Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

«Ракеты — санкции — ракеты»: США и Иран втягиваются в конфронтацию

Конец прошлого месяца и первые дни февраля задали конфронтационный ритм и без того крайне сложным отношениям между ключевыми игроками на Ближнем Востоке. Напряжённым выдался отрезок 29 января — 5 февраля. Он вместил ряд событий, которые могут ввергнуть регион в спираль жёсткого противостояния США и Саудовской Аравии с одной стороны и Ирана — с другой.

После ракетных пусков в Иране 29 января, примечательным образом состоявшихся в тот же день, когда президент США Дональд Трамп и король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз аль-Сауд в ходе телефонного разговора сошлись на необходимости совместного противостояния «дестабилизирующей роли» Тегерана в регионе, имел место ещё один «ракетный сюжет». Вечером 5 февраля поддерживаемые Ираном повстанцы-хуситы Йемена впервые за всё время конфликта в этой стране запустили баллистическую ракету в сторону саудовской столицы. Модифицированная йеменцами версия советской Р-17 ракетного комплекса 9К72 «Эльбрус» — «Вулкан» — с облегчённой боевой частью, что позволило увеличить дальность до 1200 км, поразила военный объект в городе Музахмийя, расположенного в 40 км к западу от Эр-Рияда.


Удар хуситами «Вулканом» по столице Королевства, о котором они предупреждали ещё осенью прошлого года, пришёлся на пик американо-иранского обострения. 3 февраля Вашингтон ввёл новые санкции против Ирана, на следующий день аэрокосмические силы Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) провели учения с теми же ракетными пусками. Затем из администрации Трампа иранцам недвусмысленно посоветовали «не испытывать решимость» нового американского лидера.

За несколько часов до ракетного удара по Эр-Рияду просаудовские СМИ живо обсуждали тему совместного выступления Королевства и США для сдерживания иранской экспансии на Ближнем Востоке. В качестве «вещественного доказательства» приводилось срочное направление к южному побережью Йемена, в район Баб-эль-Мандебского пролива, миноносца USS Cole (1).

Наконец, 7 февраля, выступая перед командным составом ВС Ирана, верховный руководитель ИРИ аятолла Али Хаменеи заявил, что «ни одному врагу не удастся парализовать иранский народ». Духовный лидер иранцев также призвал показать этим самым «врагам» в предстоящую пятницу свою решимость (на 10 февраля выпадает 38-я годовщина Исламской революции в Иране).

Таким образом, последовательность развития событий по схеме «ракеты — санкции — ракеты» задаёт крайне тревожную тенденцию в противостоянии указанных выше сил. Тегеран искусно продемонстрировал свои возможности создавать непосредственные проблемы Эр-Рияду с йеменского направления. К саудовским приграничным районам Джизан, Наджран и Асир под прицелом хуситов прибавились крупные населённые пункты вглубь территории Королевства, вплоть до его столицы.

Параллельно было уязвлено и американское самолюбие, ведь саудовскую столицу казалось бы «плотно прикрывают» поставленные ранее союзнику в Персидском заливе системы ПВО-ПРО Patriot. Трамп некогда грозился «выбить (ВМС) иранцев» из Залива, если те не прекратят свои «провокационные действия» в отношении кораблей американского флота в этом субрегионе. Теперь выходит, что слова 45-го президента США всё больше походят на ничем не подкреплённую запальчивость. Иран не только остаётся в Заливе, но и может основательно беспокоить США и их партнёров с других направлений. При этом крупнейший арабский получатель американского оружия на поверку оказывается незащищённым даже от далеко не самых современных боевых носителей.

Йемен неуклонно становится точкой геополитического провала Саудовской Аравии. Хуситы всё также боеспособны, ведомая саудовцами арабская коалиция не в состоянии без значительной помощи извне переломить ситуацию в Йемене в свою пользу. В беднейшей стране Аравийского полуострова, буквально растерзанной затяжным внутренним вооружённым конфликтом, наметились и первые провалы у американцев.

Свой разговор с королём Салманом президент Трамп 29 января решил «подкрепить» операцией американского спецназа против йеменских аль-каидовцев. Но её итоги оказались, по меньшей мере, неубедительными. По данным СМИ США, главарь группировки «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (AQAP) Касим аль-Райми являлся целью рейда американских коммандос в южной йеменской провинции Байда. Однако лидер местного филиала «Аль-Каиды» избежал ликвидации, спецназ США понёс боевую потерю, к тому же не удалось избежать жертв среди гражданских лиц в ходе операции с применением беспилотников и вертолётов. Первая масштабная антитеррористическая операция американцев при Трампе не удалась, хотя было понятно, что новый хозяин Белого дома настраивался начать своё президентство на «мажорной ноте» борьбы с терроризмом (2).

Теперь у администрации президента-республиканца появилось больше поводов тщательнее обдумывать свои дальнейшие шаги и в Йемене, и в отношениях с Ираном, и в ближневосточном регионе в целом. Застать ни Тегеран, ни хуситов, ни общего врага «Аль-Каиду» врасплох не получилось. Тем более не получится это провернуть в Сирии и Ираке. Острота момента настоятельно требует не только разработки усовершенствованной модели поведения США на Ближнем Востоке, но и реального обращения к поиску крепких партнёров в борьбе с терроризмом.

Американские СМИ уже поведали, что шефу Пентагона Джеймсу Мэттису поручено до конца текущего месяца представить Трампу новую концепцию контртеррористической операции ВС США в регионе. Особая установка Белого дома — поиск того самого крепкого партнёра. Если Трамп всё же решится на жёсткую конфронтацию с Ираном, поддавшись влиянию голосов из Саудовской Аравии, Израиля и своего ближайшего окружения, то это вовсе не означает, что, например, Эр-Рияд и другие арабские монархии Залива моментально предстанут последовательными союзниками США в разрабатываемой Пентагоном антиджихадистской стратегии.

Важно также отметить роль России в недопущении разрастания конфронтации США и Саудовской Аравии с Ираном до критических масштабов. Пока об этой миссии Москвы приходится говорить лишь в потенциальном ключе, а не в свете уже принимающей предметные очертания перспективы. Между тем, очевидно, что в запасе у США, Саудовской Аравии и особенно Ирана нет других потенциальных кандидатов на роль «честного маклера» для разрядки ситуации. Россия представляется мировой державой, с которой в равной мере настроены считаться все нынешние фигуранты конфронтационной канвы событий «ракеты — санкции — ракеты». И это вселяет определённый оптимизм в способность США и Ирана не доводить нынешнюю «горячку» между ними до военных форм выражения своей решимости, о которой они последние дни не перестают предупреждать друг друга.

(1) Is Yemen the first front in Trump’s confrontation with Iran? // Al Arabiya, February 5, 2017.

(2) Как сообщил американский телеканал NBC, спецназу было дано секретное задание либо захватить, либо уничтожить Касима аль-Райми, которого Соединённые Штаты считают третьим самым опасным террористом в мире. NBC также отметил, что главарь AQAP после рейда коммандос распространил аудиозапись, в которой высмеял Трампа. Военные источники NBC сообщили, что данная запись является подлинной.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

742
Похожие новости
23 ноября 2017, 13:15
23 ноября 2017, 10:45
22 ноября 2017, 13:30
22 ноября 2017, 18:45
22 ноября 2017, 13:30
22 ноября 2017, 13:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 ноября 2017, 13:45
22 ноября 2017, 00:00
22 ноября 2017, 16:00
22 ноября 2017, 10:45
17 ноября 2017, 16:45
19 ноября 2017, 16:30
17 ноября 2017, 16:30