Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Позволено ли нам честно дискутировать о Вьетнаме?

  • Автор: Пит Долак
Телевизионный многосерийный фильм Кена Бёрнса и Линн Новик «Вьетнам» (The Vietnam War) на поверку оказался ещё одним примером узости «допустимого» политического дискурса в Соединённых Штатах. После окончания той имперской авантюры прошло более четырёх десятилетий, а серьёзное обсуждение её по-прежнему остаётся запретным.
Помимо прочего, фильм является свежим примером того, как узость приемлемого дискурса маскируется с помощью внешних признаков бурного обсуждения. Признаюсь, я не видел фильма Бёрнса и Новик «Вьетнам», но систематическое появление многочисленных комментариев о нём, прочитанных мною, свидетельствует о том, чего и следовало ожидать: с либеральной позиции «дебатов» о Вьетнамской войне она представляла собой «благородные» действия, трагически ошибочные вследствие «заблуждений».
У фильма длинный список корпоративных спонсоров, типичных для продукции телевизионной сети «Пи-би-эс». Финансировал затею один из братьев Кох, Дэвид Кох, равно как и Фонд Эндрю Меллона, Фонд братьев Рокфеллер[1] и «Бэнк оф Америка». Такие авторитетные спонсоры не собираются связываться с какой-либо организацией, обладающей хоть малейшим потенциалом обеспечить хоть какую-то существенную критику.
Но давайте не будет ставить телегу впереди лошади. Это случай из числа тех, когда корпоративные спонсоры, включая и настроенных крайне антидемократично, вроде братьев Кох, обеспечивают финансирование только потому, что уверены в том, что получат. Нет никакой нужды в официальной цензуре, поскольку корпоративный контроль СМИ будет приглядывать за тем, чтобы взгляды бросающие вызов капиталистической мифологии удерживались в определённых рамках.
Самые крупные и влиятельные вещательные станции и печатные издания принадлежат крупным корпорациям, а типичные газеты небольших городков принадлежат если не крупным корпорациям, то уважаемым местной деловой верхушке. Влиятельные корпоративные круги ставят главных редакторов и управляющих своих медийных средств — эти люди, принимающие решения в СМИ, мужчины и женщины, уже готовые смотреть на мир через призму доминирующей идеологии, и эта идеология будет отражена так же, как освещаются события в новостях. Эта идеология отражается и не напрямую — давление с целью увеличить чтение или просмотры легко приводит к потворству представляемым (а иногда и культивируемым искусственно) потребительским интересам, вроде всеобъемлющего освещения сплетен о знаменитостях и утомительного освещения спортивных событий одновременно с сокращением новостных разделов.

Пресса не свободна, если только не принадлежит вам самим

У многих, придерживающихся левых взглядов есть мнение, что существует некий организованный заговор владельцев и управляющих основных СМИ, призванный гарантировать, что идеологически неприемлемые точки зрения не пройдут. Не всё так просто. Конкуренция сама по себе воспрепятствовала бы подобному положению дел, внутри «приемлемых параметров» репортёры и редакторы хотят первыми донести новости. Достаточно того, что поощряемая корпорациями идеология пропитывает общество, и что владение корпорацией обеспечивает, что позиции, на которых принимаются решения, заняты теми, кто придерживается некоторого варианта превалирующей идеологии или склонен «не рисковать», внимательно отслеживая, чтобы не нарушались «допустимые» границы.
Масс-медиа просто отражают эти доминирующие идеологии, а постоянное повторение в многочисленных выпусках СМИ укрепляет идеологические штампы, делая их всё более распространенными, пока не появится существенное компенсирующее давление. Сама конкурентная природа владения СМИ помогает превалировать доминирующей идеологии — если так много различных источников сообщают одни и те же новости почти одинаково, эта «подача информации» легче встречает широкое признание. Или если события по-разному подаются конкурирующими СМИ, но с тем же набором доминирующих подразумеваемых допущений, то эти доминирующие допущения, продукты идеологии, широко распространяемые элитными учреждениями, столь же легко служат укреплению идеологии.
Редакторы могут иметь влияние на репортёров с независимым мышлением, не публикуя неприемлемые статьи или пересматривая их, так, чтобы не бросать вызов доминирующим идеологиям и мифологиям. Когда репортёр достаточно бесстрашен, чтобы стоять на своём до тех пор, пока нельзя будет опубликовать некое подобие правды, пусть даже в мягком варианте, можно к нему или к ней применить показательно наказание (как это было сделано с Гэри Уэббом после его сообщений о ЦРУ). Но даже когда этого нет, простое игнорирование может заставить новость исчезнуть.
Настойчивость, с которой сообщают о событии, — ещё один приём закрепления материала: полезное событие или событие, которым можно манипулировать для поддержания доминирующей идеологии, можно освещать долгое время, понемногу развивая сюжет и давая возможность создавать свежие сообщения; в то же время об идеологически неприемлемых событиях сообщается кратко, часто без контекста, а затем они быстро исчезают. Неприемлемое событие, о котором сообщено лишь раз, а затем оно игнорируется, — на них можно ошибочно указать, как на «доказательство» того, что о новостях сообщают вне зависимости от того, какие интересы стоят на кону.
Всё это прекрасно иллюстрирует подтверждённый документами пример: как ведущие издания писали о капеллане и стороннике профсоюза «Солидарность» Ежи Попелушко, в 1984 убитом в Польше польской тайной полицией, а как — об убийствах священников и других религиозных деятелей в поддерживаемых США латиноамериканских диктатурах.

Права человека зависят от того, поддерживают ли режим США

В своей классической книге «Согласие на фабрикацию: политэкономия масс-медиа», Ноам Хомски и Эдвард Херман проанализировали четыре американских средства массовой информации, которые зачастую задают тон прессе — наиболее влиятельную газету (The New York Times), два ведущих журнала (Time и Newsweek) и наиболее авторитетное вещательное новостное агентство (CBS). Их исследование обнаружило 140 статей/программ о Попелушко и 11 статей/программ о 23 жертвах в Гватемале в период, охватывающий убийство Попелушко; «Таймз» дала десять передовиц о Попелушко и ни одной о других жертвах.
Статьи о Попелушко обычно содержали наглядное описание подробностей его убийства и постоянно связывали его убийство с польскими коммунистическими властями, несмотря на то, что убийцы были быстро арестованы и признаны виновными в открытом судебном процессе. И наоборот, лишь 4 из 23 гватемальских жертв удостоились упоминания имён в каких-либо новостных сообщениях, подробностей о любом из убийств мало, как и не говорилось о материальной поддержке Соединёнными Штатами правительства Гватемалы, которое и стояло за упомянутыми убийствами.
Ничто в сложившейся ситуации не мешает в капиталистических СМИ вести бурные дебаты в рамках, установленных толкователями идеологии. Мысли, непосредственно бросающие вызов корпоративной вере могут быть исключены, когда ведутся одновременно дебаты между двумя или более представителями «приемлемых» идей. Это и приводит нас к интерпретации Вьетнамской войны. В конце 1990-х в СМИ велись серьёзные обсуждения в выпусках американских СМИ относительно Вьетнамской войны (в которых Times был важным участником).
Эти дебаты выглядели серьёзным разбором кровавого пятна в истории США, глубоко расколовшего нацию. Но хотя обсуждения были горячими и оживленными, озвучивались только два «допустимых» мнения — благородные усилия, которые привели к трагической неудаче или усилия с благими намерениями, но неправильные, которых не следовало предпринимать, если США не собирались «всерьёз» воевать. Отсутствовало широко распространённое мнение, что войну и вовсе не следовало начинать, поскольку это была война за расширение гегемонии США, или что США просто не должно было быть дела до того, что кто-то ведёт гражданскую войну.
Более того, первая и вторая предполагаемые «приемлемые» точки зрения недвусмысленно говорят, что США на самом деле не сражались упорно, чтобы добиться победы, игнорируя реальную интенсивность военных усилий США в войне, в ходе которой большая часть крупнейших городов Северного Вьетнама была превращена в руины, большая часть плодородных земель опустошена, а три миллиона вьетнамцев были убиты. Общий тоннаж бомб, сброшенных США на Вьетнам, превышает вес бомбёжек всех стран во время Второй Мировой. Сообщения о состоянии сельской местности в конце войны говорят о том, что целые районы были «опустошены, серы и безжизненны».
Там что хватит разговоров о всем известных «битвах одной рукой, когда вторая связана за спиной». И не будем забывать, что вьетнамцы уже провели многие годы, освобождаясь от французского гнёта, и только для того, чтобы Соединённые Штаты не признали выборы и решили повоевать. То, что вьетнамцы имеют право сами решать, как будет устроена их экономика, или даже им вообще разрешено независимое развитие, а США воспользовались полной мощью крупнейшей в мире военной машины, чтобы этому воспрепятствовать — всё осталось вне «допустимых» обсуждений.

Дебаты на службе помрачения рассудка

Либеральная концепция благородных, но трагически неудавшихся усилий — целиком и полностью помрачение рассудка, как и консервативный взгляд — действия с благими намерениями, но неправильные, которых не стоило предпринимать, если США не собирались воевать «всерьёз». Но этим двум узких мнениям позволено бороться друг с другом, чтобы обеспечить представление о «свободных и открытых СМИ», пока эти самые СМИ напускают туману.
Если сжато вернуться к Гватемале, едва ли в США предпринимались хоть какие-то усилия, чтобы обсудить кровавую роль Вашингтона (как и повсюду в Латинской Америке). Администрация Эйзенхауэра свергла демократически избранное правительство Гватемалы после «оценки национальной разведки» 1952 года (совместный документ ЦРУ и других разведывательных агентств США) с утверждением, что извлекаемые «Юнайтед фрут компании»[2] гигантские прибыли были «национальным интересом США», требующим интервенции.
Тогдашний директор ЦРУ Аллен Даллес встретился с представителями «Юнайтед фрут», пообещав им, что кого бы не выбрало ЦРУ в качестве следующего руководителя Гватемалы, он не тронет компанию. В результате переворота возник 40-летний кошмар организованных государством убийств. Ряд военных диктаторов, каждый ещё более жестокий, чем предыдущий и поддержанный помощью США, ввергли страну в царство террора, в итоге стоившего ей 200 000 жизней, 93% которых были убиты государством руками армии и «эскадронов смерти».
Худшим из диктаторов был генерал Хосе Эфраин Риос Монтт, чей режим в 1982 году убивал более 1000 человек в месяц. Риос Монтт был евангелистом, протестантом-проповедником, заявившим, что его президентская власть была волей Божьей. Рональд Рейган отреагировал тем, что нанёс визит Риосу Монтту, объявив его «всецело приверженным демократии» и заявив, что сообщения о нарушениях прав человека были «фальшивкой».
Вы когда-нибудь видели это (только один из десятков примеров, которые можно было бы привести) в обсуждениях в корпоративных СМИ США? Вот и я тоже не видел.
В странах, где СМИ контролируются государством, людям легко пренебрегать тем, что сказано или услышано, поскольку всё исходит из одного источника, даже когда есть возможность высказать различные мнения. Система же, в которой СМИ считаются независимыми, намного более эффективна в охвате общества идеологией. Подобная система — отнюдь не результат некоего заговора или сознательного плана, это просто естественный чрезмерный рост корпоративных организаций, становящихся столь влиятельными за счёт всех остальных организаций.
И когда особенно умелая команда продюсеров способна поддержать интересы элитных организаций, корпоративных и прочих, перед ними раскатывают красную ковровую дорожку. Искусная, прекрасно представленная работа каждый раз берет верх над неуклюжей пропагандой.
Примечания:
1 — Фонд Эндрю Меллона — частная благотворительная организация, основная цель которой - оказание финансовой поддержки научным, благотворительным, литературным и образовательным целям, в том числе в таких областях, как охрана окружающей среды, культура, искусство, проблемы общества. Основана в 1969 при слиянии Фонда Авалон (1940) и Фонда «Олд доминион» (1941). Названа в честь Э. Меллона. Штаб-квартира в г. Нью-Йорке.
Фонд братьев Рокфеллер — филантропическая организация, оказывающая поддержку научно-исследовательским, общественно-политическим, студентам. Гранты поддерживают такие виды деятельности, как работа в поддержку демократии, устойчивого развития, мира, прогресса человечества через искусство и культуру, образование и др. Основана в 1940 году пятью братьями Рокфеллер. Штаб-квартира в г. Нью-Йорке.
2 — Торгово-производственная корпорация. Основана в 1899 году в штате Нью-Джерси в результате слияния одноименной фирмы и «Бостон фрут компании». Действовала главным образом в Латинской Америке, занималась выращиванием и экспортом бананов, сахарного тростника, какао, земляного ореха и других тропических культур, а также переработкой сельскохозяйственного сырья. Вела также разведку нефти, контролировала морские перевозки и связь во многих странах Латинской Америки. На всём протяжении своего существования активно вмешивалась в политическую жизнь этих стран. В 1970 году в результате слияния преобразована в компанию «Юнайтед брэндс» со штаб-квартирой в г. Нью-Йорке.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

569
Похожие новости
12 декабря 2017, 10:00
11 декабря 2017, 23:30
13 декабря 2017, 07:15
12 декабря 2017, 23:30
12 декабря 2017, 18:00
11 декабря 2017, 18:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 декабря 2017, 19:00
11 декабря 2017, 15:45
09 декабря 2017, 13:30
09 декабря 2017, 19:00
08 декабря 2017, 03:00
11 декабря 2017, 18:30
09 декабря 2017, 16:15