Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Политолог: Новый директор по России и ЕС в Совете по нацбезопасности США Фиона Хилл – либеральный интервенционалист, но Трамп может её и не послушать

Президент США Дональд Трамп назначил на должность директора по России и Европе в Совете по национальной безопасности политолога Фиону Хилл. Эксперты обсуждают это событие и связанные с ним перспективы. 

 Фиона Хилл — известный политолог, доктор философии, свободно владеет английским, французским и русским языками. Работает в Институте Брукингса (The Brookings Institution) — это один из ведущих экспертно-аналитических центров США. 

 Предложение занять должность поступило Хилл от Кейта Келлога, временно занимавшего должность советника Трампа по вопросам нацбезопаности после отставки Майкла Флинна.  Решение пригласить британо-американскую специалистку, которая известная критикой российского руководства, вероятнее всего, будет поддержано обеими партиями в Конгрессе, отмечает Foreign Policy. Издание делает акцент на том, что Фиона Хилл известна критическим отношением к российскому руководству. На взгляд Foreign Policy , это будет приветствоваться в Конгрессе США, где в последнее время усилиями демократической оппозиции постоянно раздуваются различные инсинуации по поводу контактов, которые имело окружение Трампа с Россией. Но на самом деле назначения в аппарат СНБ США не требуют утверждения в Сенате.

 В 2006-2009 годах Хилл была главным специалистом по России и Евразии в Национальном совете по разведке США — информационно-аналитическом подразделении американского разведсообщества. В 2013 году Хилл в соавторстве сКлиффордом Гэдди из того же института Брукингса выпустила книгу «Мистер Путин: оперативник в Кремле». В 2015 году эта работа вышла вторым расширенным изданием. С точки зрения Foreign Policy, главным смыслом книги был призыв «не допускать недооценки» российского лидера.

Фиона Хилл считает, что «многие на Западе недооценили, насколько Владимир Путин желает драться, настолько долго и настолько жестко, насколько необходимо, чтобы достичь своих целей. Путин будет использовать все имеющиеся методы и будет безжалостным».

Сейчас Хилл, по свидетельству журнала, «исключает возможность драматичного сближения с Россией» при новой администрации США. В подтверждение приводится ее прошлогоднее ноябрьское высказывание о том, что «сначала у россиян закружится голова от радостных ожиданий, но потом через пять минут эти ожидания рухнут, потому что США и России очень трудно… быть на одной волне».

 Согласно официальной биографии Фионы Хилл, она окончила Сент-Эндрюсский университет в Шотландии, а докторскую диссертацию по истории защищала в Гарварде. В свое время стажировалась также в московском Институте иностранных языков им. Мориса Тореза.

Фиона Хилл известна также своей книгой «Сибирское проклятье. Или как коммунистические плановики заморозили Россию». В книге она предлагает фактически эвакуировать Сибирь, так как там проживает «избыточное население», и вести добычу природных ресурсов там вахтовым методом.

На обложке книги представлены положительные отзывы одного из разработчиков концепции «шоковой терапии» в России Джеффри Сакса, бывшего члена Совета национальной безопасности Ричарда Пайпса и бывшего помощника президента США по национальной безопасности Збигнева Бжезинского.

Политолог Дмитрий Дробницкий, специально для Политаналитики проанализировавший биографию Фионы Хилл, подчеркивает, что Институт Брукингса  — на самом деле просто «фабрика мыслей» для центристского крыла демократической партии, однако не стоит недооценивать личность самого нового директора по России и Европе в Совете по национальной безопасности:

– Институт Брукингса ассоциируется с кланом Клинтонов, с идеями либерального интервенционизма, всеми этими историями, связанными с защитой прав человека, где бы они ни нарушались, с экспортом демократии и т. д. Другое дело, что она работала так же в Eurasia Foundation, это реалисты, но это было очень давно — с 1991 по 1999. А так получается, что практически все президентство Билла Клинтона она провела в Институте Брукингса.

Вообще, у американской прессы первая реакция на назначение Хилл такая:  «Трамп назначил критика  России в свою администрацию». Но с другой стороны, надо также понимать, что в США сейчас, несмотря на наличие по крайней мере 10 таких мощных мозговых центров, занимающихся Россией, хороших специалистов, глубоко знающих нашу внутреннюю кухню, нашу политику, экономику, обязательно русский язык — их, в общем-то не так уж и много. И в этом смысле понятно, что выбирать особенно не из кого.

Из чего мог выбирать тот же Трамп? Наверное, из людей реалистического плана, настроенных, в общем и целом, к России достаточно либо нейтрально, либо слабо позитивно — но спокойно. Но как-то с самого начала с этим лагерем, который в основном ассоциировался с американским субистеблишментом — то есть они фрондировали американскому истеблишменту, что клинтоновскому, что бушевскому, у него отношения не сложились. Причем, еще на этапе предвыборной кампании. Хотя удивительным образом все люди, которые публиковались в таком достаточно известном журнале, как National Interest, а там, собственно, и собираются такого рода реалисты, — они собирались Дональду Трампу давать внешнеполитические советы и предлагали себя в качестве некой технической базы для обсуждения отношений с Россией. Но как-то в результате этого не произошло.

При этом школа реализма — она тоже не однозначна. Нельзя сказать в строгом понимании слова, что американский реализм — это хорошо, а все остальное — плохо. Понятно, что у них там есть свои вполне определенные установки, которые могут нам не нравиться.

В частности, установка на то, что Соединенные Штаты должны проявлять силу. Если просто почитать National Interest, что в нем предлагалось в качестве «большой сделки» с Россией, то там не самые приятные условия на которых нам предлагают замириться. Поэтому по разным причинам, но отношения у Трампа с этой школой не сложились.

Конечно, среди реалистов там есть люди, которые к России относятся еще лучше, чем основной пул

внешнеполитических реалистов. Люди, которые действительно относятся к нашей стране с определенной симпатией, и русским языком владеют, и достаточно неплохо понимают, что, собственно, происходит в России — насколько это возможно для нынешнего уровня развития политической мысли в США.

С другой стороны, так же понятно, исходя из тех действий, которые мы видели в администрации Трампа, политические позиции, политические предпочтения, убеждения отдельных членов кабинета для него не столь важны. Для него важны опыт и знания, а конечные решения принимает сам узкий круг персон, находящихся вокруг американского президента. И сейчас фактически этот узкий круг сведен к его собственной семье: то есть к Иванке Трамп, Джареду Кушнеру, плюс еще, конечно, Стивену Бэннону — человеку, который просто предвосхитил трампизм. Может быть, даже задолго до того, как Трамп вообще вступил на политическую стезю. До недавнего времени к этому же внутреннему кругу принадлежал Райнс Прибус, бывший руководитель республиканского Национального комитета. Но в связи с провалом билля по отмене Obamacare и его личной дружбе с Полом Райаном, говорят, что сейчас он буквально висит на волоске.

Возвращаясь к теме, окончательные решения принимаются в американской администрации очень узким кругом лиц. К нему относится и тяжеловес Рекс Тиллерсон. Тем не менее, мы понимаем, что Госдепартамент сейчас в общем и целом внешнюю политику США не ведет. Более того, внешней политики США, по большому счету, в общем-то, и нет. То есть временно эта внешняя политика не проясняется определенным образом, за исключением двух-трех реперных точек, связанных с уничтожением запрещенного Исламского государства, особые отношения с Великобританией. И это было подтверждено при личной встрече с премьером Терезой Мэй.

У администрации Трампа очень хорошие отношения с Израилем, и прежде всего, с израильскими правыми. Опять же, было подтверждено в ходе личной встречи с Биньямином Нетаньяху. Сейчас даже как-то китайская линия, и северокорейская тоже будет выстраиваться после встречи Си Цзиньпина с президентом США.

В этом смысле понятно, что от той же Фионы Хилл, как и от Джеймса Мэттиса, который неоднократно высказывался довольно жестко в адрес России, нужно будет не ее мнение по поводу того, как себя вести с Россией, с Путиным, с нашими лидерами, а скорее, ее знание общего положения дел у нас в стране. В этом смысле опыт у нее, конечно, есть. Другое дело, что такого чистого аналитического знания, мы прекрасно знаем, просто не бывает.

Самая главная проблема здесь как раз в том, что в администрации Трампа предполагалось, что, независимо от того, что будет происходить в Госдепартаменте, в принципе вести российскую линию, особенно в том, что касается борьбы с международным терроризмом, должен был советник по национальной безопасности Майкл Флинн. Но он, как мы знаем, был вынужден уйти в отставку. И полноценной замены Флинну пока не найдено.

Теперь в определенном смысле представление о России в администрации Трампа будет писать Фиона Хилл. Надо понять, что человек, который работал в институте Брукингса – это человек с ясной установкой о том, что Америка должна распространять либеральную демократию, что она должна не то чтобы свергать режимы и строить на этом месте новые демократические государства (это скорее неконсервативная вещь), а вот Брукгинс с ее либеральным интервенционализм – это необходимость защищать права человека, любых групп людей, любых меньшинств в любой точке земного шара, а что получится, то получится. Важно, что бы США выполнили свою миссию.

Давайте посмотрим на Ливию, война Хиллари Клинтон, это тоже либеральный интервенционализм. Что там произошло? Спецподразделениям, которые прибыли вывозили оставшихся из американского консульства в Бенгази помогла группировка, состоявшая из людей, которые сражались на стороне Каддафи в гражданской войне. А атаковала консульство в Бенгази по большей части группировка, которая считалась проамериканской. Получается, что не на тех поставили.

Но надо понимать, что отношение либеральных интернационалистов к России – это отношение как в мощной державе, которая идеологически никогда не будет американцам близка. Мы всегда будет соперничать. Россия, по меньшей мере, для таких людей — оппонент.

В этом смысле назначение Фионы Хилл, конечно, неоднозначное. Но ясно, что заняться всерьез внешней политикой Трамп сможет только через некоторое время, и если тем или иным способам разрешится его спор с крайними правыми в Конгрессе. Решит ли он дальше с ними сотрудничать по проведению внутриполитических инициатив, или посчитает, что до промежуточных выборов в Конгресс в 2018 году его руки развязаны. Если сейчас появится хоть малейшая возможность, к примеру, провести билль о реформе налоговой системы, инфраструктурный билль, государстенно-частное партнерство на триллион долларов по строительству инфраструктуры, если появится в каком-то еще варианте закон об отмене Обамакер и замене на какой-то другой закон, то его поглотят опять внутренние дела и ясно, что будет опять большая драка с демократами и в этом смысле внешняя политика будет носить для Белого дома очень точечный характер.

Впрочем, если Трамп будет ждать, то он может переключиться и на внешнюю политику. Тогда посмотрим, как будет играть Фиона Хилл. Насколько ее экспертное знание будет неполитизированным. Такового уровня специалистов по России немного в Америке, есть сотня тысяча человек, но все равно это немного, потому что гораздо больше людей занимались СССР в годы холодной войны и обладают специфичным пониманием предмета.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

584
Похожие новости
07 сентября 2017, 03:00
11 сентября 2017, 19:30
19 сентября 2017, 22:30
05 сентября 2017, 23:30
05 сентября 2017, 23:30
08 сентября 2017, 19:00
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
19 сентября 2017, 19:30
20 сентября 2017, 18:00
19 сентября 2017, 22:30
20 сентября 2017, 18:00
20 сентября 2017, 10:45
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 сентября 2017, 21:15
18 сентября 2017, 16:15
14 сентября 2017, 14:45
17 сентября 2017, 10:01
16 сентября 2017, 21:45
18 сентября 2017, 18:30
18 сентября 2017, 13:45