Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Polityka: Лукашенко ищет виновных на Западе, или «зеленые человечки» вернуться?

Отправка к границе белорусской армии повышает риск возникновения конфликта, а введение в Белоруссию российских войск станет для НАТО более серьезным сигналом тревоги, чем захват Крыма.
Остается надеяться, что были правы те, кто считал эпидемию коронавируса центральным кризисом 2020 года. Скоро может оказаться, что о локдауне и ношении масок мы будем вспоминать с ностальгией, как о приметах периода вынужденного спокойствия. За нашей восточной границей, гораздо ближе, чем шесть лет назад, когда события разворачивались в Крыму и Донбассе, становится реальным сценарий массового кровопролития, вооруженной конфронтации или вторжения агрессивной державы.
Йенс Столтенберг заявил, что НАТО следит за ситуацией и сохраняет бдительность. В том же тоне высказался во время визита в Польшу Госсекретарь США Майк Помпео. В свою очередь, заместитель главы польского МИД Марчин Пшидач (Marcin Przydacz), комментируя в эфире телеканала «Република» ситуацию в Белоруссии, указал, что «с перспективы Польши никаких угроз для безопасности сейчас нет».
Лукашенко ищет виновных на Западе
Многие эксперты и представители правительств разных стран сомневаются в том, что в Белоруссии решат обратиться к силовым решениям, в результате чего начнутся вооруженные столкновения, однако, Александр Лукашенко решил сам написать увертюру к этой драме. Во вторник на заседании Совета безопасности он объявил об отправке к западным границам военных подразделений, приведенных в состояние повышенной боевой готовности. Объяснив свой шаг реакцией на заявления некоторых лидеров иностранных государств, он отметил, что воздействие внешних сил на события в стране видны невооруженным глазом (там идут беспрецедентные по своим масштабам протестные акции и забастовки, участники которых требуют, в сущности, одного: ухода управляющего страной вот уже 26 лет Лукашенко).
Ранее Лукашенко и его приспешники в Москве намекали, что за волнениями стоит НАТО, в первую очередь Польша и Литва, а враги Белоруссии хотят ее разрыва с Россией и присоединения к Западу. Между тем среди лозунгов, звучавших на демонстрациях, такое требование обнаружить сложно. Ни словом на эту тему не обмолвилась и представлявшая оппозицию на выборах Светлана Тихановская.
Они идут к границе?
До сих пор белорусский автократ старался справиться с самым серьезным политическим кризисом за все годы своего правления при помощи органов внутренних дел, возможно, стараясь поддерживать видимость сохранения законности, а, возможно, не желая рисковать. Однако отправка войск к границе (если до нее действительно дойдет), не вписывающаяся в планы проведения учений и не заявленная в рамках процедур ОБСЕ, выглядит как акт отчаяния, а одновременно эскалации.
Распространяющаяся по официальным каналам запись с заседания Совета безопасности — это не стопроцентно достоверный источник информации, она может оказаться элементом информационной войны режима, ложью для внутреннего потребления. Во вторник независимых подтверждений того, что войска совершают передислокацию, не было, но в последующие дни мы можем проснуться в совершенно изменившейся действительности с новыми рисками.
Угроза провокаций
Отправка приведенных в состояние повышенной боевой готовности подразделений к натовским границам повышает уровень напряженности в регионе. Такая формула раньше использовалась только в отношении более взрывоопасных точек мира, но после российского нападения на Грузию и тем более на Украину с ее помощью стали описывать ситуацию на рубежах и в пределах Европы.
Если информация о размещении Белоруссией войск на границе с членами НАТО (Польшей и Литвой) получит убедительное подтверждение, это будет означать, что мы имеем дело с самой масштабной эскалацией в истории расширенного Альянса, с шагом, который может иметь для Лукашенко самоубийственные последствия в контексте каких-либо нормальных отношений с западными партнерами. Белорусская армия сама по себе не так сильна, угрозы для НАТО в целом и отдельных его членов она не представляет, вопрос только в том, не выступит ли она орудием провокаций или дестабилизации.
Это опасный сценарий, ведь военные, теоретически ограниченные процедурами и структурой подчинения, в реальности не живут в общественном вакууме и в отрыве от эмоций, в том числе политических. Белоруссия находится сейчас в перевозбужденном состоянии, которое наверняка передается солдатам и офицерам. На улицы больших и маленьких городов выходят толпы, каких эта страна никогда не видела, работники заводов не боятся кричать «уходи» самому президенту, антирежимные настроения берут верх.
Военнослужащие, едущие (если они действительно туда едут) спустя десять дней после выборов к границе, прекрасно понимают, зачем их туда направили: подтверждать и усиливать тезис об угрозе и инспирировании протестов извне. Часть, возможно, будет склонна выполнять приказы (какими те будут?), часть может начать колебаться, а часть — сопротивляться. Польские эксперты по Белоруссии полагают, что ни Лукашенко, ни его военные, скорее всего, не станут рисковать развязывать в рамках борьбы за выживание приграничный конфликт с НАТО. Однако полностью исключить перспективу возникновения провокаций, в том числе инспирированных из-за границы, в первую очередь из России, невозможно.
Зеленые человечки вернутся?
«Белорусы — народ партизан, голову даю на отсечение, что у них по домам лежит оружие, возможно еще со времен Второй мировой войны», — говорит мне связанный с государственными органами эксперт, отвечая на вопрос о самом худшем варианте развития событий, то есть возможности явного или закамуфлированного российского вторжения.
Повторить крымско-донбасский сценарий будет сложно, ведь, получив опыт 2014 года, все ознакомились с российской тактикой. Однако спекуляциям на тему готовящегося вторжения зеленых, черных или каких-нибудь других человечков способствуют появляющиеся в интернете сообщения о движущихся из глубины России к белорусской границе колоннах грузовиков.
Перспектива столкновения с российскими силами касается не только гражданского населения. Тот же самый эксперт допускает вероятность бунта некоторых частей белорусской армии, служащие которых почувствуют в себе национальный дух. Атмосфера национального подъема будет оказывать особое воздействие потому, что армия до сих пор опирается на систему всеобщей воинской повинности, а режиму Лукашенко было свойственно подчеркивать свою независимость от России.
Если тиран лишился поддержки рядовых, он не может полностью полагаться и на верность офицеров (вопрос, сохраняют ли они ее до сих пор), а когда он начнет сомневаться в верности собственной армии, единственным спасением окажется «братская помощь». Возможность ее оказания подразумевает оборонный договор между Россией и Белоруссией, Путин и Лукашенко эту тему уже обсуждали. Для второго и его страны приглашение российских войск означает окончательную утрату независимости, однако, полностью исключать такой сценарий нельзя. В свою очередь, для НАТО это будет такой же, или даже более опасный кризис, как аннексия Крыма или война в Донбассе.
Белоруссия имеет для России ключевое значение
В полной мере сознать это можно, взяв в руку линейку и перевернув карту, чтобы она лучше показывала точку зрения Москвы. Пониманию ситуации будет способствовать также закрашивание одним цветом территории НАТО, а другим — России и Белоруссии. В рамках существующего договора они не только входят в состав союзного государства, но и представляют собой единое пространство с оборонной точки зрения. То, что на белорусской территории нет крупных российских баз, в этом плане не имеет особого значения: для россиян это абсолютно прозрачная в военном смысле зона, к которой они имеют свободный доступ.
Если смотреть с востока, то Белоруссия оказывается наиболее выдвинутым фрагментом российской суши, если не считать калининградский эксклав. Она врезается почти на 400 километров с северной (литовской) стороны, и почти на 600 с южной (украинской) в пространство Запада и НАТО, а также выступает сухопутным мостом, ведущим в сторону Калининградской области, где находится огромное количество техники и живой силы.
То, что Альянс называет Сувалкским коридором, связывающим Западную Европу с полуостровом стран Балтии, для России — территория, которая отделяет огромную массу ее суши и армии от крошечного, но исключительно ценного островка, втиснутого между Польшей и Литвой. Лишь из Белоруссии россияне могут вести реальную оборону Калининградской области, лишь через нее возможна эвакуация.
Российские военные понимают, что если разразится война, а поляки, прибалты, американцы и НАТО будут действовать решительно, их приморский песчаный остров превратится в кладбище. Отдавать его, а, следовательно, отказываться от контроля над белорусским государством, никак нельзя. Вопрос, не решатся ли они на фоне текущего кризиса ужесточить этот контроль, остается пока открытым. Когда россияне войдут в Белоруссию и там останутся, они окажутся ближе к нам на те самые 400 километров и увеличат длину своей границы с натовской территорией, значит, непосредственные угрозы возрастут.
Надежда на сдержанность
Такие подсчеты выводят оценку военной ситуации в регионе на более высокий, стратегический уровень. С одной стороны, это порождает дополнительные риски, с другой — дает надежды на сдержанные и осторожные действия. Пожалуй, никто до сих пор не хочет развязывания войны НАТО — Россия или даже провоцирования военного инцидента, который вызовет дальнейшие реакции: санкции или связанное с большими расходами для обеих сторон наращивание присутствия войск у границы. В связи с этим следует ожидать, что россияне (если они сами не заинтересованы в кратковременной эскалации, например, ради окончательной дискредитации белорусского лидера и захвата власти под лозунгом урегулирования ситуации) удержат осажденного в Минске Лукашенко от военных выходок.
Если взглянуть на происходящее с этой точки зрения, то заявление польского МИД о том, что он не видит угрозы в передислокации белорусских войск, может иметь успокаивающее действие: оно не повышает температуру конфликта до опасного уровня и не дает Лукашенко никаких предлогов. Сообщения о посадке в Минске самолета из Москвы можно интерпретировать и как миссию, призванную предотвратить необдуманные шаги, так и как стимул к расправе с оппозицией. Советский стиль управления странами-сателлитами, одной из которых выступает сейчас Белоруссия, к сожалению, не ушел в прошлое вместе с СССР.
Военная бдительность
Помимо дипломатической бдительности существует еще и военная. Польские командующие не хотят ее обсуждать, что при нынешнем накале эмоций совершенно понятно. Министерство обороны молчит, ни о каком повышении боевой готовности речи тоже пока не идет. Армия располагает как минимум двумя бригадами «быстрого реагирования», которые в случае необходимости было бы легко перебросить к границе. Пока сигналов о том, что 6-ю воздушно-десантную бригаду в Кракове или 25-ю кавалерийскую бригаду в Томашуве-Мазовецком подняли по тревоге, нет.
Наверняка не сидят сейчас без дела (а точнее, напрягают глаза и уши) подразделения разведки в Польше и Литве, а также находящиеся под командованием НАТО силы, которые размещены в приграничном регионе. С польской стороны лидерами боевой группы выступают американцы, под началом которых функционирует британская разведывательная рота. Это тактические соединения, но можно быть уверенным в том, что вооруженные силы обеих стран следят за ситуацией на более высоком уровне, имея в своем распоряжении самую лучшую технику, в том числе спутниковую и авиационную.
На литовской стороне дежурство несут немцы. Они располагают таким же отличным оснащением, но наверняка будут подходить к политической оценке ситуации осторожнее. «Горячие» телефонные линии с Москвой и Минском раскалились: Европа, в том числе Берлин, следит за ситуацией с тревогой, а военные выступают для политиков единственным источником информации. Беспокоиться по поводу ориентации НАТО в ситуации не стоит, самое важное, чтобы намерения обеих (и третьих) сторон были совершенно ясны всем остальным.
Между тем Россия не спешит ничего объяснять, поскольку лучше всего она чувствует себя в мутной воде. Появившееся в выходные сообщение Кремля о том, что в беседе двух лидеров обсуждался запуск механизма оказания военной помощи, служило скрытой угрозой, вопрос, кого она была призвана напугать больше: Лукашенко, белорусский народ или внешних игроков. Касательно российских войск приобретают актуальность размышления на тему «войдут или не войдут», а касательно белорусских — «выйдут или не выйдут» из казарм.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
792
Похожие новости
04 декабря 2020, 15:00
04 декабря 2020, 15:00
04 декабря 2020, 22:30
03 декабря 2020, 21:45
03 декабря 2020, 14:15
03 декабря 2020, 14:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
29 ноября 2020, 02:00
29 ноября 2020, 15:15
02 декабря 2020, 13:30
30 ноября 2020, 14:00
29 ноября 2020, 15:15
28 ноября 2020, 14:30
03 декабря 2020, 18:00