Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Россия не давала мне денег — я взяла ссуду

Svenska Dagbladet, Швеция

© AP Photo, Robert Pratta/File Photo

Тереза Кюхлер (Teresa Küchler)

Большое интервью: Марин Ле Пен (Marine Le Pen) скоро может уменьшить ЕС: «На следующий же день после того, как меня избрали бы президентом, я бы сообщила французскому народу о проведении референдума». Журналист SvD Тереза Кюхлер (Teresa Küchler) встретилась в Париже с лидером «Национального фронта» и поговорила о пресловутой охране, ЕС и о том, можно ли быть одновременно мусульманином и французом.


Париж — Марин Ле Пен никогда не рискует. Перед предвыборным штабом «Национального фронта» на улице Фобур-Сент-Оноре, откуда рукой подать до триумфальной арки, рядами стоят ее охранники, все с переговорными устройствами в ушах, в бронежилетах и с мрачным выражением лица.


Сотрудники безопасности «Национального фронта» скандально известны: когда партией управлял отец Марин Жан-Мари Ле Пен, многие годы его окружали бритоголовые охранники. Сегодня у них волос на голове побольше. Но из-за этого они не стали менее устрашающими: есть видео, где видно, как охранники Марин Ле Пен жестоко расправляются с людьми, которые слишком близко подошли к их лидеру.


Марин Ле Пен прибывает в бронированном автомобиле с черными стеклами и быстро заходит в здание. Возможно, осторожность лидера партии связана не только с тем, что скоро выборы и атмосфера накалена более, чем обычно, а в сторону политиков направлено больше угроз, или с тем, что в Париже за короткое время случились две кровавые террористические атаки с исламистским подтекстом. Возможно, она просто уже давно привыкла к страху.


Марин Ле Пен было всего восемь лет, когда на лестнице дома, в котором она жила со своими родителями и сестрами, взорвалась бомба. Никто из членов семьи не пострадал, но теракт, направленный на Жана-Мари Ле Пена оставил глубокий след в душе маленькой Марин.


Когда журналисту SvD вместе с небольшой группой журналистов, наконец, позволяется встретиться с кандидатом в президенты, оказывается, что сейчас она, во всяком случае, в хорошем настроении.


«Сегодня же международный женский день, поэтому будет правильным начать с вашего вопроса», — говорит Марин Ле Пен и подмигивает мне, посмеиваясь и словно напоминая о женской солидарности.


Но как только диктофон включен, она тут же превращается в того суперпрофессионального политика, которым она и является, и ее ответы на вопросы подобны выпущенным ракетам. Марин Ле Пен красноречива, по образованию она юрист и может говорить с крестьянами на языке крестьян, а с учеными — на латыни.


Тереза Кюхлер: Повсюду в Европе сейчас растут опасения, что если вы придете к власти, то запустите процесс распада и разрушения ЕС. Это правда? Вы этого хотите?


Марин Ле Пен: Я думаю, что самые большие опасения повсюду в Европе сейчас касаются скорее той политики, которую проводит ЕС, а боятся — люди, которые вынуждены подчиняться, — отвечает Ле Пен молниеносно.


Марин Ле Пен последовательно говорит о ЕС как о различных «народах» — peuples — и никогда не говорит о «европейцах». Выбор слов важен, так как большая часть ее предвыборной кампании рассказывает о том, что именно делает французский народ уникальным.


ЕС она описывает как подавляющий союз, в рамках которого разным народам с различной идентичностью не позволяется проявлять свои различия.


«Народы считают, что союз вмешивается во внутренние дела отдельных стран и что он показал себя совершенно неспособным защитить внешние границы, которые взялся оберегать в тот момент, когда потребовал от всех стран-членов ЕС разрушить свои», — выстреливает лидер партии.


«Часть террористов, которые приходили сюда, неся смерть и разрушение в нашу страну, без всякого труда перешли те границы, которых больше не существует».


Марин Ле Пен хочет также отменить евро, хотя все экономисты сходятся на том, что Франции евро было только на пользу. Но Ле Пен не согласна. Она хочет иметь возможность девальвировать валюту в качестве одной из мер в рамках того, что она называет «патриотической экономикой».


— А что касается ЕС в целом?


— Через день после того, как меня избрали президентом, я бы объявила французскому народу, что не позднее, чем через шесть месяцев, мы проведем референдум. На референдуме будет поставлен вопрос «Хотите ли вы покинуть ЕС?» Затем я начну переговоры с ЕС и потребую вернуть нам обратно четыре «суверенитета» — возможность самим решать в областях, которые касаются французов и которые нужно опять передать в руки французского народа.


Четыре суверенитета упомянуты в предвыборном манифесте Ле Пен — помимо денежной, это законодательная, территориальная и экономическая независимость.


— Возьмем экономическую независимость — есть ли у меня сейчас право вести патриотическую экономику, например, требовать, чтобы заказы по государственным закупкам шли французским предприятиям?— задает Ле Пен риторический вопрос и качает головой.


— Если ЕС ответит тогда, что они на это согласны, и скажет «окей, мы вернем вам ваши суверенитеты», тогда я вернусь к французскому народу и скажу, что теперь мы можем остаться. Но если ЕС скажет, что об этом речи не идет, тогда я попрошу французов проголосовать за выход из ЕС, — объясняет Ле Пен.


— Я хочу видеть Францию свободной, независимой и вернувшей свою идентичность.


— Вы вновь упоминаете идентичность — а что конкретно вы имеете в виду?


— Сегодня мы постепенно теряем содержание нашей национальной идентичности, на нее нападает фундаменталистский ислам, закрепившийся в стране, который проводит вербовку в нашей стране и развивается в нашей стране, и провоцирует регресс в первую очередь в области прав женщин.


— Но наша национальная идентичность касается также и нашей собственной экономической политики, способности защитить экономическую модель, на которую опирается Франция: сильное государство, нация, семейное сельское хозяйство, система социальной защиты. Все это для нас, французов, очень важно, если мы хотим сохранить «l’égalité» — равенство — не только между отдельными французами, но и между разными частями страны. Вот это все и есть наша идентичность, — утверждает Ле Пен.


Значит, согласно Ле Пен, особая французская идентичность состоит в интересном и временами неловком сочетании национализма и классической левой политики, изобретательно. Ведь Франция сейчас, фактически, «правая» страна.
После победы Франсуа Олланда (François Hollandes) на президентских выборах в 2012 году, классические правые, то есть те, кто выступает за ликвидацию чрезмерно амбициозной системы социальной защиты, выигрывали буквально на каждых выборах: региональных, муниципальных, выборах в сенат и в национальное собрание.


— Можно ли быть французом и мусульманином или французом и европейцем одновременно?


— Дело не в том, что у человека может быть много идентичностей, а в том, какую из них человек ставит в приоритет. В первую очередь вы француз, а уж потом у вас идет религия, регион рождения — возможно, вы родились и в другой стране, вы и европеец тоже — с исторической и географической точки зрения мы все европейцы. Я европейка, но в первую очередь я француженка.


— Если вы в первую очередь чувствуете себя мусульманином и только потом — французом, значит, вы не поняли, что такое французская идентичность.


Другие опасения, связанные с Ле Пен, это то, что она будет слишком дружелюбно настроена по отношению к России. Это, в общем, ни для кого и не секрет.


— Какие вы предполагаете отношения с Россией?


— У Франции нет никаких причин не развивать стратегические и экономические связи с Россией. Россия не нападала на Францию, не действовала враждебно по отношению к Франции. Франции не следует участвовать в той холодной войне, которую ЕС ведет против России уже несколько лет.


— Но агрессивная политика России, например, на Украине, беспокоит многие европейские страны, особенно те, что на востоке. Что вы скажете о ней?


— ЕС способствовал ситуации на Украине тем, что действовал нечестно и давил на Украину, обещая ей возможное сближение в обмен на то, что она порвет все связи с Россией. Мы очень хорошо знаем, что одна часть Украины смотрит на восток, а другая половина населения — на запад. Франция с удовольствием поучаствует в поисках решения конфликта мирным путем.


— Как вы финансируете свою партию? Вы получаете русские деньги?


— Я рада, что вы спросили. Я получаю государственную финансовую поддержку, как и остальные. И я не получала деньги от России, а взяла ссуду, которую должна вернуть. Если уж вы все равно здесь: если у вас там есть какой-то банк, который захочет дать ссуду на содержание политической партии, то примите к сведению, что я ищу заемщика.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1417
Похожие новости
17 октября 2017, 19:15
17 октября 2017, 11:30
17 октября 2017, 09:00
18 октября 2017, 13:00
17 октября 2017, 19:15
17 октября 2017, 21:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 октября 2017, 12:15
17 октября 2017, 06:30
13 октября 2017, 03:30
14 октября 2017, 09:45
16 октября 2017, 15:30
12 октября 2017, 14:15
12 октября 2017, 16:45