Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Поверьте Восточной Европе: сейчас не время делать России поблажки (Politico)

Приведенное ниже открытое письмо подписано 40 экспертами по вопросам внешней политики, а также нынешними и бывшими должностными лицами, имена и принадлежность которых указаны ниже.
Мы с большим интересом прочитали открытое письмо, опубликованное недавно в журнале «Политико» (Politico) и подписанное 103 лицами, которые призвали «переосмыслить» политику США в отношении России. Президентская кампания в США является подходящим временем для переосмысления американской внешней политики, и при этом США напоминают другим странам о важности открытых, всеобщих дебатов. Все подписавшие письмо являются выдающимися людьми, и многие из них — близкими друзьями.
Но мы считаем, что эта дискуссия будет недостаточной, если в ней не будет рассмотрено мнение союзников США в Центральной и Восточно-Центральной Европе. Мы прочитали опубликованное в «Политико» ответное открытое письмо с критическими замечаниями, написанное Дэвидом Крэмером (David Kramer) и подписанное еще 32 лицами. Хотя мы во многом разделяем их озабоченность, мы считаем своим долгом представить и нашу собственную точку зрения.
На протяжении почти 30 лет после окончания холодной войны поддержание нормативно-правовых основ Европы является принципиальным национальным интересом США, а для союзников по НАТО — это кредо. Парижская хартия 1990 года, Будапештский документ 1994 года и Основополагающий акт НАТО-Россия 1997 года закрепили принципы соблюдения суверенитета, независимости, территориальной целостности и свободы выбора в качестве отличительных признаков «новой эры». Именно принятие этих принципов — сначала Советским Союзом при Михаиле Горбачеве, а затем Российской Федерацией при Борисе Ельцине — положило конец холодной войне. Эти договоренности обеспечили безопасность, стабильность и процветание большинству стран континента.
Но нападение России на Грузию в 2008 году и, с еще большей бесцеремонностью — на Украину шесть лет спустя было прямым наступлением на эти принципы и европейский порядок безопасности. В 2014 году президент России Владимир Путин объявил этот порядок «деформированным». К гибридной войне, которую Россия навязала Украине, теперь добавился полный спектр других видов воздействия (от дезинформации до финансовой коррупции), которые призваны подорвать либеральную демократию и ослабить трансатлантическое единство. Это в высшей степени серьезные вопросы.
Неясно, согласны ли с такой оценкой авторы первоначального открытого письма. Они справедливо призывают использовать «более эффективные способы борьбы» с хакерскими атаками, вмешательством в выборы и дезинформацией со стороны России, но при этом не делают неизбежного вывода о том, что это действия враждебной державы. Они не призывают ни к отмене санкций, ни к их ужесточению. Вместо этого они утверждают, вопреки здравому смыслу, что «постоянное накопление» санкций «уменьшает любой стимул изменить курс, который есть или может возникнуть у Москвы».
Авторы поддерживают «справедливый» и «приемлемый» выход из кризиса на Украине, не говоря нам о том, предполагает ли этот выход восстановление суверенитета и территориальной целостности страны.
Авторы подчеркивают «крайнюю необходимость восстановления американо-российского лидерства в управлении ядерным миром». Но они не замечают, что такое лидерство было характерной чертой холодной войны и что в ту эпоху его разумное руководство выдержало очень серьезные вызовы.
Мы разделяем озабоченность авторов по поводу ослабления режима контроля над вооружениями, создававшегося шаг за шагом на протяжении нескольких десятилетий соперничества сверхдержав. Но США не считали ядерную опасность основанием для изменения курса во время конфронтации времен холодной войны, и мы не видим оснований для этого сейчас.
Авторы также подчеркивают «крайнюю необходимость сделать более безопасным и стабильным военное противостояние, которое охватывает самые нестабильные регионы Европы — от Балтийского до Черного моря. С этим мы, безусловно, согласны.
Но мы озадачены тем, что в число «существующих мер ограничения», которые авторы хотели бы «сохранить», не входит политика сдерживания. В 2014 году на саммите НАТО в Ньюпорте было решено вернуться к политике сдерживания в качестве ключевого компонента политики НАТО, и с тех пор ее важная роль подтверждается в декларации каждого саммита. Однако в своем единственном упоминании политики сдерживания авторы связывает ее со словом «разрядка».
Более того, мы не согласны с тем, что, как говорится в письме, «внешнеполитический арсенал Америки [был] сведен в основном к реакциям, санкциям, общественному порицанию и резолюциям Конгресса». В 2017 финансовом году бюджет командования ВС США в Европейской зоне был увеличен на 40%. Это (наряду с мерами, согласованными на недавних саммитах НАТО, и ужесточением режима западных санкций) сыграло важную роль в сглаживании опасной динамики, вызванной войной России на Украине и провокационными действиями ее военнослужащих в Черноморском и Северо-Балтийском регионе. Украина приняла на себя основную тяжесть предотвращения реализации российского проекта «Новороссия» — попытки России вернуть себе территории на востоке и юге Украины, первоначально завоеванные Екатериной II.
Но сокращению угрозы целостности и выживанию Украины также способствуют обучение украинских военнослужащих и консультации военных советников, организованные странами альянса, а также поддержка Международного валютного фонда и Европейского Союза. Россия по-прежнему является экзистенциальной угрозой для Украины и потенциальной угрозой для Восточной и Центральной Европы, но непосредственная опасность ослабевает. И в этом отношении высокой оценки заслуживает западная (в том числе американская) политика.
Авторы указывают на необходимость «серьезного и постоянного стратегического диалога, направленного на устранение глубинных причин недоверия и враждебности» между Москвой и Вашингтоном. Но мы не видим противоречия между таким диалогом, который с 2014 года ведется довольно активно, и защитой четко сформулированных и признанных интересов. То же самое касается поддержания профессиональных отношений и эффективных каналов связи между западными и российскими вооруженными силами, силовыми и дипломатическими структурами. Мы поддерживаем эти меры наряду с любыми разумными усилиями, которые позволили бы наладить плодотворное сотрудничество в борьбе с нынешней пандемией и изменением климата.
Но мы не понимаем, почему надо выбирать между этими целями и основной политикой Запада, и мы считаем такой вариант торга неприемлемым.
Наконец, мы всегда утверждали, что «мы должны улаживать вопросы с Россией такой, какая она есть», как говорится в открытом письме.
Но мы не должны питать иллюзий относительно того, что это означает. Как говорится в письме, Россия возродила идеологические догмы и установки, господствовавшие до 1914 года: оборонительные периметры, сферы влияния, государства-клиенты и «цивилизационные зоны», независимо от желаний населяющих их народов. Это мировоззрение противостоит взглядам западных демократий. Наша задача состоит в том, чтобы сглаживать это противоречие таким образом, чтобы свести к минимуму просчеты, сохранить элементы сотрудничества и сделать возможным прогресс и компромисс. Россия — это страна, которая знает свои интересы и преследует их. Мы не улучшим наши отношения и не повысим нашу собственную безопасность, если не будем делать то же самое.
Какими же тогда должны быть приоритеты Запада — США, НАТО и ЕС — в отношении России?
— Во-первых, обеспечивать оборону и безопасность евроатлантического региона при тесном согласовании и взаимодействии с союзниками. Это обязательство является незыблемой основой Североатлантического союза. Оно не зависит от согласия России и не становится менее значимым в условиях вызова, который бросает Китай.
— Во-вторых, восстановить политическую целостность евроатлантического региона, которая была нарушена проведением политики по принципам «Америка — прежде всего» и «Европейская стратегическая автономия». Совокупность общих вызовов, с которыми сталкиваются Европа и Америка в отношении Китая, создает дополнительный потенциал для сотрудничества США с Европой, при этом сотрудничество с Россией в отношении Китая мы считаем отвлекающим маневром и фантазией.
— В-третьих, поддерживать порядок, сложившийся после окончания холодной войны и сдерживать тех, кто хотел бы его изменить. В странах-партнерах НАТО и Восточного партнерства наша цель заключается не в том, чтобы экспортировать либеральную демократию. Она состоит в том, чтобы защищать суверенитет и свободу выбора, а также оказывать разумную, но условную поддержку тем, кто преследует цели европейской и евроатлантической интеграции. Кроме того, НАТО, США и ЕС должны быть готовы поддержать этих партнеров всеми разумными средствами, кроме войны, если они окажутся под угрозой или подвергнутся нападению. Наконец, мы должны недвусмысленно заявить, что будущее Белоруссии должен определять ее народ, а не ее лидеры, ее спецслужбы или иностранные державы.
— В-четвертых, предпринимать согласованные действия по вовлечению России в процесс восстановления изрядно ослабленного режима контроля над вооружениями. Достичь этого путем присоединения к соглашениям, которые изжили свою полезность, невозможно. Контроль над вооружениями будет эффективным, если он будет осуществляться с учетом военно-технических реалий и, конечно же, поддаваться проверке.
— В-пятых, укреплять устойчивость и здравый подход к вопросам обороны либеральных демократий, подвергшихся враждебной деятельности России в сфере западной политики и бизнеса. Такая деятельность была бы гораздо менее опасной, если бы в ней в значительной степени не были замешаны представители западных политических и деловых кругов. Соединенным Штатам и ЕС необходимо инвестировать в совместные платформы для решения проблемы сотрудничества России с коррумпированными структурами в наших собственных странах и разработки совместных механизмов борьбы с ним.
— В-шестых, вести активный и достаточно обоснованный диалог с Россией — и с представителями всех слоев российского общества. Ни у кого не должно оставаться сомнений, что рамки диалога ограничили именно российские власти.
Несмотря на все наши разногласия с авторами открытого письма, мы надеемся, что эти рекомендации послужат взаимопониманию и обеспечат общую платформу, достаточную для продолжения дискуссии, начатой нашими американскими друзьями. Мы с нетерпением ждем того дня, когда подобные дебаты начнутся и в России. Тогда сформулированные в открытом письме подходы будут гораздо более реалистичными, чем сегодня.
Славомир Дембский, Директор Польского института международных отношений, Варшава
Джеймс Шерр, Старший научный сотрудник Эстонского института внешней политики (Международного центра обороны и безопасности), Таллин
Якуб Янда, Руководитель аналитического центра политики безопасности «Европейские ценности», Прага
***
Лукаш Адамский (Łukasz Adamski), Наблюдатель Специальной мониторниговой миссии ОБСЕ на Украине (SMM) (2014 г.), Польша
Валдас Адамкус (Valdas Adamkus), Президент Литовской Республики (1998-2003 гг., 2004-2009 гг.)
Ондржей Бенешик (Ondřej Benešík), Депутат Парламента, Председатель парламентского комитета по европейским делам Палаты депутатов Парламента Чешской Республики
Адам Эберхардт (Adam Eberhardt), Руководитель Центра восточных исследований(OSW), Польша
Даля Грибаускайте (Dalia Grybauskaitė), Президент Литовской Республики (2009-2019 гг.)
Павел Фишер (Pavel Fischer), Председатель Комитета по иностранным делам, обороне и безопасности Сената Чешкой Республики
Анна Гопко (Hanna Hopko), Председатель Комитета Верховной Рады Украины по иностранным делам (2014-2019 гг.)
Тоомас Хендрик Ильвес (Toomas-Hendrik Ilves), Президент Эстонии (2006-2016 гг.)
Тинатин Хидашели (Tinatin Khidasheli), Министр обороны Грузии (2015-2016 гг.)
Павел Климкин (Pavlo Klimkin), Министр иностранных дел Украины (2014-2019 гг.)
Линас Кояла (Linas Kojala), Директор Центра восточно-европейских исследований, Вильнюс
Рихардс Колс (Rihards Kols), Председатель комиссии Сейма Латвии по иностранным делам
Павел Коваль (Paweł Kowal), Депутат Сейма Республики Польша, заместитель председателя комитета Сейма по иностранным делам, Заместитель министра иностранных дел Республики Польша (2006-2007 гг.),
Иванна Климпуш-Цинцадзе (Ivanna Klympush-Tsintsadze), Депутат Верховной Рады Украины, вице-премьер Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции (2016-2019 гг.)
Ээрик-Нийлес Кросс (Eerik-Niiles Kross), Депутат Парламента Эстонии, член комиссии по иностранным делам Парламента Эстонии, руководитель внешней разведки Эстонии (1995-2000 гг.)
Андриюс Кубилюс (Andrius Kubilius), Депутат Европарламента, премьер-министр Литовской Республики (1999-2000 гг., 2008-2012 гг.)
Юрай Крупа (Juraj Krúpa), Депутат Национального совета Словацкой Республики, председатель комитета Национального совета Словацкой Республики по обороне и безопасности
Александр Квасьневский (Aleksander Kwaśniewski), Президент Республики Польша (1995-2005 гг.)
Март Лаар (Mart Laar), Премьер-министр Эстонии (1992-1994 гг., 1999-2002гг.)
Марко Михкельсон (Marko Mihkelson), Депутат Парламента Эстонии, вице-председатель комиссии Парламента Эстонии по иностранным делам
Петер Осуски (Peter Osusky), Депутат Национального совета Словацкой Республики, заместитель председателя комитета Национального совета Словацкой Республики по иностранным делам
Жигимантас Павиленис (Žygimantas Pavilionis), Заместитель председателя комиссии Сейма Литовской Республики по европейским делам
Катажина Пелчинская-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz), Заместитель министра иностранных дел Республики Польша (2012-2014 гг.), посол Республики Польша в России (2014-2016 гг.)
Кристи Райк (Kristi Raik), Директор Эстонского института внешней политики/Международного центра обороны и безопасности
Адам Даниэль Ротфельд (Adam Daniel Rotfeld), Заместитель министра иностранных дел Республики Польша (2001-2005 гг.), министр иностранных дел Республики Польша (2005 г.), Варшавский университет
Свен Сакков (Sven Sakkov), Директор Международного центра обороны и безопасности, Эстония
Яцек Сариуш-Вольский (Jacek Saryusz-Wolski), Депутат Европарламента, вице-президент Европейского парламента (2007-2009 гг.)
Гжегож Схетына (Grzegorz Schetyna), Депутат Сейма Республики Польша, спикер Сейма РП (2010-2011 гг.), заместитель премьер-министра Республики Польша (2007-2009 гг.), министр иностранных дел Республики Польша (2014-2015 гг.)
Карел Шварценберг (Karel Schwarzenberg), Министр иностранных дел Чешской Республики (2007-2009 гг., 2010-2013 гг.)
Андрис Спрудс (Andris Spruds), Директор Института внешней политики Латвии, Рига
Харри Тиидо (Harri Tiido), Посол Эстонии при НАТО (2003-2007 гг.)
Эка Ткешелашвили (Eka Tkeshelashvili), Вице-премьер Грузии (2010-2012 гг.), Министр иностранных дел Грузии (2008 г.)
Вайра Вике-Фрейберга (Vaira Vike-Freiberga), Президент Латвийской Республики (1999-2007 гг.)
Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski), Депутат Европарламента, Министра иностранных дел Республики Польша (2015-2018 г.)
Эрнест Вычишкевич (Erenst Wyciszkiewicz), Директор Польско-российского центра диалога и согласия (CPRDiP), Польша
Валдис Затлерс (Valdis Zatlers), Президент Латвийской Республики (2007-2011 гг.)
Пшемыслав Журавский вель Граевский (Przemysław Żurawski vel Grajewski), Советник по внешнеполитическим вопросам, профессор, Лодзинский университет, Польша
Примечание: все лица, подписавшие письмо, выступают как частные лица. Принадлежность к учреждениям и организациям и ведомствам указана исключительно в целях идентификации и не подразумевает поддержки этими учреждениями и организациями содержания данного письма.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
447
Похожие новости
18 сентября 2020, 14:15
19 сентября 2020, 15:00
18 сентября 2020, 02:45
18 сентября 2020, 20:00
18 сентября 2020, 20:00
18 сентября 2020, 18:00
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
19 сентября 2020, 11:00
19 сентября 2020, 11:00
18 сентября 2020, 20:00
19 сентября 2020, 11:00
19 сентября 2020, 15:00
Новости СМИ
 
Популярные новости
14 сентября 2020, 11:15
17 сентября 2020, 13:15
18 сентября 2020, 12:15
14 сентября 2020, 11:15
18 сентября 2020, 02:45
17 сентября 2020, 23:00
17 сентября 2020, 13:30