Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Россия и Сирия: национальные интересы забыты

От редакции "Россия навсегда": Авторы: Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

***

Больше года Россия ведет военную операцию в Сирии. Русский российский народ с его традиционными ощущениями ответственности за весь мир внемлет телевизионной пропаганде, утверждающей, что Россия тем самым обеспечивает свою собственную безопасность. Многие, в надежде, взирая на сюжеты из телевизора, начинают верить в то, что "Россия наконец-то встала с колен". И только суровая реальность российской внутренней и экономической политики, ухудшение уровня жизни граждан и увеличение налогового бремени для россиян заставляют усомниться в верности факта возрождения России.

Но не будем голословными, остановимся детально на двух важных аспектах: как повлияла сирийская операция на национальную безопасность страны и к чему подошла Россия в своем рывке "вставания с колен".

*

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И СИРИЙСКАЯ ВОЕННАЯ ОПЕРАЦИЯ

1. Военная операция в Сирии, которая трансформировалась от поддержки Башара Асада до борьбы с терроризмом, должна была по заявлению российского президента предотвратить ситуацию, когда окрепшие и победившие в Сирии боевики "неизбежно окажутся у нас, чтобы сеять страх и ненависть, взрывать, убивать, мучить людей".

Как заявил российский лидер, "мы обязаны встретить их и уничтожить на дальних подступах". Но остановимся на нескольких аспектах.

Во-первых, до 2015 года Россия игнорировала эту угрозу, предоставляя возможность тем самым боевикам закаляться в боях и расти силами. Гражданская война в Сирии длится с 2011 года, ИГИЛ (преступная группировка) как "государство" фактически действует с 2013 года, как всемирный халифат со столицей в сирийском городе Эр-Ракка — с июня 2014 года. Да, непризнанный как государство, признанный как террористическая организация, но действовал! Невооруженным взглядом было видно.

Во-вторых, до 2015 года теракты в России не имели официально признанного отношения к ИГИЛ. Даже трагичные страницы истории в Волгограде приписывали к контртеррористической операции на Северном Кавказе и к вынесению приговора "эмиру Имарата Кавказ". Впервые о теракте, совершенном под флагами ИГИЛ, заговорили только после начала военной операции в Сирии. Катастрофа A321 над Синайским полуостровом 31 октября, затем последовали обстрел Дербентской крепости 29 декабря, нападение в Нижнем Новгороде 23 октября этого года. Иными словами, если угроза от ИГИЛ и исходила, то она была потенциальной, в то время как после начала военной операции она стала реальной. В 2011-2015 гг. Россия не поставила Асаду предоплаченные комплексы С-300. Вывела военный контингент со своей базы в Тартусе. Разоружила Асада вместе с США в части оружия сдерживания (химоружие) и развязала США и коалиции руки для внешней агрессии против Сирии. И это факты!

"Дворовый" аргумент российского лидера, озвученный им на итоговой пленарной сессии XII заседания Международного дискуссионного клуба "Валдай" 22 октября 2015, что "50 лет назад ленинградская улица научила меня одному правилу: если драка неизбежна, бить надо первым", отражает "философию" и уровень поведения в Сирии. Что же касается самого факта вербовки россиян и отправки в ИГИЛ, то ИГИЛ — это только одна из международных террористических организаций, уничтожение которой не решит всей проблемы проникновения экстремистских радикальных взглядов в Россию. Для этого нужны не только военные операции, а в первую очередь работа с идейным компонентом, противодействие угрозе терроризма внутри страны. Уничтожение самой идеологии терроризма. Но, как известно, идеологическая борьба у нас запрещена. А культуру и историю, как сказал Путин, нужно деидеологизировать.

Если у Кремля действительно была задача борьбы с терроризмом, то почему тогда мимо внимания прошел Афганистан 2001 года с его угрозой терроризма, исходящей от Талибана, остался без внимания Ирак, где с 2003 года росли силы террористов. Зачем потребовалось целых 4 года выжидать взращивания терроризма в Сирии, когда силы коалиции уже вели операцию на протяжении более года. Ответ здесь только один — мотивом сирийской операции является явно не… не только борьба с международным терроризмом.

2. С позиции положения страны на международной арене имидж России существенно ухудшен.

Последняя новость — Россию исключили большинством голосов из Совета по правам человека ООН.

Во-первых, Россию все чаще стали обвинять в совершении гуманитарных преступлений. Во время перемирия Россию обвинили в авианалете на гуманитарный конвой ООН. Президент США на Генеральной Ассамблее ООН транслировал образ России как источника зла в мире: "мы видим, как Россия в попытке вернуть былую славу обращается к силе", "если Россия продолжит вмешиваться в дела своих соседей, это может привести к националистическому угару в стране на некоторое время, но в итоге приведет к ослаблению положения страны и дестабилизации на границе". Слова Керри на Генеральной Ассамблее дополнили образ страны, которая осуждается в мире по своим делам и на Украине, и в Сирии. По его словам, нападение, в результате которого погибли 20 гражданских лиц, воскресило глубокое сомнение в том, что Россия и сирийское правительство будут выполнять условия сделки. Он обвинил Россию в том, что она позволила Асаду расширить конфликт до "величайшей гуманитарной катастрофы со времен Второй мировой войны". Да. это говорят недруги страны. Но от этого факты не исчезают.

87 международных НКО выступили с призывом не допустить Россию в состав Совета по правам человека ООН на новых выборах, поскольку страна по заявлению правозащитных организаций причастна к нарушениям прав человека в Сирии. Среди подписавших были и признанные в мире международные правозащитные организации — Human Rights Watch, CARE International и Just Foreign Policy. Преступления, в которых обвиняется Россия, это снабжение режима Асада оружием, многократное применение вето на резолюции, направленные на прекращение зверств в Алеппо, применение при атаках совместно с Асадом бочковых бомб, бомбовых кассет и зажигательного оружия, намеренное разрушение больниц с воздуха с целью расчистки пути для продвижения сил Асада на север Алеппо. Да. это говорят недруги России. но факты от этого не исчезают. Даже если это только Асад, то хорошего "союзничка" выбрала себе Россия…

За несколько дней до этого 21 октября Совет по правам человека ООН принял предложенную Великобританией резолюцию по Сирии, в которой содержалось требование "установить всех ответственных за предполагаемые нарушения в Алеппо". Да и сами представители от России начинают уже высказывать сомнения в непричастности российских сил к гибели гражданского населения в результате авианалета. Например, после того как жертвами авианалета на школу в сирийской провинции Идлиб стали 22 ребенка, Виталий Чуркин не стал отрицать причастность России, заявив, что "проще всего сказать, что это не мы. Но я ответственный человек, надо подождать, что по этому поводу скажет наше министерство обороны… Это ужасно, ужасно, надеюсь, что это не мы". И реакция вполне объяснима: авианалеты — это не точное нанесение удара, а бомбардировка с широкой зоной поражения. При авианалете нет гарантий, что не пострадают гражданские лица, тем более что по дислокации террористы размещаются среди мирных граждан в том числе.

Самым распространенным обвинением становится то, что Россия оказывает "военную и экономическую поддержку Сирии и позволяет режиму Асада продолжать свою военную кампанию против своего собственного народа". В середине октября Совет ЕС принял коммюнике, в котором заявлялось, что авиаудары российской авиации и Сирии по Алеппо могут быть расценены как военные преступления. Глава МИД Великобритании заявил, что "все доступные улики указывают на то, что за это преступление ответственна Россия". Рано или поздно из стадии информационной войны эти обвинения перейдут на уровень международного трибунала. И что важно. Кроме самой России, традиционно отвергающей обвинения, ни одна страна в мире ее не защищает.

Во-вторых, политические усилия России совершенно не увенчались успехом, поскольку в Совете Безопасности ООН Россия оказалась фактически в одиночку. Ее резолюции не набирают нужного числа голосов. Например, 8 октября против российской резолюции по Сирии выступили 9 стран, поддержали 4. Нероссийские резолюции по Сирии блокируются в основном только Россией и Венесуэлой. Заблокированную французскую резолюцию от 8 октября поддержали 11 голосов, вето наложила только Россия. Китай воздержался. На резолюцию от Новой Зеландии Россия вероятно в будущем также наложит вето. После того как Россия заблокировала французскую резолюцию британский постпред Мэттью Райкрофт заявил, что это "циничное злоупотребление привилегиями и ответственностью постоянного члена СБ ООН". Насколько бы не соответствовали резолюции интересам России, факт остается неоспоримым — Россия одинока в дипломатических усилиях, и постепенно формируется образ страны, злоупотребляющей своим правом вето, блокирующей дипломатический процесс разрешения конфликта в пользу агрессивных силовых методов. Это объективно амплуа страны-изгоя. Очень все это напоминает траекторию, по которой Ирак Саддама Хуссейна пришел к своему краху.

Пока Россия еще использует дипломатический канал через институт вето, хотя все чаще звучат призывы отобрать и его. Например, верховный комиссар ООН по правам человека Зейд Раад аль-Хусейн уже заявил о необходимости ограничить право вето в Совбезе, чтобы разрешить ситуацию и передать Сирию под юрисдикцию Международного уголовного суда.

В-третьих, у России в этой войне с ИГИЛ по факту нет надежных союзников. Казалось бы, что Сирия — это союзник России, тем более что Асад не стесняется в дифирамбах российскому руководству в своем интервью, данном корреспонденту МК, то есть даже не государственному изданию. Среди его льстивых и крайне наивных утверждений, можно встретить — "Россия хочет бороться с терроризмом не только из-за Сирии и не только из-за самой России. Она борется за весь регион, за всю Европу и за весь мир", "Россия сможет изменить турецкую политику. И я уверен, что это первая цель российской дипломатии по отношению к Турции в эти дни — стремление уменьшить ущерб, причиненный Сирии Турцией… Я думаю, что это мудрость российского правительства, потому что хотят хороших отношений с турецким народом. И это совершенно правильно".

Очевидно, что стратегия Асада состоит в том, чтобы попытаться таким способом укрепить связи с Россией. Однако как бы Асад не был зависим от России и не считал ее партнером, вспоминается убедительная фраза российского премьер-министра, озвученная на западную публику в Мюнхене в этом году: "наверное, Хафез Асад был союзником, условным союзником Советского Союза. У нас никогда не было продвинутых отношений с Сирией", "у нас нормальные, вполне приличные отношения были, но это не какие-то союзнические отношения". Иран — это временный союзник, который заинтересован в поддержке Асада, но так и не находит явных доказательств последовательности политики Москвы в отношении судьбы Асада. Турция уже доказала свою "преданность" России, сбив военный самолёт. И если бы не интересы пропутинского клана в сфере строительства Турецкого газового потока, отношения с республикой по всей вероятности не были бы восстановлены. Никакого реального извинения и компенсации ведь так и не было. Вряд ли стоит считать извинением письмо Эрдогана, которое по удивительной откровенности Абдулатипова готовилось в Администрации Президента Путина.

Западная коалиция никогда не считала Россию потенциальным партнером, привлекая исключительно к решению прагматических задач — разоружению Сирии от химического оружия, разоружению Ирана от ядерного арсенала и др. У России как не было, так и нет союзников. Нет вообще. Ни одного! И это отнюдь не естественный процесс, а результат рукотворной политики Кремля, ориентированного на извлечение нефтегазовой ренты в ущерб всем государственным интересам. И если еще остались в этом сомнения, изучайте историю российско-украинских отношений в 2000-е годы. По тому же сценарию ведут и российско-белорусские отношения.

В-четвертых, Россия терпит поражение на фронте соглашений. Оглашенные как некий прорыв соглашения в сфере военно-технического сотрудничества вдруг отменяются. 16 августа стало известно, что Тегеран предоставил России право разместить самолеты дальней авиации на базе Хамадан, но вскоре последовал отказ, мотивированный министром обороны страны Хосейном Дехганом тем, что "Русские заинтересованы в том, чтобы показать себя сверхдержавой и гарантировать свою роль в определении политического будущего Сирии. И конечно, с их стороны наблюдалась определенная доля позерства и неджентльменского поведения".
В октябре российские СМИ сообщили, что корабли авианосной группы ВМФ России по пути следования в Сирию зайдут на дозаправку в испанский порт Сеута, однако вскоре испанские власти отозвали ранее выданное разрешение на заход в порт Сеута, мотивируя отказ проверкой того, действительно ли эти корабли входят в группу, направляющуюся в Сирию. И стоит отметить, что отказ был объявлен после резкой критики, выраженной Испании другими членами НАТО. Мальта также отказала в дозаправке. Что доказывает данный факт? То, что Кремль в своем стремлении показать своим гражданам мнимое к стране уважение, декларирует непроверенные и нерешенные сделки, что еще более подрывает его имидж в мире, превращая, как отметил иранский представитель, в "позера".

3. Сирийская военная кампания — это отнюдь не плановые затраты на оборонку, а затратное мероприятие, реализуемое в суровых экономических условиях: и когда в отношении России действуют санкции, и когда снижение цены на нефть подорвало основы российской экономики, все эти годы существующей благодаря нефтегазовой ренте.

В 2015 году по данным СИПРИ военные расходы России выросли как в абсолютных значениях (в рублях), так и в относительных. Доля расходов на оборону в общих расходах государства возросла почти на 2%, достигнув 13,7%, по отношению к ВВП увеличилась почти на 1% до 5,4%. В рублях расходы выросли, хотя их значение в долларах сократилось вследствие девальвации (рис. 1).

Рис. 1. Военные расходы России (по данным СИПРИ)

Как показано на рисунке 2, представленном Управлением ООН по вопросам разоружения, наибольший рост военных расходов пришелся на отрасли: воздушных операцийи, применения морских сил. Именно с привлечением техники этих отраслей Россия и осуществляет военную операцию в Сирии: воздушная операция с задействованием военно-морского флота.

Рис. 2. Военные расходы России (по данным Управления ООН по вопросам разоружения)

И хотя в новом проекте бюджета средства на расходы на оборону уменьшены, пока сам бюджет не принят, а общие тенденции ежегодного роста расходов на военные нужды явно противоречат ожидаемому снижению. Пока не стоит ожидать, что власти откажутся от стратегии войны. Увеличение российской группировки в Сирии также указывает на то, что война принимает затяжной характер: мы развернули в Сирии новые системы ПВО С-300 и С-400, 15 октября корабельная авианосная группа Северного флота начала поход в район Средиземного моря. В составе группы — авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов", тяжелый атомный ракетный крейсер "Петр Великий", большие противолодочные корабли "Североморск" и "Вице-адмирал Кулаков", а также корабли обеспечения.

В перспективе конфликт в Сирии примет затяжной характер, что уже подтверждает 13 — месячное проведение операции. И Россия заплатит за него как триллионами рублей, так и скрываемыми жертвами воинского состава, информация о которых периодически просачивается в сеть, но традиционно до последнего отвергается российскими военными структурами. Например, 14 октября прошла информация, что в Сирии погибли 6 военнослужащих, что было опровергнуто Департаментом информации и массовых коммуникаций Минобороны России. Нестратегичность, двойное содержание путинской стратегии в Сирии подтверждается и длительной "гуманитарной паузой". С гуманитарной точки зрения это подтверждение обвинений против России. С военной точки зрения — это второй "Минск", останавливающий относительный военный успех и дающий противнику время на мобилизацию, перегруппировку и переход в наступление! Зачем это?

Объяснение возможно только политическое. Путин подает сигналы США. На Валдайском клубе, в Алеппо. "Готовы к сливу. Уступаем мировому давлению. Готовы торговаться". Но зачем же тогда было все предыдущее? Такая политика может характеризоваться только как предельно непрофессиональная и попросту вздорная. Политика с тайными целями, которые впрочем уже давно стали секретом Полишинеля и свидетельством ненадежности и двурушности.

*

"ВСТАТЬ С КОЛЕН" ИЛИ "ПАСТЬ НИЦ"

Как бы ни хотелось верить в свое Отечество, лелеять надежду на возрождение ее былого величия, не стоит выдавать желаемое за действительное: сирийская операция в России не внесла вклад ни в восстановление страны, ни в формирование ее имиджа на мировой арене. Россиянам пора уже усвоить, что страной правит человек, который считает США единственной сверхдержавой, а нам участливо внушает, что "быть сверхдержавой — это дорого и ни к чему". И Сирийская операция отнюдь не выступает исключением из этого ряда.

1. Россия в Сирии не выступила против США, не кинула вызов западному миру.

Операция в Сирии — это результат кампании Штатов по вовлечению России в борьбу с терроризмом, но если выражаться более точными формулировками — в конфликт на истощение. Ни США, ни НАТО не планировали в действительности осуществлять совместную с Россией линию, в то время как Россия напротив неоднократно в лице президента и МИД страны призывала к выработке совместных решений, к обмену данными и прочее.

Россия не выступает против США в Сирии, не бросает вызов американской гегемонии, на чем порою настаивают наиболее рьяные пропагандисты. Более того именно Россия приняла ту самую резолюцию, которая предполагает новые президентские выборы в стране, хотя Асад недавно был переизбран на пост президента, и конституционную реформу, но не предоставляет гарантий Асаду возможности баллотироваться в президенты. Кремль при этом всячески стремится показать, что США считаются с позицией России по Сирии.

Например, на Валдайском форуме прозвучал такой вопрос — "соответствует ли действительности информация о том, что в ходе встречи президентов РФ и США Владимира Путина и Барака Обамы в Китае американцы попросили Россию обеспечить семидневную паузу в военных операциях для размежевания оппозиции и террористов в Сирии, после чего пообещали российской стороне предоставить карт-бланш на дальнейшие действия". В Кремле его оставили без комментариев. Уж очень эта ситуация напомнила один американский фильм — "Плутовство" ("Хвост виляет собакой"), в котором пиарщики президента, чтобы прикрыть скандал, разыграли номер с вопросом от СМИ на несуществующую тему:

"— Почему президент в Китае?

— Торговые переговоры

— Это не имеет ничего общего с бомбардировщиком Б3

— Нет никакого Б3.

— Я это и сказал, их нет и непонятно откуда взялись эти слухи".

Кажется, что и этот карт-бланш — это наши БЗ, а тактика заимствована из американского фильма о политике, ставшего уже классикой жанра.

2. Мы не защищаем Асада в Сирии. От этой идеи отказались и сами чиновники, и ход сотрудничества говорит о том же.

Разве можно считать Россию защитницей Асада, когда Москва равнодушно смотрит на действия Турции на территории Сирии, которые Асад охарактеризовал как военное вторжение "вопреки всем международным законам, моральным нормам и против суверенитета Сирии".

Российская политика в Сирии конъюнктурна: пока военные действительно осуществляют военную операцию, политический зонтик кампании ведет двусмысленную политику. А именно: мы в противоречии с союзничеством с Асадом примиряемся с Турцией. Кремль не только не отреагировал на турецкое вторжение на территорию Турции, но и по данным от 24 октября Москва будет передавать Анкаре разведывательную информацию для проведения турецкой операции "Щит Евфрата" на территории Сирии. Турция негласно присоединилась к пулу обмена разведывательной информацией, созданному Россией, Сирией, Ираком и Ираном. То есть фактически две воюющие стороны — Сирия и Турция получают данные по единому каналу. Это как? Это ведь не просто "и нашим, и вашим". Это на войне происходит! Так бы во Второй мировой войне США и союзники сотрудничали бы и с СССР и, с Гитлером. Это вообще помыслить возможно?

При этом мы прекрасно знаем, что именно Турция поддерживает преступный ИГИЛ, против которого борются российские и сирийские вооруженные силы. Еще в 2015 году в своем послании Президент заявил, что "мы знаем, например, кто в Турции набивает свой карман и даёт заработать террористам на продаже награбленной в Сирии нефти. Именно на эти деньги бандиты вербуют наёмников, закупают оружие, организуют бесчеловечные теракты, направленные против наших граждан, против граждан Франции, Ливана, Мали, других государств. Мы помним и то, что именно в Турции укрывались и получали моральную, материальную поддержку боевики, которые орудовали на Северном Кавказе в 90-х и в 2000-х годах". Но, несмотря на это, именно Турция становится новым союзником России в Сирии, в то время как западная коалиция полностью игнорирует российские инициативы по формированию единой коалиции. Газопровод важнее?

3. И если бы Россия действительно встала с колен, хотя бы в моральном смысле, то на первом этапе она защитила бы своих соотечественников, "русский мир", и не Сурков бы олицетворял образ России в этом трагическом конфликте.

Донбасс стал хотя бы второй Абхазией, а не отданной по всем Минским соглашениям Украине территорией, хотя и неподконтрольной Киеву, но подвергающейся атакам и обвинениям. Этого не произошло. Не просчитав последствий присоединения Крыма, вдохновив Восточные территории Украины на восстание, Россия предпочла ретироваться со своего восточного фланга, переметнув внимание россиян на далекие рубежи — в Сирию.

Ни в 2011 году, когда все началось в Сирии, ни в 2013 году, когда Россия разоружила Асада, Россию не интересовала угроза ИГИЛ. И лишь в 2015 году, когда россияне болели за судьбу Донбасса, и пока еще российская пропаганда не обходила вниманием проблемы мирной жизни в регионе, Кремль переключил внимание с войны по факту "сданной" — на, как ему тогда казалось, маленькую победоносную войну. Однако война приняла затяжной характер, уподобившись уже когда-то пройденному горькому афганскому опыту.

Война в Сирии не решила поставленных задач: национальная безопасность страны ослабла, угроза терроризма не ликвидирована.

Война в Сирии показывает насколько политический режим становится опасен в своей недееспособности и латентном целеполагании.

***

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Сирия: к чему пришли в годовщину внешнеполитической авантюры

Сирийский "блицкриг" и афганские грабли

Сирийский фронт: что нового?

Сирия, Донбасс: что общего? — Россия

От Афганистана до Сирии

А что если война?

***

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1074
Похожие новости
01 декабря 2016, 10:30
02 декабря 2016, 14:30
01 декабря 2016, 10:00
01 декабря 2016, 14:01
02 декабря 2016, 14:00
02 декабря 2016, 14:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
28 ноября 2016, 14:00
26 ноября 2016, 06:50
02 декабря 2016, 07:00
28 ноября 2016, 15:15
29 ноября 2016, 21:00
27 ноября 2016, 14:50
29 ноября 2016, 22:45