Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Провокация эффективнее газетной утки. Информационно-ударные операции как новый этап противоборства

Информационное противоборство становится неотъемлемой частью современной политики, а распространяемые сведения оказываются эффективным инструментом воздействия в мирное и военное время как на союзников, так и на противников. Ресурсов СМИ для создания нужной «картины мира» совершенно недостаточно, поскольку в условиях массового доступа к Интернету и альтернативным источникам информации невозможно продолжительное время выдавать черное за белое и наоборот.
Анализ войн и военных конфликтов, атрибутом которых становится информационное воздействие на общественное мнение, позволяет говорить о том, что инфоповоды не только подбираются де-факто, поскольку среди реальных фактов на новостных лентах не так много материала для проведения информационных атак или операций, но и создаются заранее, искусственно, что невозможно без действий в рамках единого плана. Возможности самих СМИ в плане формируемых заранее сюжетов весьма ограничены не только по финансовым соображениям, но и по причинам, связанным с утечкой информации при подготовке постановочных сцен и упреждающими разоблачительными репортажами. К тому же репутация СМИ, использующих в своем арсенале слишком часто постановочные и неподтвержденные сюжеты, падает, теряется аудитория, а это чувствительно не только для небольших агентств, работающих на ниве информационного противоборства, но и для гигантов массмедиа.
Гораздо более эффективным является симбиоз ударно-диверсионных и непосредственно информационных операций, в которых необходимый и реальный информационный факт создается реальными представителями сил специальных операций или иных спецслужб, а его подачей в нужном ключе занимается команда, непосредственно связанная с продвижением данного события в СМИ и его комментарием. Таким образом, следует говорить об эволюции стратегии информационного противоборства в плане неизбежного объединения информационной и диверсионно-подрывной составляющей, что дает выигрыши стороне, проводящей подобные операции. Это и возможность разрабатывать их непрерывно, формируя нужные информационные поводы с помощью диверсий, по единому замыслу, и способ избежать обвинений в использовании постановочных сюжетов и непроверенной информации.
Если правительство жестко контролирует ситуацию и силовые ведомства проявляют лояльность к действующей власти, то начинается переход к формированию «силового блока» повстанцев
В истории спецслужб и ранее проводились подобные акции, чаще именуемые провокациями, дававшие возможность создать требуемую информационную повестку в нужный момент. Однако масштаб подобных операций был ограничен как по региону, так и по целевой аудитории. Ныне эволюция информационных технологий позволяет охватить в режиме реального времени значительное число потребителей, каждый из которых становится либо солдатом информационной войны, либо его активным или пассивным помощником.
Опыт объединения информационных сил и средств в структуры, действующие по единому замыслу и плану, способные мобилизовать большие массы людей на выполнение определенных задач, впервые был опробован в нацистской Германии. Мощная информационно-пропагандистская машина, объединенная в отдельное министерство, работала по единому замыслу и плану совместно со спецслужбами, армией и дипломатическим ведомством Третьего рейха.
Характер и содержание современных информационных операций против России, проводимых с территорий Украины, Грузии, Молдавии, Литвы, свидетельствует о том, что они координируются по единому замыслу и плану специалистами более высокого уровня, нежели те, что имеют паспорт этих государств и являются непосредственными исполнителями.
Уничтожение на территории ДНР и ЛНР известных командиров ополчения, выполненное ССО Украины, прикрывалось их коллегами из подразделений психологических операций как «борьба за власть» в непризнанных республиках, а реализация в медийном поле различных программ по «возвращению» на Украину лиц с территории ЛНР и ДНР доводится до логического конца специалистами из спецслужб, что всегда заканчивается для возвращенцев печально. Практически постоянно в моменты провокаций во время достигнутого перемирия на месте оказываются представители украинских СМИ. Никто уже не удивляется тому, что командование ВСУ продолжает привлекать украинские СМИ для подготовки специальных материалов, которые можно будет использовать и для списания небоевых потерь. Последний пример – по информации от источника в штабе ОТГ «Север», с 26 ноября в зоне ответственности 59-й бригады отмечена работа украинских СМИ (ICTV, «5 канал»), деятельность которых координируют офицеры 74-го Центра ИПсО ВСУ. Кроме того, по указанию комбрига Шаповалова для съемок постановочного сюжета на позициях в районе поселка Мироновский отмечена работа военнослужащих разведроты 59-й бригады, одетых в форму народной милиции ДНР, с задачей демонстрации нарушений комплекса дополнительных мер, в частности проведение инженерных работ и нарушение режима перемирия.
Не следует скептически относиться к созданию на территории Украины министерства информации как попытки объединить под общим руководством все медийные ресурсы, в том числе и для ведения информационной войны против России. В эпоху гибридных войн в выигрыше будет тот, кто первый сконцентрирует все информационные средства для ведения подобного рода противоборства.
Не будет ошибкой предположить, что за этими экспериментами на территории нынешней Украины стоят кураторы, которые обкатывают стратегию и тактику диверсионно-информационных операций и ищут наиболее эффективные способы и средства воздействия на общественное и индивидуальное сознание.
В том же контексте следует рассматривать и ту антироссийскую истерию, которая нагнетается на территориях бывших союзных республик, где под патронатом ЦРУ созданы различные информационные центры, которые теперь рассматриваются как плацдармы для ведения гибридной, а в будущем, возможно, и настоящей войны в отношении России и ее союзников.
Фактически геополитический противник уже рассматривает возможные сценарии совместного использования информационных (провоцирование массовых беспорядков, как в Белоруссии), диверсионных (выведение из строя критически важных объектов инфраструктуры) и непосредственного применения вооруженных сил (сначала сателлитов как расходного материала, а затем своих) для достижения военного превосходства и максимально быстрого захвата территории России.
Именно этот сценарий лежит в основе доктрины, получившей название «Троянский конь», одним из инструментов реализации которой является использование тандема информационных диверсий и силового воздействия в различных сочетаниях.
Сценарий «Троянского коня» как синтез элементов «цветной революции» и военного вторжения отработан в Восточной Европе и на бывшем постсоветском пространстве. С небольшими различиями события в Венгрии, Чехословакии, Польше, Югославии, Прибалтике, Грузии, Украине развивались по одному алгоритму. Сначала следуют информационная демонизация политического руководства страны-жертвы и эпизодические случаи кибератак. Так, используя троллинг в Интернете и проводя широкомасштабную пропагандистскую и дезинформационную кампанию, разжигаются антиправительственные настроения и инициируются массовые протестные движения в городах. Населению навязчиво объясняют, что все социально-экономические проблемы исчезнут, когда оно освободится от собственного правительства. На этом этапе действует преимущественно информационная составляющая воздействия.
Если правительство жестко контролирует ситуацию и силовые ведомства проявляют лояльность к действующей власти, то начинается переход к формированию «силового блока» повстанцев для организации вооруженного восстания. В частности, госпожа Тихановская, объявленная на Западе президентом Белоруссии, в полном соответствии с изложенным выше объявила о начале формирования на территории страны партизанского движения. На этом этапе начинается тесное взаимодействие информационной и диверсионной составляющих, поскольку помимо внешней информационной поддержки повстанческому движению требуются деньги, оружие и специалисты-координаторы.
В зависимости от характера протекания второго этапа следующим может стать война, которую назовут вооруженным конфликтом или национально-освободительным движением – об этом позаботятся те, кто отвечает за информационную составляющую. И тут могут задействоваться войска «заинтересованных сторон», присутствие которых на границе ранее скрывалось. Предшествующие же военному вмешательству пропагандистские действия или саботаж в экономике страны нацелены на затруднение своевременной мобилизации армии для защиты или предупреждения своих граждан. Кибератаки, а также саботаж на данном этапе преследуют цель нарушения каналов связи между властями и командованием вооруженных сил.
Таким образом, в наступившую эпоху гибридных войн налицо переход от чисто информационного к диверсионно-информационному противоборству. Стратегия защиты от которого строится отработкой мероприятий на каждом из перечисленных этапов, способных при наличии сил и средств нивелировать планы геополитических противников. С формированием кибервойск, сил психологических операций (ПсО) и сил специальных операций и создав значительный информационный ресурс, геополитические конкуренты перешли к новому этапу противостояния. Следует понимать, что в выигрыше окажется тот, у кого информационная и силовая составляющие будут готовы к ведению подобного противоборства, и проиграет та сторона, которая не сконцентрирует информационно-диверсионные и военные ресурсы в нужное время в нужном месте.
Григорий Никоноров
Игорь Родионов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
514
Похожие новости
13 апреля 2021, 00:15
07 апреля 2021, 10:00
07 апреля 2021, 10:00
13 апреля 2021, 00:15
08 апреля 2021, 12:30
12 апреля 2021, 11:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
07 апреля 2021, 15:45
07 апреля 2021, 15:45
09 апреля 2021, 13:30
06 апреля 2021, 15:15
08 апреля 2021, 20:15
06 апреля 2021, 17:00
09 апреля 2021, 07:45