Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

«После войны удалось восстановить страну из руин, а после 90-х наша экономика до сих пор — как шагреневая кожа»

С 1960-х в США работал корреспондент «Правды» Борис Стрельников. В течение 15 лет он наблюдал за жизнью Штатов, общества, видел, как страну потрясали исторические события.

В 1975 г. Стрельников возвращается в Советский Союз, и из накопленного материала получается книга «Тысяча миль в поисках души».

Так корреспондент описывает свою беседу с соседкой-вдовой: — Вы знаете, миссис Грин, сколько потеряла наша страна за последнюю войну? — спрашиваю я. — 20 миллионов мужчин, женщин и детей.

— Этого не может быть! — удивляется она. — Двадцать миллионов?!! Да-а, война — это ужасно. Мы здесь тоже переживали лишения. Ввели карточки на бензин для автомашин. Курицу не каждый день можно было купить…

Я жду, когда она допьет свой кофе со сливками, чтобы раскланяться и уйти. Слишком неравны ставки, чтобы их обсуждать. Отсутствие курицы на столе — против 20 миллионов погибших. Карточки на бензин — против трагедии ленинградцев. Единственная бомба, принесенная японским воздушным шаром и убившая шесть фермеров, — против 1700 разрушенных советских городов.

— У меня во время войны заболела кошка, — предается воспоминаниям о своих лишениях миссис Грин. — Врач сказал, что ей каждый день нужна куриная печенка. Но где ее было взять каждый день? Вы не представляете Борис, как я страдала, глядя на мою бедную Пуси.

В то время, как в Советском Союзе города и села тонули в руинах, люди умирали от голода и холода, в США, в Европе люди не могли позволить себе курицу и страдали от вида больных кошечек. Но и после Победы в 1945-м советские граждане продолжали борьбу и терпели лишения, началось послевоенное восстановление, в 1946 г. Советский Союз взялся за четвертую по счету пятилетку.

«Четвертая пятилетка – восстановительная, необходимо было за пять лет восстановить если не все, то основное, что было разрушено немецкими оккупантами на нашей территории. Это, прежде всего, города, такие как Курск, Ленинград, Минск, Орел и другие. Жилье восстанавливали и давали людям бесплатно.

И одновременно с этим шло восстановление предприятий, разрушенных на европейской части СССР. Это были и ДнепроГЭС, и металлургические заводы на юге страны – теперь это в «независимой» Украине, это был и Донбасс. Это все было очень сложно, очень дорого», — объясняет в беседе с Накануне.RU доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков.

 

Судьба ЗиЛа — от флагмана индустриализации до арт-объекта и фитнес-центра. Ура импортозамещению?

Несмотря на все огромные военные расходы, без которых мы не могли обойтись, наша страна в течение четвертой пятилетки сумела восстановить основу промышленности, города, деревни и села.

Юрий Жуков видит в этом заслугу, прежде всего, самого народа – который, несмотря ни на что, сумел преодолеть все тяготы:

«Люди это все делали для себя. Да, было очень трудно, было голодно, 1946 г. – это год невиданной ранее засухи, которая охватила территорию нашей страны от Северного Казахстана до западной границы Украины и Молдавии, и захватила еще и Балканы – Румынию, Болгарию, Югославию. И несмотря на все эти трудности, люди трудились на себя – они знали, что они строили себе дома, строили себе заводы».

Тогда же, кстати, и в течение следующих лет была восстановлена и Прибалтика, которая сейчас истерично кричит о «советской оккупации». Юрий Жуков подчеркнул, что Литва, Латвия, Эстония не просто были подняты из руин – их чуть не на руках носили:

«Прибалтику не только восстановили. Мы, понимая значение Прибалтики для нас, особое мнение литовцев, латышей и эстонцев, связанное с пребыванием в составе СССР, делали все, чтобы там построить предприятия, прежде всего, легкой промышленности, в Литве построили атомную электростанцию. И создали им столь высокий жизненный уровень, что он превышал даже жизненный уровень центральных областей РСФСР».

Доктор экономических наук Валентин Катасонов подтверждает мысль, что все делалось руками народа, при грамотно выстроенной экономической политике — в ней не приходилось придумывать что-то новое, все было уже сделано:

«Надо сказать, что никаких особых мер не было принято после войны, потому что как раз все было сделано еще до нее. Была создана такая экономическая система, которая, во-первых, проявила себя уже в годы Великой Отечественной войны.

А во-вторых, наша экономика оказалась более жизнеспособна, чем экономики других воюющих стран и, соответственно, эта экономическая система и обеспечила быстрое восстановление экономического потенциала страны», — рассказал эксперт в беседе с Накануне.RU.

Что нам позволило уже после войны, потеряв больше всего граждан (мы потеряли больше других стран солдат, но куда больше – гражданских лиц; по потерям в живой силе у СССР и Германии был почти паритет), восстановиться быстрее всех? Была система планирования, централизованного управления экономикой.

Существовала система государственной монополии внешней торговли. Существовала достаточно интересная денежная система — внутренние деньги не выходили во внешнее обращение, внутри экономики существовала двухконтурная денежная система – безналичное обращение и наличное обращение. Формально это есть и сегодня, но это чисто внешнее сходство.

Кроме того, Советский Союз провел очень быстро и эффективно денежную реформу 1947 г. Фактически все страны после войн проводят денежные реформы, это неизбежно, но уже через два года после подписания Акта о безоговорочной капитуляции Германских вооруженных сил в СССР начались мероприятия, которые сейчас прозвучали бы как диковинные чудеса.

«Оппозиционный блок» заявил,что «декоммунизация» на Украине — это год насилия над обществом

«Сильных дисбалансов в советской экономике не было по сравнению с Великобританией, Францией и даже США, поэтому мы достаточно быстро восстановили денежное обращение, и, что очень важно, где-то с 1947 г. начались снижения розничных цен.

Можно один раз снизить розничные цены за счет бюджетных субсидий, иногда это делают политики перед выборами, но в данном случае это был не политический маневр, это действительно работал противозатратный механизм.

Мне удалось познакомиться с некоторыми документами Госплана, которые показали, что происходило снижение и оптовых цен, производственных издержек по отраслям. Это действительно была фундаментальная экономическая основа для снижения розничных цен», — объясняет Валентин Катасонов.

В США до сих пор работает программа льготной покупки продуктов – когда граждане пользуются, по сути, теми же продуктовыми талонами. Конечно, она претерпела множество реформ и метаморфоз, но такая система осталась. Великобритания отказалась от карточек при распределении дефицитных товаров в 1953 г. А СССР смог отказаться от этой системы уже в том же 1947 г.

Но, к сожалению, эта сталинская экономическая система СССР прожила не так долго – формальный рубеж был на том самом 20-м съезде партии, когда Хрущев не перед народом, но перед партийными коллегами предал общее прошлое. Это был разворот не только в плане идеологии, но и в плане экономической политики. Те реформы, которые проводил Хрущев, начали разрушать целостную экономическую модель.

«Где-то к концу 1960-х гг. мы перескочили на совершенно другую колею. По инерции мы говорили, что это тот же Советский Союз, та же советская модель экономики, но это уже была иная модель», — объясняет Валентин Катасонов.

И, тем не менее, та система, которая позволяла снижать цены в начале апреля (сейчас снижение цен – из области фантастики, тогда это было нормой), которая позволила отказаться раньше всех от талонов, которая позволила за 5-10 лет вытянуть страну из разрухи – она помогла прожить еще до конца 1980-х, и до сих пор этот потенциал проедается во всех постсоветских республиках.

А способны ли лидеры нынешние похвастаться такими же достижениями или эти высказывания — опять из разряда создания мифов? Мы смогли победить в экономической войне после 1945 г., но потерпели поражение в 1990-х, и «послевоенное восстановление» дается тяжело.

Нам обещали «невидимую руку рынка», молочные реки да кисельные берега. А по факту страну привели к разбитому корыту. Политический консультант Анатолий Вассерман в беседе с Накануне.RU объясняет – это была не просто ошибка, это было поражение в Третьей мировой:

«В 1945 г. мы были победителями, мы были уверены, что, если понадобится, мы одержим и впредь не менее убедительным победы, и поэтому новую победу на экономическом фронте мы ковали с весельем и отвагой победителей. Но в конце 1980-х, начале 1990-х мы потерпели поражение в Третьей мировой войне.

Власти выгоден слабый рубль

И то, что сейчас наша экономика в значительной мере развалена – это как раз следствие нашего поражения. Но поскольку сейчас причины этого поражения уже в значительной степени осознаны, можно надеяться, что мы вернемся к прежним условиям нашей деятельности, вернемся на ту войну и победим».

Сегодня в Российской Федерации «молочные реки» льются только из экранов телевизоров – каждый день лучше, чем вчера. Но эксперты не так оптимистичны в своих оценках – все чаще можно услышать о том, что если сравнить показатели России до развала СССР и России нынешней, то может сложиться впечатление, будто еще одна тяжелая война прошлась по территории:

«Действительно, и как будто война не только прошла, но она все еще продолжается, и более того, может даже, активизируется. Все экономические показатели свидетельствуют о том, что процессы энтропии и разрушения не остановлены, – объясняет Валентин Катасонов. — Формально, конечно, есть показатель ВВП, который по отдельным годам показывает какой-то плюс, но сегодня это «лукавый» показатель, которому не особо можно верить, так как нет твердого рубля как измерителя, с помощью которого можно оценить результаты.

А если брать какие-то натуральные показатели — добыча нефти, промышленное потребление электроэнергии, грузоперевозки по железнодорожным путям, то мы увидим, что эти натуральные показатели «не растут», мягко выражаясь».

А что нам дали 90-е? Свободу? Ну, разве что свободу от суверенитета. Сотни предприятий, заводов-гигантов были отданы «за так», за бесценок, за стоимость, которая в сотни раз была ниже реальной.

«Нам говорили Ельцин, Гайдар и прочие «крокодилы» – в частных руках заводы заработают лучше. Передали бесплатно ценнейшие заводы в частные руки, большинство из них новые владельцы просто продали как металлолом, деньги перевели на Запад и смотались, — вспоминает Юрий Жуков. – И у иностранных резидентов задача была только одна – уничтожить советскую экономику как конкурента американской экономики и вообще западной.

Поэтому сохранилось только то, что работало постоянно на природном сырье – то, что было необходимо Западу, а не нам. Поэтому мы теряем все-все-все, а Запад производит на нашей территории только то, что ему нужно».

Как говорят нынче в соцсетях – так и живем. Правительство собирается проводить новую приватизацию, чтобы добить экономику и собрать гроши в бюджет, вместе с этим реформируется все, что можно реформировать и не задеть при этом кармана чиновников.

Мировая экономика: худшее еще впереди и куда ни кинь — всюду клин

Наша «рыночная экономика» уже не только потеряла свою «невидимую руку» (если она вообще была), она вообще затерялась где-то, заплутала – мы уже четверть века ничего не создаем, а только перераспределяем.

Напомним несколько официальных цифр «побед» последних 25 лет, для наглядности.

За четверть века ВВП сократился на 45-46%, промышленное производство упало на 60%, в том числе обрабатывающие отрасли продемонстрировали падение примерно на 80% — в пять раз. Высокие технологии с высокой добавленной стоимостью — спад в 20-40 раз. Мы до сих пор находимся по объему производства на уровне 1950-х гг. Накопления основного капитала упали более чем на 49%, и мы до сих пор не доходим до уровня 1990 г.

«Экономический блок Правительства должен, прежде всего, думать о производстве. На этом направлении практически ничего положительного не делается, а отрицательного делается очень много. Наша экономика сегодня – это шагреневая кожа, которая сжимается, а Правительство имитирует некую деятельность.

Но это не производительная деятельность, не созидательная. Был произнесен лозунг к импортозамещению — это уже некая попытка внедриться в сферу производства — но никакого реального импортозамещения нет. И при нынешнем Правительстве оно и не ожидается», — подчеркнул доктор экономических наук Валентин Катасонов в беседе с Накануне.RU.

Правительство экономически капитулирует. Однажды, конечно, получилось дать отпор «гайдаровским оккупантам» – когда у руля были Примаков, Маслюков и Геращенко – но это была небольшая победа в сражении, экономическая война была проиграна. А как память об этом поражении, в Екатеринбурге поставили «Ельцин-центр», который уже начинают называть «тоговым центром Ельцина».

И пока центральные каналы замалчивают академиков и необходимость реальных экономических реформ, а не приватизаций, засоряют информационное поле десятыми долями процента по доллару или изменениями цены бочки нефти на несколько центов, пока нам вбивают, что «лихие» 90-е были лучшим временем – надо бы напомнить, что в Великой Отечественной войне и после нее Победа ковалась не только на полях сражений, но в том числе и в экономике.

«Сейчас идет уже новая экономическая война, но в этой войне у нас очень серьезные шансы на победу, — рассуждает Анатолий Вассерман. — И для того, чтобы быть уверенным в жизненной необходимости этой победы, нам очень полезно посмотреть на все, что случилось с нашей страной за последнюю четверть века и сравнить это с тем, чего мы сумели достичь за годы после 1945 г.».

Автор : Евгений Рычков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1124
Похожие новости
12 августа 2017, 11:45
11 августа 2017, 20:02
14 августа 2017, 16:00
12 августа 2017, 21:45
13 августа 2017, 15:15
13 августа 2017, 17:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2017, 13:01
14 августа 2017, 13:30
14 августа 2017, 06:00
18 августа 2017, 00:30
16 августа 2017, 08:15
15 августа 2017, 09:45
19 августа 2017, 08:30