Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Россия и талибы: какое такое партнёрство?

На одном из крупных пропагандистских телеканалов восточного происхождения появился материал, в котором Россия обвиняется в проведении новой стратегии в Афганистане. Мол, москвичи снова пытаются «расширить» влияние в Афганистане, но идут не советским путём, а путём, ему противоположным.



Нынешний Кремль норовит спеться с экстремистами, утверждает Наджиб Шарифи, политический аналитик, участник кабульского мозгового центра Afghanistan Analysis and Awareness. Об этом он рассказывает в статье для канала «Аль-Джазира» .


Открыта новая глава «в великой игре в сердце Азии», считает Наджиб Шарифи. Возрождающаяся Россия снова идёт в Афганистан, но уже «не так, как это делал бывший СССР». Теперь Москва увидела партнёров в некоторых «из самых экстремистов, чьи лидеры были вовлечены в провал десятилетнего вторжения Советского Союза в Афганистан».

В декабре 2016 года, пишет аналитик, Москва «раскрыла свои контакты с талибами» — группировкой, которая намерена свергнуть афганское правительство. Министерство иностранных дел России объявило, указывается в статье, что оно делится сведениями и сотрудничает с талибами по вопросам борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ) в Афганистане. Также Москва не раз заявляла о своей «озабоченности» в отношении боевиков «ИГ», во многих случаях «преувеличивая их присутствие и влияние в Афганистане», указывает эксперт.


Тем временем «официальные лица» из Афганистана заявляют, что Россия «поставляла оружие талибам». Эти обвинения «были отвергнуты российскими официальными лицами».

Новая деятельность России в Афганистане открыла новую главу в «великой игре в сердце Азии». В игре участвуют многие страны, включая Россию, США, Китай, Индию, Пакистан и др. Дипломатическое наступление России, сочетающееся с поддержкой движения «Талибан», несколько озадачило наблюдателей, изучающих стратегию России по отношению к Афганистану.

Наджиб Шарифи уверяет, что речь идёт об «экспансионистских идеалах», родившихся в Кремле.

«Вторжение России в Афганистан могло бы стать частью экспансионистских идеалов президента Владимира Путина по восстановлению позиций России в качестве геополитического игрока», — полагает аналитик.

А вот и доказательства: с момента прихода к власти в 1999 году Путин преследовал цели «интервенционистской политики», проводимой в жизнь «посредством вооружённых конфликтов, кибератак и пропагандистских войн». Наглядные примеры: вторая чеченская война в 1999 году, конфликт в Грузии в 2008 году, аннексия Крыма в 2014 году, военное участие в Сирии в 2015 году и кибероперации в США в 2016 году, перечисляет автор материала, опубликованного «Аль-Джазирой». По его мнению, российский президент Путин «успешно использовал эти войны» для повышения авторитета России на международной арене и укрепления собственных позиций в стране.

Итак, вопрос: чего же Россия добивается в Афганистане?

Скорее всего, русские преследуют несколько целей. Сотрудничество с движением «Талибан» могло бы дать Москве возможность укрепить свои позиции на переговорах с Вашингтоном. Нестабильность в Афганистане усиливается, что напрямую угрожает выживанию афганского правительства, поддерживаемого Соединёнными Штатами, а также создаёт большую опасность для миссии США и НАТО. По российским подсчётам, о которых пишет Шарифи, дестабилизация контингента США могла бы стать наилучшим способом для получения уступок в виде ослабления давления США на Россию из-за Крыма.

Кроме того, вполне вероятно, что Россия намеревается «собрать дополнительные фишки в отношении будущего Афганистана» и занять затем лидирующее место в региональной и глобальной дипломатии, посвящённой будущему Афганистана.

Оказывая поддержку талибам, Россия страхует себя от возрастающей политической «усталости» западных государств, готовясь управлять политическим ландшафтом в Афганистане и даже «формировать будущее правительство, если только нынешнее правительство рухнет».

«Раздувая угрозу «ИГ», Россия не только пытается создать «легитимность своего сговора» с «Талибаном», но и, возможно, намеревается подготовить почву для своего расширенного военного присутствия и политического влияния в Центральной Азии, полагает аналитик.

По мере того как среднеазиатские государства подпадают под растущее экономическое влияние Китая, отмечает далее автор, Россия видит: былую роль гегемона в этом регионе она теряет.

У новой игры России могут иметься и экономические мотивы. Центральноазиатские республики имеют богатейшие запасы природного газа и нефти. Руководители республик стремятся найти новые рынки, особенно в Южной Азии, которая «жаждет энергии». И если страны Центральной Азии смогут диверсифицировать рынки своего природного газа, это ещё больше снизит контроль России над энергетическими рынками региона.

Афганистан же является самым коротким путём для транспортировки природного газа из Средней Азии в Южную Азию. «Выравнивание» отношений с «Талибаном» позволило бы Москве сорвать попытки ввоза среднеазиатского природного газа в Южную Азию, тем самым вынудив среднеазиатские государства сохранить зависимость от России и Китая.

Нет никаких сомнений в том, что у России есть и опасения по поводу роста экстремизма в регионе. Значительное количество бойцов «ИГ» прибывает именно из стран Центральной Азии, и этот регион Россия неспроста считает «задним двором» своей безопасности.

Вместе с тем, отмечает эксперт, «поддержка одной террористической группы ради победы над другой террористической группировкой» не является «жизнеспособной геополитической стратегией». Особенно это верно для сложного ландшафта Афганистана, где история доказала ошибочность многих политических и военных расчётов, напоминает Наджиб Шарифи.

И вообще, трудно допустить, чтобы талибы могли стать «стратегическими партнёрами» России: они идеологически враждебны этой стране.

По мнению эксперта, наилучший подход состоит в сотрудничестве с афганским правительством, а также с региональными и международными партнёрами. Совместными силами следует устранять растущую угрозу экстремизма в регионе.

Партнёрство же «с опасной и непредсказуемой группировкой для ведения игры с нулевой суммой» может легко обернуться превращением союзника в противника. «Поддержка со стороны России «Талибана» уже помогла группировке боевиков добиться успеха на поле боя, — пишет Шарифи, — и укрепить свою легитимность». Вопрос лишь в том, до какой степени Россия поддержит талибов и останется ли поддержка «чисто тактической». Скорее всего, это будет определяться состоянием отношений Путина и администрации американского президента Трампа и подходом последней к борьбе с терроризмом в Афганистане, резюмирует аналитик. В долгосрочной перспективе, добавляет он, поддержка Россией боевиков «Талибана» лишь «развяжет новую волну терроризма в регионе», которая может стать бесконечной и «поставить под угрозу безопасность и стабильность самой России».

В феврале, напомним, в Москве опровергли утверждения командующего вооружёнными силами США в Афганистане генерала Джона Николсона по поводу того, что Кремль поддерживает «Талибан», стремясь подорвать влияние США и НАТО в регионе. Утверждения были опровергнуты на уровне российского внешнеполитического ведомства. Об этом писал в Интернете «Голос Америки» со ссылкой на СМИ и специального представителя президента РФ по Афганистану, директора департамента Азии МИД Замира Кабулова.

Известно также мнение эксперта.

Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады, предположил, что, если Россия и пытается взаимодействовать с «Талибаном», то вовсе не с целью подрыва позиций Запада.

«Может быть, это где-то вторичные цели, — сказал эксперт «Голосу Америки». — Главное на нынешнем этапе — попытаться выйти на какие-то договорённости в процессе мирного урегулирования в Афганистане. При активном участии Москвы, разумеется, и с тем, чтобы сблизить позиции противостоящих сторон, заодно расширив свои контакты с «Талибаном», как это мне представляется».

Шумилин полагает, что движение «Талибан» не претендует на создание «халифата» под собственным началом, а потому рассматривается Кремлём как потенциальный партнёр по переговорам и противовес «Исламскому государству».

О попытках «подрыва» Россией позиций США в Афганистане заявлял, добавим, и вездесущий Джон Маккейн.

Знаменитый сенатор-республиканец прямым текстом обвинил Москву во вмешательстве в афганский конфликт и поддержке талибов с целью подорвать усилия США по урегулированию регионального конфликта. «Россия в настоящее время вмешивается в ситуацию в Афганистане, явно пытаясь поддержать «Талибан» и подорвать США», — цитирует Маккейна РИА «Новости» . Попутно сенатор обрушился на Иран: мол, он тоже на пару с русскими помогает талибам.

Что ж, выпады Маккейна и Николсона понятны: Вашингтон взял курс на искусственное размежевание Ирана и России. Кроме того, политика Трампа по отношению к Москве достаточно жёсткая. Если у Обамы были цветочки, то этот президент обещает ягодки.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

616
Похожие новости
15 августа 2017, 12:00
15 августа 2017, 12:00
15 августа 2017, 14:15
16 августа 2017, 15:30
14 августа 2017, 08:30
16 августа 2017, 05:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 августа 2017, 21:45
10 августа 2017, 14:00
14 августа 2017, 08:45
14 августа 2017, 11:16
15 августа 2017, 12:01
10 августа 2017, 22:33
16 августа 2017, 05:30