Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Правду, даже не очень приятную, надо знать

Сегодня, 11 марта 2020 г., Литовская Республика отмечает 30-ю годовщину независимости. В официальных литовских документах утверждается, что якобы сразу после провозглашения Верховным Советом Литвы в 1990 г. независимости: «Верховный Совет Литовской Республики как выразитель суверенной мощи настоящим актом приступил к реализации полного суверенитета Государства». Но в реальности такого не было и не могло быть.
Акт 11 марта 1990 г. является действительно важнейшим документом, определившим судьбу современной Литвы. Сегодня он признан мировым сообществом и оспаривать его бессмысленно, но, тем не менее, следует напомнить, что в марте 1990 г. – сентябре 1991 г. ситуация в республике была иной, нежели её сегодня пытаются представить литовские политики и историки.
После ультимативного провозглашения Литвой независимости мир не спешил признавать её в качестве суверенного субъекта международного права. Известно, что 3 мая 1990 г. президент США Дж. Буш-старший принял тогдашнего премьер-министра Литвы Казимиру Прунскене в Белом Доме, не как «представителя независимой Литвы», а как «признанного и свободно избранного представителя литовского народа».
Официальный представитель Белого Дома М. Фитцуотер на пресс-конференции по этому поводу заявил: «Мы не признаем Литвы, и ничего в этом отношении не изменилось» («Правда», 3 мая 1990 г.).
Сошлюсь также на такого авторитетного эксперта, как Линас Коялис (L. Kojalis), американца литовского происхождения, являвшегося в 1990 г. советником В. Ландсбергиса по вопросам противостояния с Кремлём. В конце 1991 г. Л. Коялис, давая интервью литовским СМИ, вспоминал период после провозглашения независимости 11 марта 1990 г.: «В то время я пытался объяснить, что Литву никто не захочет признать, так как, чтобы иметь реальную власть, надо контролировать определенную территорию. Ландсбергис и все министры того времени, по правде говоря, не были настоящей властью. Они не могли выехать из страны, которой они якобы управляли, без советского паспорта. Что значит слово «власть», если ты в действительности ничем не владеешь…».
Не мешает также напомнить: утверждение о том, что Литва после марта 1990 г. стала независимым суверенным государством, разрушается одним напоминанием о том, что 19 ноября 1990 г., представители провозглашенной 11 марта 1990 г. Литовской Республики А. Саударгас и Э. Зингерис, не были допущены к участию в парижском Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе глав 35 государств, как представители государства, не имеющего международного статуса. Это неопровержимый документально подтвержденный факт
Известно, что принятию такого важнейшего документа в жизни любого государства, как Декларация о независимости, должен предшествовать общенародный референдум, подтверждающий право руководящего органа государственной власти, в нашем случае Верховного Совета Литвы, заявлять о независимости и выходе из состава Союза ССР. Ведь согласно закону СССР № 1409-I от 3 апреля 1990 г., решение о выходе союзной республики из СССР считалось принятым только на основании итогов референдума, если в ходе него за независимость проголосует не менее двух третей граждан республики.
На современном этапе этот параметр изменился. В 2017 г. для инициации выхода Великобритании из Евросоюза оказалось достаточно более половины граждан, проголосовавших за этот выход. Между тем выясняется, что в Литве в 1990 г. не было выполнено ни одно из вышеназванных условий правового выхода Литовской ССР из Союза ССР.
На сегодняшний день выяснилась не очень приятная правда для литовских сепаратистов о настроениях граждан Литовской ССР относительно провозглашения независимости.
Это наглядно подтверждает тот факт, что в 1990 г. выборы в ВС Литовской ССР, в ходе которых был избран 141 депутат ВС Литвы, проходили в 6 туров: 24 февраля, 4, 7, 10 марта, 7 апреля и 24 ноября. Длительность выборной кампании в ВС Литвы является очевидным свидетельством того, что население не очень охотно шло на эти выборы, итогом которых должен был стать выход из СССР.
В подтверждение выводов о непростом отношении граждан республики к независимости в 1990 г. Литвы сошлюсь на такого компетентного свидетеля, как отставной полковник литовской армии Йонас Гячас. В январе 1991 г. он был не только начальником обороны здания ВС Литвы, но и хорошо информированным человеком. В силу этого Гячас накануне январских событий 1991 г. мог объективно оценивать ситуацию в республике
В интервью под названием «Seimo rūmų gynimo organizatorius: anuomet tauta nė velnio nebuvo vieninga» («Организатор обороны Сейма: в то время нация ни черта не была единой»), опубликованном 13 января 2013 г. на сайте «DELFI.lt») Гячас заявил: «Хорошо, если полмиллиона взялось в Литве за руки (т.е. твердо поддерживали независимость в январе 1991 г. – В.Ш.), но около полутора миллионов элементарно выжидали, что будет. И еще полтора миллиона если не были категорически против, то весьма против». То есть, в январе 1991 г., спустя 10 месяцев после объявления независимости, население Литвы, по мнению Гячаса, неоднозначно относилось к провозглашенной независимости.
В январе 2019 г. эти цифры подтвердил Аудрюс Буткявичюс, один из основных организаторов январских событий 1991 г. 25 января он в телепередаче «Kitoks pokalbis» на ТВ «Lietuvos rytas» сообщил журналистке Дайве Жеймите-Билене (Daiva Žeimytė-Bilienė) такую информацию.
Готовя использование гражданской силы против готовящейся «силовой акции» Советского Союза, осенью 1990 г. А. Буткявичюс организовал социологическое обследование населения Литвы на его готовность противостоять «советской агрессии». Его провела Раса Алишаускене (Rasa Ališauskienė), сотрудник лаборатории психологических исследований Вильнюсского университета.
Выяснилось, что в 1990 г. реальных защитников независимости Литвы оказалось бы всего 12-14%. Со всеми колеблющимися - до 20%. Это тогда составляло около полумиллиона человек из 2,5 млн. избирателей, готовых защищать независимость республики.
Эти результаты свидетельствуют об объективности цифр, озвученных Й. Гячасом и А. Буткявичюсом. Мне результаты этого исследования были известны ещё в 1990 г. Среди литовских социологов у меня были неплохие связи, так как в начале 1970-х годов я, работая в ЦК ЛКСМ Литвы, достаточно плотно социологией.
Надо иметь в виду, что 45 лет советской власти (исключая время нацистской оккупации) для многих литовцев не прошли даром. Компартия Литвы в 1989 г. насчитывала 200 тыс. членов, комсомол – 500 тыс. Это 700 тыс. У каждого комсомольца и коммуниста была семья, родители. Это еще, как минимум, 1,5-2 миллиона. Правда, надо признать, что в Литве не все были убежденными коммунистами и комсомольцами. Тем не менее, сторонников советской власти в 1990 г. и даже в 1991 г. в Литве было немало.
Поэтому коммунисты Литвы вызывали страх у В. Ландсбергиса, главы литовских сепаратистов. Не случайно на 3-ем съезде Саюдиса он предложил - поставить к стенке всех 200 тыс. коммунистов, якобы тогда в Литве наступит порядок. Это вызывало столь бурную негативную реакцию среди соратников Ландсбергиса, что тот предпочёл обратить своё высказывание в неудачную шутку.
Помимо этого, известно, что в Литве в 1990 г. имелось, как минимум, 500 тыс. юношей, прошедших воинскую службу в Советской Армии. Пусть не у всех из них осталось хорошее впечатление об армии, но «своё» она в их мозгах оставила. Для этого достаточно почитать комментарии литовцев, бывших советских солдат, к злободневным статьям в литовских СМИ.
Не мешает также напомнить, скольким тысячам выходцев из литовского села советская власть дала высшее образование и большую карьеру. Ведь по количеству студентов на 10 тысяч жителей Литва опережала Японию, Англию и Западную Германию. Известно также, что литовское село никогда не жило так зажиточно, как при советской власти. В феврале-марте 1990 г. этот аспект определил неоднозначное отношение многих граждан Литвы к ультимативному провозглашению независимости.
Особо следует сказать о сомнительном праве Верховного Совета Литвы, избранного в феврале–марте 1990 года, принимать Акт о независимости. Как бывший депутат ВС Литвы (1990-1991 гг.) я располагаю сборником стенограмм ВС ЛР «Lietuvos Respublikos Aukščiausiosios Tarybos (pirmojo šaukimo) pirmoji sesija. 1990 m. kovo 10-13 d. I-VIIposedžiai. Stenogramos» («Верховный Совет Литовской Республики. 10-13 марта 1990 г. I–VII заседания. Стенограммы»).
В этом сборнике сообщается, что вечером 11 марта 1990 г. «За» Акт о восстановлении независимого литовского государства проголосовали 124 депутата из 130 присутствующих в зале заседаний. «Против» не было, «Воздержались» шесть депутатов, представлявших польские регионы. 124 депутата представляли, согласно официальным данным из отчётов, опубликованных в газете «Tiesa» (орган ЦК Компартии Литвы, главный официоз того периода), лишь 1.073.206 избирателей из общего числа избирателей республики 2.581.359, то есть 41,6%. По всем правовым и демократическим нормам эти 124 депутата не имели права принимать «Акт о независимости».
Уверен, что вышеизложенное вызовет бурю протестов в Литве. Но с цифрами не поспоришь, хотя независимость республики они не отменяют. Она состоялась. Но утверждение о существовании независимой и суверенной Литвы в марте 1990 г. – августе 1991 г. является банальной выдачей желаемого за действительное.
Ведь обретение государством независимости сродни процессу появления нового человека. От зачатия до появления этого человека должно пройти 9 месяцев. Можно принимать любые законы по этому поводу, но факт 9 месяцев остается фактом. Независимость также не может быть одномоментным актом.
В этой ситуации особо возмущает то, что спор о времени обретения Литвой подлинной независимости возник по причине непомерных амбиций одного человека, музыковеда и бывшего преподавателя марксистко-ленинской эстетики, а по совместительству информатора КГБ Литовской ССР Витаутаса Ландсбергиса, вознамерившегося стать в один ряд с известным литовским просветителем Йонасом Басанавичюсом, под председательством которого литовская Тариба 16 февраля 1918 г. заявила о восстановлении независимого Литовского государства.
Историческую правду, даже не очень приятную, надо знать. В СССР это пережили, когда выяснили, что в октябре 1917 г. военного штурма Зимнего дворца восставшими не было. Режиссер Сергей Эйзенштейн в 1927 г. снял фильм «Октябрь», в котором был кинематографический эпизод военного штурма Зимнего дворца. Вот он и остался в памяти советских людей как эпизод, имевший место в реальности. Этот феномен называется «внушёнными воспоминаниями». Я уверен, что многие свидетельства так называемых «очевидцев» триумфального провозглашения независимости Литвы 11 марта 1990 г. являются воспоминаниями, позднее внушенными литовскими СМИ.
Рассказываю о сложностях обретения Литвой независимости не для того, чтобы унизить этот факт. Мировая история свидетельствует, что обретение независимости любым государством всегда сопровождалось не только героизмом подлинных патриотов и борцов за независимость, но предательством и подлостью тех, кто, в конечном итоге, пожинал итоги этой независимости, присвоив себе чужие заслуги.
К сожалению, так произошло и в Литве, где подлинных многолетних борцов за независимость республики, прошедших советские тюрьмы и лагеря забыли, а приспособленцев, оседлавших «поющую революцию», поставили на пьедестал, как героев, благодаря которым Литва якобы обрела независимость.
P.S. В завершение приведу один факт борьбы Соединенных Штатов Америки за единство государства. В 1861 году одиннадцать южных штатов тогдашних США в результате демократичного голосования решили отделиться и создать свою Конфедерацию.
Однако президент Авраам Линкольн был категорически против этого. Он, не колеблясь, начал Гражданскую войну против южных штатов, которая стоила Америке миллион человек! Громадная цифра по тем временам. В итоге в стокилометровой полосе наступления генерала-северянина У. Шермана оставалась лишь выжженная земля. Город конфедератов-южан Атланта был сожжен федералами дотла. Вот тогда и родился термин «выжженная земля»!
Впоследствии американцы, пытаясь приукрасить неприглядную с точки зрения прав человека ситуацию, создали миф о том, что Гражданская война 1861-1865 гг. якобы разразилась не из-за выхода южных штатов из Федерации, а из-за того, что на Юге не хотели отказаться от рабовладения. Между тем Декларацию об осуждении рабовладения президент США Линкольн издал позднее, нежели объявил войну южанам!
В этой связи несколько слов по поводу обвинения Литвой Советского Союза в преступной военной агрессии против якобы уже «независимой Литвы» в январе 1991 г. Целью январской советской силовой акции было «законное требование» президента СССР М. Горбачева – восстановить действие Конституций СССР и Литовской ССР на территории Литвы. Но малодушие и предательство Горбачева поставили крест на этом требовании. Вот если бы Литва тогда входила в состав США, она бы в этом случае поплатилась за сепаратизм по полной!
Поэтому заявления литовских политиков о военной агрессии СССР в январе 1991 г. против независимой Литвы следует расценивать как заявления людей, путающих желаемое с состоявшейся исторической реальностью.
В этой связи я и напомнил факты, о которых литовским политикам, юристам и историкам не следует забывать при анализе советского прошлого республики.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
809
Похожие новости
27 октября 2020, 12:45
26 октября 2020, 10:15
27 октября 2020, 06:30
27 октября 2020, 06:30
21 октября 2020, 10:30
28 октября 2020, 09:45
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
30 октября 2020, 20:45
30 октября 2020, 20:45
31 октября 2020, 02:30
31 октября 2020, 11:45
30 октября 2020, 19:00
Новости СМИ
 
Популярные новости
27 октября 2020, 13:00
29 октября 2020, 10:45
25 октября 2020, 11:45
26 октября 2020, 10:30
27 октября 2020, 20:45
30 октября 2020, 11:15
26 октября 2020, 23:45