Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

ПРЕДЕЛЫ ТУРЕЦКОЙ «ПЕРЕЗАГРУЗКИ»

Начатый Турцией пересмотр ряда направлений внешней политики после некоторых успехов на российском и израильском направлении ощутимо забуксовал. Несмотря на повторяющиеся заявления представителей Анкары о намерении наладить также отношения с Сирией и Египтом, реальных подвижек по этим двум направлениях пока не видно. Более того, озвученные ранее заявления турецких представителей относительно отношений с этими двумя странами постепенно корректируются путем выдвижения условий для нормализации отношений с Сирией и Египтом.

ЕГИПЕТСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ ОСТАЕТСЯ ОДНИМ ИЗ НАИБОЛЕЕ СЛОЖНЫХ для Анкары после свержения в 2013 году поддерживаемого Турцией президента-исламиста Мурси. После серии заявлений премьер-министра Бинали Йылдырыма о намерении восстановить отношения с Египтом, а также сообщений о возможности отправки в Каир делегации правящей партии Турции курс на нормализацию с Каиром был во многом нейтрализован президентом Эрдоганом. Заявив, что у Турции нет проблем с египетским народом, он отметил, что проблема с администрацией Египта, в частности, с его правителем. Между тем основными условиями Каира в плане нормализации отношений с Анкарой были как раз признание легитимности действующего в стране режима и отказ Турции от вмешательства во внутренние дела Египта.

Сложности в восстановлении отношений с Египтом связаны с комплексом внешне- и внутриполитических факторов. Для Турции отказ от поддержки египетских исламистов, по сути, будет означать отказ от опоры на исламистские политические силы, связанные с движением «Братьев-мусульман», которые выступали до сих пор в качестве важного проводника внешней политики Эрдогана на Ближнем Востоке и к которым генетически близка и правящая партия Турция. Еще одним камнем преткновения между Каиром и Анкарой остается их фактическая конкуренция за лидерство в регионе, при этом Египет, исторически претендовавший на лидерство в арабском мире, особенно резко воспринимает турецкие региональные амбиции.

В то же время внутриполитический аспект возможного примирения с Египтом в какой-то мере важнее для турецкой элиты, чем указанные геополитические факторы. Данное измерение египетско-турецких отношений связано с определенным сходством внутриполитических процессов в двух странах. В Египте после свержения Мубарака в 2011 году к власти пришли умеренные исламисты из движения «Братьев-мусульман», которые потеснили во власти традиционную элиту Египта в лице военной бюрократии. Основным содержанием переворота 2013 года, свергнувшего режим исламистов и приведшего к власти тогдашнего министра обороны Абделя Фаттаха ас-Сисси, стало именно восстановление власти традиционной военной элиты.

В Турции же военные, представляющие традиционную кемалистскую элиту, имели аналогичные амбиции в отношении исламистского режима, однако были в свое время в значительной мере нейтрализованы режимом в качестве самостоятельной политической силы. В результате в настоящее время признание легитимности смены власти в Египте, по сути, будет означать для Турции поощрение и признание легитимности аналогичных попыток турецких военных сместить режим исламистов и восстановить власть традиционной элиты. Очевидно, что на это нынешняя турецкая исламистская верхушка этой страны пойти не может.

ЕЩЕ БОЛЕЕ СЛОЖНАЯ СИТУАЦИЯ ВЫРИСОВЫВАЕТСЯ В ВОПРОСЕ ОТНОШЕНИЙ с Сирией. В первую очередь здесь также первоначальные заявления Анкары были достаточно быстро скорректированы: премьер-министр Йылдырым, ранее неоднократно заявлявший о планах  наладить хорошие отношения, в качестве главного условия этого назвал отстранение от власти президента Башара Асада. Также, по некоторым данным, предлагаемое Анкарой изменение позиции в отношении Сирии изначально носило довольно ограниченный характер.

В частности, по сведениям «Аш-Шарк аль-Аусат», Турция может одобрить сохранение за Асадом поста президента на время короткого переходного периода, не превышающего шести месяцев, при согласии с таким решением международных сил, и прежде всего России и США. Однако источники издания заявили, что Анкара не изменит свою позицию относительно будущего Асада после переходного периода, считая, что он должен уйти со своего поста. В то же время вне зависимости от заявлений представителей Турции и их планов сама динамика конфликта в Сирии, в который вовлечена Анкара, создает принципиальные сложности для контактов между Турцией и Дамаском. Последняя волна боевых действий в Сирии и успехи правительственных войск непосредственно затрагивают турецкие интересы, на деле обостряя конфронтацию между Анкарой и Дамаском, а также воздействуя и на темпы турецко-российского примирения.

После неудачи наступления в направлении столицы ИГ Ракки правительственные силы Сирии переориентировались в направлении Алеппо, перерезав в июле от границы с Турцией шоссе Кастилло, являвшееся основным путем снабжения боевиков в Алеппо. В результате сирийская армия блокировала контролируемые боевиками восточные районы города. Успешная операция сирийской армии в районе Алеппо имела стратегическое значение, лишив Турцию возможности воздействовать на ключевой фронт конфликта. Причем отмеченные успехи сирийских войск были достигнуты в том числе и при поддержке российской авиации.

Анкара в свою очередь продолжает оказывать помощь сирийским боевикам. В июле правительственным силам удалось остановить их наступление в провинции Латакия, начатом при поддержке Турции. По некоторым признакам Анкара также наращивает военно-техническую помощь боевикам, на что указывает в том числе заметное расширение противовоздушных возможностей сирийских группировок. Последние месяцы заметно увеличение количества сбиваемых боевиками самолетов и вертолетов правительственных сил, что указывает на расширение поставок современных средств ПВО боевикам, при том что именно Турция является одним из основных каналов поставок современных вооружений сирийским группировкам.

В результате динамика этого конфликта ограничивает и российско-турецкое примирение с учетом того, что в Сирии Москва и Анкара по-прежнему остаются по разные стороны линии фронта, поддерживая противостоящие друг другу стороны конфликта. В сочетании же все указанные факторы свидетельствуют о достаточно ограниченном характере текущего пересмотра внешней политики Турции, который на деле пока не затрагивает основных направлений ближневосточной политики Анкары.    

Давид Арутюнов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

577
Похожие новости
02 декабря 2016, 10:45
01 декабря 2016, 03:15
02 декабря 2016, 17:45
02 декабря 2016, 10:45
02 декабря 2016, 10:45
02 декабря 2016, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
30 ноября 2016, 10:30
01 декабря 2016, 14:00
02 декабря 2016, 07:00
29 ноября 2016, 11:00
26 ноября 2016, 14:00
26 ноября 2016, 14:00
29 ноября 2016, 11:01