Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Рекс Тиллерсон, Exxon Mobil и отделение нефти от государства

The Financial Times, Великобритания

© AFP 2016, Eric Piermont

Звезда Рекса Тиллерсона взошла в январе 1998 года, когда он стал руководить операциям Exxon в России и регионе Каспийского моря. Среди других операций был трудный, но многообещающий нефтяной проект «Сахалин-1».


Под руководством Тиллерсона в октябре 2005 года началась добыча нефти на этом участке, причем работы были осуществлены строго по графику и с превышением изначального бюджета всего на 30%. Это не пустяк: проект по экспорту сжиженного природного газа «Сахалин-2» Royal Dutch Shell в том же районе опаздывал на год, а его бюджет удвоился до 20 миллиардов долларов.


Проблемы с «Сахалин-2» позволили российскому правительству оказать давление на Royal Dutch Shell и ее партнеров с требованием продать контрольный пакет акций «Газпрому». Но в проекте «Сахалин-1» Exxon сохранила свои позиции рядом с контролируемой государством компанией «Роснефть», и «Сахалин-1» до сих пор остается успешным.


«Exxon отличается очень систематичным и дотошным подходом, и на Сахалине это пошло им на пользу, — сказал Тан Густафсон (Thane Gustafson) из консалтинговой компании IHS Markit. — В целом их отношения с «Роснефтью» остаются очень хорошими».


Российский опыт 64-летнего Тиллерсона стал главной причиной противоречий вокруг его кандидатуры, когда Дональд Трамп решил назначить его госсекретарем. На слушаниях по его кандидатуре в комитете Сената по иностранным делам в этом месяце на него набросился сенатор Марко Рубио, критиковавший отношение президента Владимира Путина к правам человека. Тиллерсона постоянно спрашивали о его позиции по поводу санкций, введенных США против России после вторжения в Крым.


Подозрения о природе отношений Трампа с Россией и по поводу помощи, оказанной ему Путиным, сделали особенно деликатным вопрос о связях Тиллерсона. Сенатор от Аризоны Джон Маккейн заявил о своей «серьезной озабоченности» тем, что президент Путин в 2013 году наградил Тиллерсона Орденом Дружбы.


Но в конце недели тучи, омрачавшие дорогу Тиллерсона, рассеялись. Джон Маккейн и сенатор от Южной Каролины Линдси Грэм, тоже сомневавшийся в Тиллерсоне, сказали о готовности проголосовать за него во время обсуждения в комитете Сената 23 января.


«Все подогнано»


Есть и другой способ посмотреть на российский опыт Тиллерсона: отнестись к этому, как к показателю его характера и компетентности. Он работал в Exxon, с 1999 года ставшей ExxonMobil, в течение 41 года, а в течение 11 лет был главным менеджером этой компании, пока не уволился в конце прошлого года. Карьера Тиллерсона служит ключом к пониманию его сильных и слабых сторон.


Тиллерсон — инженер, а Exxon — инженерная компания, помешанная на эффективности и аккуратности. «У Exxon есть очень сильная культура, — сказал Робин Уэст (Robin West) из BCG Center for Energy Impact. — Когда Ангелу Меркель попросили описать Германию, она сказала, что в этой стране окна без щелей. Так же работает Exxon — все подогнано».


Бывший высокопоставленный руководитель другой нефтяной компании сказал, что совещания с Exxon всегда были забавными, так как представители Exxon всегда были одинаково пострижены и носили костюмы цвета хаки и белые рубашки с коротким рукавом. Они всегда одинаково раскладывали свои блокноты и карандаши на столах.


Судьбоносным моментом в закреплении этой культуры стал инцидент с севшим на мель танкером Exxon Valdez в 1989 году. В результате этого происшествия в Проливе Принца Вильгельма у берегов Аляски в море вылились 257 тысяч баррелей нефти.


Это происшествие, по некоторым оценкам крупнейшее в своем роде в США, причинило огромный урон репутации Exxon. Чтобы не допустить повторения таких несчастных случаев, компания пересмотрела инструкции и внедрила так называемую систему интегрированного управления операциями (OIMS). Эту систему называют «дисциплинирующим» механизмом для управления рисками и обеспечения безопасности. Сегодня все делается строго по инструкции, по бумагам из папки с кольцевым механизмом, устанавливающим требования системы OIMS.


Эту модель затем переняла вся индустрия. Хотя руководители других компаний посмеиваются над Exxon, они также восхищаются ею, а ее результативность бесспорна. Крупные проекты, завершенные в 2011-2015 годах, в среднем в индустрии обходились на 17% выше первоначального бюджета, тогда как у Exxon этот показатель составлял всего 7%, согласно данным, опубликованным компанией в прошлом году.


Тиллерсон варился именно в этой требовательной культуре. После катастрофы, произошедшей в 2010 году на месторождении Deepwater Horizon, принадлежавшем компании ВР, он даже не пытался скрыть свое презрительное отношение к ошибкам, из-за которых произошла авария. «Этот провал был результатом просчетов руководства, — сказал он в 2011 году. — Если все делается правильно, то такие вещи не случаются».


Трудный пример для подражания


Он изучал инженерно-строительное дело в Университета Техаса, вдохновленный, по его собственным словам, посадкой космического корабля на Луне в 1969 году, осуществленной из центра управления полетами в Хьюстоне, всего в 150 км от его школы в Хантсвилле. Поступив на работу в Exxon в 1975 году, он занимал разные должности, в том числе, руководил работами в Техасе и Оклахоме и координировал международные продажи газа.


После успешной работы в России и Каспийском регионе Тиллерсон стал в 2004 году президентом Exxon, что сделало его вероятным будущим преемником Ли Рэймонда (Lee Raymond), уважаемого главы компании. Когда Рэймонд уволился в конце 2005 года, Тиллерсона считали единственным кандидатом на его замену.


Жесткий, но талантливый Рэймонд был трудным примером для подражания. «Чтобы ни думали о нем борцы за окружающую среду, Рэймонд был самым воодушевляющим среди руководителей компаний, — сказал бывший руководитель другой крупной нефтяной компании. — Рексу было очень трудно произвести такое же впечатление, какое производил Ли».


Тиллерсон также возглавил компанию, когда для всех крупных нефтяных фирм наступали непростые времена. Сланцевую революцию в США, сначала в газовой, потом и в нефтяной отрасли, возглавили и осуществили малые и средние компании, оказавшиеся более расторопными, чем громоздкие гиганты индустрии. Растущая озабоченность изменением климата толкала правительства поддерживать использование возобновляемых источников, включая биотопливо, электрические автомобили и повышение эффективности расходов топлива.


Тиллерсон открыто заявил на слушаниях по поводу своей кандидатуры, что признает существование «риска изменения климата». Но эти взгляды не облегчили путешествие по изменяющемся ландшафту энергетической сферы.


Вместе с тем, некоторые решения Тиллерсона выглядели непроизвольными ошибками. Он согласился купить XTO Energy, лидера индустрии сланцевого газа, за 41 миллиард долларов, вместе с долгами, в декабре 2009 года, незадолго до того, как в США началось падение цен на газ, длившееся годами. Некоторые считают, что называть сделку провальной рано, и соглашение дало Exxon важный опыт в сланцевой сфере. Но Аниш Кападия (Аnish Kapadia) из Tudor Pickering говорит, что сделка с ХТО «не совсем сработала», так как Exxon слишком медленно внедряла полученные знания от газовой сферы в более доходную нефтяную отрасль.


За 11 лет пребывания Тиллерсона на посту главы компании доходность для акционеров, включая дивиденды и изменения курса акций, составила 112% по сравнению с тем, что было на момент его вступления в должность. Это лучше чем доходность Shell за тот же период, составившая 63%, но хуже доходности Chevron — 205%.


Постоянным вопросом Exxon был поиск способа увеличить доходы столь крупной компании, и в прошлом году эти опасения стали острее. Объемы производства застопорились, и компания считает, что они останутся на одном и том же уровне до 2020 года. Производство на данный момент ниже уровня 2000 года, когда Exxon купила Mobil.


Обеспокоенность проявилась в феврале, когда компания сообщила, что в 2015 году впервые за 22 года не добавила новые резервы, чтобы заменить всю произведенную нефть и газ. В ноябре компания предупредила, что, возможно, будет вынуждена снять с баланса еще 19% резервов. Низкие цены на нефть и газ означают, что заявленные ранее доказанные резервы Exxon могут оказаться нерентабельными в разработке.

Ходили слухи, что Exxon готовится к новой крупной сделке, возможно, с Anadarko Petroleum или Occidental Petroleum, но в итоге сделка осуществлена не была. Цены на нефть и акции нефтяных компаний начали повышаться, и удачный момент для заключения сделки, казалось, был упущен. Только недавно мрак начал рассеиваться. Exxon никогда не была мировым лидером в поисках нефти и газа, но добилась успеха на шельфе у берегов Гайаны — в месторождении «Лиза» оказалось 1,4 миллиарда баррелей нефтяного эквивалента.


На прошлой неделе Exxon приобрела еще 3,4 млрд баррелей, купив компании с правами бурения на площади 275 тысяч акров, в основном — в Нью-Мексико. Компании продала богатая техасская семья Басс (Bass) за 6,6 млрд долларов. Тиллерсон вел переговоры с семьей Басс в течение года.


Эти шаги заставили Пола Сэнки (Paul Sankey) из Wolfe Research заменить прогноз по Exxon с «выступление ниже своего уровня» на «работа на своем уровне». Он написал на прошлой неделе, что на основные опасения был дан ответ.


Российское уравнение


Вместе с тем, в этой картине-загадке отсутствует одна большая часть — Россия.


В 2011 году хорошие отношения Тиллерсона с «Роснефтью», особенно с главой компании Игорем Сечиным, близким союзником Владимира Путина, принесли свои плоды. «Роснефть» имела договоренность с BP на разработку месторождений в Арктике, но этот контракт встретил возражения со стороны российских миллиардеров, которые были партнерами ВР в совместной компании ТНК-ВР, и договоренность была расторгнута. На сцену вышла Exxon, подписавшая несколько сделок по нескольким проектам в Баженовской свите в Западной Сибири, на Черном море и в Арктике.


Сделки обещали обеспечить рост на ближайшие десятилетия. Введение американских санкций в 2014 году, блокировавших эти проекты, стало для компании стало горьким ударом.


Exxon всегда говорила, что считает это препятствие временным. Она не сочла потери в размере миллиарда долларов постоянными. Отмена санкций стала бы значительной удачей для Exxon, и Тиллерсон говорил, что открыт к этой идее.


На слушаниях по поводу своей кандидатуры Тиллерсон повторял, что намерен служить американскому народу, а не ExxonMobil. Он также намерен расторгнуть все финансовые связи с компанией и заберет причитающуюся компенсацию в размере 160 миллионов долларов деньгами, а не акциями. Но он всегда выражал скептицизм в отношении санкций. Выступая перед акционерами Exxon в мае 2014 года, Тиллерсон сказал: «В целом мы не поддерживаем санкции, потому что не считаем их эффективными за исключением случаев очень правильного их применения».


Позднее он говорил, что Exxon излагала свое мнение на высшем уровне, и он посещал Белый дом пять раз в 2014 и 2015 годах. Компания подчеркивала, что предоставляла информацию о последствиях санкций, а также требовала справедливого отношения к американским компаниям, а не лоббировала отмену санкций. Тиллерсон повторил это мнение на слушаниях по своей кандидатуре, сказав, что считает санкции мощным инструментом, но только если они тщательно разработаны.


Через несколько дней Тиллерсон, вероятно, сможет повторить свое мнение уже в качестве члена правительства. Будучи главой компании, он, может, и не смог начать новую эпоху роста для Exxon. Трамп может помочь добиться именно этого.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

663
Похожие новости
09 декабря 2017, 13:00
09 декабря 2017, 13:00
09 декабря 2017, 10:30
11 декабря 2017, 10:15
09 декабря 2017, 13:00
06 декабря 2017, 16:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
06 декабря 2017, 16:30
06 декабря 2017, 14:00
09 декабря 2017, 19:00
08 декабря 2017, 05:45
09 декабря 2017, 00:15
06 декабря 2017, 08:30
06 декабря 2017, 16:30