Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Россия сделает ставку на информационные войны

Интервью с офицером ЦРУ в отставке Майклом Саликом (Michael J. Sulick)
Polityka: Вы боитесь России?
Майкл Салик: Я опасаюсь того, что начальник британского Генштаба Ник Картер (Nick Carter) назвал в своем выступлении в Королевском объединенном институте оборонных исследований «ошибкой в оценках»: одна сторона на основе неких данных неверно интерпретирует намерения другой стороны, в итоге ее шаги ведут к развязыванию военного конфликта. Этого в контексте исходящих от России угроз я опасаюсь больше всего.
— Генерал Картер сказал также, что война с Россией может стать неотвратимой и начаться раньше, чем мы думаем. Другие представители НАТО, впрочем, тоже предупреждают о связанных с Москвой угрозах. Глава Национальной разведки США Дэн Коутс (Dan Coats) говорил в Сенате о том, что риск развязывания глобальной войны растет в связи со становящейся все более агрессивной политикой России.
— Я не думаю, что Россия, по крайней мере в настоящий момент, стремится развязать войну с НАТО. Хотя в российской армии прошла модернизация, россияне вряд ли способны одержать победу над Альянсом. В связи с этим Россия обратится к другим средствам: Путин откажется от военной агрессии и будет претворять в жизнь стратегию, которую называют «доктриной Герасимова». Основной упор в ней делается на использование «военных средств неявного характера» и действия из сферы информационной войны.
Эта доктрина опирается на современные цифровые технологии и дает России массу преимуществ. Она не требует больших расходов (что очень важно для страны с неполноценной экономикой) и позволяет компенсировать ассиметрию в военном потенциале. Россияне успешно использовали кибершпионаж и кибератаки в отношении Эстонии, Грузии, Украины и США, так что Кремль, по всей видимости, продолжит делать ставку на информационные войны и разного рода подрывную деятельность, призванную ослабить противника — НАТО и всех его членов.
— Если взглянуть на отношения Польши с Германией, Францией или США, а также на то, что происходит между Турцией, обладающей самой большой по численности армией в Альянсе, и Вашингтоном, можно сказать, что Кремль уже преуспел в своей деятельности. Вы хорошо знаете Россию. Какие планы она вынашивает?
— Она стремится ослабить западные структуры и дискредитировать западные ценности. Эта одна из основных стратегических целей Путина, которая находит отражение в доктрине Герасимова. Речь идет о том, чтобы создать хаос, разорвать связи между членами НАТО, дискредитировать демократическое руководство этих стран и настроить против него их население. В исторической концепции Путина демократия — это проклятие. Примерно в 2006 году он начал склоняться к славянофильской концепции России как третьего Рима, играющего мессианскую роль. Она должна выступать оплотом морали на фоне Запада, который, как полагают в Москве, разлагается и деградирует из-за демократии. Российские власти, стремясь достичь своей цели, не только стараются ограничить влияния демократии (которую они считают ядом) в своей стране, но и ослабить ее на Западе.
Один из регионов, в котором в ближайшее время можно ожидать российских диверсий, — это Балканы. Несмотря на то, что 1990-е годы были подписаны мирные соглашения, этот регион остается нестабильным, а Россия не может смириться с поражением своих сербских союзников. Попытка свергнуть правительство в Черногории в 2016 году провалилась, но она продемонстрировала, как сильно Путин хочет остановить экспансию НАТО, а заодно и демократии в регионе. При этом он надеется восстановить там российское влияние (одного из российских заговорщиков, готовивших переворот в Черногории, двумя годами ранее выдворили из Польши за ведение шпионской деятельности). В Черногории и Боснии скоро пройдут выборы, чтобы повлиять на них, Россия наверняка обратится к инструментам информационной войны и другим неявным средствам воздействия.
— Насколько активную деятельность ведут российские спецслужбы в Польше?
— Судя по всему, в Польше активны как гражданские разведывательные службы, так и ГРУ — военная разведка. Они занимаются традиционной шпионской деятельностью, то есть пытаются вербовать людей, у которых есть доступ к секретным государственным или натовским данным. Кроме того, они ищут так называемых «агентов влияния»: те могут развернуть политику правительства в выгодную для России сторону, а одновременно распространять пропаганду, которая позволит Москве добиться ее внешнеполитических целей.
Мы увидели такую активность, например, после того, как в нескольких европейских странах, в том числе в Польше, обнаружили месторождения сланцевого газа, которые представляли опасность для «Газпрома», торгующего своим газом. Российские спецслужбы начали распространять дезинформацию и поддерживать протестные акции против якобы представляющего опасность метода добычи сланцевого газа — «фрекинга», то есть гидравлического разрыва пласта. Что самое удивительное, Газпром присоединился к кампаниям экологов, хотя в своей стране он абсолютно не интересуется вопросами, связанными с охраной окружающей среды.
— Изменилось ли что-то в российской активности на польской территории с 1990-х годов, когда Вы работали в Варшаве?
— Российская разведка всегда относилась к своим «младшим братьям» из Организации Варшавского договора (в том числе к Польше) снисходительно, смотрела на них свысока. Гражданская и военная разведка считали, что они могут действовать на польской территории совершенно свободно даже в наши дни. Они, однако, недооценили профессионализм ваших спецслужб, которые начали разоблачать операции России и выдворять ее разведчиков. Я думаю, Москва уже извлекла из неудач выводы и обратилась к более тонким инструментам, чтобы скрыть свою деятельность. Риск внедрения россиян в разные структуры возрастет, так что перед польской контрразведкой встанет непростая задача.
— Это значит, что Кремль может нанести по нашей стране такой же сильный удар, как по США во время выборов?
— Вмешательство России в американские выборы стало возможным из-за того, что наше общество столкнулось с серьезным недугом — поляризацией. Российская разведка успешно использовала интернет-технологии, чтобы углубить существующие конфликты, и она наверняка будет применять этот метод в других странах, в том числе в Польше. В каждой стране есть внутренние конфликты, и чем они глубже, тем выше риск, что россиянам удастся добиться успеха.
— Ситуация в Польше выглядит именно так: нашу страну раздирают не менее серьезные конфликты, чем Вашу.
— Трагический опыт взаимоотношений Варшавы и Москвы научил вашу страну особенно чутко реагировать на любые российские манипуляции, а также эффективно противостоять шпионской угрозе. Польшу неслучайно выбрали страной, в которой разместился Экспертный центр контрразведки НАТО.
Вирус-вымогатель атаковал IT-системы компаний в разных странах
— Однако после того, как к власти пришла партия «Право и Справедливость», многое изменилось. Из военной контрразведки уволили много опытных сотрудников, эта структура стала менее эффективной. Другие службы тоже не демонстрируют особых успехов в поимке российских шпионов.
— Я бы не хотел комментировать внутренние польские дела, но я считаю, что на фоне соседних государств Польша до сих пор выглядит страной, которая лучше всех готова отражать российскую угрозу. Насколько мне известно, за последние десять лет она задержала и выдворила больше российских шпионов, чем кто-либо из ее соседей.
Самое лучшее средство защиты — разоблачение российских операций. Сообщения о кибератаке против Украины с использованием вируса «Петя», детальное описание операции, которую россияне провели в социальных сетях во время выборов в США, информация о вмешательстве России во французские выборы пролили новый свет на то, чем занимается эта страна и привлекли внимание всего мира.
Несмотря на это окрыленный успехом Кремль продолжает проводить свои операции по дезинформации, о чем свидетельствуют показания, которые дали недавно в Конгрессе руководители американской разведки. Властям разных стран, интернет-компаниям, СМИ придется активнее заняться разоблачением российской пропаганды. Эта же задача стоит перед такими структурами, как европейская Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям или запущенный Германским фондом Маршалла проект «Гамильтон 68». Такие инициативы должны появиться во всех странах, против которых направлена политика России.
— У России есть еще один инструмент, который она может использовать против Польши. Я имею в виду попавшие в «Систему объединенного учета данных о противнике» сведения о поляках, которыми в 1970-1980-х годах интересовалась Служба безопасности. Эти данные передавали в Москву, сейчас они сохранились только там, польская сторона их уничтожила.
— Российская разведка, конечно, может использовать сведения о некоторых людях, чтобы дискредитировать их при помощи компромата или заставить шантажом передать какую-то информация. Некоторые источники по естественным причинам утратили за эти годы ценность, однако, остаются те, кто был в те годы молод и до сих пор сохраняет профессиональную активность.
Майкл Салик — офицер ЦРУ в отставке. В 1990-е годы работал в Польше, руководил московской резидентурой Управления. В 2007 — 2010 годах был руководителем Национальной секретной службы ЦРУ, занимающейся проведением секретных разведывательных операций.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

338
Похожие новости
17 июля 2018, 18:45
16 июля 2018, 20:45
16 июля 2018, 18:00
17 июля 2018, 16:00
16 июля 2018, 12:30
18 июля 2018, 08:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 июля 2018, 03:30
16 июля 2018, 23:30
15 июля 2018, 00:45
16 июля 2018, 18:00
17 июля 2018, 13:15
16 июля 2018, 09:15
13 июля 2018, 09:45