Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Реанимируют ли «Индокитайское НАТО»?

Договор коллективной защиты Юго-Восточной Азии или Манильский пакт (англ. SEATO) был учрежден 8 сентября 1954 г. по инициативе США. В СЕАТО входили США, Великобритания, Франция (до 1974 г.), Пакистан (до 1973 г.), Таиланд (до 1975 г.), Филиппины, Австралия, Новая Зеландия.



Партнёрами СЕАТО по диалогу были Южная Корея (Республика Корея), Южный Вьетнам (Республика Вьетнам). На момент подписания договора Южный Вьетнам входил во Французский союз вместе с Камбоджей, в 1975 г. Республика Вьетнам прекратила своё существование.

 

Неофициально его именовали Индокитайским НАТО, поскольку эта военно-политическая группировка была направлена на борьбу против национально-освободительных, главным образом, коммунистических и иных «прогрессивных» движений в Юго-Восточной Азии (ЮВА).

Если говорить в более широком контексте, создание СЕАТО было обусловлено, прежде всего, геополитическими опасениями Запада.

То есть тем, что СССР, КНР и Северный Вьетнам, как отмечалось на Манильском совещании по учреждению СЕАТО, могут создать тройственный военно-политический союз. Что «радикально изменит ситуацию в регионе в пользу Москвы и Пекина», – как отмечалось в ходе Манильского совещания. Потому требуется формирование военно-политической системы, схожей с НАТО, «для сдерживания коммунистической экспансии не только в Южном Вьетнаме, но и по всей Юго-Восточной Азии». Но примечательно, что Южный Вьетнам, где решающее влияние Франции было уже в середине 1950-х «заменено» американским, не включили в SEАTO. Хотя Сайгон не единожды предлагал свое участие в блоке.


Похоже, западные державы не стремились связывать себя (и, тем более, «примкнувших» к ним Таиланд, Филиппины и Пакистан) обязательствами по военной помощи южновьетнамскому режиму. США, как известно, оказывали ее на двухсторонней основе до начала 1970-х, но в Сайгоне, понятное дело, стремились вовлечь все страны блока в оказание такой помощи. Потому и хотели южновьетнамские власти участвовать в СЕАТО.

Однако в Вашингтоне, Париже и Лондоне понимали, что Южный Вьетнам будет самым слабым и наиболее уязвимым звеном блока. И помощь южновьетнамским повстанцам со стороны СССР, КНР и ДРВ будет только усиливаться, а это неизбежно приведёт отнюдь не к «прозападному» воссоединению Вьетнама. Тем более что повстанцы уже ко второй половине 1950-х контролировали свыше 15% южновьетнамской территории. Не только американские, но и французские, британские, филиппинские СМИ еще в середине 1960 гг. отмечали, что Южный Вьетнам существует только благодаря размещенным там войскам США и за счет финансовой помощи от Вашингтона.

Южновьетнамский премьер Нгуен Као Ки в беседе с послами США, Филиппин и Тайваня в Сайгоне в конце августа 1967 г. заявил, что «неучастие страны в SEATO вскоре предрешит судьбу нашего государства». Ему никто не возразил…

Но в отличие от НАТО нападение на одного из участников договора СЕАТО автоматически не считалось нападением на остальных. Следовательно, каждый участник мог эффективно заблокировать любое коллективное действие СЕАТО. Однако, в соответствии со статьей 4, участники СЕАТО обязались в случае вооружённой «агрессии» «в районе, охватываемом договором», против кого-либо из них, «действовать для преодоления этой общей опасности соответственно со своими конституционными процедурами» и консультироваться в случае возникновения «угрозы агрессии».

Манильский договор мог быть распространён и на другие страны, т.к., согласно статье 8, в зону действия СЕАТО входил «общий район Юго-Восточной Азии», в т.ч. все территории азиатских договаривающихся сторон, и «общий район юго-западной части Тихого океана, не включая районы Тихого океана севернее 21 градуса 30 минут северной широты». Вопреки решениям Женевского совещания 1954 г. о принципах политического урегулирования во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже и об уважении их суверенитета, участники совещания в Маниле подписали дополнительный протокол, распространявший действие Манильского договора на Южный Вьетнам, Лаос и Камбоджу.

Планировалось включить в СЕАТО Португалию и Голландию. Но их правительства серьезно опасались, что участие в блоке усилит антизападные настроения в португальских Макао (на юге Китая), Восточном Тиморе (окружен территорией Индонезией) и в голландском Западном Ириане (западный регион острова Папуа-Новая Гвинея) и как следствие лишит Голландию и Португалию этих территорий. Неучастие же этих стран в СЕАТО сохранило Западный Ириан за Голландией до 1963 г., Восточный Тимор – за Португалией до 1975 г. А Макао оставалось португальским до 1999 г.

И хотя в 1977-м блок был распущен, стремление его западных экс-участников вернуться в регион сохранилось, а в связи с обострением с середины 1980-х споров между странами региона по принадлежности многих участков и островов Южно-Китайского моря получило дополнительный импульс.

Именно в спорных районах этого бассейна имеются крупные запасы нефти и природного газа.

В заявлении Большой семерки (27 мая 2017 г.) сказано об озабоченности территориальными спорами в Южно-Китайском море и содержится призыв к демилитаризации спорных районов. Напомним, что КНР с конца 1950-х официально заявляет, точнее – напоминает о своем суверенитете в отношении большинства этих районов, оспариваемом почти всеми прибрежными странами, включая Тайвань, хотя и без участия в тех же спорах Таиланда и Камбоджи. Усиливается и военное присутствие КНР в Южно-Китайском море, а с 2012 г. становятся всё более частыми визиты сюда кораблей ВМС и ВВС США.

Характерно в этой связи, что упомянутая озабоченность G-7 была заявлена в канун 40-летия со времени роспуска СЕАТО. Причем в СМИ США, Австралии, Великобритании в последнее время нередко высказываются мнения, что, дескать, с роспуском СЕАТО, скорее всего, поторопились, и чем «агрессивнее» будет действовать КНР в этом бассейне, тем больше вероятность реанимации блока.

Роспуск СЕАТО, отметим, был обусловлен рядом взаимосвязанных факторов. Во-первых, США потерпели сокрушительное военно-политическое поражение во Вьетнаме, Лаосе и Камбодже в 1974-1975 гг. Именно в те годы, как и в 1960-х, другие западные державы-участницы СЕАТО не оказывали существенной военной поддержки США в Индокитае. В Великобритании и Франции не могли не помнить о всяческом содействии американцев «уходу» Лондона из соседних с Индокитаем Малайи, Северного Борнео (с середины 1960 гг. Федерация Малайзии) и Сингапура в конце 1950 – начале 1960 гг., а Парижа – из Вьетнама, Камбоджи и Лаоса к концу 1950-х.

Во-вторых, Франция в 1974-м, – в канун окончательного поражения США в Камбодже, Лаосе и Южном Вьетнаме – официально заявила о выходе из блока. Это было связано и с тем, что со второй половины 1960 гг. США стали не только поощрять претензии Мексики на французские восточно-тихоокеанские острова Клиппертон и Виль-де-Тулуз, но и поддерживать сепаратистов в обширных тихоокеанских территориях Франции (большинство Южно- и Восточно-Тихоокеанских островов). В-третьих, блок покинули региональные союзники США – Пакистан и Таиланд (в 1972 и 1975 гг.). В-четвертых, блок СЕАТО затруднял китайско-американское политическое сближение, стартовавшее еще в начале 1970-х. Совокупность этих факторов и привела к роспуску блока.

Но факт существования СЕАТО до середины 1977 г. показывает, что США прилагали серьезные усилия для сохранения военно-политического присутствия бывших метрополий и в целом Запада в регионе.

Во всяком случае, в СЕАТО оставались до конца июня 1977 г. США, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия и Филиппины. А южно-тихоокеанской «подпоркой» блока был сохраняющийся поныне военный блок АНЗЮС (Тихоокеанский пакт безопасности) в составе США, Австралии и Новой Зеландии, действующий с апреля 1952 г.

Возможные проекты по восстановлению СЕАТО в нынешних условиях связаны, прежде всего, с ресурсным фактором. Именно через Южно-Китайское море ежегодно проходит до трети общемирового грузопотока. Контроль над этим маршрутом – это, по сути, контроль за всей ЮВА, а также над южным побережьем КНР и северным – Австралии. Вдобавок в том же бассейне имеются разведанные еще в 1930 – 1950-х гг. крупные запасы нефти и газа, по сей день не поделенные между прибрежными странами. А это, по данным Минэнерго США, 5,4 млрд баррелей нефти и 55,1 трлн кубометров газа. Китайские оценки этих ресурсов – минимум в полтора раза больше.

Бывшие колонизаторы – США, Великобритания, Франция и Голландия – провели здесь морские границы с таким расчетом, чтобы постоянно возникали конфликты между странами бассейна. Не означает ли это, что таким образом они заранее готовили почву для возможного восстановления СЕАТО?
Автор: Алексей Балиев
Первоисточник: http://www.stoletie.ru/geopolitika/reanimirujut_li_indokitajskoje_nato_190.htm


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

370
Похожие новости
09 декабря 2017, 13:00
13 декабря 2017, 07:15
12 декабря 2017, 10:00
12 декабря 2017, 18:00
12 декабря 2017, 10:00
11 декабря 2017, 10:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
09 декабря 2017, 19:00
07 декабря 2017, 16:30
07 декабря 2017, 11:15
09 декабря 2017, 00:15
11 декабря 2017, 23:30
08 декабря 2017, 13:45
11 декабря 2017, 10:45