Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Права человека” как оружие войны


 «Стратегия модернизации армии – 2008» раскрывает ряд глубоких значительных стратегических принципов и оперативных предположений, которые уже были приняты в качестве официальной доктрины американскими военными. В своей преамбуле эта доктрина предсказала будущее «вечных войн» после окончания «холодной» войны.


Официальный составитель документа генерал Стивен Спикс утверждал в предисловии:


«Этот документ 2008 года радикально отличается от предыдущих лет. В этом году мы сделали суть вещей совершенно ясной с кратким описанием нашей стратегии модернизации с наилучшими путями и средствами того, как мы намерены использовать инициативу оснащения армии для достижения цели государства, определяемой так: солдаты, оснащенные наилучшим из доступного оборудованием, что сделает нашу армию самой мощной военной силой в мире с полным спектром возможностей.


Америка входит в эпоху постоянных конфликтов, которые продолжат подчеркивать нашу силу. Чтобы победить в этой борьбе, нам нужна армия, которая оснащена для дальних расстояний, которая имеет для [своих] солдат все, что ей необходимо, чтобы выполнять свою миссию по всему спектру конфликта.» (8)


В документе Пентагона подчеркивается:


«Мы вступили в эпоху постоянных конфликтов... безопасность окружения гораздо более неоднозначна и непредсказуема, чем то, с чем мы сталкивались в период "холодной" войны.»


«Стратегия модернизации армии – 2008» описывает основные черты своей запланированной эпохи непрерывных войн, включая обычную риторику использования террористами оружия массового уничтожения. Показательно, что впервые после стратегического «Меморандума-200» Генри Киссинджера времен администрации Форда армия США среди своих официальных «миссий» заявила и контроль над ростом населения в богатых сырьем странах. (9)


«Стратегия модернизации – 2008» называет «рост населения» преобладающей угрозой для безопасности США и их союзников и призывает к войнам за контроль над сырьевыми ресурсами. Эти два положения взаимосвязаны:


«Рост населения, особенно в развивающихся странах, приводит образующийся "молодежный демографический навес" к антиправительственным и радикальным идеологиям, которые представляют потенциальную угрозу стабильности правительства.


Ресурсная конкуренция, индуцированная ростом численности населения и расширяющимися экономиками, будет потреблять все большее количество продовольствия, воды и энергии. Государства или учреждения, контролирующие эти ресурсы, будут максимально использовать их как часть своего моделирования безопасности.» (10)


Оба этих официальных приоритета Пентагона (контролирование роста молодежного населения в богатых ресурсами развивающихся странах и отстранение Китая и России от доступа к продовольствию, воде и энергии в развивающихся странах) стали мотивами для создания АФРИКОМ.


Ранее американская внешняя политика не предусматривала или не могла себе вообразить, что подобное командование может понадобиться; США думали, что контролируют ресурсы Африки. Но в 2006 году, через несколько недель после саммита в Пекине, Джордж Буш подписал президентский приказ о создании АФРИКОМ.


Во времена «холодной» войны контроль США над Африкой и ее огромными минеральными богатствами опирался на убийства и тайно разжигаемые гражданские войны или на сотрудничество с бывшими жестокими колониальными державами, такими как Великобритания, Франция, Португалия и Бельгия. Вашингтон был более чем обеспокоен, увидев, с каким уважением и достоинством принимает Китай глав африканских государств и предлагает им торговые соглашения на миллиарды долларов, а не условия МВФ или американские программы жесткой экономии. (11)


Пытаясь противостоять растущему влиянию Китая в Африке, Вашингтон предпринимал шаги повсюду: от Дарфура, где Китайская государственная нефтяная компания получила от правительства Судана крупную концессию на разведку и добычу нефти, до Нигерии, Чада и Южноафриканской республики.


Определив рост населения в развивающихся странах как угрозу, стратегический документ Пентагона 2008 года подчеркнул специфическое изменение парадигмы, которое должно произойти в методах войн будущего:


«Недавно армия раскрыла свою новейшую доктрину – Основной устав ВС США FM 3-0, который является основой для действий в неопределенном будущем и служит основной движущей силой перемен в наших организациях, подготовке кадров и руководителей, кадровой политике, сооружениях и материальном развитии.


FM 3-0 институционализирует то, как командующие одновременно используют наступление, оборону, стабильность или гражданскую поддержку операций. FM 3-0 признает тот факт, что операции XXI века потребуют нанимать солдат из различных народов и различных культур, а не избегать этого.» (12)


В некотором смысле Пентагон официально объявил об избавлении от «вьетнамского синдрома», который предписывал не подвергать американских солдат риску на земле, ограничивая боевые действия главным образом ударами с воздуха, как это было в случае обеих войн в Ираке и в Афганистане.



«РџСЂР°РІР° человека» как оружие РІРѕР№РЅС‹      


 В отличие от политики бряцания оружием против потенциальной российской угрозы политика США в отношении экономического возрождения Китая в Азии, Африке и за ее пределами включает неожиданное оружие войны – «права человека» и «демократию». Нетипичные в качестве оружия войны «демократия» и «права человека» стали современной версией тактики опиумных войн 1840 года, направленной на то, чтобы заставить Китай открыться для полного владычества американской супердержавы. (13) И разумеется, именно это не нравилось китайскому правительству.


В соответствии с официальным докладом Конгресса США, между 1999 и 2006 годами правительство Соединенных Штатов «предоставило или утвердило примерно 110 млн долларов на программы, связанные с демократией в Китае». (14)


В исследовательском докладе Конгресса добавлено, что сводный закон ассигнований на 2000 финансовый год (Публичный закон 106–113) предоставил базирующейся в США тибетской НПО во имя сохранения культурных традиций и содействия устойчивому развитию и охране окружающей среды 1 млн долларов, другой миллион долларов – на поддержку исследований о Китае, а также одобрил финансирование неправительственных организаций по продвижению демократии в Китае. На 2001 финансовый год (Публичный закон 106-429) Конгресс выделил Тибету до 2 млн долларов. В 2002 финансовом году (Публичный закон 107-115) Конгресс предоставил 10 млн долларов на помощь в мероприятиях по поддержке демократии, прав человека и верховенства закона в Китае и Гонконге, в том числе до 3 млн долларов – для Тибета. В 2003 финансовом году (Публичный закон 108-7) Конгресс выделил 15 млн долларов на связанные с демократией программы в Китае, в том числе до 3 млн долларов для Тибета и 3 млн долларов для Национального фонда в поддержку демократии. (15)


Согласно этому докладу, одобренная Конгрессом помощь США на продвижение демократии в Китае, включая Тибет, раздулась с 2 435 000 долларов в 2000 финансовом году до 33 695 000 долларов в 2006-м. Рост свыше 1400% в течение шести лет! Очевидно, Вашингтон становится все энергичнее в деле продвижения своей специальной версии «демократии» в Китае, особенно на Тибете.


Примечательно, что в 2004 году в рамках Государственного департамента США «Бюро по демократии, правам человека и труду стало основным администратором китайских демократических программ». (16). Это Бюро подчиняется офису заместителя Государственного секретаря по демократии и глобальным вопросам, возглавляемому доктором Полой Дж. Добрянски. Как отмечает официальный сайт Госдепартамента США:


«С момента своего назначения в 2001 году заместитель Госсекретаря Добрянски также работала по совместительству Специальным координатором по тибетскому вопросу. В этом качестве она является ключевой персоной правительства США по вопросам тибетской политики, в том числе: поддержка диалога между Китаем и Далай-ламой или его представителями, поощрение [соблюдения] прав человека в Тибете и усилия по сохранению уникальной культурной, религиозной и языковой индивидуальности Тибета.» (17)


Пола Добрянски получила докторскую степень в Гарвардском университете в области советской военной политики. Она перешла на пост в Государственном департаменте с должности Первого вице-президента и директора вашингтонского офиса Совета по международным отношениям, где была первым ведущим научным сотрудником Джорджа Ф. Кеннана в области российских и евразийских исследований. Она также награждена Национальным фондом в поддержку демократии медалью «За службу демократии», а Международным республиканским институтом – премией имени Джейн Киркпатрик. Обе организации, как упоминалось выше, были основным инструментом Государственного департамента США для продвижения проамериканских смен режимов в мире.


Связи Добрянски с Национальным фондом в поддержку демократии не были случайными. Ее официальная биография отмечает, что до перехода в Государственный департамент она работала на посту вице-председателя Фонда, а также выступала в качестве члена совета директоров «Фридом Хаус». Кроме того, Добрянски являлась старшим научным сотрудником Института Хадсона, одного из наиболее ярых неоконсервативных и воинствующих исследовательских центров в Вашингтоне.


Пола Добрянски также является членом другой неоконсервативной исследовательской организации «Проект нового американского столетия» (ПНАС). (18) В этом качестве Добрянски отстаивала уникальную роль Америки «в сохранении и распространении международного порядка, дружественного нашей безопасности, нашему процветанию и нашим принципам». (19)


Добрянски также подписала 26 января 1998 года письмо группы ПНАС президенту Биллу Клинтону, в котором последнему уже тогда, всего за пять лет перед операцией «Шок и трепет», рекомендовалось атаковать Ирак, поскольку по мнению Добрянски сдерживание не удалось. В письме «Проекта» было прямо заявлено:


«Единственно приемлемой является стратегия, которая исключает возможность того, что Ирак сможет применить или угрожать применением оружия массового уничтожения. В краткосрочной перспективе это означает готовность к проведению военных действий, поскольку дипломатия явно не справляется. В долгосрочной перспективе это означает устранение Саддама Хуссейна и его режима от власти.» (20)


Коллеги Добрянски, подписавшие «Открытое письмо ПНАС» по проблеме Ирака, вошли в список «Кто есть кто» среди старших должностных лиц в период Джорджа Буша: министр обороны Дональд Рамсфелд; торговый представитель США, а затем глава Всемирного банка Роберт Зеллик; заместитель Госсекретаря США Ричард Армитидж; заместитель министра обороны США Пол Вулфовиц, бывший затем президентом Всемирного банка; заместитель Госсекретаря Джон Болтон; помощник министра обороны Питер Родман и старшие должностные лица Совета национальной безопасности Эллиот Абрамс и Залмай Халилзад. (21)


На своем посту в Госдепартаменте, что не удивительно, Добрянски являлась агрессивным публичным сторонником (финансируемых правительством США) «цветных» революций. Добрянски любила цитировать призыв Джорджа Буша-младшего к распространению «демократических движений и институтов в каждой нации и культуре... [и] покончить с тиранией в нашем мире» из его инаугурационной речи. (22) В конце февраля 2005 года, реагируя на антисирийскую демонстрацию в Ливане, Добрянски заявила; «Как отметил президент на прошлой неделе в Братиславе, была «революция роз» в Грузии, «оранжевая» революция на Украине и совсем недавно «пурпурная» революция в Ираке. В Ливане мы видим растущий импульс к «кедровой» революции». (23)


Задача Полы Добрянски после 2004 года заключалась, среди прочего, в координировании деятельности Государственного департамента США и тибетских организаций, в том числе базирующихся в США НПО. Сосредоточенность на Тибете, очевидно, была частью долгосрочной стратегии Вашингтона по наращиванию давления на Пекин.



Демократия Рё полезные ископаемые        


 Основными мишенями США в новой «опиумной войне» против Китая, эвфемистически называемой «развитием демократии», были жизненно важные для Китая сырьевые источники. В частности, США нацелились на Мьянму, Судан и сам Китай через организации Далай-ламы на Тибете и «религиозную» секту «Фалуньгун». Для достижения своей цели тайные спецслужбы США обратились к арсеналу неправительственных организаций, который они тщательно подготовили, используя боевой клич о «нарушении прав человека» и ослаблении «демократии».


Такой подход является частью весьма эффективного метода «мягкой войны», разработанного после 1980-х годов американскими спецслужбами, чтобы разоружать и дестабилизировать режимы, уклоняющиеся, по их мнению, от «сотрудничества». Целевые страны выделялись и многократно обвинялись (как правило, в крупных международных средствах массовой информации такие атаки возглавлялись «Си-Эн-Си» и «Би-Би-Си») в нарушении «прав человека». Определение прав человека, конечно, придумывалось в Соединенных Штатах, сохранявших иммунитет к аналогичным встречным обвинениям. Это была контролируемая игра, в которой учреждения США от Государственного департамента до разведывательного сообщества работали за фасадом нескольких весьма влиятельных якобы «нейтральных» и «беспартийных» НПО.


В 1980-е годы президентства Рональда Рейгана разведслужбы США и Государственный департамент тратили миллиарды долларов на создание и разработку сложной всемирной сети НПО и якобы благотворительных организаций. Эти «Фонды» и НПО затем послужат стратегии США по приведению всей планеты под полный спектр доминирования Америки. Один австралийский исследователь этого процесса Майкл Баркер назвал его «Проектом для нового американского гуманитаризма, наступлением прав человека». (24)


Этот проект в начале нового века разросся в одно из наиболее эффективных средств распространения американского мирового господства. Кроме того, он сумел избежать пристального внимания средств массовой информации на Западе. Баркер описывал согласованное развертывание различных финансируемых США подставных американских организаций в защиту «прав человека» и «демократии» от Национального фонда в поддержку демократии до «Хьюман Райтс Вотч» и Института «Открытое Общество»:


«Рыхлое собрание озабоченных активистов, которые сливаются в рамках "Проекта для нового американского гуманитаризма", помогает поддерживать империализм, предоставляя ему "моральное прикрытие" и санкционируя отказ от верховенства закона во имя предполагаемых интересов прав человека.» (25)


Это оружие было брошено в бой Вашингтоном, чтобы вынудить смену режима в процессе дестабилизации, смоделированном по образцу «цветных» революций, которые использовались, чтобы привести к власти в Грузии и на Украине в 2004 году коррумпированных проамериканских деспотов.


Это оружие стало известно как «шафрановая революция» в Мьян-ме (из-за желто-оранжевых одеяний протестующих буддийских монахов). На Тибете ее называли «малиновой». В Судане оно называлось просто «геноцид». В каждом конкретном случае Пентагон и американские спецслужбы в координации с Государственным департаментом и избранными неправительственными организациями, такими как Национальный фонд в поддержку демократии, были вовлечены в процесс превращения вопроса прав человека в оружие, чтобы расширить сферу влияния США и не допустить роста «возникающих почти равных нам силам», особенно Китая и России.



Примечания        


1 Наиболее влиятельный с 1904 года и до самой своей смерти в 1947 году внешнеполитический стратег Великобритании, а затем Соединенных Штатов Халфорд Макиндер сформулировал знаменитую теорию «Сердца мира», которая утверждает, что география ориентированного на Россию центра Евразийского континента является ключевой угрозой сохранению господства Великобритании. Страстный британский империалист Макиндер опубликовал в июльском выпуске 1943 года журнала Нью-Йоркского Совета по международным отношениям малоизвестную, но оказавшуюся чрезвычайно влиятельной политическую рекомендацию для новой американской империи под названием «Круглый мир и обретение мира». В этой статье, когда уже стало ясно, что в послевоенном мире Соединенные Штаты заменят Британскую империю в качестве гегемона, Макиндер цитирует свои эпохальные тезисы 1904 года из эссе «Географическая ось истории», описывающие угрозу британской гегемонии, исходящую от объединения Германии и России (чего британская дипломатия избежала, поощрив Гитлера двинуться на восток). Затем он утверждает, что, если любая другая держава перехватит эту центральную, или, как он это называл, «осевую» роль России в качестве «сердца мира», эффект для британского господства будет тем же самым: «Если бы китайцы, например... свергли бы Российскую империю и захватили ее территорию, они представили бы собой желтую опасность (именно так. – Авт.) для свободы в мире только потому, что добавили бы к ресурсам великого континента океанские побережья». В 1943 году Макиндер и его американский коллега, который разработал структуру Организации Объединенных Наций, еще рассматривали Китай как ключевого игрока в борьбе с «сердцем мира» – Советским Союзом, но ситуация существенно изменилось в октябре 1949 года, когда была создана Китайская Народная Республика. Политика США после этого сместилась к сдерживанию Китая с помощью искусно разожженной войны 1950 года в Корее и затем Вьетнамской, или Второй индокитайской войны, которая началась в 1959 году и закончилась в 1975 году унизительным поражением Соединенных Штатов. Изменения в политике, которые начались в 1972 года с поездки Никсона и Киссинджера в Пекин, стали попыткой влиять на Китай через экономическую зависимость от США, западных инвестиций и средств производства. К концу столетия некоторые круги американской элиты уже начали опасаться, что эта экономическая стратегия грозит риском создать в Азии экономическую сверхдержаву, которую Соединенные Штаты больше не смогут контролировать. С приходом в 2001 году администрации Буша-Чейни политика США в отношении Китая начинает весьма заметно сдвигаться в сторону более агрессивного противостояния. Бомбардировки США и НАТО китайского посольства в Белграде в мае 1999 года были преднамеренными, чтобы сигнализировать это изменение политики США по отношению к Китаю.


2 Brzezinksi Z. The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geo­strategic Imperatives // New York: Basic Books, 1997. Русское издание: Бжезинский 3. Великая Шахматная доска. М., 1999. В своей книге 1997 года «Великая шахматная доска: американское превосходство и его геостратегические императивы» Бжезинский, который был давним польским реваншистом против России, открыто похвалил Макиндера, хотя, что достаточно забавно, он небрежно исказил его имя, написав Гарольд вместо Халфорд. В своей книге Бжезинский, многолетний член фракции Рокфеллера, а в 2008 году – внешнеполитический советник Барака Обамы, писал: «...три великие обязанности имперской геостратегии заключаются в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности данников (именно так! – Авт.) и обеспечении их защиты и в недопущении объединения варваров» (Бжезинский З. Великая Шахматная доска. С. 40). Для Бжезинского, наиболее беспокойными «варварами», чьему сближению он пытался воспрепятствовать, были две евразийские державы – Китай и Россия.



Глава 4.   ВОЗВЕДЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В РАНГ ОРУЖИЯ: ДАРФУР, МЬЯНМА, ТИБЕТ Многое из того, что мы делаем сегодня, 25 лет назад тайно выполнялось ЦРУ.


Аллен Ванштейн, один из учредителей


Национального фонда в поддержку демократии (1)



РњСЊСЏРЅРјР°: «С€Р°С„рановая» революция


 К моменту решения США принудительно сменить режим в Ираке американская политика по отношению к Китаю уже начала меняться. Однако, как отмечалось ранее, в отличие от политики США в отношении экономически ослабленной, но все еще грозной в военном смысле России, китайская политика США использовала то, что некоторые называют вариантом «мягкой силы». Основным оружием давления на Китай стали утверждения о «демократии» и «правах человека». Это кажется парадоксальным, но таковым не является.


Основное наступление Вашингтона на Китай под знаменем прав человека сосредоточилось на Мьянме, Тибете и Дарфуре, богатой нефтью южной части Судана.


Американская кампания дестабилизации под прикрытием «прав человека», чтобы попытаться затянуть петлю вокруг Китая, впервые стала явной в сентябре-октябре 2007 года и проявилась в Мьянме, бывшей британской колонии. Правительство США по-прежнему предпочитает называть ее Бирмой, несмотря на официальный отказ правительства Мьянмы от этого имени. В то время «Си-Эн-Эн» запустила показ кадров с буддийскими монахами в шафрановых одеяниях, потоками растекавшихся по улицам бывшей столицы Мьянмы Рангун с призывами к большей демократии. Однако основная битва за геополитические последствия шла за кулисами.


Трагедия Мьянмы/Бирмы (чья площадь примерно равна площади штата Техас, где расположено ранчо Джорджа Буша) состоит в том, что сегодня ее население используется в качестве человеческих подмостков для драмы, сценарий которой был написан в Вашингтоне. Спектакль, разворачивающийся на «Си-Эн-Эн», был написан и срежиссирован совместными усилиями Национального фонда в поддержку демократии, Институтом «Открытое Общество» Джорджа Сороса, «Фридом Хаус» и Институтом Альберта Эйнштейна Джина Шарпа. Эти НПО функционируют как связанные с американскими военными и разведывательными кругами активы. Они использовались в подготовке кадров для «ненасильственной» смены режимов по всему миру во имя американской стратегической повестки дня. Это те же самые неправительственные организации, которые были замешаны в «цветных» революциях вокруг России – в Грузии, на Украине и в Сербии.


«Шафрановая» революция в Бирме, как «оранжевая» революция на Украине или грузинская «революция роз», была хорошо организованным упражнением в вашингтонской технике смены режима. Она повторяла методы и уловки предыдущих «цветных» революций: внезапные и краткие протесты «роящейся» толпы буддистов в желто-оранжевых одеяниях, созданные с помощью интернет-блогов и мобильных текстовых сообщений связи между протестными группами и развертывание хорошо организованных протестных ячеек, которые рассредотачивались и переформировывались по команде.


«Си-Эн-Эн» допустила единственную ошибку в течение своего вещания в сентябре 2007 года, указав на активное присутствие за протестами в Мьянме Национального фонда в поддержку демократии. (2) А Государственный департамент США ранее фактически признался в поддержке деятельности Фонда в Мьянме. Как уже отмечалось, Фонд является финансируемым правительством США «частным» предприятием, деятельность которого направлена на поддержку американской внешней политики. Идея заключалась в том, чтобы выполнять то, чем занималось ЦРУ во времена «холодной» войны, но под прикрытием, казалось бы, невинной личины НПО.


30 октября 2003 года Государственный департамент опубликовал официальный пресс-релиз, заявив:


«Восстановление демократии в Бирме является приоритетной задачей политики США в Юго-Восточной Азии. Для достижения этой цели Соединенные Штаты последовательно поддерживают демократических активистов и их усилия как внутри, так и за пределами Бирмы... Соединенные Штаты также поддерживают такие организации, как Национальный фонд в поддержку демократии, Институт "Открытое общество" и "Интерньюс", работающие внутри и за пределами региона в широком диапазоне деятельности по продвижению демократии.» (3)


Приоритетная задача политики США в Южной Азии? Все это звучало очень благородно и скромно из уст Государственного департамента. Их «деятельность по продвижению демократии», тем не менее, имела зловещую тайную повестку дня. Она была непосредственно направлена на региональную безопасность Пекина, в том числе на его энергетическую безопасность.


Как на Балканах и в Центральной Азии, Государственный департамент США вербовал и обучал ключевых лидеров оппозиции из среды многочисленных антиправительственных организаций в Мьянме. Он по меньшей мере с 2003 года ежегодно вливал огромные для Мьянмы суммы – более 2,5 млн долларов США – в деятельность Национального фонда в поддержку демократии по пропаганде смены режима в стране. Операция США по смене режима, или «шафрановая» революция, была запущена (по собственному признанию Государственного департамента) в первую очередь из консульства США в близлежащем Чианг Май, Таиланд, где тайское правительство было более гостеприимным для американского военного и разведывательного присутствия. (4)


Государственный департамент и Национальный фонд в поддержку демократии финансировали ключевые оппозиционные СМИ, в том числе «Нью Эра Джорнэл», «Ирравадди» и радио «Демократический голос Бирмы». (5)


Дирижером или, вернее, теоретиком ненасильственной смены режима руками одетых в шафрановые одеяния монахов являлся Джин Шарп, основатель организации с обманчивым названием – Институт Альберта Эйнштейна в Кембридже, штат Массачусетс. Сам Институт Альберта Эйнштейна Шарпа, как отмечалось ранее, финансировался подразделением Конгресса США – Национальным фондом в поддержку демократии; его цель состоит в поощрении дружественных США смен режима в ключевых точках по всему миру. (6)


Институт Шарпа активизировался в Бирме с 1989 года, сразу после того, как власти убили около 3000 протестующих, чтобы заставить замолчать оппозицию. Спецоперативник ЦРУ и бывший военный атташе США в Рангуне полковник Роберт Хэлви, специалист в области тайных операций, представил Шарпа Бирме в 1989 году. Хэлви хотел, чтобы Шарп обучал бирманскую оппозицию ненасильственной тактике.


По данным Института, книга Шарпа «От диктатуры к демократии» была «первоначально опубликована в 1993 году в Таиланде для распространения среди бирманских диссидентов и распространилась с тех пор на несколько материков. Это серьезное введение в использование ненасильственных акций для свержения диктатур». (7)


В момент попытки «шафрановой» революции в 2007 году лондонская «Файнэншл Таймс» дала описание роли Джина Шарпа в бирманских событиях, которое Институт Шарпа полностью процитировал на своем собственном веб-сайте. По данным «Файнэншл Таймс»:


«За последние три года активисты политического комитета движения неповиновения в изгнании обучили примерно 3000 бирманцев из всех слоев общества, в том числе несколько сотен буддийских монахов, философии и стратегии ненасильственного сопротивления и общинных объединений. Эти рабочие совещания, проходившие в приграничных районах и привлекавшие людей со всей Бирмы, воспринимались как "подготовка инструкторов", которые по возвращении домой поделились бы этими идеями с другими стремящимися к переменам людьми.


Эта подготовка наряду с материальной поддержкой, такой как мобильные телефоны, помогла заложить в сентябре основу для призыва инакомыслящих буддийских монахов к бойкоту религиозной хунты, что ускорило проведение крупнейшей за двадцать лет антиправительственной акции протеста. За 10 драматических дней монахи и миряне, разъяренные углублением обнищания и тотальными репрессиями, вышли на улицы в количестве, достигающем 100000, прежде чем режим подавил демонстрации, убив по меньшей мере 15 и арестовав тысячи человек.


Источником вдохновения этого обучения был г-н Шарп, чья книга "От диктатуры к демократии" (краткое теоретическое пособие для ненасильственной борьбы против репрессивных режимов) была опубликована на бирманском языке в 1994 году и начала циркулировать среди эмигрантов и тайно среди диссидентов внутри страны. Некоторые за ее хранение на год были заключены в тюрьму.» (8)


Британская финансовая ежедневная газета далее отмечала:


«Получивший образование в Оксфорде гарвардский теоретик по мирному сопротивлению репрессиям Джин Шарп призывал повстанцев принять ненасильственные методы борьбы с хунтой. Его помощник, полковник в отставке Роберт Хэлви, военный атташе США в Рангуне в 1980-х годах, разъяснял, как использовать планирование военного образца и разрабатывать стратегию мирного несогласия.» (9)


Интересно, что Шарп был замечен также и в Китае, всего за несколько дней до драматических событий на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 года. Было ли это простым совпадением? Кое-кто задавался этим вопросом. (10)


Возникает вопрос – почему правительство США проявило к развитию смены режима в Мьянме в 2007 году столь большой интерес? Он явно имел мало общего с проблемами демократии, справедливости и прав человека для угнетенного населения этого района. Ирак и Афганистан дали достаточно свидетельств того, что сладкие слова Вашингтона о «демократии» – лишь пропагандистское прикрытие для других целей.


Спрашивается, что стояло за подобным участием в столь отдаленном государстве, как Мьянма?


Очевидный ответ – геополитический контроль; контроль, в конечном итоге, над стратегическими морскими путями из Персидского залива в Южно-Китайское море. Побережье Мьянмы предоставляет судоходный и морской доступ к одному из наиболее стратегически важных путей в мире – Малаккскому проливу, узкому судоходному проходу между Малайзией и Индонезией.


Пентагон пытался милитаризовать этот регион с 11 сентября 2001 года под предлогом защиты от возможной «террористической атаки». Когда это не удалось, они заговорили о предполагаемой «обороне от пиратов». США сумели закрепиться в Банда-Ачех на авиабазе ВВС «Султан Искандар Муда» на северной оконечности Индонезии. Однако правительства других стран региона, включая Мьянму, категорически воспротивились усилиям США по милитаризации региона.


Простой взгляд на карту подтверждает стратегическое значение Мьянмы. Малаккский пролив, соединяющий Индийский и Тихий океаны, является кратчайшим морским путем между Персидским заливом и Китаем. Это ключевая контрольная точка в Азии.


Более 80% всего нефтяного импорта Китая доставляется танкерами через Малаккский пролив. Самым узким участком пути является Канал Филлипс в Сингапурском проливе – меньше 2,5 километров в ширину в самом узком месте. Супертанкеры провозили более 12 млн. баррелей нефти в сутки по этому каналу на своем пути к быстро растущему китайскому энергетическому рынку.


Если перекрыть Малаккский пролив, то почти половина танкерного флота в мире будет вынуждена проходить на тысячи километров больше. Закрытие пролива сразу же увеличит транспортные расходы во всем мире. Более 50 тысяч судов в год проходят транзитом через Малаккский пролив.


Тот, кто контролирует водные пути в этой стратегической точке мира – регион от Мьянмы до Банда-Ачех в Индонезии – будет контролировать энергоснабжение Китая и, следовательно, саму его жизнь.


Когда Китаю стало ясно, что начиная с 2003 года США приступили к односторонней милитаризации нефтяных месторождений Ближнего Востока, Пекин вполне законно активизировал свою деятельность в Мьянме. Движущей силой его политики были отнюдь не проблемы прав человека, а энергетическая и военная безопасность Китая.


Пекин выдал на миллиарды долларов военной помощи Мьянме, включая истребители и транспортные самолеты, танки и бронетранспортеры, военные корабли и ракеты «земля-воздух». Китай строил в Мьянме железные дороги и автострады и добился разрешения разместить свои войска в этой стране. Китай, согласно индийским оборонным источникам, также построил большую станцию электронного слежения на островах Коко, принадлежащих Мьянме, и строит военно-морские базы для обеспечения доступа к Индийскому океану.


Мьянма является неотъемлемой частью того, что некоторые в Пентагоне называют «жемчужным ожерельем» Китая, его стратегическим замыслом создания сети военных баз в Мьянме, Таиланде и Камбодже, чтобы воспрепятствовать американскому контролю над ключевым Малаккским проливом. Также еще есть энергоносители и на суше и на море Мьянмы, и много.


Нефть и газ добывались в Мьянме с тех пор, как в 1871 году англичане создали «Рангунскую нефтяную компанию», позже переименованную в «Бирманскую нефтяную компанию». Природный газ страна добывала с 1970 года и в 1990-х годах предоставила концессию на добычу газа в проливе Мартабан французской «Елф Тоталь» и британской «Премьер ойл». Позже «Тексако» и «Унокал» (ныне «Шеврон») также получили концессии в Ядане и Йетагуне. Одно только месторождение в Ядане, по оценкам, содержало более чем 140 млрд кубических метров природного газа с предполагаемым сроком выработки не менее 30 лет. Йетагун, по оценкам, содержал около трети от яданских газовых запасов. В 2004 году были обнаружены новые крупные месторождения газа – месторождение Шве неподалеку от побережья Аракан.


К 2002 году под давлением британского правительства и НПО и «Тексако», и «Премьер ойл» вышли из проекта Йетагун. Малайзийский «Петронас» купил 27% акций у «Премьер ойл». К 2004 году Мьянма экспортировала яданский газ в Таиланд по трубопроводу, что ежегодно приносило режиму Мьянмы 1 млрд долларов США.


В 2005 году Китай, Таиланд и Южная Корея инвестировали в расширение нефтяного и газового секторов Мьянмы, и экспорт в Таиланд возрос на 50%. В 2007 году экспорт газа стал важнейшим источником дохода Мьянмы. Ядана разрабатывалась консорциумом «Эльф-Тоталь», «Унокал», тайской «ПТТ-ЕП» и государственной компанией Мьянмы «МОГЕ», оператором консорциума являлась французская «Эльф-Тоталь». Ядана обеспечивала около 20% от всей потребности Таиланда в природном газе.


Иетагунское месторождение разрабатывается малайзийской «Петронас» совместно с «МОГЕ», японской «Ниппон ойл» и тайской «ПТТ-ЕП». Газ поступает по трубопроводу на сушу, где попадает в яданский трубопровод. Газ с месторождения Шве поступит в начале 2009 года. Однако Китай и Индия имели сильные разногласия по поводу запасов газового месторождения Шве.


Уильям Энгдаль.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

507
Похожие новости
17 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 20:00
21 августа 2017, 13:00
21 августа 2017, 15:30
19 августа 2017, 08:30
20 августа 2017, 07:01
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 07:32
18 августа 2017, 10:00
15 августа 2017, 12:00
18 августа 2017, 00:30
15 августа 2017, 17:00
19 августа 2017, 08:30