Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Признания укрофашиста: надоело убивать гражданских мужчин и насиловать женщин

И хотя теперь он отказался от показаний, его оставили еще на два месяца в СИЗО

Ростовский областной суд сегодня, удовлетворив ходатайство главного следственного управления (ГСУ) СКР, продлил на два месяца срок ареста гражданину Украины Сергею Литвинову, обвиняемому в участии в карательных акциях в Луганской области, жертвами которых стали 37 человек. Ранее активно сотрудничавший со следствием Литвинов, которого обвинение считает палачом, теперь не признает свою вину, отказываясь от дачи показаний. Между тем “Ъ” стали известны подробности его дела.

Свое ходатайство о продлении сроков содержания под стражей до 13 ноября 2015 года 32-летнего уроженца Луганской области Сергея Литвинова ГСУ СКР мотивировало необходимостью завершить расследование его преступной деятельности. Основанием же для уголовного преследования Сергея Литвинова в России послужила ч. 3 ст. 12 УК РФ, согласно которой «иностранные граждане, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности, если не были осуждены в иностранном государстве».

По версии следствия, в основание которой легли показания самого Литвинова, в июне 2014 года он добровольно вступил в батальон «Днепр», бойцы которого, действуя «во исполнение преступных приказов» главы МВД Украины Арсена Авакова и украинского олигарха Игоря Коломойского (последний также финансировал подразделение), совершали «жестокое обращение с гражданским населением», а также применяли в вооруженном конфликте на юго-востоке страны «средства и методы», запрещенные Женевской конвенцией от 1949 года о защите гражданского населения во время войны.

Согласно показаниям Сергея Литвинова, 24 июня 2014 года группа бойцов батальона, 120–150 человек, на трех «Уралах» выехала в поселок Меловое Станично-Луганского района, расположившись лагерем возле него. Во временном лагере командиры сообщили бойцам, что им предстоит принять участие в зачистке населенного пункта, однако бойцы едва не подняли бунт, так как им не заплатили за предыдущие акции. На это командование, по словам обвиняемого, пообещало подвезти деньги вечером, отметив, что «всем будет произведена выплата в зависимости от количества убитых каждым людей во время зачисток». Ночью в палаточном лагере бойцы практически не спали из-за проводившегося обстрела поселка. Правда, как понял сам обвиняемый, ополченцев в Меловом уже не было и «артобстрел проводился по мирному населению».

Утром, вооружившись автоматами, бойцы отправились в Меловое. По словам Литвинова, он оказался в группе, состоявшей из трех военнослужащих. Они были одеты в камуфляж. Проверяли не все дома, а только «с виду привлекательные». Войдя в один из них, бойцы застали на кухне женщину лет 25 и мальчика, которому на вид было 13 лет. Женщину боевики по очереди изнасиловали, а когда она сказала: «Что же вам еще нужно, уроды?», Литвинов, согласно его признанию, застрелил ее из автомата. В это время его сослуживцы убили мальчика.

15–17 июля батальон передислоцировался в город Лисичанск, возле которого также разбили палаточный лагерь. Рядом, по словам обвиняемого, бойцы национальной гвардии установили реактивную систему залпового огня «Град» и орудия, из которых обстреливали город. Утром, получив приказ, «брать в плен всех мужчин», бойцы отправились на зачистку города. Пленных, а в первый день бойцам попались только двое мужчин, передали затем нацгвардейцам. Во все последующие зачистки, которые продолжались около двух недель, утверждал обвиняемый, захватывали уже человек по пять ежедневно.

7 августа часть пленных после фильтрации нацгвардейцы вывезли в лесополосу, туда же по приказу командования были направлены трое бойцов «Днепра», в том числе Литвинов. «Кто-то из бойцов нацгвардии, кто — точно не помню, приказал нам встать в шеренгу напротив автомобиля “Урал”, где находились пленные, чтобы в указанном месте расстреливать их»,— рассказывал Литвинов. Гвардейцы стали выводить из «Уралов» людей, которых «мы должны были расстрелять». «Мужчины кричали, требовали, чтобы мы их не убивали, но мы на это не реагировали»,— отметил обвиняемый. По его словам, по команде «Огонь!», отданной кем-то из гвардейцев, они «все стали стрелять». «Я стрелял очередью, перемещая ствол автомата справа налево от начала шеренги, пытаясь застрелить каждого мужчину»,— сообщил на допросе Литвинов.

После этого, утверждает Литвинов, он решил уйти из «Днепра», так как ему «не хотелось больше убивать людей и насиловать женщин». Товарищ по батальону бежать вместе с ним отказался, так как он считал, что их «все равно найдут и убьют». Но тут у Литвинова появился еще повод, чтобы официально оставить службу по болезни: из-за воспаления больного зуба на правой щеке образовался флюс. Он вернулся в родное село, откуда на мотороллере отправился лечиться в Россию. В больнице поселка Тарасовский он познакомился с ранеными ополченцами. Им, как его проинструктировали в «Днепре», Литвинов представился защитником ЛНР, однако они быстро выяснили, что он не ополченец, и «стали расспрашивать», кто он «на самом деле». «Так как на Украину, а тем более в батальон я возвращаться не хотел, я рассказал им, что служил в “Днепре” и покинул его самовольно, поскольку не хотел участвовать в зачистках. После этого ополченцы сообщили о данном факте в полицию»,— рассказал Литвинов.

В результате ГСУ СКР Сергею Литвинову были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 356 и ч. 2 ст. 105 УК РФ (применение запрещенных средств и методов ведения войны в том числе в отношении гражданского населения, а также убийство двух и более лиц по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти). К ним, когда следствие установило, что Литвинов с двумя вооруженными сообщниками отобрал две машины у проживающего в Луганской области гражданина России, позже добавилась ч. 3 ст. 162 УК РФ (разбой в составе группы вооруженных лиц).

Однако следствию не удалось получить исчерпывающие доказательства вины Литвинова. На очных ставках со свидетелями обвинения, как ранее рассказывал “Ъ”, последние не смогли воспроизвести детали всех откровений Литвинова, а список его возможных жертв так и остался неустановленным. Тем не менее ранее данные Литвиновым показания вполне могут быть использованы против него, когда дело будет слушаться в суде.

Вместе с тем на официальный запрос его адвоката Виктора Паршуткина посольство Украины сообщило, что «органами внутренних дел Луганской области уголовные производства по фактам совершения преступлений против мирного населения не ведутся». Кроме того, по версии украинской стороны, «приведенные в российских процессуальных документах отдельные адреса», по которым, согласно показаниям Литвинова, совершались убийства и изнасилования, не существуют. По данным посольства Украины, с заявлениями о противоправных действиях бойцов «Днепра» и Литвинова, в частности, в правоохранительные органы никто не обращался, а в лечебные учреждения тела погибших лиц не доставлялись. Сам же Литвинов, как утверждают в Минобороны Украины, хотя и состоит на военном учете в Беловодском военном комиссариате, военную службу, в том числе «в военных формированиях, не проходил».

Отметим и такую деталь, что, подписывая ранее протоколы с признаниями и предъявленным ему обвинением, Сергей Литвинов указал, что переводчик на украинский язык ему не требуется, так как этим языком он не владеет, зато русский знает хорошо, поскольку это его родной язык. Правда, подписывая постановление, сделал в трех словах три грамматические ошибки.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1754
Похожие новости
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 17:30
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 07:32
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2017, 12:00
18 августа 2017, 10:00
16 августа 2017, 08:15
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 10:00
16 августа 2017, 05:30
16 августа 2017, 18:00