Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Роланд Биджамов: «Ниневия – один из очагов христианства на Ближнем Востоке»

- Роланд, власти Ирака обещают к концу года освободить город Мосул от «Исламского государства» (ИГ, ИГИЛ - запрещенная в России террористическая группировка). Осада правительственными войсками города, ставшего оплотом террористов летом 2014 года, продолжается с марта этого года. Освобождения Мосула и провинции Ниневия от боевиков ИГИЛ с нетерпением ждут иракские христиане, в том числе ассирийцы, которые мечтают создать свой национальный и религиозный очаг. Как родилась эта идея?

– Эта идея возникла достаточно давно, в начале XX века, активно же она стала обсуждаться, когда в 2003 году произошло вторжение в Ирак, и резко обострилась ситуация с христианами в Ираке. В 2004-2006 годах в Мосуле уже убивали священников, отрезали им головы, похищали митрополитов. Тогда же христианское предместье Дора в Багдаде, где жило более 50 тыс. ассирийцев, попало в руки террористов, и оттуда началось массовое бегство.

В этот момент возникла идея создания так называемой зоны безопасности для христиан на Ниневийской равнине. Почему именно там? Не просто потому, что это историческая Ассирия, но там на тот момент было компактное расселение этого народа. В Ираке была перепись 1957 года, которой в наибольшей степени доверяют и опираются на нее в различных вопросах межнациональных отношений. Согласно этой переписи, христиане составляли около 75 процентов населения Ниневийской равнины. В последнее время, до лета 2014 года, они от силы могли составлять 25-30 процентов. После нашествия ИГИЛ все бежали, кроме арабов-суннитов и шабаков-суннитов (шабаки и какаи – курдоязычное национальное меньшинство севера Ирака – ред.). Там не только христианского населения не осталось, но и езидов, какаи, шабаков-шиитов и туркменов-шиитов.

Кстати, ядро ИГИЛ в Мосуле изначально составили туркмены-сунниты, которые поселились здесь двадцать-тридцать лет назад, создали ОПГ, занимались рэкетом. Из этой мафии вырос ИГИЛ в Мосуле. Арабы-сунниты тоже поселились в Мосуле только при Саддаме. Во времена королевского Ирака там даже не было мечетей. Первые мечети построили в этих местах только при Саддаме Хусейне. Там, как и в других городах Ирака, создавались кварталы для офицеров полиции и армии, а при них – мечеть. Или кто-то на своем участке строил мусульманский молитвенный дом – как бы для себя. В последнее время этим активно занималась Саудовская Аравия. Она через местных мусульман выкупала огромный участок земли, и ее хозяин строил на ней мечеть. Так в христианском городе появилось мусульманское население и мечети, чего не было ни во времена халифов, ни под властью Османской империи.

– Какие правовые основания существуют для создания автономии?

– 125 статья иракской Конституции говорит о возможности создания самоуправления ассирийцами и халдеями, которое бы обеспечило их административные, культурные, языковые и религиозные права. Кроме того, есть 35 статья конституции Иракского Курдистана, которая так и не была ратифицирована, потому что Багдад не признает право курдов на отдельную конституцию. Она также гласит, что ассирийцы могут в местах, где они составляют большинство населения, создавать автономные районы – но это уже в составе Курдистана. А границы Курдистана курдами трактуются по-своему, в отличие от Багдада, и поэтому на Ниневийскую равнину претендуют и курды, и центральное правительство. Де юре равнина является частью так называемой провинции Ниневия, а не Курдистана.

Зона безопасности для христиан так и не была создана из-за опасений политиков курдской и арабской сторон, а также из-за позиции Халдейской церкви, которая играет важную роль, поскольку 50 процентов христиан в стране принадлежат к ней.

– Ассирийский народ разделен конфессиями?

– Да. Прежде всего, Ассирийская церковь Востока (АЦВ). Некогда в этой Церкви произошли расколы, которые были связаны с деятельностью римско-католических миссионеров, а также с внутренними проблемами. В результате этих расколов к 1830 году была окончательно сформирована Халдейская католическая церковь. Кроме того, есть так называемая Сирийская православная церковь, объединяющая ассирийцев, которые жили к западу от реки Евфрат. Конфессионально это монофизиты, в отличие от несториан Ассирийской церкви Востока, которые представляют собой диофизитское течение. Среди сиро-православных также произошли расколы. В конце XVIII века у них появляется патриарх так называемых сиро-католиков. Последнее по времени разделение произошло, когда появилась Старостильная древняя церковь Востока в связи с календарной реформой в середине 1960-х годов.

– Каковы различия в отношении Церквей к политическим вопросам?

– Халдеи подчиняются Святому престолу в Риме, у которого политика – не обострять отношения. Так сложилось, что Ассирийская церковь всегда вступает в национально-освободительную борьбу, решает политические вопросы, народ к ней обращается, а Халдейская церковь традиционно занимает позицию нейтралитета и подчинения. «Берите что хотите, только дайте нам возможность сохранить веру» – вот их стратегия. У Ассирийской церкви Востока другой подход: главное – спасти народ, сохранить жизни.

– Мы сегодня часто слышим из уст папы Римского слова в защиту христиан Ближнего Востока. С учетом исторического опыта униатов-халдеев, можно ли сделать вывод, что подобные заявления со стороны Святого престола – не более чем декларации?

– Политика, которой придерживаются униаты, привела к тому, что народ продолжает бежать с Ближнего Востока, люди не защищены. Халдейская церковь действует в тех рамках, которые ей предписал Ватикан: ни в коем случае не заниматься политикой, уходить от конфликтных вопросов. В результате Халдейская церковь в ужасном положении, верующие бегут, священников приходится чуть ли не силой возвращать в Ирак.

– Почему все же не удалось договориться о создании христианской автономии накануне вторжения ИГИЛ?

– Сам вопрос об автономии сложный. Ассирийцы прекрасно понимают, что говорить сейчас об автономии, когда существует чересполосица в населении, очень трудно. Ассирийцы на Ниневийской равнине живут в 11 крупных городах. На севере расположены езидские деревни или деревни со смешанным езидско-христианским населением. В центре этого района живут представители народности какаи. На юге – шабаки. Главным образом шла борьба между теми, кто считал, что этот регион должен отойти Курдистану, и теми, кто считал, что он должен остаться в составе Ирака. В 2003 году курдское ополчение пешмерга, в рядах которого были ассирийские формирования, заняли Ниневийскую равнину, а затем курды остались, а ассирийцев разоружили.

Но многие христиане и шабаки были против диктата со стороны Демократической партии Курдистана и одновременно диктата со стороны арабской администрации Мосула. В итоге добились того, что Совет министров Ирака в январе 2014 года принял решение о поддержке проекта создания отдельной провинции Ниневийская равнина в восточной части нынешней провинции Ниневия. Эта провинция, которая бы не подчинялась ни курдам, ни арабско-суннитским властям в Мосуле, наилучшим образом отражала бы чаяния живущих здесь людей. Была идея перекроить границы. Дело в том, что Саддам Хусейн в свое время проводил политику смешивания регионов. Например, на юге Ниневийской равнины есть город Бартелла, населенный в основном прихожанами Сиро-православной церкви. Там живут шабаки, у которых очень бурный демографический рост, но которые пришли сюда в XVI веке из Ирана. Они тоже мечтают о создании своей автономии – Шебекистана. При Саддаме шабакские и ассирийские деревни слили в один район. Учитывая, что шабаков стало больше, в округе Бартелла теперь в местном совете 6 представителей шабаков и 4 христианина. Поэтому предполагалось вернуть границы к состоянию на 1957 год, чтобы размежевать шабакские и христианские районы, оставить их под управлением своих администраций, а вместе они бы входили в состав новой провинции. Проект создания новой провинции еще обсуждается.

В 2014 году при посредстве российского консульства состоялась встреча в аэропорту Эрбиля практически всех ассирийских и халдейских политических групп. Они говорили, что после освобождения Ниневийской равнины от ИГИЛ не хотят вернуться к той ситуации, которая была до 2014 года. Люди не хотят, чтобы ими правили из Эрбиля или Мосула. Самоуправление жителей долины – единственный путь.

– Но ведь разрешение ситуации на Ниневийской равнине не разрешит всех проблем иракских христиан?

– Христиане в Ираке – это на 90 процентов этнические ассирийцы. Есть небольшие общины арабов-маронитов, переселенцев из Палестины и Сирии. Также христианство представлено верующими Армянской апостольской церкви и армянами-католиками. Все христианское население проживает в разных частях страны. Разрешение проблем ассирийского населения происходит в четырех плоскостях. Каждое из них предполагает свои методы. Естественно, христиане в Багдаде и Басре не собираются требовать какую-то автономию, они требуют обычных гражданских прав. Другая ситуация на Ниневийской равнине, о чем мы говорили. Особое положение в Киркуке. Сейчас город поделен, существуют квоты в городском совете, и христиане имеют свое представительство. Город управляется совместно курдами, арабами, туркменами и христианами. Наконец, отличная от других мест ситуация в христианских районах непосредственно Курдистана. Здесь происходят неприятные события. С момента получения независимости этим регионом не решается проблема захвата земель ассирийцев. Несколько лет назад доходило до погромов христиан и езидов, учиненных исламистами. В последнее время исламское движение в Курдистане, особенно группировка, возглавляемая муллой Карикави, играет огромную роль в автономии, они представлены в парламенте. Кроме того, в самом Курдистане очень много скрытых сторонников ИГИЛ.

– Возможно ли теперь создание христианской автономии, если христианского населения в Ниневии практически не осталось?

– Когда с ИГИЛ будет покончено, население, несомненно. вернется в свои дома. Многие находятся еще в лагерях беженцев, не все уехали на Запад. Люди хотят вернуться. Это минимум 170 тысяч человек. А все население трех округов Ниневийской равнины где-то 400 тыс. человек. Хотелось бы, чтобы проблема ИГИЛ поскорее разрешилась, потому что с каждым годом все больше людей уезжает на Запад. Ниневийская равнина – один из очагов сохранения христианства на Ближнем Востоке.

– Ассирийцы имеют в Ираке свои военные формирования?

– Да, когда начались нападения на христиан, они стали стихийно вооружаться. Там есть несколько формирований. Самые крупные из них: «Части защиты Ниневийской равнины» (NPU), «Cилы ниневийской равнины» (ТЗА) и «Двихнавша» («Жертвующие собой», фидаины). В потенциале из них можно составить боеспособное подразделение. Но из-за того, что курды пытаются вовлечь ассирийцев в свою орбиту, а те не хотят служить им, а арабы также пытаются вовлечь в свое шиитское Народное ополчение, эти отряды остаются малочисленными. «Части Ниневийской равнины» – это вооруженное крыло Ассирийского демократического движения (ЗАВВА). Это единственная ассирийская политическая партия, которая представлена и в парламенте Ирака, и в парламенте Курдистана. Она ведет самостоятельную политику, направленную на сохранение своего присутствия в рамках единого Иракского государства. Есть также Ассирийская патриотическая партия и еще ряд мелких организаций, военные формирования которых, «Двихнавша», находятся на содержании Министерства по делам пешмерга Курдистана. В конце минувшей весны ассирийские формирования отбили у ИГИЛ город Тельускуф. Недавно политическая поддержка этим отрядам была получена ассирийской диаспорой в США. Ее представители встречались с сенатором Джоном Маккейном, и тот намекнул курдам: дескать, не мешайте вооружать другие группы, кроме пешмерга, которые хотят воевать с ИГИЛ. Курды вынуждены были сменить свой тон, потому что не могут игнорировать поступающие из Вашингтона замечания.

– Возможно, другие меньшинства, живущие на Ниневийской равнине, опасаются, что христианская автономия со своими вооруженными формированиями будет ущемлять их интересы?

– Эти отряды открыты и для езидов, и для шабаков. Все понимают, что создать автономию на моноэтничной или моноконфессиональной основе невозможно. В управлении должно участвовать все население. Только тогда этот проект будет иметь успех. Все должно быть решено в рамках единого иракского государства.

Беседу вёл Андрей Львов


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

444
Похожие новости
02 декабря 2016, 20:00
30 ноября 2016, 16:15
01 декабря 2016, 23:00
02 декабря 2016, 23:30
01 декабря 2016, 18:45
02 декабря 2016, 23:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
29 ноября 2016, 21:00
29 ноября 2016, 22:45
30 ноября 2016, 04:15
29 ноября 2016, 09:45
28 ноября 2016, 17:15
28 ноября 2016, 15:15
28 ноября 2016, 03:10