Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Римский клуб: «Парниковая» афера

Фото: www.globallookpress.com
Профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства Валентин Катасонов продолжает цикл статей о Римском клубе, которому в этом году исполнилось 50 лет
Как я уже неоднократно писал, Римский клуб, созданный полвека назад, занял отведенную ему «экологическую нишу» в системе институтов, призванных проводить в жизнь политику Комитета 300 (таких, как Королевский институт международных отношений, Банк международных расчетов, Тавистокский институт, Германский фонд Маршалла, общество «Мон Пелерин», Фабианское общество и т.д.).
Этот Комитет – мировая элита разных стран, рвущаяся к власти над всем человечеством. Все институты, обслуживающие Комитет 300, в той или иной мере призваны решать такие задачи, как сокращение численности населения на планете, деиндустриализация мировой экономики, размывание национальных суверенитетов государств, поощрение глобализации в интересах транснациональных банков и корпораций, изменение сознания людей и превращение их в биороботов, создание на финише Единого мирового правительства, которое будет управлять планетой и оставшимся в результате жесткого отбора стадом биороботов.
Бенефициарами всего этого обширного и долгосрочного плана должны стать те, кого называют «мировая элита», «члены Комитета 300», «олимпийцы», «хозяева денег» (главные акционеры Федеральной резервной системы США), «атланты» (так их назвала Айн Рэнд в своем романе «Атлант расправил плечи»), «сверхчеловеки» (по Ф. Ницше) и т.д.
Каждый из институтов, входящих в систему Комитета 300 («дочерние» структуры Комитета), решает перечисленные выше задачи по-своему, у каждого имеется своя специфика, свое место в планах мировой элиты. Если говорить  об «экологической нише» Римского клуба в системе институтов Комитета, то это решение указанных задач посредством интеллектуальных спекуляций на проблемах экологии. Некогда экология была специальной отраслью биологической науки. Это наука о взаимодействиях живых организмов и их сообществ между собой и с окружающей средой. Термин впервые предложил немецкий биолог Эрнст Геккель в 1866 году в книге «Общая морфология организмов». Примерно столетие термин был очень специальным, им пользовались узкие специалисты.
И вот, неожиданно с конца 60-х годов прошлого века об экологии заговорили везде и на всех уровнях. Экологическая проблематика была запущена на высокие орбиты мировой науки, политики и даже экономики. В понятие «экология» были внесены новые смыслы. Оказывается, что под экологией стали пониматься, в первую очередь, разнообразные отношения человека и человеческого общества с природной средой. Следовательно, проблемы экологии вышли за узкие рамки биологической науки. Они стали проблемами социально-экономическими и политическими. Такому масштабному пониманию и восприятию экологических проблем способствовали в значительной мере первые доклады Римского клуба. Начало было положено  докладом, подготовленным американским профессором Массачусетского технологического института (МТИ) Дж. Форрестором в 1971 году. Первым официальным докладом Клуба считается работа «Пределы роста», подготовленная в 1972 году профессором МТИ Деннисом Медоузом.
Д. Медоуз. Фото: www.globallookpress.com
Оба доклада представляют собой результаты расчетов, сделанных на основе прогностических моделей с помощью мощных компьютеров. Рассчитывалась динамика таких глобальных показателей, как численность населения планеты, объемы производства промышленной и сельскохозяйственной продукции, изменения запасов основных видов природных ресурсов, загрязнение окружающей природной среды. Расчеты проводились по нескольким сценариям. Но результаты были примерно одними и теми же: в течение нескольких десятилетий произойдет полное истощение природных ресурсов на планете, а уровни загрязнения атмосферы и гидросферы станут опасными для жизни людей. И все это из-за высоких темпов роста народонаселения и промышленности. Вывод такой: человечеству грозит экологическая катастрофа при сохранении нынешних тенденций по народонаселению и промышленности. Единственный выход для человечества – заморозить численность населения и уровень промышленного развития на планете.
В мире с начала 70-х гг. всячески нагнетался экологический психоз. Во-первых, в 1972 году в Стокгольме была проведена  очень представительная конференция ООН по вопросам охраны окружающей среды, на которой был принят план действий из 109 пунктов. В честь конференции был установлен Всемирный день окружающей среды — 5 июня. Во-вторых, в конце того же 1972 года во исполнение указанного плана была учреждена Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП). Несколько позднее был также создан Фонд окружающей среды. В-третьих, Римский клуб, который, собственно, и заварил всю «экологическую кашу» в мировых масштабах, продолжил подготовку новых докладов. Эти доклады еще более запугивали человечество. И, тем самым облегчали Комитету 300 и его «дочерним» структурам решать свои задачи.
Еще раз повторю, что экологическая проблематика использовалась (за редкими исключениями) «олимпийцами» (одно из названий членов Комитета 300) для того, чтобы решать свои шкурные вопросы. Но они всегда прикрывались риторикой об озабоченности судьбами всего человечества. Ради достижения своих шкурных интересов Комитет и Клуб покупали нужных ученых, которые должны были доказать то, что нужно «олимпийцам». За столетие до этого сильные мира сего уже потренировались на «теории эволюции» Чарльза Дарвина и сумели убедить многих людей в том, что человек произошел от обезьяны. За век люди умнее не стали. А сильные мира сего уже натренировались обманывать людей ссылками на «науку» и «ученых». Желающие могут подробнее познакомиться с этой темой, прочитав мою книгу «Лжепророки последних времен. Дарвинизм и наука как религия» (2017 г.).
Фото: www.globallookpress.com
Таких обманов в части, касающейся экологических проблем, со стороны таких, казалось бы, «авторитетных» организаций, как Римский клуб, ЮНЕП, ЮНЕСКО, ВОЗ, ВМО (Всемирная метеорологическая организация) и др., множество.
Наиболее яркий пример – раздувание гипотезы о глобальном климатическом изменении (потеплении) в результате «парникового эффекта». А указанный эффект является следствием повышения концентрации углекислого газа в атмосфере планеты в результате выбросов этого газа промышленностью и транспортом.
Сейчас трудно сказать, кто первый запустил в оборот такую версию. Но я прекрасно помню, что еще в начале 70-х годов эта версия имела статус «гипотезы». Серьезные эксперты, конечно, знали о проблеме «парникового эффекта», но в те далекие времена считали, что проблема маргинальная, что человечество гораздо раньше сможет погибнуть от многих других неблагоприятных факторов (например, загрязнение продуктов питания пестицидами). В первых докладах Римского клуба угроза «парникового эффекта» также не педалировалась.
Фото: www.globallookpress.com
Но постепенно эта угроза из разряда гипотез стала превращаться в полноценную теорию.
И уже в 80-е годы было верхом неприличия в научных и околонаучных кругах оспаривать такой «медицинский факт», как глобальное потепление. Причем такое потепление могло привести к непредсказуемым последствиям. Например, к таянию ледников и повышению уровню Мирового океана, затоплению многих городов и целых стран и т.п.
В обществе стали возникать самые настоящие фобии, связанные с наступающим климатическим коллапсом. В СМИ появились заголовки со словами «тепловая смерть Земли», «климатический апокалипсис», «парниковый шок» и т.д. Считается, что Римский клуб – площадка, где собираются или заочно общаются самые-самые «интеллектуальные» люди планеты. Именно они многими воспринимаются как носители истины в последней инстанции. Что же думают и говорят они по поводу «парникового шока»? Судя по тем докладам, которые выходят под грифом Римского клуба, они версию «парникового шока» воспринимают как теорему Пифагора. Т.е. никаких сомнений она у них не вызывает.
Возьмем последний доклад Клуба «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», подготовленный в 2018 году специально к полувековому юбилею организации двумя президентами Клуба —  Эрнстом Вайцзеккером и Андерсом Вийкманом, при участии тридцати четырёх других членов. Скажу справедливости ради, что доклад достаточно сильно отличается от предыдущих, причем в лучшую сторону. То ли авторитет организации стал резко падать, и ее руководители решили восстановить доверие к Клубу со стороны общественности. То ли руководители и члены Клуба вышли из-под опеки самого главного и неформального руководителя – Дэвида Рокфеллера(умер в марте прошлого года), решили воспользоваться неожиданно образовавшейся свободой и стали говорить то, что думают.
Д. Рокфеллер. Фото: www.globallookpress.com
Как сказано в одной из отечественных рецензий на доклад, «многие идеи «Come On!» скорее найдут понимание у традиционалиста, чем у классического либерала, но многие другие вызовут протест у обоих. Жёсткая критика капитализма, неприятие финансовых спекуляций, отказ от материализма и редукционизма, призыв к альтернативной экономике, «новому Просвещению», холистическому мировоззрению, планетарной цивилизации — такова повестка, предлагаемая Римским клубом».
«Финансы по Катасонову». Нобелевская премия по экономике
Не буду сейчас отвлекаться на анализ достаточно радикальных идей последнего доклада, но обращу внимание читателя на то, что в докладе опять фигурирует «парниковая» тема и при этом нет никаких признаков, что авторитетные авторы ставят под какое-нибудь сомнение эту теорию.
Римский клуб совместно с ООН и такими специализированными его органами, как ЮНЕП, ВМО и др., к 80-м годам прошлого столетия выработали следующий план борьбы с надвигающейся угрозой климатической катастрофы.
Во-первых, необходимо хотя бы остановить дальнейший рост выбросов углекислого газа (СО2) в глобальных масштабах. Во-вторых, для каждой страны должна быть установлена квота по выбросам с учетом численности ее населения, размеров территории, уровня экономического развития, наличия лесов (поглощающих СО2) и ряда других факторов. В-третьих, возможно межгосударственное перераспределение реальных объемов выбросов за счет того, что страны с излишками выбросов покупают недоиспользованные квоты у других стран. В-четвертых, на глобальном уровне учреждается Углеродный фонд, который управляет рынком квот и организует функционирование рынка углеродных квот. Весь этот план осуществляется на основе одного или нескольких международных соглашений.
В 1997 году был подписан Киотский протокол, который и призван был обеспечить реализацию указанного плана. Быстро стал расти рынок углеродных квот, к 2010 году объем сделок на нем достиг 120 млрд долл. За счет средств Углеродного фонда помимо всего финансировались различные исследовательские проекты, которые нужны были для более полного и глубокого обоснования глобального углеродного проекта. Одним из главных заправил глобального углеродного проекта стал Альберт Гор, тот самый, кто в 1993-2001 гг. был вице-президентом США, а в 2007 году удостоился Нобелевской премии мира с формулировкой «за вклад в борьбу с глобальным экологическим кризисом и климатической катастрофой». Удивительным образом за время его борьбы с экологическим кризисом состояние Гора увеличилось с 2 млн до примерно 100 млн долл.
А. Гор. Фото: www.globallookpress.com
Удивительным образом вне поля зрения общественности оказались мнения тех ученых и специалистов, которые сомневались в теории «парникового эффекта». А некоторые не только сомневались, но называли эту теорию обманом. Сравнивая ее, например, с лжетеорией Ч. Дарвина о происхождении человека из обезьяны. На то, чтобы убедить значительную часть человечества в том, что человек еще вчера был обезьяной, потребовались десятки лет. Для того, чтобы убедить почти все человечество в том, что оно может погибнуть от выбросов СО2, потребовалось всего несколько лет. Межправительственная мадридская конференция ООН 1995 года провозгласила глобальное потепление научным фактом.
«Финансы по Катасонову». Бегство элит
Такие ударные темпы признания объясняются тем, что сегодня имеются мощные СМИ и интернет, чего не было во времена Чарльза Дарвина. Во-второй половине позапрошлого века против теории эволюции восстали десятки тысяч ученых из разных отраслей науки. И в наши дни, оказывается, против лжетеории «парникового эффекта» выступили также десятки тысяч ученых. Слава Богу, еще не все ученые присягнули на верность Маммоне.
Тема изменений температурного и климатического режима планеты слишком обширная. Формат статьи не позволяет изложить ее даже телеграфным языком. Отмечу лишь, что на сегодняшний день имеются многочисленные точки зрения, согласно которым: 1) глобальное потепление возможно, но оно обусловлено иными факторами, нежели выбросы СО2; 2) никакого кардинального изменения глобального климата в ближайшие десятилетия вообще не ожидается, могут быть лишь годовые колебания температуры, которые были на протяжении всей истории существования планеты Земля; 3) имеет место тенденция к устойчивому и долгосрочному снижению среднегодовой температуры биосферы Земли.
Число сторонников указанных альтернативных теорий среди людей науки не меньше, а, скорее, больше, чем тех, которые озвучивают официальную «углеродную версию». Уж больно она сомнительная, если не сказать абсурдная.  Credo quia absurdum («Верую, ибо абсурдно») — латинское выражение, приписываемое раннехристианскому писателю Тертуллиану. Но сторонники абсурдной «углеродной версии» не столько верят, сколько послушно исполняют социальный заказ Комитета 300, который проплачивает этот «научный» абсурд. То ли на всех денег не хватает, то ли часть ученых еще сохраняют совесть, но сторонников альтернативных теорий, по моим наблюдениям, все еще больше, чем сторонников официальной версии Римского клуба и ООН.
Чтобы не быть голословным, приведу конкретные факты и примеры. Фредерик Зейтц (Seitz), бывший президент Академии наук США, многие годы боролся с указанной лжетеорией. Против указанного обмана подписали коллективную петицию 17 тысяч американских ученых. Об этой климатической афере и противодействии ей со стороны международного научного сообщества можно прочитать в материале «Глобальное потепление и озоновые дыры – наукообразные мифы» (http://www.vestnik.com/issues/98/1013/win/moldav.htm). Это интервью, данное членом-корреспондентом РАН Андреем Капицей, сыном того профессора Петра Капицы, который был членом Римского клуба. Он согласен с Зейтцем и десятками тысяч ученых по всему миру, что Киотский протокол 1997 года – афера в интересах мировой олигархии. Он справедливо отмечает, что не климатическая катастрофа, а именно этот протокол и «стоящие за ним тенденции — подлинная угроза человечеству и тяжелый удар по его будущему».
Фото: www.globallookpress.com
В истории борьбы честных ученых против климатической аферы можно выделить так называемый Климатгейт (от англ. Climategate, назван по аналогии с Уотергейт) —  скандал, связанный с утечкой в 2009 году архива с электронной перепиской, файлами данных и программами их обработки из отделения климатологии университета Восточной Англии в Нориджe. Это отделение – одно из трёх основных поставщиков климатических данных для Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК, англ. IPCC) при ООН. Попавшие в широкое обращение данные и материалы их предварительного анализа по теме мирового климата не просто расходились с теорией «климатической катастрофы», а были прямо противоположны ей. Повторная утечка произошла в 2011 году. Эту историю назвали Климатгейт 2.0.
Как бы там ни было, но Комитет 300 и находящиеся в его услужении  Римский клуб и ООН продолжали двигать проект борьбы с углеводородными выбросами и климатической катастрофой. В 2015 году в Париже была проведена Глобальная климатическая конференция – один из крупнейших в истории человечества международных форумов. На ней Киотский протокол 1997 года был заменен на новый, Парижский протокол. В связи с этим известный климатолог Джеймс Хансен назвал текст соглашения «мошенническим». Многие критики назвали новый протокол «соглашением об увеличении эмиссии». Известный британский экологический активист и журналист Джордж Монбио назвал соглашение «комически односторонним» имея в виду отсутствие в нём ограничений на добычу ископаемого топлива.
Но, как это ни парадоксально, документы Парижской конференции не понравились также нынешнему президенту США Дональду Трампу. В его окружении оказались специалисты, которые разъяснили ему (еще в период предвыборной кампании) суть этой аферы. Дональд жестко и категорично заявил, что в Парижском протоколе (несмотря на то, что имеется множество лазеек для крупного бизнеса, в том числе занятого добычей и использованием ископаемого углеродного топлива) Америка участвовать не будет.
Трамп, как известно, является сторонником реиндустриализации Америки. А «углеродный» протокол, наоборот, может стать инструментом дальнейшей деиндустриализации США. Такой неожиданный разворот в политике США в немалой степени может быть объяснен тем, что в прошлом году из жизни на 102-м году ушел американский миллиардер Дэвид Рокфеллер, который был одной из ключевых фигур Комитета 300 и неформальным, закулисным руководителем Римского клуба. Смерть Дэвида Рокфеллера позволила Трампу проявить инициативу и смелость, отойти от ряда догматов Римского клуба. Им были предприняты шаги по ослаблению экологического законодательства, были разморожены некоторые месторождения нефти (их заморозка в свое время была продиктована экологическими аргументами).
Д. Трамп. Фото: www.globallookpress.com
Кроме того, нынешний президент США не поддерживает теорию «климатической катастрофы» и вытекающие из нее соглашения и другие инициативы Римского клуба и ООН.
За два неполных года президентства Трампа были резко сокращены бюджетные ассигнования на проекты, связанные с изучением климатических изменений. Белый дом, в частности, закрыл программу NASA по мониторингу углекислого газа и метана в атмосфере, которые, как считается, способствуют глобальному потеплению. Американский журнал Science назвал это «нападением на науку администрации Трампа».
Нынешний президент США, в свою очередь, скептически отзывался о глобальном потеплении и называл его «изобретением Китая».
Судя по всему, Трамп весьма скептически  относится ко всей деятельности Римского клуба. А Римский клуб, в свою очередь, не в восторге от нынешнего президента. Выше я упомянул последний, юбилейный доклад Клуба (2018 год). Там нет прямой критики Трампа. Однако имеется критика косвенная. Изменение политического и экономического курса США, которое стало происходить с начала прошлого года, создает, по мнению авторов, дополнительные угрозы для развития человечества.  Климатическая тема – лакмусовая бумажка, показывающая на ухудшение отношений между администрацией Трампа и Римским клубом.
Катасонов Валентин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

840
Похожие новости
12 ноября 2018, 20:45
13 ноября 2018, 13:15
15 ноября 2018, 15:15
14 ноября 2018, 19:30
13 ноября 2018, 13:16
14 ноября 2018, 19:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 ноября 2018, 13:16
12 ноября 2018, 04:45
10 ноября 2018, 06:00
15 ноября 2018, 15:15
10 ноября 2018, 03:15
09 ноября 2018, 19:00
12 ноября 2018, 20:46