Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Роковая ошибка Гитлера: он просто не понимал, что такое советский народ

22 июня — дата не просто нападения нацистской Германии, за которой стояла почти вся Европа, на СССР, не просто начало Великой Отечественной войны — это еще и важная дата сплочения нашего народа. Это дата, когда советские граждане, все, как один, вместе с советской властью встали на защиту Отчизны. Англия и Франция, которые под масками союзников взращивали у себя под боком фашистскую гидру, сами же ей и были раздавлены. Ловко закрывая глаза на агрессию Гитлера в Австрии, Польше, Чехословакии, они получили монстра, которому уже не смогли противостоять. Англия, которая по словам того же Гитлера, всегда воевала до последнего союзника, так же поступила и в этой войне, бросив Францию под сапоги и гусеницы нацистской машины. А когда фюрер подошел вплотную к туманному Альбиону — Черчиллю пришлось заключить с Германией сделку. И тут же ее нарушить. В это время в СССР делали все, чтобы отсрочить войну, но и готовились к ней, что есть сил. Два месяца хватило Гитлеру, чтобы покорить своих «наставников», в то время как одно только Смоленское сражение длилось те же два месяца — напоминает доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН Юрий Жуков. О важных вехах нашей победы, о дипломатическом закулисье той эпохи он рассказал в интервью Накануне.RU.

— Юрий Николаевич, что, на Ваш взгляд, нужно помнить о дате 22 июня 1941 г.? О предвоенной подготовке, о самом начале Великой Отечественной войны?

— Нужно всем напомнить несколько моментов – 22 июня напала Германия, а в течение следующих нескольких дней к ней присоединились: Финляндия, Венгрия, Румыния, Хорватия, Италия и другие страны. Мы воевали не с одной Германией, мы воевали со всей Европой. Даже из Испании Франко прислал так называемую «Голубую дивизию», которая крушила у нас Новгород. Были добровольцы из Франции, из Бельгии, Голландии, Норвегии. Даже поляки, которые сегодня рвут на себе рубашки в приступе ненависти к нам, должны помнить – несколько полков германской армии были сформированы только из поляков. И они «мужественно» сражались против нас. Это первое.

Второе – никакой победы не было бы, если бы не индустриализация, если бы не первая, вторая и начало третей пятилеток, в ходе которых были созданы металлургическая база, станкостроительные заводы. И только благодаря первым пятилеткам мы получили возможность производить свои самолеты, танки, пушки и противостоять всей Европе. Ведь на Гитлера работала и французская, и чехословацкая промышленность. Только благодаря тому, что мы создали в предвоенные годы, в последние 10 лет, смогли противостоять технически и развалить не просто Германию, а фактически Европу, подконтрольную Германии.

И, наконец, третье – ни оружие, ничто нам бы не помогло, не будь твердой веры нашего народа в то, что он защищает свою землю. Не просто свою землю символически, а свои заводы, свои колхозы, все было народное. И это чувство того, что люди защищают свой дом в лице Советского Союза, и помогло нашей стране, нашим советским людям победить.

— План нападения Третьего Рейха на СССР был, по сути, как и с Европой — быстрый и мощный удар, молниеносная война?

— Да, верно, по планам германского командования немцы должны были к началу зимы выйти на линию Архангельск-Астрахань. То есть всю европейскую часть страны захватить и тем самым ликвидировать нашу страну. Не забывайте, что Германия за два месяца разбила французские и британские войска, которые ей противостояли на западном фронте. Англичане, просто побросав всю технику, бежали на свой остров. Французы — капитулировали.

  • Дания практически не сражалась. Голландия, Бельгия не сражались – их заняли немцы в течение нескольких дней. Бои продолжались только в Норвегии – и то на севере. И Гитлер, верховное командование германской армии считали, что то же самое произойдет и у нас. А у нас Смоленское сражение длилось два месяца – столько же, сколько потребовалось Англии и Франции, чтобы потерпеть поражение.

И этот героизм, эти бои, о которых почему-то никто не вспоминает — и на территории Литовской ССР первое мощное танковое сражение, и то, что мы продвинулись вглубь Румынии, но были вынуждены отступить, потому что могли отрезать наши части – вот это все в первые же месяцы войны показало, что не будет ничего по планам германского командования. Ничего не выйдет – напали они не на ту страну.

Да, мы отступали, мы отступали почти два года, но, даже отступив, мы наращивали силы одновременно. И сумели в решающий момент в Сталинграде разгромить германские, итальянские и венгерские войска. И с этого момента мы шли только вперед – только на Запад.

— А какая была конечная цель у немецкого генералитета?

— Очень простая – европейскую часть СССР оккупировать, разделить на какие-то рейхскомиссариаты, которые управлялись бы из Берлина, и заселить немцами. А все что есть на этих территориях – на пользу Германии. А если большевики останутся где-то в Сибири – ну и пусть они там вместе с оленями и чукчами живут. А зачем им Сибирь? Им хватило бы территории до Урала. Причем, уничтожалось местное население – поляки, украинцы, белорусы, русские, не говоря уже про евреев и цыган. Это, кстати, Гитлер написал в книге своей «Майн Кампф», которая у нас под запретом – хотя, наверное, следовало бы хотя бы несколько глав публиковать перед 22 июня. Чтобы люди знали, что им готовил Гитлер – не баварские сосиски и пиво, а смерть.

— Почему после Франции Гитлер пошел сначала на Англию, а уже потом на СССР, так ничего и не добившись?

— Нет, он на Англию не шел – он Англию шантажировал и хотел добиться ее капитуляции без вторжения на остров.

— Но почему он, не добившись от нее капитуляции, вдруг пошел на Восток?

— Причина простая – Черчилль совершил тайную операцию. По его приказанию МИ-6 от его имени подготовила письмо Гитлеру, где якобы Черчилль предлагал подписать мир, но при одном условии – на следующий день после нападения Германии на Советский Союз. Чтобы уточнить детали этой сделки, в Великобританию был послан Гесс. Известный полет Гесса в мае 1941 г. в Британию. Он должен был уже от имени Гитлера обсудить все детали этой сделки. И не дождавшись ответа, но полагая, что Черчилль выполнит свое обещание, Гитлер и напал на Советский Союз. При этом, он хотел немного раньше напасть, но помешала Югославия, которая оказала сопротивление. Это в какой-то мере отсрочило дату нападения Германии. А дальше уже Красная армия сделала все, чтобы немцы не вошли ни в Ленинград, ни в Москву, ни в Сталинград.

— Часто советско-германский договор о ненападении расценивают как некое «сотрудничество», и пытаются приравнять СССР к нацистской Германии — но ведь не только у нас был такой договор?

— И у поляков был такой договор, у Дании, у Бельгии, у многих стран, очень многих – это нормальная, обычная дипломатическая практика в мирный момент. Когда нет войны, государство старается себя обезопасить, подписывая такие соглашения. Хотя убеждаются на практике, что когда агрессору нужно – он рвет эту бумажку как ненужную.

— А у Советского Союза с Англией были какие-то подобные договоры?

Юрий Жуков: Мы с Англией, с Чехословакией подписали в 1935 г. другой договор – о совместный обороне в случае агрессии со стороны Германии. Но Париж предал и чехов, и нас, пойдя на Мюнхенское соглашение. В сентябре 1938 г. оно было подписано – и Лондон, и Париж считали, что теперь Гитлер будет идти только на Восток. Мы же подписывали договор о ненападении с Германией по другой причине. Летом 1939 г. мы потребовали от Лондона и Парижа прислать нам своих представителей в Москву, чтобы разработать план совместных оборонительных действий против Германии в случае ее нападения. А нам прислали двух престарелых людей, которые даже не имели права ничего подписывать. Иными словами, мы должны были остаться один на один с Германией на Западе. 

— Такой интересный момент — 22 июня, в день нападения Германии, вместо Сталина по радио выступал Молотов. Почему?

— Пауза у Сталина была потому, что он, сознавая всю ответственность, должен был определиться – что делать дальше. Поэтому, и только поэтому утром 22 июня выступал Молотов, а не Сталин. А Сталин спустя несколько дней совместно с тем же Молотовым, Маленковым и Берией принял решение о создании ГКО – Государственного Комитета Обороны. Он сознавал свою ответственность за то, что Германия напала в тот момент, когда Советский Союз не был готов к войне. По всем нашим промышленным планам мы были бы готовы к войне только в конце 1942 года. Есть промышленность, есть заводы, есть конструкторы, которые создают танк Т-34, новые самолеты, но их еще нужно и опробовать, и запустить в производство, и выпустить необходимое количество. И промышленность могла обеспечить нам участие в войне только осенью 1942 г. И Сталин сознавал свою ответственность, что он не предпринял еще каких-то мер, чтобы оттянуть на эти 12-15 месяцев нападение Германии.

— А как складывались отношения с Японией?

— Мы вели бои против Японии на Халкин-Голе на территории Монголии. Иными словами – если бы не подписали с Германией договор о ненападении, мы оказались бы между двух фронтов: на западе против Германии, на востоке – против Японии.

  • Мы же, когда подписывали договор в Москве о ненападении, поставили единственное действительное тайное условие – что Берлин надавит на Токио, и японцы прекратят борьбу на Халкин-Голе. Так и произошло, и только после того, как прекратились бои с Японией, мы ввели войска в Западную Белоруссию и Западную Украину — на те территории, которые считались нашими по линии Керзона.

— Вы упомянули тайное условие при заключении договора о ненападении — что это за условие?

— Это было джентльменское соглашение между нами и Берлином, это нигде не было записано, это была устная договоренность. Мы предупредили немцев – договор договором, но если японцы не остановятся, считайте, что этого договора нет.

— Получается, Берлин все-таки убедил японцев?

— Не то, что убедил – вынудил. И японцы после этого двинулись против Англии, Франции и США в разное время. А если бы мы воевали и против Германии, и против Японии, нам было бы очень трудно, потому что наша Транссибирская магистраль за Байкалом на Владивосток проходит на огромном расстоянии почти вдоль самой границы. Японцы в нескольких местах мгновенно перерезали бы эту железную дорогу, и Дальний Восток был бы отрезан от Советского Союза. И тогда бы японцам не нужно было воевать – они контролировали бы всю территорию Восточной Сибири и Дальнего Востока.

— То есть мы сосредоточили все силы на одном направлении, а Гитлер, зная это, все равно надеялся прорвать все наши эшелоны обороны?

— Конечно, сколько бы их ни было. Он просто не ожидал, что народ, как один, встанет на защиту своей Отчизны. Одного он не учел – что тогда вся страна была, как один человек.

— Он надеялся «разделять и властвовать»?

— Да, он говорил, что Советский Союз – колосс на глиняных ногах, что тут же, как Германия нападет, от СССР отсоединится Украина, Прибалтика, Белоруссия – страна тут же развалится. Он надеялся на это. А этого не получилось, потому что тогда были советские люди, которые были готовы отдать жизнь за свое советское социалистическое Отечество. Гитлер не понял, что такое советская власть и советский народ. Этого он понять не мог.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1548
Похожие новости
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 13:00
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 00:30
18 августа 2017, 23:01
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 15:31
21 августа 2017, 10:45
16 августа 2017, 18:00
20 августа 2017, 07:01
18 августа 2017, 07:32
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 00:30