Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Почему закрыли Компартию Казахстана, и причем тут "Халык Майдан"?

"В Казахстане начался Ленинопад".
"Назарбаев = Порошенко. Казахстан = Украина"...

Подобные заявления совсем недавно звучали на просторах российского интернета, а также одиночных пикетах, которые проводили левые активисты Москвы. Все это оказалось реакцией на одну неприятно прозвучавшую новость –  заявлялось, что в Казахстане запретили Коммунистическую партию.

Казахская земля для нас – слепая зона. Из ее проветриваемых степей нам редко что доносится (за исключением вестей об обрушении тенге). На таком голодном фоне любая весточка становится определяющей, на ее основе в голове строится едва ли не вся картина происходящего, пусть даже источник – не очень достоверный, а новость – слух слухом. 

В таких условиях весть о запрете коммунистов стала кирпичом для виртуальных концепций, мол, президент Нурсултан Назарбаев решил последовать примеру Порошенко и, послав все евразийское пространство куда подальше, сделал подарок националистам внутри республики.

Однако в Казахстане не начался Ленинопад, Назарбаев – не Порошенко, Казахстан – не Украина. Запрет Компартии – лишь эпилог весьма печальной и трагичной истории, происходящей с объединением коммунистов последние 15 лет. Кто-то увидит в произошедшем результат предательства красной идеи, кто-то поразится политическим ошибкам, которые совершались казахстанскими коммунистами, а кто-то проглядит в судьбе КПК тот путь, по которому чуть было не пошла, да вовремя спрыгнула, КПРФ. В истории завязано немало слагаемых: там нашлось место и "казахскому Ходорковскому" Мухтару Аблязову, и нелегальному движению "Халык Майданы" ("Народный фронт"), и даже антисоветской риторике внутри коммунистической партии. Но обо всем по порядку.


От рассвета до раскола

А начать стоит с того, что коммунистических партий в Казахстане – две. И одна из них до сих пор живет и здравствует. Получилось так из-за весьма серьезного раскола в 2004 году.

Первоначально единая КПК (Коммунистическая партия Казахстана) полноценно заявила о себе в 1996 г. До этого времени были съезды и собрания, начиная с 1991 г., однако масштабной деятельности в первые пять лет существования не проходило. Все изменилось с тех пор, как партию возглавил Серикболсын Абдильдин, экс-глава Верховного Совета Казахстана (в 1991-1993 гг.). Партия набрала вес, прошла официальную регистрацию в 1998 и удачно выстрелила в 1999 г. – и на парламентских, и на президентских выборах (где выступал сам Абдильдин) КПК удалось занять второе место.

Несмотря на тогдашний успех партии, уже в то время наметилась тенденция, которая позже приведет к расколу коммунистов. Так, в том же 1999 г. глава КПК стал сопредседателем Форума демократических сил – коалиционной структуры оппозиции, где большую часть мест занимали либерал-демократы. Есть вероятность, что именно благодаря этому Абдильдину удалось добиться второго результата на президентских выборах, выставив себя единым кандидатом от “несогласных”. Тем не менее, именно дальнейшие действия по сплочению с разного рода "дем-альянсами" и привели к расколу партии.


Раскол и размежевание

С давних пор союз коммунистов и либеральных демократов кончается одним и тем же – коммунистическая сторона становится в такой паре "оскопленной силой" (по выражению И.В. Сталина). Она теряет возможность быть полноценным красным субъектом, исчезает живительная связь со сторонниками; взамен же приобретается возможность стать пассивным объектом у “несистемщиков". В отличие от членов российской КПРФ, которые одновременно называли белоленточников "оранжевой проказой" и выступали на Болотной площади в 2011-2012, члены КПК не потерпели двуличия.

Поводом для раскола стала попытка лидера партии Абдильдина в 2004 г. устроить "несистемного оппозиционера" Толена Тохтасынова в ЦК КПК. При этом "несистемщик" выступал с радикально-оранжевыми настроениями, (так, в своих интервью Тохтасынов приветствовал "оранжевую революцию" на Украине-2004 и призывал казахскую оппозицию брать пример с "Тюльпанного переворота" в Киргизии). Такие действия первого секретаря стали последней каплей для многих партийцев. По разным оценкам, из КПК тогда ушло от 15 тыс. до 25 тыс. человек (вторая цифра - почти половина от тогдашней численности партии), образовавшие альтернативную Коммунистическую Народную Партию Казахстана.

Раскол окончательно развел две партии, усилив тенденции, копившиеся внутри каждого из блоков. Так, новообразовавшаяся КНПК сделала упор на легальное партийное строительство и участие в выборах. При этом первые выборы в парламент оказались неудачными: при результате в 2% (шестой результат) их обогнали бывшие соратники из КПК, сплотившиеся с "Демократическим выбором Казахстана". Президентские выборы-2005 также не удались: кандидат от партии набрал всего лишь 0,34% голосов.

Нелегким было и остается имиджевое положение новой партии – в Казахстане с сильной централизованной властью Назарбаева весьма скептически относятся к понятию "патриотическая оппозиция" (которая, в общем-то, и у нас возникла как явление только в связи с событиями на Болотной площади – чего Казахстан просто-напросто не переживал). Оценка идет по категориям "провластный/антисистемный", и нельзя сказать, что для такого разделения совсем нет оснований.

Но можно по-разному относиться к попыткам новой партии устроиться в политической системе, при этом нельзя не признать следующее: размежевавшись, КНПК не стала участвовать в новых оранжевых "игрищах" Абдильдина и его соратников.

Последовательный уход в "оранжизм"

Процессы же в КПК с течением времени становились все более экстравагантными. Так, в конце 2004 г. очередной союзник "абдильдинцев", партия "Демократический выбор Казахстана", распространила заявление о том, что не считает нынешнюю власть Казахстана легитимной, и призвала своих соратников к акциям гражданского неповиновения. После этого власти оперативно запретили "Демвыбор", но "несистемщики" образовали новое движение "Алга!" ("Вперед!"), которое продолжило линию предшественника. Сложно сказать, чем уже тогда было КПК, терпевшая таких союзников (с "Алгой" партийцы тоже дружили).

Стоит отметить, что происходящее так или иначе отразилось на качестве партийцев: почему-то КПК "не захотела" участвовать в выборах в парламент-2007, оставив "красных избирателей" с отколовшейся КНПК. Глава же партии очень много времени стал уделять выступлениям на радио "Азаттык" (местное отделение радио "Свобода"), где высказывал порой весьма нестандартные вещи: позднесоветскую КПСС Абдильдин обозвал "тоталитарной системой", а коллективизацию охарактеризовал как "проделки Сталина, которого разоблачили на 20-м съезде партии".

Но дно еще не было достигнуто. "Снизу постучали". В 2010 г. персек Абдильдин после 14 лет руководства ушел в отставку, а его место занял Газиз Алдамжаров, представитель скандально известного БТА Банка по Белоруссии. В то время глава БТА, банкир Мухтар Аблязов, прозванный с легкой руки СМИ "казахским Ходорковским", снова попал в опалу власти и эмигрировал в Великобританию. Поэтому назначение на пост главы компартии человека Аблязова сразу давало понять, в каком направлении далее последует партия.

Однако помимо ожидаемого "оранжа", новый глава добавил еще один ингредиент, националистический. Так, по сообщениям журналистов, на проводимом в 2010 г. курултае казахов персек заявил, что против казахского народа в советское время "шла война", развязанная "империей". Тогда еще удивлялись: зачем КПК подобная риторика? Ведь националистический электорат в компартию не вступит по определению, а своих такое только распугает. Но партия уже шла вразнос.

Последней каплей – уже для казахских властей – стало вхождение нескольких членов ЦК КПК в очередную коалицию с весьма характерным названием "Халык Майданы" (“Народный фронт”), в 2011 г. Посыл, закрепленный в имени, был предельно конкретным – ставки на “оранж” решили повысить до максимума. На съезде "Халык Майданы" в июне 2011 г. члены коалиции агитировали присутствующих в поддержку беглого банкира Аблязова, а также заявляли о готовности участвовать в выборах в парламент-2012. Избираться им так и не дали: уже в октябре 2011 г. власти Казахстана приостановили деятельность КПК за участие персека партии и ряда ее членов в "Халык Майданы". Но с высоты сегодняшнего времени можно сказать следующее: несомненно, "майдановцы" планировали провести весьма горячую предвыборную кампанию, одним из элементов которой мог стать бунт в Жанаозене, возможный пролог к казахскому Майдану.

Тогда к справедливому негодованию нефтяников, бастующих на тот момент уже не один год, добавили щепотку "радикализма" – взорвав ситуацию в городе, вызвав агрессивные беспорядки с поджогами и убийствами. Собственно, активисты "Халык Майданы" засветились в Жанаозене на попытках сагитировать бастующих против действующего режима. Режим данные действия не оценил: руководители и активисты-майдановцы получили сроки. Впрочем, КПК тогда с ними уже не было – за "братание" с "Халык Майданы" персек Алдамжаров получил лишь штраф, а партия – приостановку деятельности - по факту, на целый год (октябрь 2011 - октябрь 2012).

Характерно, что нынешнее руководство закрытой партии ошибкой сотрудничество с “майдановцами” не считает. Так, первый секретарь КПК Толеубек Махыжанов заявил Накануне.RU: “Я лично не считаю, что сотрудничество с “Народным фронтом” (“Халык майданы”) было ошибкой. Наоборот, мы, коммунисты, всегда будем сотрудничать с теми, кто будет бороться против антинародной, компрадорской, кланово-олигархической власти”.

Почему же запрет произошел именно сейчас?

Нынешнее закрытие партии обусловлено следующим причинами. Так, в декабре 2014 г. суд приостановил деятельность партии на три месяца в связи с несоответствием партсписков и реальной численности партии (добавим, что в Казахстане партия должна иметь не менее 40 тыс. членов для существования). Собственно, данная претензия и послужила уже в августе 2015 г. поводом для ликвидации Компартии. Апелляция, поданная уже третьим лидером КПК (с 2014 г. "национал-коммунист" Алдамжаров ушел "по состоянию здоровья") в сентябре 2015, была отклонена. Партия официально закрыта по решению суда.

Таким образом, запрет КПК – вещь далеко не однозначная. Как мы видим, поведение партии давало повод для решительных действий власти. Однако если говорить о причине запрета именно в 2015 г., то тут есть несколько версий.

Во-первых, Казахстан, как и другие страны СНГ, в данный момент сталкивается с серьезными экономическими проблемами. В связи с этим коммунистические идеи вновь обретают сторонников, чем потенциально могла воспользоваться КПК.

Так, политолог и руководитель проекта “Однако.Евразия” Семен Уралов заявил Накануне.RU: "В принципе, коммунистические идеи становятся востребованными, потому что весь кризис развивается так, как об этом говорили Ленин, Маркс, Сталин. Поэтому, как и 100 лет назад, левые – социалисты, марксисты, ленинисты – становятся очень опасными для любой власти, ведь то, что они объясняют гражданам, является правдой. Поэтому в Казахстане, как и в любой другой стране, где реализуется модель капитализма – в этом смысле я не делаю различий между Казахстаном и Россией – я рассматриваю это не как десоветизацию, а в первую очередь с точки зрения внутриполитической борьбы".

Вторая версия, которой, в общем-то, и придерживаются члены закрытой партии, связывает действия власти с попыткой подавить всяческую оппозицию в зародыше.

Нынешний лидер КПК Толеубек Махыжанов отметил в беседе с Накануне.RU: "Деятельность нашей партии власти приостанавливали трижды. И, как всегда, перед выборами в Мажилис Парламента РК или президентскими. Для того чтобы приостановить ее деятельность, власти находят всякую мыслимую и немыслимую причину. Истинная причина нынешнего “наезда” все та же. Нас отстранили от участия в выборах президента страны, которые прошли в начале этого года, и теперь они не могут бесконечно приостанавливать ее деятельность перед досрочными выборами в Мажилис. Единственный выход из тупика для власти – ликвидировать нашу партию". Такого же мнения придерживается и член восточно-казахстанского обкома партии Виктор, заявивший Накануне.RU: "Мое мнение, партию пытаются закрыть как реально оппозиционную власти. Если фокус с приостановлением деятельности партии прямо перед выборами проходил ранее, то сделать это снова уже опасно для власти, так как будет понятно даже самому далекому человеку от политики, что это фарс".

Однако есть и третья версия. По ней, члены партии сами "прошляпили" возможность сохранить партию в связи с потерянным контролем над структурой. Такого мнения, в частности, придерживается бывший член КПК, ныне – руководитель фракции КНПК в парламенте Владислав Косарев.

"Я думаю, что мои коллеги-коммунисты, проще говоря, прошляпили этот вопрос, т.к. у них был шанс отстоять честь партии, но они палец о палец не ударили, чтобы это сделать, и поэтому подставили себя под удар. Но закрытие компартии – не новый вопрос на сегодня. Партию закрывали ранее, вместе с "Народным фронтом" ("Халык Майданы"), потом пошли протесты активистов партии, что ЦК партии плохо работает, что жизненность не поддерживается. Процесс шел не первый день, а когда было принято окончательное решение – на тот день, когда подошел юридический срок", – заявил Косарев Накануне.RU.

Несмотря на то, что сам депутат является все же противником запрета компартии, тем не менее, он подверг ее деятельность критике: "Отклонения в коммунистических движениях были всегда. И во времена Советского Союза были перегибы. То, что шарахались мои коллеги, Алдамжаров и другие, прислуживали то Аблязову, то еще кому-нибудь, – это они из нужды пытались найти источник для финансирования". Не поддержал Косарев и позицию КПК по Жанаозену: "Их позиция была неадекватна, постольку уже можно судить с высоты прошедшего времени, что произошедшее в Жанаозене было проектом Запада для дестабилизации обстановки в Казахстане".

Характерно, что отколовшаяся КНПК ныне заметно укрепилась: со своими 7% на последних парламентских выборах-2012 она является третьей партией в стране после президентской "Нур Отан"(81%) и демократической "Ак Жол" (7,5%). Несмотря на обвинения со стороны бывших сторонников и ряда экспертов в "провластной позиции" – так это или нет, судить не нам – КНПК, на наш взгляд, проявила свою жизнеспособность и адекватность, отказавшись от контактов с деструктивными "майданными" элементами.


Заключение

По большому счету, не имеет особого значения, что послужило причиной запрета Компартии. Важно другое: судьба КПК должна стать хрестоматийным примером того, как коммунистическая партия может утратить свою самость, ложась под несистемных либералов или националистов. Подобное, как считают эксперты, нельзя в принципе совершить без предательства красной идеи. Это может стать наглядной иллюстрацией и для российской КПРФ, которая в свое время "заигрывала" с белоленточной оппозицией в 2011-12 гг. (смотрите выступления КПРФ на "болотных митингах", постановка радикала Сергея Удальцова доверенным лицом Зюганова на выборах-2012), а также с язычниками-родноверами (движение "Русский лад").

Пойдя на соглашательства с "майданными" силами, успеха КПК так и не добилась. А первородство она потеряла.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

998
Похожие новости
18 августа 2017, 10:00
17 августа 2017, 21:00
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 07:30
17 августа 2017, 16:30
17 августа 2017, 09:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2017, 10:00
15 августа 2017, 14:15
15 августа 2017, 09:45
14 августа 2017, 13:30
16 августа 2017, 10:15
14 августа 2017, 18:30
15 августа 2017, 12:00