Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Правительство готовится к падению цен на нефть

Москва, 22.04.2019
Анна Королева
Дмитрий Астахов/пресс-служба
Минэкономразвития разработало сценарные условия развития экономики, согласно которым уже в 2020 году баррель российской Urals будет поставляться на экспорт в среднем по 59,7 доллара. Это на 17% ниже, чем сейчас (72 доллара). К 2021-му цены опустятся до 57,9 доллара за баррель, а к 2024-му - до 53,5 доллара (-25,6%), сообщает Finanz.ru. Данный сценарий уже одобрен кабинетом министров и ляжет в основу бюджета на 2020-22 гг.
Впрочем, и это не самый худший сценарий развития событий, который подготовило МЭР. Как сообщил на заседании правительства премьер Дмитрий Медведев, более консервативный подход предполагает цены на нефть "на существенно более низком уровне - от 42 с небольшим до 44 долларов за бочку». Одновременно России предстоит «некоторое сокращение добычи и экспорта нефти», что отчасти будет компенсировано доходами от продажи газа. Так или иначе, но в обоих сценариях МЭР исходит из того, что геополитическая нестабильность и санкции против России будут сохраняться.
"Надейся на лучшее, готовься к худшему" – так характеризует озвученные сценарии шеф-аналитик ГК TeleTrade Пётр Пушкарёв. По его мнению, в правительстве поступают очень разумно, когда в планировании бюджета исходят именно из этого принципа, чтобы не столкнуться потом с существенным недостатком средств в доходной части, если действительно всё будет плохо в плане внешних условий, и особенно если пессимистичные сценарии реализуются одновременно и по нефти, и по санкциям.
Минфин Кудрина, напоминает эксперт, в середине нулевых тоже критиковали за излишнюю бережливость, а после 2008 и после 2014 года накопленная подушка безопасности очень пригодилась. Но это не означает, конечно же, во-первых, что бюджет России не должен быть бюджетом развития: ведь курс взят на прорыв вперёд в техническом и организационном плане, поэтому государство должно в подготовку этого прорыва вкладываться, а не молиться на бюджетный профицит, а в любом случае планировать бюджет в той или иной мере дефицитным, иначе никуда не сдвинемся.
А во-вторых, закладываемые в бюджет сценарии вовсе не означают, что именно постепенное снижение цен на нефть к $57 или $53 за баррель в действительности является реальным прогнозом, фактическими ожиданиями правительственных экспертов или наших министров, или что такой прогноз и будет самым реалистичным. Просто бюджет будут каждый раз сводить на основе предположений "по умолчанию", что "лишних" денег в нём не будет. А более высокие фактические цены на нефть станут рассматривать как бонус, или как приятный "сюрприз", и смогут вложить в инфраструктуру или в стимулирование экспорта дополнительные средства, по мере того как они появятся, и если появятся.
Аналогично и с санкциями: неправомерно было бы закладывать со своей стороны в наши планы варианты, что их отменят, потому что будут ли сняты санкции или нам придётся жить с ними ещё, допустим, 10 или 15 лет, от России это почти не зависит, говорит Пётр Пушкарёв. Хотя в реальности надежды на возможный отказ не США, но европейских стран от применения антироссийских санкций в ближайшем будущем - произойти вполне может. Особенно если после победы на Украине молодой и в целом здравомыслящей команды Зеленского удастся использовать исторический шанс и прекратить полностью хотя бы горячую фазу военного конфликта в Донбассе.
Позиция Италии, Австрии, скорая смена руководства в Германии и популярность среди народа во многих странах политиков новой волны, отстаивающих в том числе и самостоятельность позиций Европы, в сочетании с происходящим в ряде европейских стран спадом деловой активности, могут заставить власти пойти навстречу интересам бизнес-кругов, да и фактически навстречу истинным интересам Европы к взаимовыгодному торговому сотрудничеству с Россией как крупнейшей страной-соседом.
Европе только надо дать повод, считает аналитик. Меры США по запрету на покупки российского госдолга, или против наших госбанков? Они скорее всего так и не будут приняты, но даже если да - имеющиеся угрозы на этот счёт уже почти полностью и заранее сказались что на курсе рубля, что на ограниченности инвестиционных капиталовложений вдолгую. Чего-то нового и ещё более крайне негативного со стороны санкционной темы ждать уже не нужно: дно самых неприятных страхов, опасений позади.
Что касается реалистичного сценария по ценам на нефть, то конечно, нынешние цены, включая и сегодняшний всплеск выше 73 долларов за баррель - скорее всего, окажутся неустойчивыми и долго не продержатся, уверен Пётр Пушкарёв. Они несколько завышены, но совсем не сильно: и так называемый коридор "справедливых" уровней по нефти простирается сегодня примерно от 63 до 68 долларов за баррель. Как только в этом году нефть достигнет пика - а вполне возможно, что она своего пика и уже достигла - то последует корректировка примерно в нижнюю часть этого коридора.
Очень ненадолго цены могут упасть и слегка под 60 долларов, но быстро оттуда выплывут обратно, считают в ГК TeleTrade. Опыт прошлогодних движений рынок воспринял и переварил, так что большинство теперь чётко понимает, что и рождественские 50 долларов, и осенние 86,5 долларов - представляли собой чисто спекулятивные, притянутые за уши на геополитике, но оторванные от экономического фундамента сценарии. И что крутиться в ближайшие два-три года ценам всё-таки надлежит где-то вокруг 65 долларов.
До самого конца июня в этих оценках точно мало что изменится, а затем - в руках ОПЕК+ будет решение, по какой из траекторий дальше пустить цены. Базовая идея - что сделка ОПЕК+ по самоограничению добычи будет всё же продлена до конца 2019 года, или лишь в 2020 году завершена, указывает Пётр Пушкарёв. К началу 2020 года мировой спрос на нефть при любом сценарии уже превысит исторически рекордную отметку 100 млн баррелей в сутки. Это уже сделает намного более мягким негативное влияние на нефтяные цены в момент завершения сделки ОПЕК+.
Причём спрос на нефть продолжит расти даже при замедленном росте мировой экономики ещё на 1,5-2 млн баррелей в 2020-2022 гг., так что баланс не смогут сместить в сторону переизбытка предложения ни возвращённые впоследствии на рынок объёмы ОПЕК, ни замещённые Саудовской Аравией иранские объёмы, если санкции против поставок из Ирана вообще заработают на практике, а не будут легко обходиться. Планы Chevron и Exxon Mobil прибавить ещё порядка 800 тыс. или даже 1 млн баррелей добычи из сланцевых районов за несколько лет - на этом фоне, конечно, не потеряются, но и погоды не сделают.
В отношении же необходимости для экспортёров как-то охладить энтузиазм сланцевиков, Пётр Пушкарёв полагает, что лучшим вариантом, как это сделать, будет ещё полгода-год сохранять сделку, "подрасслабить" сланцевых инвесторов, позволить им осмелеть и вложиться в разработки, а потом в разгар их активности как раз ограничения по добыче снять, и сбросить цены именно в этот момент, а не сейчас и не заранее.
Лучшим уроком для сланцевой индустрии послужат всё же вложенные, но хуже ожиданий окупившиеся деньги, считает Пётр Пушкарёв. Собственно, так случилось и в 2015-2016 годах: тогда на пике сланцевого бума было более 1600 работающих сланцевых бурильных установок, а дальше их количество сократилось в 3 раза, и до сих пор не превышает 850 единиц, то есть количество почти вдвое меньше пикового и прирастает очень осторожно, медленно.
Инвесторы не забыли, как потеряли тогда деньги, или же смогли буквально "на ленточке" уйти от потерь за счёт хеджирующих сделок. И вовсе не уверены, что хотят повторить этот опыт, а не направить лучше свои деньги в какую-то совсем другую сферу. Такой "облом постфактум" может быть куда более действенным способом отвоевать свою часть рынка для традиционных стран-нефтеэкспортёров, чем если бы они пошли на увеличение добычи уже совсем скоро - скажем, со второй половины 2019 года.
Решение прекратить действие сделки стоило бы ОПЕК+ быстрого обрушения цен вплоть до уровней 55-60 долларов. Затем цены стали бы, конечно, снова медленно расти. Но, полагает Пётр Пушкарёв, этот сценарий и неоправданно отобрал бы дополнительные прибыли у нефтедобытчиков на 6-9 месяцев раньше, и сделал бы ситуацию в дальнейшем, как это ни парадоксально, более предсказуемой для конкурентов-сланцевиков. Сейчас же и до тех пор, пока сделка ОПЕК+ действует и будет продлеваться пока не неопределённое время, инвесторы в сланцевую область будут пребывать в подвешенном и тоже неопределённом, некомфортном положении.
Что же касается конкретно прогнозов правительства, то, считает управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский, это правильно — в период роста нефтяных цен думать и планировать, что предстоит делать, когда цены снизятся, и для экономики, ориентированной на сырьевой экспорт, это первостепенной значимости тема для размышлений. Очень здорово, что правительство идет по этому пути – это свидетельство профессионализма, когда за годы работы количество перешло в качество, а консерватизм в экономической политике со временем даст рост ростки либерализации и произойдут наконец реформы.
По мнению эксперта, эти реформы позволят снизить зависимость бюджета от нефтяного экспорта с текущих 50-60% хотя бы до 30-40%. Глядя на нефть по 74 долларов за баррель Brent, инстинктивно сложно представить, что всего лишь 4 месяца назад она была по $50.2, а в июне 2017 года она была по 44,3 доллара. Совершенно логично взять самое нижнее значение за последние 5 лет и принять эту цифру (27 долларов) как самый рисковый сценарий, но, вероятно, базовый прогноз правительства подразумевает, что до этой цифры цены не дойдут, потому что экономический рост в мире все-таки подразумевает рост спроса на топливо.
С этим можно поспорить, говорит Илья Жарский. Все смотрят на Китай как на локомотив экономического роста в Азии, но Китай может представлять не совсем корректные цифры относительно своей макроэкономики, и уже находиться в начальной стадии рецессии. Китай уже сейчас, скорее всего, растет не на 6.6% в год, а всего на 4-4,4%. Появляются проблемы в экономике Германии, локомотиве Еврозоны, связаны с законодательными ограничениями для автомобильной отрасли и слабостью внутреннего спроса. Brexit затормозит экономический рост Великобритании.
Это все линейные сценарии замедления, полагает Илья Жарский, а определять экономический ландшафт будут нелинейные, такие, как, например, сброс гособлигаций США сразу несколькими странами в большом объеме и последующие события. Выход из сделки OPEC — это еще один такой сценарий, причем наивно было бы полагать, что только одна Россия рассматривает такой вариант: его рассматривает и Саудовская Аравия и ОАЭ. И может так случиться, что выход одной страны повлечет, с эффектом домино, выход всех остальных. Тем временем краткосрочно, уверены в Veta, цена нефти должна еще подрасти, так как США должны сегодня объявить о дате полного окончания исключений для покупателей иранской нефти.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
245
Похожие новости
18 мая 2019, 14:45
16 мая 2019, 14:00
16 мая 2019, 14:00
21 мая 2019, 15:30
13 мая 2019, 15:45
17 мая 2019, 00:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
18 мая 2019, 04:15
18 мая 2019, 14:30
14 мая 2019, 23:15
15 мая 2019, 11:00
19 мая 2019, 09:45
20 мая 2019, 04:30
18 мая 2019, 20:00