Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

ПРОСВЕЩЕНЧЕСКОЕ ТАЛМУДИЧЕСКОЕ МАСОНСТВО И ИЛЛЮМИНАТСТВО.

Часть 1. Кровь и дух зверя от земли.

Франкмасонство явило собой качественно новый и завершающий этап становления «зверя от земли» – церкви Антипредтечи Антихриста, которая стала заполнять собой место растерзанной новозаветной Вавилонской блудницы, но уже не в качестве невольной всадницы багряного «зверя из моря», языческой державы Антихриста-машиаха, а в качестве его сознательного слуги, строителя и собственного тела, подчиненного голове.

Если в «ипостаси» талмудизма«зверь от земли» выродился из недр отступившей части Ветхозаветной церкви как плод ее блудодеяния с хамитскими наследниками каинитов и их оккультизма, в «ипостаси» католицизма он захватил отступившую часть Новозаветной церкви, выродившись уже из ее недр как плод блудодеяния с тем же оккультным гностицизмом и самим талмудизмом, в «ипостаси» тамплиерства и госпитальерства он в результате полного совокупления католицизма и каббалистического талмудизма, зачавшего будущую иудео-масонскую предтеченскую церковь Антихриста и ее апостолов, заново родился в новой «сионской горнице» как замкнутая секта (как кокон), в «ипостаси» иезуитства он поразил своим бешенством сам католицизм в лице его пастырей, в «ипостаси» протестантизма – католицизм в лице его паствы, изготовив этнический фундамент будущего царства Антихриста, в «ипостаси» розенкрейцерства он (как гусеница) вполз и поглотил собой политическую и интеллектуальную элиту протестантских государств, составив из нее каббалистических пресвитеров новой «церкви» и чиновников будущей антихристовой державы в одном лице, то в «ипостаси» франкмасонства он (как вспорхнувшая бабочка) приступил к вселенскому пожиранию и всенародному заражению бешенством (через откладываемые личинки) – насаждению и проповеди царства Антихриста во всем лукавстве и богоборчестве своего антицерковного канонического строя.

Строясь как всеохватывающая церковь сатаны и его зверей, масонство остается в своих основах и Вавилонской церковью-блудницей: как и входящие в нее тамплиеры, госпитальеры, розенкрейцеры, протестанты, впоследствии иезуиты, да и простые язычники и колдуны оно целиком обращено на Христианство, активно использует в своей символике и философствованиях заимствования из него, всячески извращаемые. Здесь будет уместно еще раз вспомнить, что дьявол, лишившись божественного общения и благодати, не может сам что-то создать или чем-то привлечь к себе сторонников, но может лишь исказить то или иное божественное творение и прикрыть им свой безобразный облик и злые намерения. Самимасоны официально признают своими главными «Книгами священного закона» – многократно поправляемую (как и подобает антагонистке Священного Писания-Откровения) масонскую Конституцию, Коран и Библию, впрочем, в виде так называемой «Библии короля Якова» – переведенной на английский язык верховным розенкрейцером Ф.Бэконом и стоящим за ним тайным синедрионом с выгодными безбожникам сокращениями и розенкрейцеровскими изображениями. Масонская «Конституция вольных каменщиков», составленная при учреждении единой масонской церкви пресвитерианским пастором Лондона Дж.Андерсоном и перенесенная в США их отцом-основателем розенкрейцером Б.Франклиным, своим главным принципом (а значит, и общечеловеческой ценностью) утверждала разрушение всех религиозных и далее прочих различий и границ между людьми и их безусловное равенство (с умалчиваемым превосходством состоящих в масонском братстве, то есть, в Антихристе), безбожное духовное самосовершенствование, а также впервые официально открывала доступ в европейскую религиозную организацию иудеям. Дальнейшее масонское «конституционное творчество» – в частности, редакция Конституции от 1738 года, где открыто отсылается к моральной доктрине Талмуда, и «Книга конституций Великой ложи Англии», наполненная иудейско-каббалистической символикой (начиная со своего названия «Ахиман Резон»), – догматизировало эту «внеконфессиональную» веру каждого масона в «толерантного» «Великого Архитектора Вселенной» и «нерелигиозную» обязанность строгого и слепого следования «священным» и таинственным масонским правилам (ландмаркам) и ритуалам. Последние, впрочем, во всей своей строгости многократно дорабатываются и перерабатываются узким кругом «избранных учителей» – своего рода, коллективным «Римским папой».

Свою вселенскую проповедь масонские апостолы, начиная от масонского Иерусалима, Лондона, проводили, естественно, на началах, прямо противоположных христианским, внешне им подражая. Приняв от дьявола орудие его временной власти над мiром сим – талмудическо-иезуитское слово бессовестной и безграничной лжи – масоны своим законом поставиливавилонскую «открытость» всем религиям и народам (с их культурой), объявляя их равными в их превратном прочтении «нет ни эллина, ни иудея» (Кол.3:11), «для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона – как чуждый закона, –…чтобы приобрести чуждых закона» (1 Кор.9:20-21). Внутренне при этом либеральном мультикультурализме они почитают евреев и англосаксов за сверхрасы, а остальные народы (особенно славян) – за гоев-унтерменшей, а в Православии и даже консервативных общинах католицизма и ислама видят своих лютых врагов. При этом в низовом масонстве установлен официальный запрет на религиозные и политические споры и исповедования на собраниях лож (что сразу призвано выявить среди прощупываемых потенциальных адептов «непрогрессивных фанатиков» из различных вер во главе с истинной либо даже мягко приучить таковых к толерантности). Однако по мере роста высокопоставленности масонам открывается «тайна» масонской религии: в области политики – все более догматический демократический либерализм («либерально» запрещающий «демосу» избирать монархический или хотя бы автократическо-солидарный строй), переходящий в охлократическо-революционный и на самом верху доходящий до интернационально-коммунистической тоталитарной олигархической диктатуры, в области религии – все более догматический толерантный либерализм («толерантно» нетерпимый к «нетолерантному» Православию и консервативной части ислама и католицизма), переходящий в каббалистическую эзотерику и на самом верху доходящий до экуменического сатанизма.

Всем масонам предписывается лицемерно показное уважение ко всем местным законам и властям, что позволяет заручаться их благоволением и комфортно вербовать агентов в самих государственных органах, а также талмудическо-иезуитский принцип полного принятия местных верований и обычаев вне зависимости от их духовного значения. Для внешнего общества («быдло-гоев») ими настойчиво и навязчиво пропагандируются (и спонсируются) «мирные» либерально-демократические реформы. Целью же такого «принятия» является, безусловно, эволюционное разложение и революционный подрыв государственных законов, государственного строя и вековых устоев и обычаев самого народа – в той мере, в какой в них сохраняются скрепы нравственной добродетели, не говоря уже об истинной православной вере. Сами масонские ордена («Великие Ложи») «дружелюбно» создаются по выверенному в протестантизме принципиально национальному принципу (с учетом местных религиозно-культурных особенностей), скрывая по-иезуитски свой главный лондонско-вашингтонский центр, которому жестко подчиняются.

«Благотворительность», как это повелось со времен первых тамплиеров с госпитальерами и продолжилось иезуитами и розенкрейцерами, стала важнейшей пробивной силой масонства. Если у апостолов и всех христиан милосердие искони служило выражением любви к ближнему, средством стяжания этой любви в своем сердце и прославления Бога, то у масонов, как и их предшественников, оно служит исключительно средством громко «трубимых перед собой, как делают лицемеры в синагогах и на улицах» (Мф.6:2), рекламируемых репутационно-политических инвестиций, позволяющих проникнуть в разные государственные учреждения и продвигать там свои сатанинские цели (быстро окупая и сами «благотворительные» инвестиции), средством прикрытия внеуставной основной деятельности подконтрольных им организаций «гражданского общества» (известных ныне как НКО), а также средством лукавого привлечения благонамеренных (но забывших о верховенстве духовного) людей в ряды своих адептов, постепенно подмешивая им яд своих учений и ритуалов. Ресурсы для этой «благотворительности» добываются отнюдь не праведным трудом, а различными средствами неправедного обогащения, предлагаемыми выстраиваемой самими масонами капиталистической цивилизации (во главе со спекулятивно-ростовщическими и криминальными).

Масонско-сатанистская «благотворительность» проявляется далеко не только в виде финансовой и иной спонсорской «помощи», но и в виде самой масонской социальной идеологии, когда под благовидными лозунгами свободы, равенства, братства, справедливости, гармонии, терпимости, миротворчества и подобных, заимствованных в христианском вероучении и искаженных их лукавыми схоластическо-талмудическими интерпретациями, «зверем, выходящим из земли, имеющим два рога, подобных агнчим и говорящим как дракон» (Откр.13:11), продвигаются сатанистские идеи человекобожия, основанные на гордыне, эгоизме и всех основных страстях и пороках. Три основные гуманистические (человекобожные) идеологии либерализма, коммунизма и национализма, имеющие популистско-экзотерический и талмудо-эзотерический доктринальные уровни, в различных комбинациях насаждаются с XVIII века по всей Европе и далее человечеству: вначале массовой пропагандой, внедрением соответствующих либеральных институтов и культурных практик, а затем технологиями «цветных революций» и террора.

Не может, безусловно, обойтись благотворительная проповедь «зверя от земли» в лице масонских апостолов и без «чудес исцеления», которыми бы утверждалась вера новой церкви: «И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле» (Откр.13:14). Для этого масонам был доставлен обильный материал от их предшественников – номиналистическо-розенкрейцеровской научно-технической революции и оккультно-каббалистической магии. «Исцеления», творимые масонскими лжечудесами, не сопровождаются апостольским призывом к покаянию и прославлению Бога и не учитывают духовную пользу телесных изменений, их сопряженность с исцелением души. Напротив, они зиждутся и нацелены на насаждение абсолютного упования на «всемогущий человеческий разум», воплощенный в материалистической науке и ее «высоких технологиях», вплоть до потакающих человеческим страстям сатанинских (репродуктивных и антирепродуктивных, омолаживающих и иных косметологических, эмбрионально-клеточных и гормонально-стимулирующих, наконец, наркотическо-галлюциногенных и трансово-психоделических), а также на разнообразную оккультную «помощь» темных духов, включая техники медитации, гипноза, кодирования, нейролингвистического программирования, психофизиологических «раскрепощений», энергетических заговоров, бесконтактных манипуляций и иное чародейство. Чаще всего, как в случае «чудесных технологий», так и психоманипулятивного и оккультно-экстрасенсорного «чудотворного» воздействия болезни создаются самими творцами «чудес» для того самого прельщения ими их «излечением» – и уж точно за быстрыми эффектами от них никакого исцеления стоять не может, но только неотвратимое усугубление болезни и расплата бесовской одержимостью за их употребление. «Чудеса» масонской цивилизации, конечно, простираются далеко за пределы бесотерапии и к ним мы вернемся в завершающей главе – о деятельности единого «зверя от земли» и печати Антихриста.

Под стать духу масонской церкви и само масонское «благовествование» – «просвещение» и проповедь «зверем от земли» «царства Земного» («зверя морского»), которые должны привести к «крещению» запечатыванием всех народов во имя Антихриста, его отца-дьявола и стремящегося стать вездесущим антихристова духа. Если апостолы и учителя Церкви открыто во всеуслышание и на языках всех народов провозглашали божественное учение во всей полноте его премудрости (постигаемой, однако, не одним рассудком всеми автоматически, а разумом сердца в личной духовной аскезе при содействии таинственной Божьей благодати), то масонские лжеапостолы взяли от своих предшественников из Вавилонской блудницы зашифрованную потаенность своего вероучения и глубокую законспирированность свой деятельности. Учение их не содержит никакой возвышенной мудрости и благодати, но лишь бессильную гордыню поклоняющегося себе и надеющегося на себя и на свои произведения падшего человеческого ума, нацеленного в своем «просвещении» на принятие трех основных дьявольских искушений земными благами (наслаждениями, богатством со славой и властью) и принимающего для этого помощь от падших ангелов. Для сокрытия этой горделивой пустоты масонские лжеапостолы, как и их талмудическо-католические отцы, окутали это учение таинственной мистичностью и туманно-схоластическими фразеологизмами, призванными при помощи птичьего языка коварно-дипломатически скрыть кроющуюся в масонских идеях гордость, злобу, ненависть, жадность, зависть, самоугождение под благовидными гуманистическими лозунгами. Если апостолы Христовы свою всенародную проповедь Истины сопровождали готовностью в любой момент пострадать и даже отдать в жертву жизнь за нее, то масонские лжеапостолы, напротив, всячески скрывали истинное содержание своей проповеди от народов и их государей, льстя им, и приносили в жертву ей многочисленные кровавые жертвы не своих, но чужих жизней. Свое повседневное общение в отличие от христиан они выстраивают воровато-втайне – при помощи разработанной системы шифрованных жестов и мимики: «Человек лукавый, человек нечестивый ходит со лживыми устами, мигает глазами своими, говорит ногами своими, даёт знаки пальцами своими» (Притч. 6:12).

В противовес христианской масонская «проповедь» содержит эзотерическую часть для «посвященных» и экзотерическую, но также содержащую в себе и скрытый эзотерический смысл. Масонская метафизика весьма размыта и более четкие очертания проявляет именно по мере движения вверх (точнее вниз) по лестнице посвящений, которая упирается прямо во врата преисподней. На каждой ступени идущих по ней сопровождает загадочное масонское «божество», всё более отдаляющееся от безличности (как в теософии, так и в ритуальных практиках), – «Мировой разум», «Высшая Сущность» (истолкование которой дозволяется в зависимости от изначальной веры масона), «Великий Архитектор Вселенной» (категория, введенная в западную метафизику «святым» Фомой Аквинским и пастором Кальвином), Бафомет и, в конце лестницы, – сам Люцифер (лат. lucifer – светоносный) как прячущийся за иллюзорным облачением холодного света мрачный демон. Для широкой социальной «биомассы» масонское «Просвещение» не только не приоткрывает лицо Люцифера, но, напротив, всемерно способствует «прогрессивному» неверию в существование самих сатаны и бесов, добившись признания напоминающих о них архаичными, темными, необразованными и душевно больными людьми (заметим, впрочем, что темные духи были выброшены из картины мироздания еще католическо-протестантской схоластикой).

Указанный мнимый «свет» своим лжеапостольским «просвещением» и несет человечеству масонство. Его обещают и ритуально испрашивают и дарят при масонской инициации. Именно в его честь названа и устроенная ими эпоха «Просвещения» (как этап «Возрождения») – тот самый «естественный свет ума» розенкрейцера Декарта, который ведет этот ум к вымышленному им «богу», самолюбованию и сосредоточению на познании одного внешнего мира природы и притом – как самобытной и самодвижущейся материи, предназначенной для технического освоения и служения человеческим прихотям. Символом этого масонского света и эпохи «Просвещения» и является факел нью-йоркской «Статуи Свободы-гекаты». Экзотерическими апостолами (для «профанной массы») материалистической религии «Просвещения», впервые в XVIII провозгласившими атеизм, были французские католические масоны-энциклопедисты – иезуитские аббаты Дидро и Кондильяк, выпускники иезуитских колледжей Вольтер и Гельвеций, теолог-янсенист Ламетри, Руссо и Гольбах и их менее известные последователи. Но за ними (как и за вдохновленной ими антихристианской Французской революцией) скрывались гораздо более серьезные англосаксонские масоны-каббалисты, образованные в протестантско-розенкрейцеровских университетах, для которых материалистическая наука была лишь средством продвижения атеизма, оккультизма и либеральной революции.

Свобода – культовая религиозная категория вольно-масонской церкви и важнейшая ее «тайна». На ней зиждется вторая, антропологическая часть ее вероучения. Апостолы Церкви в своей проповеди и священнодействиях несли свет Христов, благодатный свет Истины Слова Божьего, просвещающего человека и дарующего ему подлинную свободу (Ин.8:32): обретаемую в Церкви (церк.-сл. свободить – причислить, приобщить) крестную (умерщвляющую) свободу от греха, от стоящих за ним внутренних страстей как язв души, и от начальствующего грехами и страстями дьявола и его бесовских слуг, и происходящую от первой благодатную (оживляющую) свободу восприятия божественной благодати и творения благой божественной воли, участвуя в Его делах. «Свобода» же, проповедуемая лжеапостолами масонства, заключается в свободе и мнимой независимости от божественных заповедей и (что скрывается от «освобождаемых» людей) от стоящей за ними божественной благодати – от Самого Бога. Для этого освобождения и независимости от Бога масонами явно и скрытно проповедуются разные виды свободы и освобождения от всего, что ведет к Богу, прямо или косвенно выражает Его волю или, во всяком случае, удерживает своими ограничениями человека от безудержного и необратимого падения: от согласного с Божьей волей и заповедями добросовестного подчинения детей родителям, жены – мужу, младших – старшим, учеников – учителям, рабов и крепостных – господам, работников – начальству, каждого человека – нравственным устоям и благочестивым народным обычаям, подданных и граждан – правителям и государственным законам, народов и народностей – объединяющей их власти имперского государства, а самого государства – Церкви Божьей, Ее вероучению и уставам. Масонская идеология направлена на отъятие у вторых законных прав действия (то есть, свободы) и навязывает первым императив революционно-освободительной борьбы за независимость от вторых, которая, попирая законы Божьи, приводит к их собственному крушению: семьи, народа, государства и самой личности человека.

Этой борьбой за свои частные интересы и свободу их реализации (рыночной, классовой, партийной, гендерной, национальной), которая к тому же ведет к еще большему порабощению (в соответствии с первоначальными целями «освободителей»), подменяется подлинная борьба за свободу – прежде всего, борьба с самим собой за свободу от собственного греха и далее – с проповедниками безбожия за свободу от их господства (идейного и затем – политического и экономического). Напротив, самая главная либеральная революция, из которой исходят и к которой сходятся все остальные «освободительные» революции, устремлена именно на внутренний мир человека: масонским «зверем от земли» ставится цель освободить чувства, помыслы, желания, исходящие из падшего человеческого естества, от колеблющегося в земной жизни самодержавного господства над ними разума и его воли и от подчинения их разумом духу: заключенным в нем правде, долгу и ответственности, – в особенности священной и иной духовной ответственности, не связанной с житейскими выгодами и расчетами, – а также возможными наказаниями за ее неисполнение (то есть, свободной). Говоря же одним словом, – освободить душу от совести как вложенного Богом в сердце человека вместе с духом Его собственного гласа. Сущностью такой «свободы» и всех указанных ее подвидов, проповедуемых масонской антицерковью, является отказ от благого крестного ига Христова (Мф.11:30), за которым тут же следует наложение дьяволом своего жестокого ига, как это произошло и в раю с Адамом. Напомним, что начало этому «освобождению» в христианском мире положил именно либеральный бунт католического Костела – за свободу от догматов и канонов Святого Духа и право их «творческого» исправления, – который, развиваясь, привел еще в самой схоластике (до розенкрейцеров) и к свободе европейской науки и политологии от философского руководства богословской метафизики.

Масонская «свобода» означает не что иное, как гордыню, самопоклонение мнящего себя самодостаточным, независимым и достойным человека-индивида, а далее – нации и всего человечества: при этом масоны всячески скрывают, что единственно независимыми индивидами, нациями и представителями человечества видят (впрочем, обманываясь) самих себя, а всех остальных – своими рабами. Гордость «свободы», которой «просвещают» человечество иудеомасоны, доходит у них, наконец, до желания освободиться и «освободить» всё человечество (конечно, в выгодной для них степени) от всех тех ограничений, которые наложил на падшего Адама Сам Господь для спасения его души (как это видно из названия одной из сакральных книг масонства «Трактат о реинтеграции существ в их первоначальных качествах и силах, духовных и божественных»): ограничения времени, пространства, сил и саму смерть. Упование на технический разум, восходящее к номиналистической схоластике и расцветшее в розенкрейцерстве, приводит масонство, контролирующее западную науку и образование, во-первых, ко все большему утверждению в последних и во всем обществе в целом техноцентризма, слепой веры в научно-технический прогресс и возможности им решить все проблемы человечества, а, во-вторых, к воинственному расчищению пути свободному и ничем не ограниченному движению науки и техники – их устремлению к получению неограниченных источников энергии, неограниченной плодородности и производительности, к максимальному «освобождению труда» замещением его машинами вплоть до робототехники и искусственного интеллекта, к избавлению от всех болезней и даже дискомфортных состояний (предназначенных Богом для вразумления, духовного исцеления и возвышения человека), к предотвращению всех скорбей, несчастных случаев и общественных беспорядков (запускаемых самими масонами), к неограниченно быстрому перемещению, объемному хранению и передачи информации, к «вечной» молодости и красоте тела, к «управляемому» по количеству и качеству воспроизводству населения и, наконец, к земному бессмертию.

«Знает Бог, что в день, в который вы вкусите их [плоды свободного ума], откроются глаза ваши, и вы будете, как боги» (Быт.3:5) – вот «благовестие», с которым снова обратился к человечеству «зверь от земли» – масонский змей, «ходящий на чреве своем, и ядущий прах во все дни жизни своей» (Быт.3:14). И если апостольская и святоотеческая проповедь указывает на падшее состояние человеческой природы, торжество греха в мiре и постоянно призывает к покаянию и целомудренному воздержанию, то масонская идеология, напротив, трубит о прекрасном состоянии человеческой природы, торжестве всемiрного социально-технического прогресса и постоянно призывает к дальнейшему самосовершенствованию, техническим прорывам и раскрытию «внутренних психологических резервов человека» (главными из которых масон Фрейд признал похоть и агрессивно-депрессивную тягу к смерти) вплоть до экстрасенсорных способностей (общения с неизменно духами падшими).

Как и в христианской Церкви, в церкви масонско-антихристианской важное значение отводится символам, сообщающим людям духовные смыслы вероучения и соединяющим их с той частью духовного мира, из которой они происходят. Христова Церковь никогда не скрывала значения своих символов во главе с главным – Крестом Господним и крестным знамением. Она разве что в периоды лютых гонений скрывала сами эти символы, одновременно в лице мучеников открыто исповедуя заключенную в них веру. Масонская церковь, напротив, покрывает значение своих символов густым туманом эзотерики, но сами символы и масонские жестикуляции пытается скрытно распространить по всем уголкам человеческой жизни. Скрывая свою сущность и замыслы они шаг за шагом оплетали, прежде всего, всю Европу своими знаками, несущими мрачный антихристианский смысл. Сделать это было несложно потому, что расплодившиеся в условиях падения католицизма многообразная эзотерика Ренессанса с ее экзотерическими выражениями в философии и искусстве, а также неоязыческий дух политики и экономики, бытовых традиций составили лицо самой гуманистической Новой Европы. Католическая мрачно-рогатая готика, воспроизводящая архитектурные формы ада (вместо светлых небесных крестово-купольных образов), вообще была насаждена тамплиерами при строительстве своих «храмов»-синагог, вытеснив промежуточную романскую архитектуру, а заимствованные у Византии архитектурные формы были не без усердного участия розенкрейцеров обильно насыщены гротескным интерьером и скульптурными изображениями языческих идолов, образовав собой «устав» барокко.

Тактика масонской герменевтики своих символов верна ее змеиной природе: внешнее объявляя о приверженности своему родовому протестантскому либерально-демократическому подходу свободной индивидуальной интерпретации символов, лишь предлагаемых к вниманию «учителями», сочетание этих символов, все более свивающееся по мере «восхождения» по степеням, вкупе с подсказками «весьма достопочтенных мастеров» и переходом от первых трех степеней демократического «символического масонства» к рыцарско-орденной системе подчинения системы верхних, «дополнительных степеней», приводит «просвещаемых» к запрограммированному взгляду на бытие. Все эти приемы будут успешно представлены обывателю в XX веке в техниках нейролингвистического программирования каббалиста Милтона Эриксона со учениками.

Основная часть символики масонов унаследована ими от тамплиеров, розенкрейцеров и вдохновившей их каббалистики, особое значение отводящей числам и их мистической комбинаторике (нумерологии), переходящей в комбинаторику связанных с ними букв, слов и, наконец, суждений (не что иное как логико-математическая Вуду-магия и гадание), с постепенным встраиванием в ее систему символики всех возможных религий и языческих культов (с чего, собственно, и начался путь родоначальника «зверя от земли» в лице ветхозаветной Вавилонской блудницы). Притом над всеми символами неизменно ставятся люциферианские знаки – пентаграммы и гексаграммы, излучающая свет «Лучезарная дельта» («Всевидящее око») – «Великого архитектора Вселенной», шумерского «бога» Эа, египетских Гора и Уаджета, греческих Зевса и Аполлона, индийского Шивы, персидского Йима и тибетских мавзолеев, или попросту сатаны. Базовая религиозная символика масонской церкви (масонские строительные инструменты, архитектурные элементы) все также телеологически связана с тамплиерским строительством «Храма Соломона» и (уже эзотерически) всемiрного царства Антихриста вокруг него,дополняясь розенкрейцеровской методологией строительства – опорой на возгордившийся человеческий рассудок и его точные вычисления (алхимические принадлежности) с антропоморфным переносом свойств этого математического «ума» на Самого Бога (кощунственный образ «Христа»-масона с циркулем, измеряющего Вселенную) подобно переносу античными язычниками на «богов» своих страстей и пороков. По старой талмудическо-католической традиции изменять Откровение на свой лад элементы ветхозаветного Храма предстают в вольной расстановке: в частности, хрестоматийным символом масонского «возрастания» является храмовая винтовая лестница, которая отсутствовала в самом библейском Храме, но зато прекрасно указывает на закрытость происходящего на верхних ступенях от нижних и «диалектическую» витиеватость талмудическо-масонского ума.

Составляя уже родившуюся церковь Антихриста, масонские лжеапостолы – в отличие от своих предшественников – создают, как и в остальных направлениях своей «проповеди», начиная с вероучения, и экзотерическую часть своей символики (с неизменно скрытым от ее пользователей значением) – для приобщения к своему исповедованию всего человечества (даже без сознательного исповедания масонства). Ярким примером такой «проповеди» является изобретение на основе магических карт Таро игральных карт с богохульной каббалистической символикой и правилами (четыре масти с символами распятия Христа и бьющий всех кошерь) и внедрение их в повседневную практику жизни «гоев». Сами масонские символы имеют многоуровневое прочтение, изменяющееся по мере ступенчатого продвижения по градусам: так, указанные строительные приборы масонов, ритуально указывающие для «высших посвященных» на искусный Вавилонский мондиалистический (глобалистический) проект, для внешних создают видимость преемственности со строительными артелями каменщиков, а для новоначального «пролетариата» символизируют масонские «добродетели», которые воспроизводят известные «добродетели» протестантизма, нацеленные в отрыве от христианских на достижение земного материального успеха (расчетливость, умеренность, приземленность, напористость, продуманность, надежность, почтенность, сдержанность). Низшие степени «зверя от земли с рогами как у агнца» еще наполнены библейской (ветхозаветной) символикой и понятиями, смешанными с «экзистенциальными», однако доля последних по мере движения по масонской лестнице нарастает, переходя через розенкрейцеровские в каббалистические. Так, «Великий Архитектор Вселенной», переходя в «ипостась» Люцифера, одновременно отождествляется с каббалистическим Айн Соф Аур, что в переводе с иврита означает «Свет Безграничного Ничто». Аналогичным образом по мере движения по масонской винтовой лестнице архитектурные титулы дополняются рыцарскими и, наконец, талмудическими, а латинские надписи всё больше разбавляются рунами из букв ивритского алфавита (например, на сатанистской перевернутой пентаграмме). Буквой G, заключенной между циркулем и наугольником в главном символе масонства, эзотерически обозначается почитание геометрии (землемерию) за «богиню» (godness) наук «зверя от земли», переходящее в поклонение тайному гносису как идолу самообожествленного дьявольско-человеческого ума и, наконец, в богохульное утверждение ограниченности Бога (God) пространственными законами материи подобно ограничению языческих «богов» безличным роком и способности масонских «великих мастеров» познать Его своими точными измерениями.

На завершающей, коммунистической ступени масонского революционного «воцерковления», ведомого иллюминатами, элитарная эзотерическая символика как каббалистический Айн Соф изливается в профанную (сохраняя скрытость своего истинного значения) для насильственного приобщения широких народных масс к всеобщему поклонению сатане. Предтечей такого поклонения стал краткий (но полностью еще не изжитый) период большевистского террора в России, когда Гроб Господень и алтари храмов были заменены на масонскую предтечу «Третьего храма» – мавзолей с трупом (лжемощами) Ленина-Бланка и такими же рядом лежащими лжемощами соратников во главе с каббалисткой Р.Залкинд-Землячкой; кресты, стоящие на двуглавом орле царственной симфонии государственной и церковной власти, – на кровавые пентаграммы, стоящие на острых шпилях единой партии, бросающей вызов небу с лозунгом «мы наш, мы новый мир построим», и возвышающиеся над масонским «индустриальным крестом» – символом власти молотом Тувалкаина, которым разрушаются оковы «проклятьем заклейменного» сатаны, скрещенным с символом смерти серпом, вкупе символизируя победу плотского технического разума над пространством и временем; крестные ходы с хоругвями и иконами – на демонстрации (от греч. demon – дьявол и stratio – встреча) со знаменами вождей и революционными транспарантами (такими, как «Долой стыд!» и «Да здравствует мировая революция!»); крестины – на октябрины; нагрудные кресты – на красные революционные галстуки; изображение Святой Троицы – на триединый «лик» Ленина, Маркса и Троцкого; хоронение лицом на Восток с крестом – на переворот к Западу с мрачными обелисками со звездой и мраморными плитами «стен плача»; священные праздники Рождества и Пасхи Христовых – на разгульные, соответственно, языческий «Новый год» и «Первомайский день труда» под красными «пасхальными» знаменами Ротшильдов в честь основания 1 мая 1776 года верховного ордена Иллюминатов под их началом. Не говоря уже о построении пирамиды самой коммунистической партии с Политбюро, верховным официальным и, наконец, тайным ЦК и подчиненной ему параллельной системой союза советов во главе с Верховным Советом (название верховного органа власти в мiровом масонстве на уровне шабесгоев-англосаксов) по образу иудейско-масонской структуры во главе с иллюминатским Политбюро. С другой стороны, уже на общемiровом уровне либерально-олигархический террор повсеместно насаждает и высший символ сатанизма – «три шестерки» – в рамках «распределенной системы», которая как вводная часть ко всем кодам (длинных штрихов в системе товарной кодировки и www в системе «всемирной паутины») опоясывает собой, соответственно, все товарное (материальное) и информационное (духовное) пространство.

Символическое религиозное действие (то есть, при помощи символов, а не условно-мнимое) продолжается в масонских «таинствах», выстроенных, как и подобает церкви Антихриста, по внешнему подобию Церкви Христовой. Совершаются они в особых «масонских храмах» при ложах или условных «масонских залах» (особенно в катакомбные первые века масонства), составленных из тел самих масонов, в тайных помещениях, которые могут характерно располагаться и в арендованных кабаках и театрах. Каждый из «масонских храмов» возводится к Храму Соломона, якобы спроектированному во славу «Великого Архитектора Вселенной» «великим мастером» Хирамом, и «Третьему храму» Машиаха. Сами масонские «тайнодействия» вопреки христианским также ступенчаты (для профанов и «посвященных» разных степеней) и представляют собой восхождение (то есть, нисхождение) от манящих «красивых обрядов с оттенками древности» (с порочным содержанием) к откровенным сатанинским ритуалам, призванным соединить их участников с духом дьявола. «Нерелигиозные» (по утверждению самих масонов) обряды предполагают жесткое следование требованиям ритуала с постоянным возношением хором молитв (в которых на низших степенях плоды оккультного масонского творчества еще смешиваются с отрывками библейских псалмов) «настоятеля» ложи в лице «досточтимого мастера», сослужащих ему «стражей» и всей ложи. Чтение по ролям перемежевывается нагнетающей игрой органа или иного музыкального инструмента, а также периодическим ритуальным хлопаньем в ладоши. Сами ритуальные мистерии в ложах называютсяработами, указывающими на рабство своему «божественному» хозяину с ожиданием от того заработной платы, в противовес христианскому богослужению, в котором не только человек служит Богу, но и Сам Бог служит и обожествляет человека.

Масонское «антикрещение» проводится, как подобает, в виде ритуальной смерти нового адепта с предварительной либеральной катехизацией в темной «камере размышлений» размером ровно с гроб в форме его медитации над алхимическими символами и написанием творческого «завещания» по ним. Перед «таинством» от попавшейся в паутину «бабочки» требуется отложить в сторону все металлические предметы как бы в знак пренебрежения земными богатствами ради «духовного совершенства», притом акцент делается на нагрудный крест и обручальное кольцо, «символическое» снятие которых предвозвещает готовность отречься от верности Богу и родным во имя масонского «братства». Вслед за «введением в храм» выслушиваются «оглашения» с завязанными черной повязкой глазами и приставленными к сердцу по-змеиному изогнутыми шпагами и, наконец, последующим «воскрешением» в новую жизнь в «Высшей Сущности» в виде «добровольного» «шага змеи» в «Третий храм Соломона», изображенный на символическом табеле на полу, и «антипричастием» из чаши с вином, в которой тайно растворена кровь от всех масонов ложи. Масонские «антикрещальные» клятвы кощунственно приносятся на священных текстах тех религий, из которых происходит сам масон (обычно на Библии), на которые обязательно кладутся поверх (в знак превосходства) масонский «антикрест» в виде скрещенных циркуля и наугольника – символом гордого упования на свой ум в попрание Креста как символа смирения. При «антикрещении» масонам на шею вешается тамплиерская веревка, экзотерически символизирующая собой оторванную пуповину при новом «рождении» (перерождении ума) и клятву хранения масонской тайны до смерти, но на «посвященном» уровне означающей собачье (звериное) рабство под страхом смерти «Великому Архитектору» и его масонской церкви во главе с анонимными носителями «высших градусов», а также фактически то, что и означает веревка на шее – самоубийство, притом в ритуальном подражании Иуде Искариоту (собственно, и вводящее в вечное рабство дьяволу). Введенное в моду повсеместное ношение галстука на белой рубашке под темным пиджаком (особенно чиновниками, сменившего на них служилый мундир, учеными и предпринимателями) призвано подобно игральным картам бессознательно приобщить к единой масонской церкви всю «гойскую биомассу». В завершении «антикрещения», следуя усвоенному каббалистическому самосознанию как «рода избранных» и протестантскому учению о «всеобщем священстве», новоиспеченному масону для последующих «строительных работ» выдается фартук-риза с элементами облачения иудейского первосвященника и белые овечьи перчатки, экзотерически означающие «чистоту дел» масона, а в действительности – масонское прикрытие овечьей шкурой волчьих когтей (Мф.7:15) и глубже – умытые руки Понтийского Пилата после приговора Христа к распятию (Мф.27:24) как символ переложения с себя ответственности за зло на других (и, в свою очередь, иудеями – с себя на Пилата, сиречь язычников), к которым на высших степенях добавляются и «священнические» поручни.

Не менее красноречивая панорама открывается и при масонском «отпевании» и «парастасе» («траурной ложе»), который представляет собой мрачный ритуал отправления покойника по образу «сгнившего тела Хирама» к масонскому «господу» и одновременно в «землю вечного молчания и мрака, в которой лишь страх и ужас живут» (не особенно тем скрывая местонахождения своего «господа»). Поскольку в талмудическо-католической традиции не принято открывать внутренний мир и изобличать собственные пороки (чем создаются идеальные духовно-климатические условия для прорастания зерен греха), а также полностью сосредотачиваться на внешней социальной деятельности (в погоне за земным успехом) с переходом от «благотворительности» и участия в культурных мероприятиях в погоне за репутацией к политико-экономическим авантюрам, нацеленным на захват государственной и планетарной власти для «зверя из моря», масонские «исповеди»превращаются в ритуальные «отчеты» о проделанной работе (как заседаниях масонских партийных райкомов). Наконец, на «масонских работах» в «Великих ложах» архиерейскому «Великому мастеру» предносят ритуальный меч («антикрест») и штандарты (хоругви).

На все более «высоких» ступенях винтовой лестницы масонских степеней «рукоположения» предполагаются и положения во гроб, и кощунства над христианскими символами, и, наконец, ритуальные гомосексуальные акты, являющие собой жертвоприношения сатане в виде открытого попрания естества и полного воцарения омраченной бесовскими страстями плоти над душой. Здесь же появляется и масонское «антипричастие», которое предполагает испускание и испитие «братьями» крови друг друга, а в высших орденах – крови жертвенной (получаемой желательно от убиваемых христианских младенцев). На этом же уровне происходит и принесение жертв различным изваяниям тамплиерско-каббалистического «яхве-бафомета», которое венчается массовой оргией, в том числе содомской (по тамплиерским образцам) вплоть до педерастической. При этом все более и более раскрывается и особо скрытый уровень значений, заложенный в «винтовую» масонскую символику и ритуалы – фаллический, означающий торжество в масонской «духовности» блудной страсти, которая не только приносит жертвы сатане, окаменевая сердце человека, но и гарантирует передачу звериного духа масонства по кровному родству. В таком «свете», который испрашивают масоны при каждом посвящении, масонский фартук, на котором изображены признаки завесы в Святая Святых Ветхозаветного храма и который располагается на уровне паха, оказывается завесой в масонскую «святая святых»; вожделенная Шехина («премудрость» и «слава господня»), как и в каббале, – оплодотворяемое женское начало; несложно догадаться и что, означает находящаяся у масонов над всеми символами, включая христианские (у высших степеней – на «панагии» над двуглавым орлом с Крестом), треугольную «лучезарную дельту». Продолжается эта тайная фаллическая вуду-магия совокупления с участвующем в содомском блуде сатаной и, скрываясь за профанной «трудовой», в иллюминатско-коммунистической символике пентаграммы, насажденной на кадуцей Гермеса и оскопляющаяся серпом Кроноса.


Часть 2. Тело зверя от земли 

 Сообразно своей змеиной цели и тактике выстраивается внутренне и сама католическая (вселенская) масонская церковь – в отличие от своих предшественниц, представлявших собой скорее закрытые секты.По соответствующему лукавому иезуитско-талмудическому плану, закрепленному в разных Уставах, построена вся внутренняя иерархия масонской антицеркви, нацеленной на то, чтобы соблазнами и ложью втянуть в себя по возможности всех людей и довести «избранных» до сознательного служения сатане.

Умысел ее заключается в том, чтобы не только открывать все более важные «тайны» все более проверенным – запятнанным грехом, преступлениями и порочными ритуалами и связанными круговой порукой – «посвященным», но дабы привлечь к себе представителей всех религий человечества по формуле «бог у всех один».Даже простым вышеупомянутым наивным и нерадивым желающим самоусовершенствоваться и поблаготворить без Бога в качестве самореализации (самость, своеволие суть духовная сущность масонства) находится место на низших ступенях антицеркви, через что, в свое время, масонство и смогло просочиться в стан своего главного врага – православной России при увлекшемся государственным строительством, но забывшем о «едином на потребу» (Лк.10:42) Петре I, а также заряженной тысячелетней православной традицией на служение благу, но начавшей его искать вне Христа аристократии.

Если Христова Церковь для собирания во Христа-Бога всего человечества без лицеприятия звания и имущества создавалась Богом через апостолов как новорожденный священный Союз («меха новые»), то масонская церковь Антихриста двигалась по типичному змеиному пути проникновения вовнутрь имеющихся сообществ, мимикрией под нужды общества (как это было и с госпитальерским, тамплиерским, францисканским орденами «попечителей бедняков», розенкрейцеровскими «ревнителями вольных наук и искусств») и действие из-под его эгиды – как делают вирусы и иные паразиты. Укрывшийся в шотландском высокогорье остаток разгромленной каббалистической секты тамплиеров (оккультистов и банкиров),обжившись вдали от материка во враждебном католицизму государстве и никогда не держав в руках кирки или тесла (подобно тому как многие нынешние капиталистические «застройщики» не видели в глаза строительной техники), внедрилась в старые ремесленные артели простодушных каменщиков, воспользовалась их каменоломнями для своих тайных собраний и ритуалов, а средствами и предметами зодчества – как символической оберткой для своего учения, культа и глобального проекта «нового мирового порядка», нашла в бежавшей на «Туманный Альбион» талмудической элите разгромленного Русью хазарского каганата тех же учителей, что и некогда в Палестине, под их руководством сменила эзотерическую обертку «защитников Храма» на розенкрейцеровских «исследователей явных и тайных сил Природы», обретя былое политическое и финансовое могущество, разожгла протестантский раскол в католицизме с проникновением в него посредством иезуитов, воспользовавшись его разложением и поддержкой на континенте своих «братьев», укрывшихся в Португалии и перебравшихся в Голландию и прилегающую часть раздробленной Германии, и, наконец, вернув в новых благоприятных условиях облачение «ревнителей и строителей Храма», приступилав качестве «мастеров-прорабов» к строительству по всей Европе и США поместных национальных масонских лож-епархий и локальных масонских лож-приходов как ячеек масонской церкви и, в качестве ее цели, – как кирпичиков в основании будущей Вавилонской башни всех народов – воскрешаемой (масонскими ритуалами подобно «убитому служителями Адонаи мастеру Хираму-Адонираму») неоязыческой Римской империи «зверя из моря» (проект здания масонского Европарламента выстроен по одноименной картине П.Брейгеля), постепенно переходящей в стадию всемiрной с временным центром в США («восьмой головы» зверя).

Принципы построения масонской церкви насквозь пропитаны змеиным, талмудическо-иезуитским коварством, нацеленным на подбор ключей к душам, впавшим в самые противоречащие друг другу страсти (таково свойство дьявольских сетей как таковых). В «двурогом звере от земли» «диалектически» соединяются противоположности (на что и указывает бело-черный шахматный дизайн масонских лож) для будущего синтеза всех «ипостасей» Вавилонской блудницы – жесткая католическая властная вертикаль и протестантская горизонталь всеобщего равенства, выборности и заменяемости. Христова Церковь как богоучрежденное сообщество строится сверху как единое целое-семья (Тело), в которую призваны все, становясь словесными кирпичами на едином словесном камне, которым суть Само Слово Божье-Христос, и сродняясь Его Кровью, с соборным управлением на основе божественных уставов. Масонская же «братство»-антицерковь строится как алхимический голем, в котором искусственно сочленена низшая часть (протестантское «символическое масонство трех степеней»), собирающаяся снизу из «свободномыслящих» по своему усмотрению и вере индивидов (как парламент или демократический Совет) и впоследствии открытая для многочисленных разбросанных дьяволом камешков в виде всех от века существующих ересей, сект и языческих культов во главе с сознательно богоборческими, вышедшими из иудейской и христианской среды, и независимая от нее верхняя часть (католическое «реальное масонство дополнительных степеней»), автократично избирающая себе членов из низшего масонства, продвигающая их по иерархической лестнице и повелевающая ими (как рыцарско-монашеский орден или ее современная реинкарнация – партия-секта).

«Протестантско-буржуазные» ложи-общины «символического масонства» как прихожая, как «притвор Храма Соломона» служат для забора «строительного материала» с его последующим испытанием и отсевом-дифференциацией для дальнейших работ по строительству всемiрной Вавилонской Башни, а также для разжигания у членов гордыни «избранничества» («обжига кирпичей») как начала всех страстей и грехов и приучения их к ритуалам своей «увлекательной и многообещающей» загадочной религии. Протестантское чувство свободы и достоинства подогревается общедоступностью всех масонских должностей в ложах вплоть до «досточтимого мастера» и демократическим избранием на них на небольшой срок. Здесь преобладает «строительная» символика старых цехов простолюдинов-каменотесов и обитает масонский «пролетариат» (подобно тем самым «оперативным каменщикам», в артели которых внедрились тамплиеры), который с легкостью приносится в любой нужный момент в жертву масонской «Революции». Здесь сохраняется толерантность ко всем верам и убеждениям «братьев», постепенно приучая их к такой же теплохладной толерантности – по принципу антисоборной всеобщей независимости. Символика, лексика и обряды лож-ячеек связаны с оными у высших масонских органов и их реальным антихристианским каббалистическим значением, но на данном уровне получают туманную благостную интерпретацию (в том числе для внешних) в категориях гуманизма (благотворительности и самосовершенствования).

«Католическо-аристократические» ордена «масонства дополнительных степеней» («посвященных»), черпающего свои кадры из избранных «мастеров» масонства профанного, строится как сам многоуровневый «Храм Хирама», при том что каждый последующий уровень и, уж тем более, его алтарная «святая святых» (Кодеш ха-Кодашим) совершенно невидны предыдущим. Если апостолы Христа первыми открыто обращались к язычникам, постоянно находились в открытом молитвенном и совещательном единстве с паствой, то масонские лжеапостолы твердо унаследовали от фарисеев и иезуитов скрытость своих пастырей-жрецов, их собраний и планов, не только от «народных масс», но и от нижестоящих «братьев», что было ловко закреплено в масонской иерархии чинов-градусов и их уровней, объединяющихся в отдельные ордена. Здесь либерализм и демократия заканчиваются ивыстраивается иерархическое подчинение в жестком сектантском типе слепого и безусловного подчинения вышестоящим чинам, выработанном на Западе католической церковью в виде иезуитства и упраздняющем христианскую соборность, – по образу будущего устройства царства Антихриста. Нижестоящие степени лишены права не только решений, но даже выражения мнений, а также права знать «тайны» (сатанистские) вышестоящих градусов, их статус предполагает, лишь исполнение поручений вышестоящей иерархии, уходящей по винтовой лестнице в невидимые катакомбы, в надежде на будущее приобщение к тайному знанию более высоких степеней, их привилегиям и влиянию. Если в Христовой Церкви движение верх по чинам осуществляется как наложение тяжелого креста ради служения бόльших меньшим вплоть до рабского (Мк.10:43-44), то в масонской церкви, напротив, движение вверх по лестнице является вожделенным и открывающим доступ к большей власти, богатству и тому же гносису – средствам порабощения других в служение себе (по примеру дьявола). При этом «Отдел внешних церковных связей» «рогатого зверя из земли» лукаво твердит, что дополнительные степени масонства служат лишь для постепенного продвижения в «свободном самопознании» и «философском осмыслении» масонских символов и «не вмешиваются» в управление «символических лож» под началом национальных «Великих ложа» (при этом не указывая, где же тогда гроссмейстеры собираются). На самом деле масонские ордена «дополнительных степеней» вплоть до «Верховных Советов» проводят свои «работы» именно на базе подчиненных им Великих лож.

Если в Христовой Церкви строй монашеских, священнических и архиерейских чинов прост, логичен и нерушим тысячелетия, то в звериной масонской антицеркви в лучших традициях католицизма-протестантизма строй («Устав», «Ритуал») высших чинов («дополнительных степеней») запутан, многообразен, многократно реформирован с кучей расколов и последующих переплетений раскольников (вплоть до одновременного нахождения в степенях разных уставов). Вместе с тем в этом дьявольском раскольничестве и хаотичной многообразности, обусловленных горделивостью и тягой к самовыражению самогό главного масона – сатаны, соблюдается и важная для «строительного плана» особенность. Масонские «Уставы» (иерархия чинов с объединением их уровней в ордена и наделением каждого чина определенным местом в оккультных ритуалах) выстроены так, чтобы оказаться приемлемыми для людей совершенно разных религий, сословий, национальностей с их психологическими склонностями, но, в конце концов, объединить их в «общечеловеческом деле» под единым командованием. В каждом из «уставов» (в частности, основных – Йоркском, Древнем и Исправленном шотландских, Французском, Мемфис-Мицраимском и Шведском) по мере повышения градусов и перехода в соответствующие ордена дискурс вольного мастера-строителя в названиях и символах постепенно исчезает и нарастает дискурс рыцаря, а в ряде «уставов» – и оккультного жреца.

Для высшей масонской потомственной «черной аристократии» на родине масонства Великобритании и ее ставленников в США принят консервативный трехорденный «Йоркский устав» (в честь родины которого – небольшого города на границе Англии и Шотландии Йорка – назван современный Вавилон: Нью-Йорк), который обязывает «внеконфессионально» лицемерно исповедовать «веру в Святую Троицу» и на вершине которого стоят те самые тамплиеры, в структуру которых включены и «воскрешенные» протестантскими масонами мальтийские госпитальеры под общим названием «Орден Тамплиеров (объединённые религиозные, военные и масонские ордены храма и Св. Иоанна Иерусалимского, Палестинского, Родоса и Мальты)». Притом для глубокого проникновения в недра Ватикана и национальных правительств у этих орденов есть ответвления в виде одноименных «независимых» орденов. К новым «Тамплиерам» с их центром в лондонском «Храме Объединенной великой ложи Англии», возглавляемой одним из членов британской королевской семьи, сходятся все нити масонской церкви сатаны.

Для ставленников лондонской «черной аристократии» в многоконфессиональных США и некогда католических Франции, Италии, Испании и Португалии после организованных там масонами революций (в США – «войны за независимость») учрежден, как якобы «независимый», отросток йоркского «Древний и принятый Шотландский устав» – особый интернациональный орден, призванный своими разветвленными ложами-приходами создать единую международную масонскую «церковь». В этом удлиненном «уставе» заключено 33 градуса-степени (в знак самозвано-антихристианского кощунства над ненавидимым им Христом), объединенных в лестницу из пяти орденов. Возглавляется масонский орден «древнего шотландского устава» «Верховным Советом», состоящим из «депутатов» в лице масонов 33 («христова») градуса, именуемых «державными верховными генеральными инспекторами» числом от 11 (число апостолов на Святой Пятидесятнице) до 33. Данный масонский Синедрион-«политбюро» имеет неограниченные абсолютистские права на учреждение лож, принятие и вертикальное управление всеми его членами 32-х градусов. У каждого градуса имеется свой «философский» девиз, притом у высшего 33-го градуса и, соответственно, «Верховного Совета» он более, чем красноречив: «Порядок из хаоса».

Для отдельных наций, раздробленных протестантскими революциями на государства, были созданы (в результате действительной или инсценированной борьбы между масонами за власть на местах, поскольку, как известно, и сами бесы ненавидят и постоянно вредят друг другу) параллельные национальные масонские «уставы» с учетом всех местных особенностей, «Великие ложи» которых обычно называются «Великими Востоками». При этом часть национальных «уставов» (французский, испанский) ориентированы на «успешную» светскую буржуазию и профанную интеллигенцию, включая атеистов, агностиков, язычников: они исключают из своих клятв и градусов упоминания о «Высшем Существе» и вере в него с провозглашением «свободной совести»), «христианскую» символику, а также открывают доступ в нее для женщин (именно отсюда идет традиция женского «священства» и «епископства» в протестантизме и, в скором времени, в католицизме) и, наконец, официально признают свою конкретную, либерально-революционную, политическую идеологию, в связи с чем носят именование «либерального масонства». Неприкрытая сущность либерализма (и не только масонского, который является лишь его квинтэссенцией) как раз и раскрывается в признании за личностью абсолютной «свободы совести» вплоть до атеизма, но с неизменным обязательством участия в ритуалах почитания, переходящего в поклонение, «Великого Архитектора Вселенной». Представляя собой своего рода масонский протестантизм (что характерно, насажденный в основном в католических странах), ложи «либерального масонства» постоянно перекраивают свою структуру, распадаясь и вновь создавая альянсы, но неизменно подчиняясь через ордены высших степеней масонскому центру. В его «уставы» (как и в шотландский) неизменно встроены розенкрейцеровские степени «ревнителей научно-технического и социального прогресса», за орденом которых некогда скрывались возрождающиеся тамплиеры. Заметим, что при всей многолетней демонстративной «неприемлемости» таких «нетрадиционных» принципов «либерального масонства» уже в наши дни, в 1998 году оно было признано и вместе со своими уставами (прежде всего, «Великий Восток Франции» с «Французским уставом») вошло в подчинение регулярной масонской «Великой коллегии уставов».

Напротив, иные «уставы» лукаво адаптируются под нерадивое религиозное население католических, протестантских стран и даже православных, «чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мк.13:22) – таковыми оказались «Шведский устав» для скандинавских стран и «Устав Циннендорфа» для Германии, которые некогда легли в основу (вместе с «Французским уставом» для нигилистов) и российского масонства. В них каббалистические знаки гуще прикрыты христианскими символами, а из названий степеней изъяты открыто гностические термины и, напротив, насыщены коварным упоминанием святых апостолов Андрея и Иоанна.

Особое место в звериной антицеркви, раскрывающее и всю ее скрытую сущность, принадлежит масонским «уставам» «Мемфиса-Мицраима» и «Исправленному шотландскому», через которые свое органическое место в «звере из земли» заняли каббалистические оккультисты, взращенные в «Ордене розенкрейцеров». Если «ортодоксальное», северное, англо-саксонское масонство сложилось в краях победившего схоластического номинализма (перешедшего в протестантизм) с его теоретической приземленностью, законничеством со строгой приверженностью внешним символическим церемониям, холодно-прагматической ориентацией на подпольную борьбу за политическую власть и капитал, то указанные ордена-«уставы» были призваны открыть двери в земной ад для искателей мистических переживаний, общения с миром духов, исследования загадок материального мира и магических практик, более свойственных для католических южных народов западной Европы с господствующим схоластическим реализмом (среди которых изначально и зародились тамплиеры, попавшие в сети палестинских талмудистов) и вполне воплотившихся в розенкрейцерской деятельности возрожденных тамплиеров. Встраивание последней в общий масонский «устав» был осуществлен через свивание в один клубок мартинистской масонской традиции, учрежденной, как полагается, португальским иудеем-мараном Иоахимом Мартинесом де Паскуалисом и его учениками, создавшими орден-устав ни много ни мало «Рыцарей-Масонов Избранных Коганов Вселенной», а также египетской масонской традиции оккультизма, восходящей к легендарному А.Калиостро и «уставам» Мемфиса и Мицраима.

Несмотря на второстепенность розенкрейцеровских «уставов»-орденов в масонской иерархии, именно в них даже без «раскопок тайных схронов» с герменевтикой ритуалов и символов раскрывается истинная природа и «таинственный» источник тамплиерского масонства – талмудическо-хамитский гностицизм (каббализм). Спрятанные за рыцарскими доспехами «хранителей Храма» «избранные коганы», вознамерившиеся управлять «Вселенной», по самому своему названию – культовые служители талмудического иудаизма и того самого «Храма». «Тайное учение» этих новых космических наполеонов воспроизводило как припев старую змеиную песнь дьявола о якобы передаче Богом тайного и дающего власть «быть как боги» знания «избранным» (на сей раз Сифу и, после Потопа, Ною), которое было «извращено потомками» (в том числе христианами на Вселенских Соборах) и тайно передавалось другим «избранным» вплоть до «великого мастера» Хирама, и Х.Розенкрейца и высших градусов «Ордена» в лице «каганов-рыцарей-розенкрейцеров». «Великая тайна» заключается в собрании всех околоцерковных гностических ересей первых веков с акцентом на антитринитаризм и неоплатоническую космологию, а также всё том же самом стремлении вернуться обратно на Небо по Вавилонской башне («реинтегрироваться» в соответствии с главной книгой «ордена-устава» «Трактатом о реинтеграции» как комментария к Торе и Новому Завету в протестантском прочтении – то есть, очередного раздела бесконечного Талмуда) путем «теургии» (магического воздействия на Бога и призывания «ангелов-проводников» при помощи тайных знаков), нумерологического умственного блуда, ритуалов «изгнания зла из всего мира» и «молчаливого погружения в Сердце», которое на высшей ступени посвящения (заметим, что в истинной Церкви Христовой аскетическое стяжание благодати и созерцание нетварного божественного света никак не связаны с саном) переходит в вызывание и личное созерцание «светоносного Христа». В центре каббалистических знаков «Ордена Избранных Коганов» находятся гексаграмма, обозначающая в каббалистическом гностицизме взаимозамещение неба и преисподней, а также соитие духовного и материального миров через эротическое соитие мужского и женского начал и помещаемая в мартинизме в круге жизни поверх креста, а также пентаграмматон, представляющий собой измененное имя Христа на акроним (аббревиатуру) Иешуа, заключающий Его проклятие и подчиняющий Его имя схожему тетраграмматону – каббалистической комбинаторике букв Иеговы как одного из ветхозаветных именований Бога. В конце концов, высшие градусы Ордена стали объединяться в особый «клуб посвященных» с более чем откровенным названием «Каббалистический орден Розы и Креста».

В течение нескольких десятилетий каббалистический орден «избранных рыцарей-розенкрейцеров-коганов-масонов» был интегрирован в общую структуру «зверя из земли», соединившись с символическим масонством, и сам стал средством такой интеграции: а) включил в себя и переработал «национальный германский» «Устав строгого тамплиерского соблюдения» в «Исправленный шотландский устав» с «обязательной христианской верой», в котором были смешаны элементы «христианства» с каббалистической магией и который был признан «матерью-церковью» в лондонской «Великой Ложе»; б) сформировал для либерально-революционного «Великого Востока Франции» верхние степени масонства; в) «достиг соглашения» об объединении со стержневым «Шотландским уставом» (тем самым интегрировав и либерально-агностицистское масонство с регулярно-религиозным) в виде избрания высшего градуса «Избранных Коганов» только из высших градусов классического масонства (то есть, членов «Верховного Совета»), по сути, официально утвердив люциферианских магов-спиритистов в качестве элиты самого масонства; г) наконец, объединил и интегрировал в единую масонскую структуру (элементы которой постоянно хаотически распадаются, и неизменно склеиваются заново) еще одно масонское откровение – два «египетских ордена-устава» Мицраим и Мемфис, которые вначале в силу своего демонстративно-воинственного оккультизма были «отвергнуты» регулярным масонством и приняты либеральным «Великим Востоком Франции», но посредством ордена «Избранных Коганов» успешно заняли свое место в артели строителей «храма» сатаны и его «колоннаде».

Уже одним своим названием эти последние уставы, впоследствии объединенные мартинистами в один, снимали еще одну завесу с масонской церкви вместе со стоящей за ним талмудической каббалистикой. На протяжении истории ветхозаветной и новозаветной церквей-блудниц во всех их «ипостасях» и по сей день ими всячески создается иллюзия (особенно для внешних «унтерменшей») авраамическо-моисеевского и христианского происхождения традиции их вероучений и практики. Однако, в действительности, все их горделивые поползновения уходят корнями (не такими уж и глубокими) в каиново наследие, воспринятое, прежде всего, потомками Хама и его сыновей. Одним из таковых сыновей и был Мицраим, от которого произошел древнеегипетский народ, поглощенный знаменитым обильным общением и взаимодействием с падшими духами (оккультизмом). От его идолопоклонничества так и не смог избавиться после четырех столетий рабства выведенный из него Моисеем еврейский народ. В свою очередь, потомок Мицраима Мин основал древнюю египетскую столицу (а значит, и центр оккультизма) Мемфис, именем которого, между прочим, названы сразу 8 городов масонской «земли обетованной» США. И в то время, как ветхозаветным израильтянам и новозаветным христианам Богом было строго-настрого запрещено даже прикосновение к «религиозно-культурному наследию» хамитов, именно их духовными учениками и наследниками их гностических «тайн» и выступили талмудисты и их последователи масоны. Раскрываемой ныне «тайной (этих) тайн» оказывается возобновление под видом «восстановления Храма Соломона» строительства «мерзости запустенияна святом месте» (Мф.24:15) – богоборческой Вавилонской башни, начатой и незавершенной как раз племенником Мицраима тираном Нимродом. Причем за строительными работами иудео-масонов над храмом-башней скрывается главное – внутреннее – строительство, строительство столпа гордости в сердцах и самого государства-антицеркви Антихриста как их соединения – в противовес строительству христианскому: «Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Пет.2:4-5).

Главным «апостолом» очередного «просвещающего» «устава Мицраима» был алхимик и колдун А.Калиостро – бывший послушник католического ордена бенедиктинцев, приближенный великого магистра католического мальтийского ордена М.Пинту да Фонсеки (как несложно догадаться, португальского происхождения), мошенник, сутенеривший собственной женой. Масонская лестница степеней хамитского ордена насчитывала 90 градусов, объединенных в 18 классов, и, проходя через «архитектурные» и «рыцарские» классы, на вершине заканчивалась такими говорящими степенями, как «Рыцарь Хануки», «Весьма Мудрый Князь Израэлит», «Державный Князь Талмудим», «Державный Князь Цадиким», «Великий Харам», «Державный Князь Хасид» и высшими «каббалистическими Державными Князьями». Благодаря им мы, наконец, узнаем о совпадении талмудических и хамито-шаманских религиозно-политических (единых как в Ватикане) чинов.

«Устав Мемфиса» со своей стороны привносит в масонскую церковь соцветие всевозможных языческих культов, запечатлевая их в высших «сериях» степеней: «Мудрец Шиваист», «Князь Зодиака», «Возвышенный Герметический Философ», «Возвышенный Понтифик Исиды», «Мудрец Пирамид», «Возвышенный Понтифик Исиды», «Царь Пастырь Кущей», «Князь Священной Долины», «Мудрец Пирамид»,«Толкователь Иероглифов», «Орфический Целитель», «Целитель Священных Вед», «Возвышенный Рыцарь Золотого Руна», «Возвышенный Рыцарь Лучезарного Треугольника» и на верхушке – автократичный «Державный Князь Магов Святилища Мемфиса». За всей этой агонией параноидальной мании распаленного величия рельефно проступала готовность стоящего за ними дьявола приступить к «собиранию разбросанных камней» (Еккл.3:5) – всех языческих верований и культов как чад своего блудодействия. «Познание тайной мудрости мудрецов» всех народов от подножия развалин Вавилонской башни (Быт.11:8), собственно, и было заявлено главной целью устава.

Объединение «уставов» Мицраима и Мемфиса в один был осуществлен, с попутным вобранием их в себя, верховными жрецами «Избранных Коганов Вселенной» (мартинистами) и его элитным «Каббалистическим орденом розенкрейцеров». И хотя высшее «благородное» англо-саксонское масонство долгое время демонстративно и «ворочало нос» от «Избранных и Великих Цадиков-Коганов-Магов-Рыцарей-Архитекторов» за их более чем откровенность, чуждую масонам до самого последнего времени победы «Постмодерна» (духа Антихриста), свивающиеся «мистические» уставы через «Великий Восток Франции», «Исправленный шотландский устав» и их признание «Великой ложей Англии» неотступно интегрировались в общую масонскую иерархию (притом в ее верхние эшелоны).

В масонской системе разделения труда (в подражании Церкви Христовой: 1 Кор.12:5-27) высшая элита «орденов-уставов» розенкрейцеровских «Избранных Коганов» и «Мемфиса-Мицраима» занимала жреческую нишу отрешения от мелких политическо-экономических дел и постоянных внешних коллективных ритуалов («работ») и сосредоточения на индивидуальных «свободных» каббалистических спекуляциях, изучении «древних мудростей» (чернокнижия), магических ритуалах и непосредственном общении с бесами: достаточно сказать, что в их число входили духовные наставники Французской масонской революции – «материалистические» философы-энциклопедисты. Почти сотня степеней, посвящение в высшие из которых, объединенные в «Гностическую церковь» (тщательно скрывающую свои догматы и практики), предполагало освоение языческих религий (или их суррогатов) соответствующих народов и прохождение сложных испытаний и инфернальных ритуальных посвящений, превращала жизнь адепта в бесконечную подготовку и участие в черных мистериях в перерывах между совершением индивидуальных магических ритуалов и медитаций.

Кому-то может показаться странным, что оккультно-мистическая часть масонства является не «высшей», а подчиненной по отношению к ритуально-политической (прагматическая): ведь, казалось бы, оно должно находиться на вершине «восхождения» церкви как «духовного» ордена. Но эта логичность соблюдается как раз в истинной Церкви – православной, – для которой всё земное суть лишь преддверие небесного, а все материальное и общественное – стены и опоры для духовного восхождения. Масонский «зверь от земли с рогами, подобными агнчим», – ползучий библейский змей – тем и составляет антицерковь, что вся ее таинственная магия и всё иное общение с дьяволом и его слугами-бесами (от гаданий и спиритизма до «прозрений» и «схождений духа») направлено, в конце концов, на достижение земного успеха – наслаждений, богатств, власти и тщетной славы (в том числе перед зеркалом), которыми временно и не самодержавно распоряжается «князь мiра сего», а жизнь вечная и духовное богатство внутреннего мира, в отношении к которым последний является полным импотентом и губителем, находится за пределами масонских «храмов» и сердец «избранных».

Обратим внимание, что во всем этом коллективном шабаше участвуют не какие-то маргинальные сектанты, пациенты психиатрических больниц или распущенные подростки, увлекшиеся мифологическо-приключенческой литературой, а ведущие западные (и все больше международные) чиновники, религиозные лидеры, партийные и общественные деятели, крупные магнаты-собственники, ученые и преподаватели ведущих ВУЗов, журналисты, деятели искусства, которые, строя из себя «прогрессивно мыслящих» атеистов, материалистов и гуманистов, одновременно участвуют в качестве «жрецов» и «стюардов» в сатанинских ритуалах. Причем с каждым поколением скрывая это все меньше и меньше. Достаточно только сказать, что традиционно «Великим мастером» главной в Европе «Объединенной великой масонской ложей Англии» (патриархом масонской церкви-матери)с определенного времени официально является один из принцев великобританской королевской семьи (ныне – Эдвард Кентский). А представители современной западной элиты своим масонством едва ли не хвастаются, позируя перед камерами в своих фартуках и белых перчатках и снимая фильмы для Discovery о «работах» в своих антихристианских ложах.

 

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1502
Похожие новости
23 сентября 2017, 11:00
21 сентября 2017, 19:15
22 сентября 2017, 15:00
20 сентября 2017, 18:00
22 сентября 2017, 12:30
21 сентября 2017, 22:18
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 сентября 2017, 10:30
21 сентября 2017, 09:15
18 сентября 2017, 18:45
22 сентября 2017, 10:15
22 сентября 2017, 15:00
20 сентября 2017, 08:00
20 сентября 2017, 20:30