Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

ПРОСВЕЩЕНЧЕСКОЕ ТАЛМУДИЧЕСКОЕ МАСОНСТВО И ИЛЛЮМИНАТСТВО Часть 4. Победное шествие зверя от земли. Разрушение (продолжение): Второй Рим

Часть 1 , Часть 2
Часть 3
Часть 4. Продолжение
Продвигаясь извиваниями с Запада на Восток, подобно змею-дьяволу в раю, «морской зверь» языческой Неоримской империи, руководимый талмудо-масонской церковью «от земли» (страстей), пробравшись из британской преисподней к Византийскому наследию и окольцевав его, подобрался и к сердцу самогό удерживающего «Тысячелетнего царства» у подножия Престола Царя Небесного, в котором «царствовали Его священники при связанном сатане» и которое уже давно закончилось (Откр.20:2-6), – Византийской империи и Царьграда-Константинополя.
Хотя жертвы-члены протестантской Вавилонской блудницы еще только ждут его начала. Духовно это тысячелетие было несколько смещено и длилось со дня Воскресения Христова и начала Новой эры до Великой Схизмы 1054 года, завершившей рождение новозаветной Вавилонской блудницы. Ко времени масонского порабощения Европы «освободившийся из темницы своей сатана» уже «вышел обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской» (Откр.20:7) и давно поверг и поглотил земли Православной Империи арабами-исмаилитами и потомками Магога – хазарами и турками, – водимыми слившимся с Магогом Гогом (с греч. – учитель, отсюда – синагога – школа) – талмудическими данитами. Через галахический матриархат язычники-хазары были полностью обращены в иудаизм, крепко же держащиеся за свою веру мусульмане-тюрки в XIVXV вв. были просто поставлены в зависимость от ближневосточных иудеев, многократно усиленных озлобленными на «всех христиан» сефардскими (арабо-испанскими) марранами, терзаемыми и выдавливаемыми в это самое время Реконкисты испанцами и папской Инквизицией с Пиринеев и обладающими несметными богатствами и мощными военными технологиями. Сам султан Мехмед II, покоритель Царьграда, после его падения с большими почестями ввел верховного раввина (хахама) Мойзеса в высший совет Османской империи. Той самой империи, которая до самого конца Первой мировой войны была одновременно держателем древней палестинской земли и непосредственно Иерусалима, к которому сходятся все судьбы мира – от святыни Гроба Господня православных христиан до вымышленного «Храма Хирама» тамплиеров, розенкрейцеров и масонов и «Третьего» лжехрама Соломона талмудистов. Вскоре после падения Царьграда эти земли разобщенного арабского Халифата, за восемьсот лет до этого их и отторгнувшего у Византии (с помощью тех же местных иудеев), и были включены вместе с населением в состав Османской империи.
Еще задолго до вхождения двуединых змееподобных зверей в свои завершенные «ипостаси» и свою полновесную силу они вели совместную войну против двуглавого орла Второго Рима – православного государства, сердцем которого является обращенная к Богу Церковь. Война эта велась по звериному обычаю двумя рогами – грубой силой (внешним) и лукавым словом (внутренним). И первая, являющаяся неминуемым испытанием от Бога и ему в исходе целиком подвластная, по закону бытия достигала своей цели только в случае успеха второй, за победу над которой личная ответственность лежит уже на человеке (и народе с государством). Вавилонской церкви-блуднице, воплощенной в те века в лице талмудическом кагале, к которому по ходу присоединился католический Костел, удавалось проводить слово лжи в умы и сердца ромеев. А слово это было всё тем же самым: увлечение своим древнегреческим суемудренным философским «наследством», распаляемое евреями-талмудистами изнутри и итальянскими схоластиками снаружи; увлечение феодальной самостийностью и постепенно подгребаемой под себя теми же «уважаемыми партнерами» торговлей, способствовавшими формированию непокорной олигархии из отрывавшейся от народа аристократии; неоязыческое по духу увлечение национализмом, столкнувшим между собой два самых духовно близких между собой народа – греков и славян; увлечение духовно же питающими все предыдущие увлечения негой и зрелищами на языческий манер (с центром – в столичном Ипподроме).
Самое же главное искушение, которым уничтожалась изнутри легендарная и неприступная для врагов держава – жертвование чистотой православной веры ради земных выгод. Последнее выразилось, в частности, в введении ереси иконоборчества в угоду арабским мусульманам, которые, заметим, прежде отторгли у Византии именно те ближневосточные земли, на которых среди населения распространились ереси несторианства, монофизитства и монофелитства, и последующем принятии унии с папским Римом в уповании на его помощь в борьбе с турками. В возникновении и распространении всех ересей, начиная сарианской и вплоть до варлаамитской (включая и магометанскую), суть каждой из которых сводилась к отрицанию возможности соединения Бога и человека (которое произошло во Христе и через Него наследуется в Церкви) с его преображением и обожением, ведущая роль принадлежала талмудистам.Религия последних и представляла Бога жестоким карателем, желающим от людей слепого исполнения обрядов и правил, а соединение предписывалось с безличным «божеством» при помощи каббалистического оккультизма и только для «избранной» нации. Выступали они главными заводилами и внутренних восстаний(в частности, крупнейшего за тысячелетие, восстания «Ники», начавшегося разогретыми спортивными болельщиками с арены – против святого императора Юстиниана) и проводниками внешних вторжений в Православную Империю, в частности, – готов, вандалов, персов и арабов. Тех самых, которые в будущем будут уничтожать самих евреев либо находиться с ними в кровной вражде вплоть до наших дней. Отметим, что и за бесконечными восстаниями в арабском Халифате и в его разрозненных осколках-эмиратах, длящимися по сей самый день, неизменно стояли талмудисты. Вечный урок преподносит византийская историография, показывающая, что, как только ересям с талмудическими корнями государством предоставлялась из политических соображений свобода действия, заключенный в их учении (индивида, обособленного от Бога и Его церковного тела) бунтарский дух захватывал широкие слои населения и империя начинала тонуть под давлением внутренних разладов и внешних врагов – притом зачастую тех самых, ради которых и вводился либерализм ересей. Напротив, при торжестве Православии, его государственной защите и опоре на него (как при длинных династиях Македонцев и Комнинах) державная мощь взмывает вместе с благосостоянием и гражданским миром.
Осуществляя с переменным успехом эту внутреннюю и внешнюю борьбу, Византия была в итоге сломлена,когда вначале в 1204 году «братская» католическая блудница Римского Вавилона нанесла удар в спину Четвертым крестовым походом, спонсированным тамплиерами и венецианско-иудейскими банкирами и цементированным старыми знакомыми в лице данитских норманнов. На разграблении Царьграда и прилегающих владений оккупационной «Латинской империи» и был составлен капитал для будущего расцвета европейского капитализма и финансово-политического могущества тамплиерских масонов и талмудических данитов. Позже при подлом предательстве того же Рима и спонсорской помощи арабо-турецких иудеев Османская империя накрыла своей черной волной всемирного Удерживающего от царства Антихриста и его столицу Константинополь в 1453 году и до сего самого дня. Этому предшествовали становление в Византии феодализма и феодальных распрей, переход к наемной («контрактной») армии, привилегии итальянским торговцам («иностранным инвесторам»), бурные междоусобицы, а также, вместо сплочения против врагов с Запада и Востока с единоверными славянами, предпочтение столкновений с ними с заключением союзов друг против друга с турками и латинянами, наконец, вдохновленный латинянами расцвет неоязыческого Ренессанса и позорное предательство священной православной веры (и ее чистоты) в виде Флорентийской унии с «братьями-католиками» в том же ложном уповании императора Иоанна на блудных «князей и сына человеческого» (Пс.145:3), приведшего через 14 лет к окончательному крушению великого государства. На многие столетия греки и славяне, выяснявшие между собой, кто из них главнее, были унизительно превращены в рабов духовных исмаилитов-агарян. К XVII веку христианские народы всех древних православных земель – Греции, Египта, Антиохии, Малой Азии, Грузии, Болгарии, Сербии, Валахии, Молдавии, Крыма – ходили, взирая на православные храмы во главе со Святой Софией, обращенные в мечети с полумесяцем, плодя янычар, а их оставшиеся осколки подгребли королевства Габсбургов и Венеции. Увы, нельзя сказать, что греко-славянские народы, племена единого русского народа, а также их современные правители и пастыри сделали должные выводы из этой скорбной истории. Впрочем, османским поглощением Бог и уберег православные народы от духовного геноцида католицизма и протестантского масонства (как, во многом, и Октябрьским переворотом в России с последовавшей за ним антитроцкистской контрреволюцией), заменив его лишь на новое тюркское иго, которое, как и в случае с татаро-монголами, эксплуатировало не столько душу, сколько земли и тела своих подданных, не вмешиваясь в дела духовные: ясно выразил Он это в безумном для эллинов и иудеев (1 Кор.1:23) выборе святого великомученика сербского царя Лазаря перед Косовской битвой между государственной свободой Сербии и спасением православной веры.
Для старой католической Европы, которая в большинстве своих подданных еще мнила себя христианской,Оттоманская Порта, после взятия Константинополя дошедшая до стен столичной Вены и вклинившаяся в Польшу, представляла собой угрозу. Для блудного же отродья «зверя от земли», пребывавшего в то время в «ипостаси» розенкрейцерства и считавшего в ту пору врагом уже не столько престол римо-католического Костела, от которого и произошла европейская Революция и который в то время уже превратился в вотчину Ордена иезуитов, сколько старые католические монархии со сравнительно традиционным строем жизни, Турция виделась прекрасным полем возможностей для их подрыва и получала от зверя поддержку.Этому всячески способствовало и положение в Османской империи их духовных собратьев в лице талмудических евреев: последние характеризовали ее как «новую землю обетованную», превосходящую по комфортным для них условиям даже арабские земли Средиземноморья. В то время, как в Европе бушевал антисемитизм, поработительница Византии охотно вбирала в себя всех гонимых иудеев: достаточно явные свидетельства, что уже в XVXVI веках дано-розенкрейцеровские каббалисты способствовали насильственному вытеснению в Палестину из Европы своих иудейских сородичей, как это они делали в векеXX при помощи Третьего Рейха (и нынешних исламских беженцев), отсутствуют, однако после Реконкисты всех евреев Испании, не пожелавших становиться марранами и подпольно добивать остатки Христианства в Европе, турецкий султан лично вывез к себе на своем флоте. К ним массово присоединялись их сородичи со всей католической Европы.
На бывших землях ненавистной им Византии в условиях запрета мусульманам на ссудный процент, еврейские эмигранты получили монополию на ростовщичество и вскоре, втираясь в доверие султанам, визирям и пашам (используя крупные взятки и услуги по шпионажу в Европе через кагальные связи), общими усилиями завоевали невиданное экономическое и политическое могущество: со времени переселения и по сей самый день говорящие на «ладино» (испанском идише) составляют значительную часть финансовой и политической элиты Стамбула, определяя во многом политику Турецкой республики. Султаны во главе с покорителем Византии Мехмедом II и Сулейманом Великолепным утвердили привилегии иудеев выше всех других немусульманских общин и покровительствовали еврейским торговцам, препоручив им имперскую торговлю и видя в них источник богатства казны, которое, естественно, образовывалась за счет спекулятивного ограбления трудового греко-славянского населения. В истории Европы подобное явление наблюдалось веками только в польской Речи Посполитой.
Иудеи при султанах достигали немыслимых еще в те века положений советников и доверенных дипломатов в Европе, а также носителей высоких титулов. На пике своего могущества в XVI веке они готовились восстановить еврейское государство в Палестине во главе с Синедрионом и, конечно, у подножия «Третьего храма». В это же время в турецкой Палестине бурным потоком разразился иудейский оккультный каббализм,в Европе еще лишь озаряя небосклон прикровенной деятельностью розенкрейцеров и гностико-герметических сообществ: его зенитом была деятельность Шаббатая Цеви, объявившим себя машиахом и вызвавшим массовый эсхатологическо-хилиастический психоз не только в Османской империи, но и по всей Европе. Этому не помешало и то, что Шаббатай объявил себя в своем толковании Талмуда воплощением «божества», совмещавшего в себе мужскую и женскую природу, и до этого «воплощавшегося» в лицах Моисея, Христа (за убийство Которого он упрекал соплеменников) и Магомета, а по требованию насторожившихся турок принял ислам. Но даже в этих тепличных условиях не прекращались случаи постоянных обвинений иудейских жрецов в ритуальных жертвоприношениях младенцев из «гоев» (то есть, скотоподобных существ) – «кровавого навета» «злобных клеветников», который на протяжении многих столетий по непонятной причине регулярно предъявлялся только им и совершенно разными и непересекающимися между собою народами. И даже после эсеровского, Красного и Большого («сталинского») терроров в России, ритуального убийства святых царственных страстотерпцев «выдумки» не были признаны очевидностью.
В XVIIXIX веках картина постепенно, но существенно меняется. Западная аристократия и примкнувшие к ней «третьи сословия» торгового капитала и интеллигенции («свободные» буржуазные классы) погружаются в розенкрейцерско-масонское «Просвещение» и вместе со своими странами уверенно порабощаются данитским иллюминатам. Одновременно с северо-востока на Османскую империю надвигалась воскресшая как птица-феникс в лице России православная Империя, – последовательно отбирая у нее земли православных народов и заселяя пустующие земли несклонных к градостроительству магометан – Кубань, Новороссию, Приазовье, Крым, Бессарабию, Грузию, и освобождая древние византийские православные земли – Сербию, Болгарию, Грецию (также Валахию и Молдавию). Угроза росла и власти над своими славянскими колониальными провинциями западных держав, которые к тому времени уже начали превращаться в светские, революционные, национальные республики, спаянные закулисной масонской церковью, – в острова будущей неоязыческой империи «зверя из моря», по духу и образу жизни уже соответствуя ей. В этих условиях для самих западных держав империя турков становится надежным союзником и заслоном от маячащего призрака греко-славянской империи с центром в Третьем Риме, что и нашло свое выражение в железном союзе «христианской» Европы и Османской Порты против России и балканских народов в XIX веке, продолжившемся и в национальной турецкой республике XXвека вплоть до наших дней. Масонская республиканская квазиимперия Великобритании и Франции обучала в своих академиях турецких офицеров, зачастую напрямую командуя турецкими армейскими подразделениями и особенно флотом, а в XX веке включив их в состав армии «железного зверя из моря» – создаваемой всемiрной державы Антихриста: НАТО.
Вместе с тем для сил мiрового зла, сконцентрированных в протестантском ареале с центром в Лондоне, напротив, планы на Турцию меняются в обратную сторону. Поддерживая (и по сей день) использование ее против греков и славянских народов и своих врагов внутри самого исламского ареала, двуликий зверь Апокалипсиса лишил своего «благоволения» Порту, которая уже не справлялась со сдерживанием России и народов древней Византии («греко-славянской весны») – в том числе, внутри самой себя. К тому же она сохраняла сильную приверженность умеренному исламскому консерватизму вплоть до сопротивления «прогрессивному Просвещению»: обусловленные сохраненной исламом строгой нравственностью (пусть и искаженной) в виде крепкой семейственности и многодетности, неприятия женской эмансипации и сексуальной вседозволенности, строгости в одежде, запрета на прямое ростовщичество, законов общинности, цензуры и самого монархического султаната и тому подобного – явно не благоприятствовали либеральному разгулу и революции и не соответствовали образу будущей антихристовой цивилизации. Наконец,наследница сельджуков удерживала за собой при содействии арабов те самые священные для каббалистических талмудистов, тамплиеров, розенкрейцеров, масонов и иезуитов земли Палестины, с которыми те как идолопоклонники связывали и связывают свои бесовдохновенные болезненные мечтания о получении «божественного света» и всемiрной власти. Служащие средоточием этих мечтаний руины Ветхозаветного Храма также находились и находятся много веков во владении мусульман, разместивших на нем две свои святыни – мечети Аль-Акса и Скалы.
На протяжении всех 400 лет существования Палестины в составе Османской империи вплоть до Первой мiровой войны происходил массовый приток в нее иудеев со всей Европы, который в XIX веке приобрел управляемый характер как со стороны вождей сионизма во главе с Герцлем, так и верховных иллюминатов Великобритании, подобных премьер-министрам лордам Пальмерстону, Дизраэли и Солсбери. До XX века отбитая у Византии и арабов турецкая Палестина представляла собой вполне приемлемую для данитов и тамплиерских масонов строительную площадку будущей Вавилонской «стройки человечества», цоколь которой призван был стоять на костях переселенных в нее евреев. В течение XIX века масонские республиканские квазиимперии Запада уже напрямую открывали свои консульства прямо в Иерусалиме, возвращали отнятую арабами Святую Землю «Турции» и всячески препятствовали протекторату над ней со стороны России (с Крымской войны), создавшей для этого Императорское православное палестинское общество. Одновременно они ультимативно принудили султанов установить равноправие евреев с турками во всей империи. В начале же XX века иллюминатский план, представленный Альбертом Пайком, вышел на тот этап осуществления, который уже не допускал пребывания «земли обетованной» в чужих руках и предполагал ее окончательный переход в распоряжение «морского зверя» в «ипостаси» Британской империи.
Прежде прямого и кровавого сталкивания империй масонская церковь сатаны под водительством дано-иллюминатов по ходу XIX века – века возношения зверя – проводила более тонкую и лукавую «каменотесную работу». Масонская «работа» эта заключалась как в ранее описанном планомерном разборе (и растаскивании) византийского наследия умирающей державы, используя военные победы России, так и в духовном проникновении в саму Османскую империю вплоть до создания там мистическо-масонских орденов в союзе с мощными местными иудейскими кагалами и подготовки революций по примеру европейских. Доя этого «зверю от земли» довелось всмотреться в ислам.
Следует отметить, что между исламом и талмудизмом с тамплиерским масонством существует более чем близкое духовное родство: вражда же носит преимущественно характер этнического спора за политическое превосходство, а значит не является непреодолимой – в отличие от глубинной духовной несовместимости. Основатель ислама Магомет был учеником раввинов-талмудистов в Медине и сбегавших в Аравию еретиков-гностиков и ариан (откуда происходит и радикальный антитринитаризм ислама), разорвав с первыми только по причинам политическим и неприятия взглядов на арабов как на «гоев» (по той же причине им был перенесен священный день с изначального шабата на пятницу, а поклонение при молитве мусульман всей планеты – от Иерусалима (первоначального) к Мекке). Идеи учителей он соединил с элементами древнеарабского языческого культа Хувала и черного камня Каабы в Мекке, исповедуемого его родным племенем курайшитов. Сам Магомет, имевший 13 жен (причем одну из них забрал, подобно царю Давиду (2 Цар.11:2), принесшего, правда, затем покаяние, у приемного сына, сославшись притом на волю Аллаха), одобривший вооруженные нападения на торговые караваны (притом в священный месяц) и установивший свое личное право на 20% всего захваченного оружием Халифата имущества, подвергался воздействию духа, который он сам описывал как черный, ужасный, душащий и определял как шайтана, а главное свое откровение получил во время ночного «вознесения на небо на человекоголовом коне мимо ветхозаветных пророков и Христа» из того самого иерусалимского храма Соломона, который уже шесть столетий был разрушен и в мнимой крипте которого через 400 лет поселились тамплиеры. За своим пророком Магометом самим исламом признается ряд пороков, а его послания (хадисы) признаются открытыми для пересмотра и даже отмены.
Фундаментом исламской теологии являются учения эллинистического пантеизма и манихейской (и далее талмудической) исконности и равнозначности добра и зла, – о пребывании Аллаха во всем сущем (и одновременной ограниченности и перемещении в пространстве), о происхождении от него всех явлений и событий (добрых и злых) и, соответственно, о господстве античного фатума и абсолютной предопределенности злых дел, предызбранничестве каждого человека к вечному блаженству либо мукам, упраздняющих свободу человеческого духа и воли. Человечество не уличается в грехопадении и за ним отрицается поврежденность природы: все зло (как и добро) происходит от Аллаха. Самому Аллаху приписывается способность к ненависти к людям, склонность к истязаниям. В силу абсолютного предопределения не предполагается и молитвенного общения и обращения к Аллаху, которое логично заменяется строжайшим исполнением внешнего ритуала поклонения (салата-намаза). К внешнему ритуалу сводится и единственный в году пост Рамадан, когда каждый день после захода солнца начинается обильное разговение после дневного голодания, а также паломничество в Мекку (хадж) с целованием черного камня Кааба без объяснения смысла этого действия. Подобным ритуалом строго отмерянного налога для бедных (закят) заменяется и милостыня: притом, как и полагается в благотворительности «земного царства», о величине закята (по сути, пропорционального величине дохода, где неизменно преобладает торговая прибыль) принято громко объявлять даже в мечетях. Сам свод священных текстов ислама представляет собой своеобразный Талмуд (понятие Корана имеет тождественный перевод – учение): радикально переделанная Библия (со смешением всех времен, отвержением Распятия и Креста) с добавлением мифологических небылиц (джиннов, способных жениться на людях; превращенных в свиней и обезьян народов; ежедневного опускания солнца в вонючий источник на Западе; пребывания души после смерти в костях; всеобщий переход в рай через мост на баранах). Весьма знаменательно, что по учению ислама на Землю перед светопреставлением явится и уничтожит всех христиан и кресты «Иса-Христос», из-за которого весьма отчетливо проступает тень нашего «зверя из моря».
Смысл самой магометанской веры заключается не в борьбе с греховными поступками и страстями (все желания в человеке признаются естественными, а их ограничения законом происходят от беспричинной воли Аллаха и объективных обстоятельств) и не в стяжании благодати для преображения души во внутреннем делании и соединении с Богом (святость в исламе отсутствует как понятие, также как в иудаизме, протестантизме и, наконец, масонстве), но в получении от Аллаха земных благ (среди которых особое значение придается материальному богатству, наслаждениям и обильному потомству) в обмен на строгое механическое исполнение законов внешнего поведения (фикх) Корана, сунн, хадисов и шариата (несущих, впрочем, в себе хоть и безблагодатные и несовершенные, но достаточно строгие нравственные основы). Загробный рай как совершенное исполнение религиозных чаяний мыслится как изобилие тех же самых земных благ, в котором особое место занимает получение групповых сексуальных наслаждений и насыщение чрева (до 124 тысяч сношений и 3 миллионов блюд в день), а сам Аллах будет исполнять любое потребительское желание. Сообразно такому «царству божьему», роскошество, плотское сладострастие, зашкаливающая по вкусовой насыщенности пища составляют желанную и одобряемую исламом обстановку повседневности далеко до порога перехода в вечность.
Соответственно этим метафизическим первоосновам, и сама мусульманская общность понимается не священной Церковью, объединяющей людей в божественном Духе под духовным окормлением священства, но гражданской общиной (уммой) с управляемым религиозными нормами бытом под руководством выбранных или наследственных обыкновенных членов общины (муфтиев, имамов, халифов), получающих вкупе культовую и политическую власть (реже – только культовую), и в идеале сливающейся в единое мусульманское государство Халифат во главе с религиозно-светским лидером – халифом. Иными словами,мусульманская община представляет собой не духовное, а политическое сообщество, исполняющее религиозные нормы для ожидаемого получения от Аллаха земного благополучия. Для насаждения исламской веры (джихада) вполне приемлемым и даже основным почитается насилие (во вполне католическом духе) с уничтожением сопротивляющихся ему «неверных» (кафров), унижением и сильным поражением их в бытовых правах (по талмудическому закону двойной морали в исламе) и поощрением подлого обращения принявших ислам против своих бывших единоверцев и соплеменников (янычарство). Насилие это, столь свойственное стоящему за «зверем от земли» «князю мiра сего», было выражено вобщемусульманской обязанности джихада (религиозной миссии) с наступательной войной против враждебных мусульманам стран с одобряемым исламским законом (вплоть до хадисов Магомета) поголовным истреблением при захвате всех мужчин и стариков с обращением женщин в сексуальное рабство. Само рабовладение и работорговля в исламе не просто приветствуется, но порой вменяется (в том числе самим Магометом) в обязанность. Равно как и обыденностью является проституция (в шиизме выраженная в виде «браков на несколько часов»).
Исламская метафизика органично впитала в себя эмпирико-рассудочную логику Аристотеля, растворив ее утилитарно-прикладным духом, и через Кордовский халифат передала себя в соединении с талмудизмом сефардских раввинов в виде основы схоластики Западной Европе и ее католической церкви, лишенной к тому времени благодатного святоотеческого духовного умозрения и соответствующего богословия. В свою очередь, со стороны духовных практик, суфизм, возникнувший в рамках аскетических устремлений и неизводимых из духовной природы человека мистических поисков под огромным влиянием Православия, не принял божественную истину и благодатные предписания Христианства и стал до боли напоминать талмудическую Каббалу. В нем прочно обосновались хорошо знакомые нам гностические доктрины:«избранности узкого круга посвященных и исключительной доступности им тайных истин»; выражение этих «истин» в алхимии, астрологии и эзотерической герменевтике букв и цифр; идущая еще от самого Магомета открытость местно-этническим древне-языческим заимствованиям (вплоть до магии); практика медитативных мантр с ритмичными движениями (зикр), ритуальных песней и танцев (сáма дервишей), нирванических экстатических трансов (ваджд) и в целом «самосовершенствование» (камиль), – нацеленные в высшей своей цели на преодоление личности (хакика) и созерцательное «растворение в божестве» (фана);орденская структура (такрикат) с ритуальной инициацией в него (байа), слепым и безусловным подчинением руководителям орденов (шейхам, весьма напоминающих хасидских цадиков) и их почитанием до обожествления. Разгорячение страстей, которое составляет суть этих практик, закономерно превращало суфистскую среду в плодородную почву для революционных движений, а в соединении с культурной всеядностью суфизма (джадидизма) – для национализма, что для «избранных коганов» всегда имело особое значение. Именно в Османской империи (как и у всех тюркских мусульман, включая татарских и кавказских) и наблюдалось превыспреннее распространение суфизма и с ним – воинственного национализма.
Таким образом, ислам, по своей букве достаточно жестко противостоя ряду либерально-революционных догматов звериной масонской церкви, по духу и его свойствам искони имел глубокое сродство, а суннитский ислам сильного суфистского отлива в турецком ядре Османской империи предоставлял великолепные возможности чаду Вавилонской блудницы для метастазирования на землях древней Византии и присоединения ее к своей вотчине и царству следующего за ней «морского зверя». Приемлемость исламского мировоззрения для талмудо-масонских поклонников земного изобилия и славы выразилось в охотном использовании Корана в масонских ритуалах в качестве одной из Трех книг, наряду с Ветхим Заветом и масонской Конституцией. В хиреющей Турции масонские ложи открылись в среде католической диаспоры в начале XVIII века буквально вслед за провозглашением масонства в Великобритании, однако в полную силу мать революции расцвела здесь во второй половине XIX века после ее политического преклонения выи под иго западных масонских имперореспублик – как раз на закате Крымской войны. Алхимические процедуры в Турции потребовали самого «высокого участия». Организацию турецких «вольных строителей» и «национальных патриотов» возглавили: основатель национальной ложи, член ложи-секты карбонариев и преемник лидера итальянской революции сатаниста Мадзини, друг и соратник вождя сионизма Жаботинского и организатора революционного «каббалистического» ленинского десанта в Россию Парвуса, – крупный еврейский спекулянт Эммануил Карассо; и основоположник идеологии пантюркизма (турецкого национализма), которым оказался (как и в гитлеровской Германии) дано-хазарский еврей, четырежды переходивший из иудаизма в ислам и обратно, соратник отца сионизма Герцля, организатор объединения еврейского сионизма с Османской империей под масонским «молотком» Великобритании, британский агент против России, выпускник католического коллегиума при монастыре и практиковавший суфист-дервишАрминиус Вамбери.
Наступление началось со стороны турецкой части Греции (Македонии), приближенной к ее «освобожденной» под спудом Великобритании части с распаляемым иллюминатами «великим эллинистическим наследием»: с создания на базе итальянской ложи «Македонское восстание и истина» «Великой ложи Турции», при которой были сварганены партии-секты «Новых османов» и, как их реинкарнация, «Младотурок» (предшественников нынешних «Серых волков»), добавившей (в условиях унизительного положения империи) к конституционному либерализму первых светско-секулярный национализм. Впрочем, при необходимости, обусловленной религиозностью турок, к нему легко примешивался и обновленческий исламизм, в том числе (за пределами «младотурок») салафиитско-джихадистского толка. Результатом масонского синтеза стала масонская политическая партия «Османское общество единения и прогресса» во главе с главным идеологом – философом-материалистом Джевдетом. Не дожидаясь завершения конца строительства местного отделения церкви сатаны, в Османской империи вскоре вскипели внутренние бурления, закончившиеся, ожидаемо, несмотря на попытку султана запретить этот онкологический очаг, революцией «младотурок» с последующим всплеском в Турции «религии просвещения».Запущенная либеральными реформами 1830-х (танзиматом) двукратная либерально-националистическая масонская революция 1876 и 1908 годов (как во Франции – с короткими затухающими реставрациями) под водительством указанных партий-сект, установила олигархическую конституционно-парламентскую республику с ручным «султаном» и во главе с перешедшим в ислам кипрским иудеем, великим визирем Камиль-пашей, закрепив за той статус капиталистической колонии Великобритании (вплоть до внешнего финансового управления с 1881 года) и ее кинжала в подбрюшьи России. К началу XX века в масонстве состояла значительная часть турецкого офицерства и интеллигенции, а также часть высшей османской элиты, включая великих визирей.
Как только во время Первой мiровой войны была взорвана изнутри Российская держава (армия которой уже взяла древние Трапезунд и Эрзурум, вошла в Каппадокию и нескрываемо нацеливалась на Царьград), необходимость в старой и дряхлой турецкой империи с «консервативными пережитками», удерживающей «землю обетованную», отпала и она была буквально распилена на части «странами-победителями» в лице масонских вотчин Великобритании, Франции и Италии. При помощи очередного нанесенного османам поражения Россией совершенно однородные (этнически) арабские земли были произвольно разделены на государства с древними границами и названиями, к их современному арабскому населению не имеющими никакого отношения, превращаясь в очаг будущих (нынешних) взрывов насилия и бесконечных конфессионально-племенных воин, столь необходимых (особенно на Ближнем Востоке) «зверю из земли» для строительства всеобщей державы Антихриста, – французские Сирию, Ливан и Тунис (Карфаген), британские Египет, Иорданию (Амман), Ирак (вавилонская Месопотамия) и земли будущей Саудовской Аравии, итальянскую Либию (Киренаику и Триполитанию), носящую имя иллюминатского идола – «Свободы» (libertatem). Наконец, в ведение великобританской метрополии данитов и всемiрной «Великой Ложи» перешла и Палестина (Филистия), в которую вскоре ритуально – как более 3000 лет назад – должен был начать «выходит из Египта» «народ Израилев».
Судьба вернувшейся к границам XIII века Османской империи была также предрешена. В результате очередного революционного «бархатного» переворота под руководством великого магистра «младотурецкого» масонского ордена и всей «Великой ложи Турции» (в подчинении «Великого Востока Франции» – главного проводника всех революций в восточной Европе и Азии) Мустафы Кемаля «Ататюрка» при поддержке масонов и талмудистов Турция была окончательно превращена из магометанской империи в светскую национальную республику с националистической идеологией. Весьма знаменательно, что много веков соблюдавшая полное равноправие инородцев и будучи достаточно веротерпимой (лишь налагая дополнительные на «кафров» налоги и по-мусульмански жестоко подавляя освободительные восстания), при полном попустительстве западных держав (подобном «Мюнхенскому сговору» и «странной войне» против Гитлера 1938-1939 гг.) Турция в своем новом «прогрессивном» состоянии низринулась в нацизм и в короткие сроки устроила эталонный «младотурецкий» геноцид греков, армян, курдов и ассирийцев. И хотя евреи избегли подобной участи, они вместе с указанными народностями были подвержены в «свободной» республике небывалому в турецкой истории правовому ущемлению с ростом антисемитизма (на фоне справедливого антисионизма) вплоть до наших дней.
Младотурки еще во время Российской империи встретили прямую поддержку со стороны большевистских революционных террористов в России, но вскоре стали их же врагами. С их согласия новой, хоть и обессилевшей, масонско-кемалистской Турции (как и позже гитлеровской Германии) было позволено в одиночку «победить» в «войне за независимость» всю Антанту и оккупировать только что отторгнутые земли (но только Греции и Армении и уж, понятно, не Великобритании) с выселением из них недобитых геноцидом инородцев (проживавших там тысячелетия), а также освободиться от прямого внешнего управления иностранных администраций стран Антанты. Под надзором иллюминатского зверя был произведен классический масонский спектакль по «суду» над устроившими геноцид «младотурками», после которого «демократический» парламент еще насквозь мусульманской Турции заняла новая Народно-республиканская партия Ататюрка (с запретом всех остальных партий), в которую вошли почти все «бывшие» «младотурки». Все высшее военное и политическое руководство Турции, начиная с премьер-министра и преемника Ататюрка Махмуда Байара, состояло из масонов. Новый вассал был отселе признан и поставлен в строй для будущих войн за своего данитского сюзерена.
Обожатель всего западноевропейского, верноподданный масон и кумир Гитлера, Ататюрк своими реформами устроил настоящий оккупационный либеральный террор: установил республику (под своим несменяемым руководством), отделил ислам от государства, упразднил шариат, искоренял Христианство, ввел либеральный гражданский кодекс, женское равноправие, светское образование и одежду, конфисковал пожертвованное исламское общине имущество, запретил суфистские ордена, отменил сословия и аристократические титулы, латинизировал турецкий язык и запретил все остальные. С иллюминатского «благословения» турецкая националистическая республика включилась в разработанный теми же англо-американскими иллюминатами пантюркистский проект «Великого Турана», который в России вылился в террористическое движение басмачества (моджахедов) в Прикавказье и Средней Азии, полыхающее и в наши дни – в том числе в Чечне и Афганистане, где зверствовали и будут зверствовать опекаемые США-Великобританией ваххабиты и ичкерийские националисты и, соответственно, душманы-пуштуны и талибы.Впоследствии кемалистского масонского голема неоднократно отвергал народ, но его власть в Турции восстанавливалась в результате ряда революций, из которых не удалась только последняя (благодаря России) в 2017 году – против восстанавливающего Османский султанат, истового борца с турецким масонством (ныне возглавляемым беглецом в США Гюленом и концентрирующимся по обычаю в среде офицерства) Р.Эрдогана.
Раздувание двуединым зверем костра последней мiровой войны на землях Армагеддона (Откр.16:14, 16), в соответствии с планом иллюминатов, не окончилось раздроблением ближневосточных земель, некогда удерживавшихся Османской империей, но только взметнулось ввысь пламенем. Шло оно двуединым путем.Прежде всего, началась подготовка создания на землях арабской Палестины еврейского государства Израиля, разрушенного некогда Богом за беззакония еврейского народа, о чем многократно свидетельствует не только Новый, но и Ветхий Завет. Основанием создания сионистского государства послужило низкопоклонническое письмо министра иностранных дел Великобритании иллюмината лорда Бальфура «простому подданному короны» Лайонелю Ротшильду (представителю подлинных хозяев империи зверя). «Простое письмо» было объявлено «Декларацией Бальфура» и ратифицировано Францией, Италией и США (Конгрессом и марионеткой Баруха президентом Вильсоном). Окончательно был создан дано-сионистский Израиль в 1948 году после проведенного иллюминатами двуликого зверя установления нацистской диктатуры оккультного Третьего Рейха и организованного его силами холокоста еврейских простолюдинов, численность которого, впрочем, была ими же умышленно многократно раздута: до 6 миллионов (по данным «Международного красного креста» во всех нацистских концлагерях погибло около 350 тысяч евреев). Нынешняя сионистская элита официально провозглашает, что еврейский холокост-геноцид – исключительное явление, недопустимое для сопоставления с никакими другими (например, отрицается армянский геноцид турками или теми же нацистами – славян), свидетельствуя о его оккультном смысле.
Холокост (который в талмудизме имеет значение жертвенное сожжение ритуально заколотого скота) сделал всё человечество «обязанным» народу Талмуда и «дал право» на заселение Палестины евреями под военным прикрытием США, Великобритании и следом всего Запада с вытеснением оттуда по тем же самым национал-социалистическим схемам арабов, которым сионисты отплатили традиционной «благодарностью» за многие века их поддержки в период лютых гонений в Европе. С этого момента Ближний Восток превратился в пороховую бочку и пространство вооруженной экспансии Республики Израиль в виде «арабо-израильского конфликта», а вооруженная его поддержка постепенно (с распадом СССР) распространилась с США-Великобритании на всю ООН. Достаточно сказать, что палестинский Иерусалим и сирийские Голаны были грабительски захвачены Израилем вопреки решению ООН и по сей день последней не признаны (но при этом, отметим, одновременно охраняющей демилитаризированную зону между арабскими странами и их оккупированными землями). Напомним, что палестинское государство Израиль с националистической сионистской идеологией в глазах высших талмудических каббалистов (дано-иллюминатов и их мистических собратьев-хасидов) не имеет самодостаточной ценности и предназначено во многом для разжигания на Ближнем Востоке всемiрной бойни, ведущей к глобальному царству зверя, в которой простым иудеям вновь предначертана участь закланной жертвы очередного холокоста.
Вторым направлением политики князей хаоса было намеренное раздувание вражды между самими исламскими народами и даже самими арабами и их государствами. Для этого по традиции были использованы все возможные противоречия. Первое из них – шиитско-суннитское противостояние. В действительности, между двумя основными ветвями ислама никаких онтологических расхождений не существует. В соответствии с политической природой самого ислама все различие сводится к определению права руководства исламской общиной и толкования Корана. Посему, несмотря на случавшиеся раздоры (которые часто случаются и между родными братьями), шииты с суннитами веками проживали в мире. Достаточно привести пример современных Ливана и Сирии, куда не дотянулись руки «избранных коганов Вселенной» и спецслужб их американо-европейской империи (в отличие от Бахрейна или Ирака). С другой стороны, шиитский народ Азербайждана, этнически близкий к персам, считает себя единым целым с суннитской Турцией, в которой между курдскими (этнически близкими к тем же азербайджанцам) и тюркскими суннитами воцарилась непримиримая вражда. Однако подмастерьям «великого Архитектора Вселенной» удалось зацепиться за нерассудительный традиционализм (с которым сочетается более чем вольный доступ в число «учителей ислама» в отличии от шиизма) и запальчивую воинственность суннитов (ярче всего раскрывшихся в салафитском ваххабизме саудитов) и именно из их среды создать (в интеллектуальных центрах ЦРУ и Моссада, среди общин иммигрантов и в тюрьмах типа Абу-Грейб) как радикальную форму ислама с псевдоконсервативным фундаментализмом, до боли напоминающим германскую «Анненербе», так и организованные на нем террористические группировки, преемники СС и его методов, – «Братьев-мусульман», Аль-Каиду, Джебхат Ан-Нусру, ИГИЛ и прочие. Между тем, как уже в первые годы после смерти Магомета исламская умма и вероучение стали распадаться на бесчисленное число ветвей, вступавших между собой в теоретические и порой военные противоборства, посему «древняя исламская традиция» оказывается (как и в гностике, масонстве, национальном неоязычестве) ничем иным, как плодом воображения и политтехнологического проектирования.
Вместе с тем религиозные политтехнологи звериного тандема по обычаю (как и в случае с протестантизмом и масонством) «на всяк вкус и цвет» используют параллельно и обратную форму революционно-обновленческого ислама – либеральную, максимально адаптированную к «прогрессивному Западу» (известную как «Евроислам») и служащую дополнительным реакционным катализатором экстремистских течений (в том числе и запретами на благочестивые установления типа поста и ношения хиджаба). Притом, подобно протестантизму, либеральный ислам предлагается как в виде религиозного безразличия и обмирщения (с лозунгами буржуазной демократии) с сохранением внешней исламской идентичности, так и в виде отбрасывающего правила и обряды «духовно-мистического творчества», безотказно переходящего в оккультизм. Последний, впрочем, вызревал изнутри самого ислама в рамках суфизма (и, в частности, российского джадидизма), который стал впитывать в себя каббалистический дух уже с IX века, – «странным образом» совпав с периодом расцвета как раз находившегося по соседству Дано-хазарского каганата, – и при помощи знаменитого исламского философа Аль-Газали был окончательно интегрирован в суннизм.Безусловно, все указанные разветвления ислама, используемые церковью и державой зверя для разжигания внутриконфессиональной вражды, смешения с другими религиями и построения ада на земле, не создаются ими из ничего, но происходят изнутри самого ислама от самого его начала со всеми его пороками и, подхватываясь им, «дополняются» и направляются в нужном практическом русле. В отличие от Христианства сам ислам искони движется ему навстречу.
Еще прежде в истории революционно-масонские государства Запада во главе с Великобританией, ведомые Вавилонской блудницей, всячески опекали и использовали суннитские страны в войне против Христианства и православных государств – Османскую империю, Крымское ханство, Албанию, Боснию, Чечню и иные земли Прикавказья. Особым попечением со стороны «либеральных светочей» Великобритании и США пользовался ваххабистский фундаментализм, рыцарей которого – саудитов – они привели к власти на Аравийском полуострове, отбив его как раз у куда как более мягкой Турции, и договором с саудовскими шейхами (напомним, под личным патронажем высшего данитского иллюмината Баруха) прямо после Ялтинской конференции, когда советские танки еще только готовились к штурму Берлина, установив монополизации США нефтедобычи и исключительную продажу нефти в долларах (как основу для глобальной монополии бумажно-электронной продукции 13 частных данитских банков ФРС) в обмен на масштабное вооружение ваххабистской клановой квазимонархии как залога бесконечной кровавой бойни на Ближнем Востоке, с XIX переметающейся на российский Кавказ, ряд племен которого (особенно чеченцы) приняли ваххабизм. В нынешнюю же лукавую эпоху «гибридных воин» они перешли к созданию на основе таких стран террористических группировок: именно ближайшие союзники США и Израиля (составляющих нерасчленимое целое – ядро железного «зверя из моря») – Саудовская Аравия, Катар, Иордания, Турция на правительственном уровне и суннитская часть Ирака (баасисты), меджлисовские крымские татары, ваххабистская часть Чечни и Дагестана, косовские албанцы, афганские талибы, африканские исламисты – являются финансовыми, военными и человеческими донорами ИГИЛ и всех прочих заводил «арабской весны».Очевидно, что без их прямых поставок вооружений и боеприпасов ни о какой затяжной войне с армиями двух стран и речи не могло бы быть. Характерно, что окруженность такими союзниками не мешает западному «зверю из моря» во главе с США заявлять о демократии и правах и свободах человека как о высшем принципе своей политики (в том числе военной) на Ближнем Востоке. Следует также отметить, чтоуказанные суннитские государства-опекуны терроризма оказываются дружественными (или «нейтральными») Израилю: в частности, несмотря на то, что самая мощная террористическая группировка ИГИЛ и «антиеврейской» Джебхат-аль-Нусры в Сирии и подпольно в Египте расположена вдоль границы с Израилем, по «странному совпадению» ни одна пуля на его территорию за несколько лет не еще залетала. Напротив, Израиль, не скрывая, лечит террористов ИГИЛ и наносит авиаудары в их поддержку.
И пока правительства и руководители религиозных группировок указанных стран решают свои политические и вмененные им западными политтехнологами псевдорелигиозные задачи, ведущие к их собственной катастрофе, «зверь из земли», предшествующий железному «морскому зверю» державы Антихриста, их руками осуществляет лозунг высшего градуса масонской пирамиды и ее «Верховного Совета» – «порядок из хаоса». «Арабская весна» стала накрывать наиболее благополучные, спокойные и сплоченные арабские страны, по не менее «странному стечению обстоятельств» оказывавшиеся союзными советской и во многом постсоветской России, но в какой-то момент решившие «понравиться» и договориться» с Западом: Тунис, Египет, Ливия, Сирия. Особенно сильно упиралась Ливия, на которую, как и на Ирак и превращенный западным «морским змеем» в наркопритон (как и веком ранее Китай и Индия) Афганистан, пришлось по данито-британской традиции «демократически» бросать бомбы и войска. Духовную сущность сатанистско-террористических группировок, перевозимых от страны к стране и наполненных выходцами из западноевропейских университетов, ожесточенных пошлостью и бессмысленностью западного общества стяжательства и гедонистического потребительства, составляет смесь между извращенным исламом, лишенным всяческого воздержания и внутреннего труда и в чисто хазаро-норманнском ключе одержимым порабощения других «огнем и мечом», и религиозным преклонением перед последними IT и военными технологиями, нацеленная вкупе на талмудическое создание Халифата как самоцели и любыми средствами, беспримерной жесткостью (вплоть до массовой резни детей) и беспрестанным наркопотреблением.
При помощи этих патологических джихадистских самоубийц целые области превращаются в руины и пепел, создавая разруху, голод, безработицу, бандитизм, межплеменные войны за скудные ресурсы, эпидемическую среду, ужас и отчаяние – все то, на чем по всем пророчествам и должен прийти к всемiрной власти «спаситель» Антихрист с его талмудическими советниками и финансовыми гуру. Безусловно, иллюминатской церковью сатаны используется всевозможный дьявольский арсенал «мягкого оружия», для чего горячее и внутренне необузданное – по божественному пророчеству о потомках Исмаила (Быт.16:12) и по свойствам ислама – арабское население представляет собой беззащитных детей (вся надежда которых – на самодержавного православного Удерживающего): коррупцией, наводнением западными потребительскими наборами для «избранных», поощрением роста имущественного расслоения, вывозом молодежи на Запад для обучения, возбуждением межплеменной розни и недовольств в крупных городах через купленных агентов и социальные сети. Таким способом удалось, в частности, превратить богатейшую страну Средиземноморья Ливию в кипящий котел войны всех против всех и нищеты.
Ближайшей верховной целью зверя на Ближнем Востоке является древний и могучий шиитский Иран,который, вспомним, в свое время не только даровал иудеям свободу и родную землю, но даже помог восстановить Храм Соломона (Второй и последний) (1 Езд.1:1-11). Однако на данный момент вся сатанинская свора закопалась в землю как в Сталинграде в союзной Ирану Сирии и рычит на снова ставшую у нее на пути России. Вместе с тем и либеральное ядро руководства самой России пособничает в арабском мире замыслам «сионских мудрецов», выступая (вслед послесталинской ближневосточной политике СССР) за светско-буржуазное демократическо-республиканское устройство ближневосточных государств по масонским канонам (по аналогии с видимым им будущим собственно России): именно такой их статус усиливает враждебность со стороны религиозно-пассионарных мусульман и к этим странам, и к самой России, которую те закономерно начинают считать подельницей безбожного Запада, также обезоруживает перед ними «светско-буржуазное» арабское население как в военном противостоянии, так и перед пропагандой квазиисламско-террористической и либерально-потребительской идеологии (делая их невосприимчивыми и к христианскому вероучению), наконец, поощряет «сирийский», «палестинский», «иракский» и иные национализмы вместо строительства религиозного арабского мира (по примеру Ирана), союзного России в борьбе со зверями Апокалипсиса, с одновременным обеспечением свободы христианской проповеди и общины в этих странах.
Ближневосточный хаос на землях древней Византии и Османской империи, конечно, не ограничивается разжиганием в сердце земного мира последней Большой войны и взрывом нищеты и насилия. Коллективный ИГИЛ призван обрушить, в итоге, террор и на саму Республику Израиль и его несчастных граждан, расчистив место для строительства чаемого поколениями талмудистов, тамплиеров, розенкрейцеров и иллюминатов Вавилонской башни «Храма Хирама-Соломона», превратив всех арабов (подобно немцам и европейцам) в «бесконечно виноватых перед еврейским народом» и обеспечив «моральное право» для прямого вторжения союза западных держав во главе с Великобританией-США («железного зверя из моря») в Палестину – то есть, совершения нового безбожного «крестового похода», как и воспринимают политику США и ЕС на Востоке.
Но и сам Запад призван перевернуться «арабской весной», что и происходит на наших глазах: потоки обнищавших и озлобленных арабов, к которым примыкают и иные исламские народы, наводняют расслабленную и избалованную атеистическую Европу, умножая безработицу, служа финансовым магнатам и подконтрольных им правительствам дешевой рабочей силой, не требующей социального обеспечения, подвергая насилию местное население и сами, будучи оторванными от своих корней и религиозной среды, срываясь в разврат и бандитизм (и готовясь перенести его с собой обратно на Восток). Европейское население этим подталкивается, с одной стороны, к поиску безопасности у самих творцов хаоса, безраздельно господствующих в постреволюционной Европе, соглашаясь даже на бесправие и электронный концлагерь, с другой стороны, воспламеняется подавленным расизмом и нацизмом (подобно антисемитизму в похожих условиях после Версальского «мира»), который, как и в прошлом веке будет организованно направлен на нежелающую разделять «груз ответственности» (и принимать беженцев) Восточную Европу и безусловного врага – Россию. «Майн Кампф» Гитлера уже стал самым продаваемым печатным изданием в Германии.
Сама же многонациональная Турция, в которой вновь возобладали консервативные религиозные силы, и которая, по сути, возвращается в Османскую империю с одновременным возрастанием национализма (и антисионизма), несомненно, обречена на участь своей предшественницы и распад. Последний обусловлен, впрочем, и божественным Промыслом о возрождении святой земли Святых Отцов, захваченной столетия назад тюркскими кочевниками, и о справедливом возмездии за все турецкие бесчеловечности и низости, включая финансирование тем же Эрдоганом террористов и нападение на ослабленную и союзную в борьбе против масонской империи Сирию ради узких национальных и тщеславных выгод, заложенным, впрочем, в ислам еще во времена Магомета. Отметим, что и нынешняя российская элита и пропаганда не это ставят ему в вину, но именно отказ от сатанинского кемализма.
Дмитрий Куницкий
.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

894
Похожие новости
23 июня 2017, 11:16
23 июня 2017, 08:45
22 июня 2017, 09:15
21 июня 2017, 12:00
21 июня 2017, 05:00
23 июня 2017, 11:16
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 июня 2017, 12:00
18 июня 2017, 00:45
19 июня 2017, 23:00
17 июня 2017, 12:00
19 июня 2017, 00:45
22 июня 2017, 09:15
20 июня 2017, 03:46