Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Позиция Путина: оказывается давление на Медведева, чтобы он психанул и ушел

― Здравствуйте. Меня зовут Татьяна Фельгенгауэр, и я рада приветствовать главного редактора «Независимой газеты» Константина Ремчукова. Здравствуйте, Константин Вадимович.

― Здравствуйте, Татьяна Владимировна.

― Если говорить про Алексея Навального как политика. Ну, вы знаете, ему дали 15 суток административного ареста. Для политика Алексея Навального акции, которые прошли не только в Москве, но и широко по всей стране, это успех?

― Ну, мне кажется, да, конечно. Он же гнет свою линию. Гнет свою линию, и он эту линию гнет последовательно. Он начал сначала регистрировать отделения своего предвыборного штаба во многих городах, несмотря на то, что формально он не может участвовать в выборах (так считает законодатель и, я думаю, так считают в Кремле, что Навальный не участвует в выборах, да?). А он продолжает открывать. Он повышает уровень собственной узнаваемости.

Одно дело, отказать человеку, у которого не такой высокий уровень узнаваемости, что было по общероссийским меркам так. Сейчас, когда он едет во все регионы, его обливают зеленкой, он призывает выйти на митинг, он размещает фильм, который смотрит 10 миллионов человек, он рекрутирует молодежь в свои ряды.

То есть в этом смысле, я думаю, что он очень активно именно как политик действует и раскручивается, вот, за последние несколько месяцев неизмеримо более эффективно, чем в предыдущие годы.

― Но получается ли такая ситуация, при которой власть помогает ему вольно или не вольно превращаться в такого федерального политика?

― Ну, я много слышу такого, да? И, наверное, есть какие-то основания, по крайней мере, с точки зрения формальной логики. Но с другой стороны, мы видим, что и он сам проводит свою линию. Хотя, вот в этом случае с Медведевым, безусловно…

Мы знаем позицию некоторых людей, которые там в Белом доме работают, которая сводится к следующему – что фильм, разоблачающий Медведева, он, безусловно, в интересах Навального, который занимается активной политикой и объявил о президентских амбициях.

Он, как говорят, безусловно, заинтересованная сторона кого-то из-за границы. И когда спрашивают: «А кого же из-за границы вы имеете в виду?» – кто-то невыдержанно говорит, — Неужели, Ходорковского?» Говорят очень коротко и резко: «Да».

Заигрывания с Западом как болезнь: запустишь — потом не вылечишь

И, наконец, мы также понимаем и об этом говорят, что интересантами атаки на Медведева могут быть люди, которые связаны с экономикой, крупные фигуры, которые хотят поменять премьера и знают, что Путин, который держит слово, что Медведев его партнер и раз он обещал, что тот досидит до этого срока, он менять никого не хочет.

И вполне возможно, оказывается давление на Медведева, чтобы он психанул и ушел, например, с этого поста и освободил это место другому человеку, который устраивает кого-то больше, чем устраивает Медведев.

Вот, все вот эти соображения – они присутствуют. При этом есть и позиция Путина, который за всем этим наблюдает, и получается, что, ну, наверное, скорее всего, по характеру ему нравится, когда идет борьба среди его ближайших соратников (как бы, все становятся чуть более поджарыми), но тоже определенная дилемма: допускать ли такое давление, которое вынудит Медведева уйти, или нет? Если Медведев даже сам уйдет, выиграет от этого Путин или нет?

Или элита, ближайшая к Путину, скажет: «Смотри, под определенным давлением он не удерживает даже такого долгосрочного партнера как Медведев». И Путин проиграет.

Удерживать его… Мы помним 17-й год 100 лет назад – какое давление было на царя по поводу Распутина, там, императрицы, которая… А он держал. В результате он растерял весь свой авторитет, удерживая статус-кво, не поддаваясь давлению элит, которые потом объединились и его свергли, и оказалась Россия без царя, а потом и без царя в голове, как говорится.

И вот эти все мысли, наверное, по ночам терзают Владимира Владимировича Путина.

― Слушайте, это, на самом деле, очень интересно. Ну, смотрите, получается, что сейчас вообще что бы ни происходило, это не про Навального, не про десятки тысяч людей, которые вышли на улицы в разных городах России, не про школьников, которые неожиданно активизировались, а про вот эти вот сомнения, которые гложут Владимира Путина. Нам за ними нужно следить в большей степени?

― Ну, пока он существенно более влиятельная фигура в стране, чем даже десятки тысяч молодых людей. Не в этом дело. Мне кажется, что… Это я просто рассказываю контекст, что когда вы хотите всё свести к одному, значит, это к выгоде того или другого. Я показываю, что это могут быть параллельно существующие вещи, потому что, например…

Я понимаю, что происходит перестройка сил, которые будут атаковать власть, потому что я еще месяца полтора назад, находясь на Западе, слышал от одного человека о том, что он говорит, что готовится компромат на дворцы Путина. Будут показаны, скажем, два, а потом… Ну, в общем, люди.

А вдруг случается этот скандал с дворцами, условно говоря, Медведева. Значит, это говорит о том, что это эшелонированный концептуальный подход. Видимо, выработана линия дискредитировать действующую власть, элиты в глазах простых людей через демонстрацию их нескромного, практически олигархического потребления.

«Вопрос предрешенный»: озвучены сценарии выдвижения Путина на выборы в 2018

Стратегия понятна. Политическая борьба предполагает, что это должно быть осуществлено. Видимо, в случае с Медведевым из-за сложного характера заинтересованных лиц не смогли выработать никакой линии кроме молчания. И получается, что в стране 148 миллионов человек знает… Ну, предположим, 10 миллионов посмотрели YouTube, еще 10 миллионов слышали плотно пересказ.

― 20 миллионов из 148-ми!

― И власть эта устраивает стратегия. Она считает, что недопущение этой темы на федеральные каналы не позволяет сомневаться тем 86% устойчивого электората Путина, удержание которого является ключевой задачей власти на предстоящий период, в частности, до следующих выборов. Итак. Недопущение этой информации до них, замалчивание.

Когда задаешь вопрос этим людям «Скажите, пожалуйста?..» Всё понятно с народом. Я, кстати, 2 недели назад, когда появилось это видео, расспрашивал людей, там, водителей, продавцов, менеджеров, видели ли они? В разных торговых центрах. Даже специально, вот, ездил.

Люди, которые по поводу денег общаются с клиентами, слышали они что-нибудь о фильме? Они говорят: «Слышали, но не смотрели. Слышали, но не смотрели. Слышали, но не смотрели». То есть в этом смысле правильная тактика: люди слышали, а, может, и не слышали, но не смотрели.

Кстати, сейчас я спрашиваю, уже посмотрели. То есть увеличивается количество. Но! Вопрос когда задаешь: «Хорошо. С народом понятно. А вот эти 10 миллионов – они же относятся к людям, которые, ну, формируют так называемую элиту, вертикаль власти? Это же заместители губернаторов, это руководители департаментов, это все в министерствах, это все люди – они вот это видели, они входят в это число, потому что им интересно. Какой же мессадж вы подаете им?» Мне говорят: «Следующий будете вы, если будете вести себя не так, как надо».

То есть, значит, какой-то содержательной, креативной стратегии, что делать с этой информацией, нет. Линия одна – умолчание. Это плохо, потому что здесь возникает большое количество этических вопросов, да?

Даже если вы не берете правовые аспекты, этично ли пользоваться помещениями, которые построены благотворительными фондами с учетом налоговых льгот, которые они получили, обещая, может быть, кого-то там… Может быть, там дети должны были быть какие-то, инвалиды отдыхать, да? Это этический вопрос.

С обществом можно какое-то время не объясняться. Но это абсолютно краткосрочная стратегия, потому что… Ну, мне кажется, это противоречит до такой степени, вот, чисто человеческим отношениям. Это противоречит этике во дворе, это противоречит этике в трудовом коллективе. Поэтому эта стратегия – я даже не понимаю, как они при такой стратегии думают, что выйдут и все вот так руки отряхнут, скажут «Ну, пошли дальше». Потому что эти вопросы остались – на них нужно отвечать.

Нам говорят, что, якобы, эти компании, которые упомянуты были, они готовят иски к Навальному. Но тоже они долго ничего не говорят, не дают какие-то отчеты, не показывают, что 350 дней в году на тех объектах веселый хоровод детских страдающих людей и их родителей, которые получают какое-то отдохновение. Этого тоже нет, мы понимаем. И по всему получается, что это закрытая территория, охраняемая особым образом, и там никого нет.

Путин готовит суперсуд для Медведева

Поэтому, может быть, им кажется, что всё это успокоится и затихнет, но мне кажется, вот, самый большой дефект этой стратегии – это то, что она игнорирует этические вопросы. А, все-таки, этические вопросы, моральные вопросы, соотношение между должным и сущным (должное – как должно быть, сущее – как есть), вот, разрыв между тем, как должно быть и как есть, надо всё равно объяснять, потому что это можно быть не очень ученым человеком, но люди это чувствуют.

А молодежь – она просто продемонстрировала… Ну, во-первых, оказывается, за 5 лет после Болотной подросла молодежь, да?

― Спасибо большое. Это было особое мнение главного редактора «Независимой газеты» Константина Ремчукова, эфир для вас вела Татьяна Фельгенгауэр. До свидания.

― Спасибо вам.

Автор: Татьяна Фельгенгауэр

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1432
Похожие новости
23 ноября 2017, 21:15
21 ноября 2017, 21:30
23 ноября 2017, 15:45
23 ноября 2017, 13:15
21 ноября 2017, 18:45
21 ноября 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 ноября 2017, 00:00
21 ноября 2017, 21:30
17 ноября 2017, 08:30
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 11:15
20 ноября 2017, 13:45
17 ноября 2017, 16:30