на днях «польский царь», президент правящей партии Ярослав Качиньский заявил, что США хотели давить на Варшаву, вмешивались во «внутренние вопросы», которые американскую власть ни в коей степени не должны были интересовать. С приходом Трампа ситуация должна измениться. А это для Варшавы хорошо или плохо? Когда есть внешнее давление, проще всего выстраивать свою иностранную политику, равно как внутреннюю. Можно многие вещи объяснить «внешним фактором», сыграть на том, что чужой центр силы требует принятие решений в собственных интересах, поэтому необходимо ему противостоять, отсюда встает вопрос жертвенности. Но если Вашингтон перестанет теребить Польшу, если ему будет все равно, что происходит в Варшаве, как она будет объяснять свои действия? Вопрос. Можно, конечно, избрать в качестве мальчика для битья Берлин. Говорить полякам, что немцы являются оппонентами польского духа, отчего следует в первую очередь произвести национализацию региональных польских средств массовой информации, что сейчас и заявляет Качиньский. Однако тут нужно знать меру. Германия — сосед Польши. При желании она может серьезно навредить. Более того, выставление «немецкого фактора» в качестве приоритетного переводит конкуренцию в польской политике в борьбу «Права и Справедливости» с оппозицией в лице парламентских партий «Гражданская платформа» (РО) и «Современная» (Nowoczesna), в разговор о «демократических ценностях», мало заботящих общество.

Герб Речи Посполитой в 1617 году

Но есть и другая Польша. Та, где сегодня главным маркером является «восточный вопрос», иначе говоря, позиция в отношении национальных интересов на линии Украины, Литвы и Белоруссии. Это Польша, исчисляющая себя не от III Республики, пришедшей на смену Польской Народной Республике в 1989 году, это наследие Речи Посполитой Обоих Народов, империи, включавшей в себя, помимо поляков, русинов и литовцев. Ныне ее голосом являются многочисленные движения польских националистов, одинаково отрицающих как политику правящей партии, так и оппозиции европейского склада. Музыкант Павел Кукиз, включивший в свое одноименное движение Kukiz’15 представителей польских националистов и проведший их в парламент, даже не представляет, что он на самом деле сделал! А сделал он то, что эта Польша получила голос в Сейме, получила возможность постулировать свои требования, а в перспективе — стать третьей силой, которая на фоне «евроатлантической борьбы» PiS и ее оппонентов выставит новую альтернативную политическую повестку. И в этой ситуации борьба за умы польского общества будет идти не по вопросу экономики, на чем выиграло «Право и Справедливость» выборы в 2015 году, а по вопросу отношения к Украине.

Именно украинский вопрос в частности и восточное направление в целом будет определяющим в польской политике на ближайшие годы, маркером, показывающим pro и contro. И первыми это поняли польские националисты. Под конец прошлого года они опубликовали свою политическую программу, где расставили акценты как технологические, так и идеологические. Прежде всего, националисты требуют изменений выборов, перехода от партийной системы к избранию депутатов по одномандатным округам, что вызовет переход польской политики на ответы вызовов региональной проблематики. С учетом того, что главные вопросы сейчас порождают польско-украинские отношения, голос приграничных воеводств, того же Перемышля, зазвучит с особой силой. Это первое. Второе, о чем говорят националисты, связано с их неприятием концепции «модели модернизации, предложенной Западом». Они расценивают это как «экономическую, политическую и культурную колонизацию».

В геополитике, говорят польские националисты, доминирование «Соединенных Штатов и Германии должно компенсироваться путем поиска областей сотрудничества с Китаем и Россией». Не сказать, чтобы Москву эти силы видели в качестве онтологического союзника. Россию польские националисты видят как силу, «намного слабее, чем Советский Союз и изо всех сил желающую восстановить свое влияние на постсоветском пространстве». Однако нормализация отношений с Москвой поможет сбалансировать влияние Германии. Одновременно польские националисты призывают к полному изменению подходов к США, которые, по их мнению, не являются гарантией независимости Польши, как считают элиты III Республики. Националисты призывают к «разумной открытости» по отношению к Китаю, экономическое сотрудничество с которым полякам может принести большую прибыль. Тем более что Пекин, в отличие от Вашингтона, не вмешивается во внутренние дела государств по идеологическим причинам. Этот политический курс ныне не приветствуется в Варшаве. Но польские националисты обладают другим — ресурсом времени. Пока правящая партия с оппозицией сражаются в рамках «евроатлантической модели», третья сила может позволить себе не вмешиваться в эту войну, ожидая своего часа.

Станислав Стремидловский

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1479
Похожие новости
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 16:30
17 ноября 2017, 11:30
19 ноября 2017, 16:30
17 ноября 2017, 11:30
18 ноября 2017, 16:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 ноября 2017, 03:45
17 ноября 2017, 11:30
15 ноября 2017, 00:45
15 ноября 2017, 11:45
13 ноября 2017, 22:45
13 ноября 2017, 09:00
17 ноября 2017, 14:00