Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Полярный бастион: что означает военная активность России в Арктике

Северный флот продолжает осваивать восточное Заполярье — корабельная группа во главе с большим противолодочным кораблем «Североморск» совершает очередной поход к Новосибирским островам с попутными учениями разного рода. Новые возможности России в Арктике изучал портал iz.ru.
Возвращение в пустоту
Арктика была одним из тех регионов, куда холодная война между СССР и НАТО пришла практически сразу и оставалась до самого конца — кратчайшее расстояние между СССР и США, пролегающее через Северный Ледовитый океан, делало Заполярье одной из главных арен противостояния. Экстремальные природные условия отнюдь не смягчали обстановку.
На первом этапе СССР, значительно уступая США в развитии стратегической авиации, рассматривал Заполярье как плацдарм, откуда имевшиеся на вооружении самолеты могли достичь целей в Северной Америке — даже если бы лететь потребовалось в один конец. Вслед за стратегической авиацией подтягивались и силы общего назначения — как для охраны баз, так и для возможных десантных операций — опять же с целью обеспечить «стратегов» площадками для ударов по континентальной территории США.
С появлением и развитием ракетного оружия значение Арктики не упало: подлодки Северного флота довольно быстро стали играть весомую роль в стратегических планах СССР, а кроме того, контроль над Арктикой позволял своевременно обнаружить возможный удар противника — неважно, с использованием стратегических бомбардировщиков и ракетоносцев или же с пуском межконтинентальных баллистических ракет, которые точно так же летели бы в СССР в первую очередь через Северный полюс и окрестности.
В итоге Заполярье покрылось сетью баз с обеих сторон, при этом надо отметить, что советская арктическая инфраструктура была более масштабной — учитывая активное использование Северного морского пути, подкрепленное крупнейшей в мире ледокольной программой, и в принципе более интенсивное заселение Арктики. Достаточно сказать, что крупнейшим населенным пунктом Заполярья был (и остается сейчас) Мурманск, население которого превышает население всех остальных арктических городов и поселков вместе взятых, и топ крупнейших городов Арктики вслед за Мурманском, также за редкими исключениями, целиком занят советскими (теперь российскими) названиями.
Распад Советского Союза сказался на созданной арктической инфраструктуре очень сильно — за исключением Новой Земли было свернуто постоянное присутствие практически на всех островах, значительно сократилось население городов и поселков континентальной части Арктики, многие населенные пункты были заброшены, при этом остался и накопленный за время их активного заселения и эксплуатации мусор.
Новая реальность
О необходимости возвращения в Арктику в России говорили регулярно, но воплощение этих благих пожеланий стало возможно первоначально благодаря двум основным факторам: последовательное долговременное улучшение навигационных условий в Заполярье, позволившее значительно расширить сроки навигации в ряде ранее труднодоступных районов, и начавшееся практическое освоение арктических запасов углеводородов.
Этой активности не помешало даже снижение цен на углеводороды в конце 2000–2010-х годов, хотя ряд планов был скорректирован. Тем не менее начавшаяся эксплуатация платформы «Приразломная» в восточной части Баренцева моря и строительство порта Сабетта, созданного в рамках крупного газового проекта «Ямал-СПГ», стали первыми ласточками новой волны экономического освоения русского Севера.
Рост доступности Севморпути, облегчающий эту задачу, повышает привлекательность Арктики и для других игроков: сокращение пути из Западной Европы в Восточную Азию на несколько тысяч миль даже по сравнению с маршрутом, проходящим через Суэцкий канал, делает этот маршрут крайне выгодным — особенно если в регионе будет создана соответствующая инфраструктура, обеспечивающая безопасность мореплавания.
Вместе с тем гражданское развитие региона невозможно отделить от военного, тем более учитывая, что географические особенности Арктики, делающие ее самым коротким «мостом» между Россией и США, никуда не делись. Интерес к региону проявляют военные с обеих сторон, и его характер хорошо выражен в недавнем интервью экс-главкома НАТО в Европе Филипа Бридлава телеканалу CBS:
«Я слышал, что время отдельных перевозок с североевропейских рынков до азиатских сокращается на целых 28 дней. Экономический потенциал здесь потрясающий, и это может стать громадным благом для предприятий по всему миру, — сказал Бридлав. — Если бы Россия имела возможность захватить путь военными средствами и требовать «выкуп», это стало бы для нее серьезным рычагом влияния на мировую экономику», — добавил он.
Бридлав отметил также военную активность России в Арктике, упомянув о модернизации имеющихся портов и аэродромов и строительстве ряда новых.
В телепередаче вместе с Бридлавом принял участие также бывший министр ВМС США Рэй Мэйбус, который во время пребывания в должности выходил в Арктику на борту одной из американских подлодок.
«Моя зона ответственности расширяется по мере таяния льдов и изменения климата. ВМС должны здесь быть, нам необходимо обеспечивать свое присутствие. И я надеюсь, что мое личное присутствие подчеркивает то, что мы делаем», — так мотивировал свои действия бывший министр.
В сочетании с длительным наращиванием арктической инфраструктуры, включая развертывание систем противоракетной обороны и подготовку частей для действий в условиях Заполярья, явно демонстрирующийся политический интерес Запада к Арктике не мог не вызывать соответствующей реакции России.
Царь горы
1 декабря 2014 года в России было сформировано новое, пятое по счету, объединенное стратегическое командование (ОСК). ОСК «Север», созданное на основе сил Северного флота и переданных частей Западного, Центрального и Восточного военных округов, стало отвечать за оборону Заполярья и приполярных районов Европейской части России, а также за военное присутствие на островах Северного Ледовитого океана.
Несколько раньше, в 2012–2013 годах началось исследование заброшенных арктических баз, первоначально под лозунгом очистки их от накопившегося в предыдущее время мусора, в том числе экологически опасного. В 2014–2015 годах на континенте и ряде островов начались масштабные работы по восстановлению арктической военной инфраструктуры.
Восстановление присутствия на островах, которые в предшествующий период были оставлены практически все, кроме острова Южный Новоземельского архипелага, стало наиболее интересной частью проекта. Фактически, создав цепь островных баз от Земли Франца-Иосифа до острова Врангеля, Россия получает вынесенную в океан систему раннего обнаружения и обороны, прикрывающую континентальную Арктику. Необходимость создания этой системы обусловлена как экономическим потенциалом СМП и прилегающих территорий, так и новыми военными реалиями — охлаждение отношений между Москвой и НАТО, начавшееся задолго до украинских событий, требовало принятия соответствующих мер вне зависимости от экономической значимости региона.
Развертывание в Заполярье новых воинских частей, включая специально подготовленные к действиям в Арктике бригады, возвращение на север значимых сил ПВО и авиации, включая самолеты дальнего радиолокационного обнаружения А-50 и перехватчики МиГ-31, конечно, пока не позволяет говорить о возвращении противостояния к масштабам холодной войны, но особенности Арктики заключаются в том, что даже весьма малые силы могут сыграть стратегическую роль, первыми заняв ту или иную важную точку.
В этих условиях критически важным становится обеспечение постоянной транспортной доступности ключевых узлов — за счет совершенствования аэродромной сети, строительства новых железных дорог в Арктике и приближенных к ней районов, а также возобновления серийной постройки атомных ледоколов. Строительство двух кораблей по проекту ЛК-60Я, а в перспективе, возможно, и сверхмощного ЛК-110, в сочетании с постройкой дизельных ледоколов позволяет говорить о сохранении возможностей России по обеспечению доступа в любой район Арктики в течение большей части года.
Большинство этих баз должны обеспечить работу развернутых на островах радаров, прикрытых теми или иными силами ПВО. Наиболее значимая группировка развернута на Новой Земле, где в числе прочего размещена зенитная ракетная система С-400 и обеспечено дежурство перехватчиков, что делает архипелаг центром всей арктической позиции.
Помимо названных причин, не стоит сбрасывать со счетов и интересы ядерного сдерживания. Возвращение к логике холодной войны, включая и рост активности разведывательной авиации и флотов сторон у побережья «вероятного противника», означает и выросшую угрозу атаки на развернутые в Заполярье российские морские стратегические ядерные силы — а на борту семи стратегических ракетоносцев, входящих в состав Северного флота, размещено около трети от общего числа российских боевых зарядов по правилам зачета договора СНВ-3.
Какая из этих причин является более весомой — сказать сложно, но их совокупность делает дальнейший рост военной активности в Арктике неизбежным.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

950
Похожие новости
20 октября 2017, 01:00
19 октября 2017, 09:45
20 октября 2017, 21:30
19 октября 2017, 09:30
20 октября 2017, 08:45
19 октября 2017, 07:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 октября 2017, 19:45
19 октября 2017, 14:45
20 октября 2017, 11:30
17 октября 2017, 22:15
15 октября 2017, 11:15
16 октября 2017, 13:00
16 октября 2017, 00:15