Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Прибалтам от «Газпрома» не уйти…

Без малого семь лет назад автору этих строк довелось присутствовать в Риге на одной конференции, посвященной вопросам экологии. Среди участников этого мероприятия был и тогдашний министр Латвии по вопросам среды Раймонд Вейонис. Улучив момент, я задал ему очень актуальный тогда вопрос: каково его отношение к планам строительства в Литве новой атомной электростанции взамен советской еще Игналинской АЭС, срок эксплуатации которой приближался к концу? Вейонис без тени сомнений ответил, что он против столь затратного и небезопасного проекта.

В настоящее время, став министром обороны Латвии, известным своей «ястребиной позицией», как он, наверное, жалеет о своем тогдашнем мнении! Ведь Прибалтика до сих пор сильно зависит от российской энергетики…

Что нам стоит АЭС построить

Нет повести печальнее на свете, чем повесть о проекте «Игналина-2». Как известно, Игналинскую АЭС Литве пришлось закрыть после вступления в Евросоюз – якобы не вписывалась она по своим параметрам в европейские технические стандарты. Но в данном случае ЕС невольно подыграл России, оставив прибалтийскую республику в зависимости от ее энергопоставок. А поскольку литовские власти уже тогда особым дружелюбием по отношению к РФ не отличались, начались разговоры о необходимости достижения «энергетической независимости».

Лучшим способом было признано создание новой АЭС, на этот раз отвечающей всем евросоюзным нормам. Живейший интерес к данному замыслу проявили и власти соседних Польши, Латвии и Эстонии. Они торопились поучаствовать и загодя стали ссориться из-за «энергетического пирога».

Так, в 2005 году премьер Латвии Айгар Калвитис подписал договор, согласно которому республика выразила готовность выплатить миллиард латов (22% от необходимых средств), как участница проекта - при этом, не выдвигая каких-то своих требований. Но тут поляки выразили желание заполучить большую часть пакета новой АЭС, вызвав живейшее негодование латышей...

Переходя от слов к делу, в 2007 году АО Lietuvos Energija приступила к оценке влияния на окружающую среду атомной электростанции, которую планировали разместить вблизи Игналинской АЭС в Висагинасе, неподалеку от большого озера Друкшяй. Саму постройку намеревались поручить объединению, в которое хотели включить принадлежащие литовскому государству компании Lietuvos energija и Ryts skirstomieji tinklai (RST, Восточные распределительные сети), а также частную фирму Vakaru skirstomieji tinklai (VST, Западные распределительные сети). В компании VST контрольным пакетом акций владеет литовская группа NDX energija (97,1% акций), принадлежащая акционерам крупнейшей розничной торговой сети Балтии Maxima. В свою очередь, в RST 20,28% акций принадлежат немецкой EON Energie. Задача консорциума состояла в том, чтобы привлечь, в общей сложности, 2,47 млрд евро. Предполагалось, что объем энергии, производимый новой станцией, составит 3400 МВт. Первый из ее блоков собирались ввести в эксплуатацию не позднее 2015 года. Впрочем, поскольку с поисками инвесторов шло сначала не очень гладко, сроки сдвинулись до 2020 года.

И тут встала на дыбы общественность, активно подстрекаемая «зелеными» и некоторыми политиками, жаждавшими дешевой популярности.

Местные газеты запестрели откровениями о «радиоактивном зонтике», «нуклеотидах в подарок», «ужасающем экологическом загрязнении», а позже и о «потенциальной Фукусиме».

Поскольку конструкторы АЭС предусмотрели, что вода для охлаждения реакторов будет браться из озера Друкшяй, а после использования сбрасываться обратно, охотники за сенсациями стали лепить страшилку за страшилкой. В соответствии с существующей практикой, литовское министерство среды выдает разрешения на выбросы радиоактивных отходов в окружающую среду, в том числе и в Друкшяй. А ведь оттоки из этого озера через 550 километров достигают Рижского залива! Серьезные специалисты предлагали вычисления, согласно которым количество «выброшенных» нуклеотидов не превысит допустимой нормы. В ответ журналисты кричали, что нуклеотиды имеют обыкновение год за годом накапливаться в почве, растительности, водных организмах. Читателя запугивали адскими картинками «радиоактивной рыбы», которая из Друкшяя станет мигрировать в Даугаву, талдычили о розе ветров…

«Зеленые» атакуют

«Я категорически против строительства новой Игналины, - сказал мне в начале 2008 года Раймонд Вейонис (кстати, он и тогда и сейчас состоит в латвийском Союзе «зеленых» и крестьян). - И тут уже на моей стороне не только соображения безопасности, но и чисто экономические доводы. Ведь участие в проекте строительства АЭС потребовало бы от Латвии гигантской суммы, которую можно было бы потратить с куда большей пользой, вложив в развитие системы возобновляемых энергоресурсов. Для государства это означало бы создание рабочих мест, поощрение отечественных подрядчиков и еще много хорошего. Если бы в проекте АЭС пожелала бы поучаствовать какая-нибудь частная компания из Латвии - это их дело. Но для государства это было бы слишком большой роскошью. Я не говорю уже, что те жители государства, которые окажутся рядом с новой АЭС, категорически против этого строительства - об этом свидетельствуют опросы, проведенные нами среди жителей волостей Даугавпилсского района». Министр добавил: «В процессе принятия столь важных решений всегда необходимо знать мнение общественности и местных самоуправлений. Поскольку и простые люди и муниципалитет категорически против АЭС, им нужно постоянно и во весь голос напоминать об этом! Ведь правительство пока не приняло окончательного решения и на это решение еще можно повлиять. Если оно все же окажется положительным - я от всей души надеюсь, что этого не произойдет - то даже тогда активное высказывание своей позиции заставило бы власть обратить больше внимания на обеспечение безопасности людей, оказавшихся в пределах неблагоприятного воздействия Игналины».

Однако смертельный удар проект получил в Литве – причем именно тогда, когда совсем уже, казалось бы, получил «зеленый свет». В конце июня 2012 года парламент государства в первом чтении одобрил проект Закона о строительстве атомной электростанции в Висагинасе. Дело в том, что общественность республики тоже не очень одобрительно относилась к идее – и в парламенте нашлись ушлые оппозиционные политики, решившие на этом «наварить» морального капитала. Они «продавили» проведение референдума о Висагинской АЭС – пусть, дескать, народ решает! В ту пору представители литовской Партии «зеленых» и крестьян доказывали, что протестуя против АЭС, они «ни в коем случае не выражает интересы каких-нибудь «Росатомов», стремящихся избавиться от конкурентов» - и многие им верили. Но это сразу же отпугнуло зарубежных инвесторов, предупредивших, что любая задержка негативно скажется на финансировании.

Референдум состоялся в форме плебисцита 14 октября 2012 года одновременно с парламентскими выборами – в его ходе высказались 1 361 082 человека (или больше половины литовских избирателей). 65% сказали АЭС «нет!».

Таким образом, проекту переломали хребет. Полностью он не умер, но до сих пор пребывает в коматозном состоянии. Впрочем, по мере того, как у прибалтов портятся отношения с Россией, их элиты все чаще вспоминают про ВАЭС. Правда, до практических действий пока не доходит – и, возможно, уже и не дойдет. Итог этой истории подвел тот самый Айгар Калвитис, который в свое время подписывал договор об участии Латвии. Нынешним летом он, рассуждая об энергетике региона, заявил в интервью изданию NRA, что Прибалтика практически намертво прикована к «Газпрому». Журналист упрекнул Калвитиса в том, что из его слов вытекает невозможность энергетической независимости Латвии от России. В ответ, тот подчеркнул: «Это было возможным - если бы все три государства Балтии решили создать общую атомную электростанцию. Моё правительство делало всё возможное, чтобы данный план воплотился в реальность. Уж не знаю, отчего политики Литвы выбрали иную дорогу, ведь Латвия и Эстония выполняли все условия».

В настоящее время литовская элита тешится тем, что развивает проект плавучего терминала сжиженного газа, который 27 октября ошвартовался в Клайпеде. Государство заключило контракт с норвежской компанией Statoil, которая ежегодно в течение пяти лет будет поставлять Литве 20% от потребности страны (0,54 млрд кубометров в год) – и это, как ожидается, лишь начало.

Местная пресса подсчитала, что перевод газовой системы государства на новые источники приведет к увеличению тарифов для потребителя – но на что только не пойдешь ради того, чтобы досадить ненавистной России!

Что же касается АЭС, то даже если прибалты решат «разморозить» проект, то они безнадежно опоздают. Подобные же объекты неподалеку уже строят Россия и Белоруссия – именно они и стали главными бенефициарами бесславной гибели Висагинской АЭС в самом зародыше.

Искусство вставлять сучья в колеса

Проект Балтийской АЭС (планируемая мощность - 2388 МВт) стартовал без особой помпы 16 апреля 2008 года – с соглашения, подписанного «Росатомом» и Правительством Калининградской области. Во многом он связан именно со стремлением заполнить лакуну, образовавшуюся после закрытия Игналины. Закладка памятного камня на месте будущей станции состоялась 25 февраля 2010 года. Пуск первого ее энергоблока был запланирован на 2016-й, в второго – на 2018 год. Объект будет возведен в 60 километрах от побережья Куршского залива, неподалеку от города Неман. Информация о БАЭС изначально вызвала немалое беспокойство у соседей, сообразивших, сколь жирный кусок уплывает из-под носа. Те же прибалты сразу заподозрили, что ее строительство не имеет прямого отношения к вопросу обеспечения электроэнергией Калининградской области. По их мнению – и небезосновательно! - проект БАЭС связан планируемой экспансией «Росатома» на европейский (в первую очередь, германский) рынок. Такое развитие событий соседей совершенно не устраивало, и спохватившиеся литовцы вновь заголосили об экологической опасности. И кстати, не случайно калининградец Михаил Костяев, активно агитировавший против строительства БАЭС, наладил тесные связи с Литвой. Сначала он скрывался там от российского суда, выдвинувшего против него обвинения в мошенничестве, затем и вовсе попросил политического убежища. Автор этих строк слышал выступление Костяева на конференции в Даугавпилсе: «Мы видим, что на относительно небольшой территории собираются возводить сразу три атомных реактора. Это не случайно: ведь все они находятся в непосредственной близости от бывшей Игналинской АЭС, и, по планам своих конструкторов, будут использовать разные элементы ее инфраструктуры. Однако, выгода создания под Калининградом атомной электростанции представляется глубоко сомнительной. Мы видим, что наша область после запуска обоих блоков ТЭЦ-2 и так полностью обеспечивает себя электроэнергией. Учитывая же положения программы об электросбережении и предполагаемый рост производства, мы не будем испытывать дефицит в электричестве как минимум до 2021 года».

Литва объявила, что покупать энергию, произведенную на БАЭС, не станет – и подбивала к тому же прочие страны ЕС.

Местный агитпроп распространял как в интернете, так и вживую жуткие картинки о том, что произойдет с литовцами в том случае, если на Балтийской АЭС произойдет авария.

В начале лета 2013 года ряд калининградских СМИ распространили копию приказа, в котором якобы говорилось о консервации строительства БАЭС. Разумеется, эту информацию с восторгом подхватили литовцы, приписав себе «победу» над «энергетической агрессией» РФ. Но потом российский концерн «Росэнергоатом» распространил заявление о поддельности опубликованного приказа. По словам представителей концерна, речь шла не о консервации БАЭС, а напротив, о расширении линейки ее мощности. Пока шли эти споры, стены здания станции выросли до 4,5 метров, началось армирование перекрытий. Однако некоторые основания для беспокойства за судьбу проекта действительно имеются. В последнее время они, естественно, связаны в том числе и с накалившейся международной обстановкой. Минувшей осенью Министерство энергетики РФ дало понять, что сроки введения станции в эксплуатацию «несколько сместились». По словам главы ведомства Александра Новака, это связано с «необходимостью поиска покупателя электроэнергии». Действительно, чтобы БАЭС оправдала вложения, необходимо обеспечить гарантированный сбыт электричества и согласовать схему его транзита по сетям ближайших стран-соседей – а это как раз стало довольно-таки проблематичным. Впрочем, министр поспешил добавить, что о сворачивании проекта речи не идет. Ведь, помимо дешевой энергии, он даст Калининградскому анклаву, окруженному со всех сторон чужими территориями, чувство уверенности - буквально спасёт его население и здешнюю военно-морскую базу от «энергетического голода».

Победители и проигравшие

Вопрос о создании в Белоруссии атомной электростанции прорабатывался ещё в начале 90-х, но к практическому решению подошли лишь в 2008-м, выбрав для ее размещения Островецкую площадку близ Гродно (кстати, около границы с Литвой – что явно не случайно). В марте 2011 года тогдашний премьер России Владимир Путин подписал в Минске договор о сотрудничестве по строительству новой АЭС мощностью в 2300 МВт. Россия согласилась предоставить Республике Беларусь на эти цели кредит в 10 млрд долларов; была достигнута договорённость об осуществлении закупок оборудования для станции на открытых торгах. Первый энергоблок предполагается запустить в 2018 году, второй - в 2019-м.

Выемка грунта началась в конце того же года, а к настоящему моменту уже стали возводить первый энергоблок. Здесь трудятся российские специалисты при участии белорусских субподрядчиков. Причем и тут, по мере того, как продвигаются работы, Литва делает все возможное, чтобы помешать строительству.

Точно так же литовцы кричат об экологической опасности, ставят перед соседними странами вопрос о недопустимости покупки электричества у белорусов. Подключили и противников режима Лукашенко, немедленно завопивших о «черной дыре, которая может засосать государство».

Но пока даже всеми совокупными стараниями задушить строительство не удается – работы идут даже с опережением графика.

Кто окажется фаворитом этой атомной гонки? Литва из числа претендентов на победу явно выбыла, однако она делает все возможное, чтобы не дать прийти к финишу и своим соперникам. И, в любом случае, понятно, что дальнейшая судьба атомных станций под Калининградом и Гродно будет зависеть от международной остановки.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

720
Похожие новости
16 августа 2017, 05:30
17 августа 2017, 16:15
17 августа 2017, 09:00
17 августа 2017, 16:30
16 августа 2017, 15:30
17 августа 2017, 11:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2017, 10:00
14 августа 2017, 13:30
13 августа 2017, 18:00
12 августа 2017, 11:45
16 августа 2017, 15:31
13 августа 2017, 15:00
13 августа 2017, 13:00