Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Россия в Сирии встречает сопротивление Запада

Боевики ИГ –

не единственная проблема, с которой столкнулась Россия в Сирии. Позиция Запада становится третьим центром силы и, возможно, невидимым фронтом противодействия усилиям РФ, САР, Ирака, Ирана. Невзирая на нестабильность Ближнего Востока, Россия желает сохранить Ирак и Сирию в нынешних границах, на пути к поставленным целям действует сдержанно. Возможно, боевые действия против боевиков ИГ продлятся дольше, чем планировали.

Обстановка на суше

С началом операции российских Воздушно-космических сил в Сирии настораживало отсутствие информации о развитии успеха наземными войсками САР. Сегодня наблюдается определенная активность, удары армии Асада по боевикам ИГ и Джебхат ан-Нусра в пригороде Дамаска, в провинциях Дейр-эз-Зор, Хомс, в районе города Пальмира.

Интересен также исход отдельных группировок террористов в соседние Ирак и Иорданию. При этом боевики ИГ, вроде бы, под огнем все еще находят время и возможности для уничтожения античных памятников культуры в сирийской Пальмире. Вывод: удары российской авиации эффективны, но преждевременно говорить о всеобщей панике в рядах террористов.

Боевое применение российской авиации, разрушение инфраструктуры ИГ необходимо стремительно подкреплять действиями сирийских войск. Иначе боевики просто отойдут в соседние страны (границы прозрачны), перегруппируются, пополнят запасы оружия, и все начнется сначала.

Успех в борьбе с международными террористами в Сирии целиком зависит от оперативной слаженности коалиционных действий.

Возможен ли выход операции российских войск за пределы Сирии? Такой вариант не исключается. В частности, директор департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД РФ Илья Рогачев отметил: «Если у нас будет соответствующее обращение от правительства Ирака, или резолюция Совета Безопасности… будут оцениваться и политическая, и военная целесообразность».

Прикрытие с воздуха

С 30 сентября самолеты российских Воздушно-космических сил наносят точечные удары по объектам террористов ИГ в Сирии, уничтожают боевую технику, пункты управления, узлы связи, транспортные средства боевиков, склады оружия и горюче-смазочных материалов. Боевой ритм — около 20 вылетов в сутки. После воздушной разведки и уточнения данных штаба сирийской армии (чтобы исключить поражение мирного населения) самолеты Су-24М, Су-34 и Су-25 наносят удары по объектам ИГ в районе населенных пунктов Хомс, Идлиб, Хама.

На аэродроме Хмеймим возле сирийской Латакии развернута смешанная группа Воздушно-космических сил России, в составе которой более 50 самолетов и вертолетов (фронтовые бомбардировщики Су-24М и Су-34, штурмовики Су-25СМ, многоцелевые истребители Cу-30СМ, ударные вертолеты Ми-24 и многоцелевые Ми-8).

Москва призвала скоординировать усилия всех сил, способных вести борьбу с ИГ, в том числе — использовать для планирования совместных действий военно-штабной комитета ООН. В Багдаде создан международный информационный центр, организовано взаимодействие с представителями вооруженных сил Ирана и Ирака для обмена разведывательными данными и предотвращения возможных инцидентов в воздухе. Российскую группу представляет генерал-лейтенант Сергей Кураленко.

Россия обратилась к США с призывом убрать самолеты американских ВВС из сирийского воздушного пространства, однако на эту просьбу Пентагон не отреагировал. Коалиция 60 стран во главе с США не планирует вносить изменения в планы своих действий против ИГ в Сирии.

Более того, после начала воздушной операции России в Сирии в Пентагоне обсудили, стоит ли США использовать военную силу для защиты умеренных сирийских повстанцев от возможных атак со стороны России и каковы будут последствия. При всей маловероятности подобного сценария, сам факт обсуждения показателен.

Поддержка с моря

ВМФ России в восточной части Средиземного моря также готов к боевому применению оружия против ИГ. Средиземноморская эскадра способна эффективно вести разведку военной инфраструктуры ИГ и совместно с сухопутными средствами войсковой ПВО обеспечивать надежную защиту аэродрома в провинции Латакия.

Флагман Черноморского флота ГРКР «Москва» имеет на борту ЗРК коллективной обороны С-300ФМ «Форт-М», который предназначен для защиты отряда кораблей от массированных атак различных средств воздушного нападения: самолетов, крылатых ракет, в том числе на предельно малых высотах. В восточной части Средиземного моря также находятся два малых ракетных корабля (с двенадцатью противокорабельными крылатыми ракетами), большие десантные корабли «Новочеркасск», «Королев», «Александр Отраковский» и разведывательный корабль «Кильдин».

Большие морские танкеры (БМТ) проекта 1599-В Северного, Черноморского и Балтийского флотов привлечены для обеспечения топливом российской авиационной группировки. Они совершают рейсы из Новороссийска в порт Латакия под конвоем боевых кораблей.

Прибывшие в Средиземное море на больших десантных кораблях подразделения морской пехоты Черноморского флота, а также группы спецназа, военнослужащие 7-й десантно-штурмовой дивизии ВДВ охраняют пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе и временную российскую авиабазу близ порта Латакия.

На земле боевикам ИГ противодействуют войска Сирийской Арабской Республики (САР).

Высокая активность ВМФ России в регионе связана отчасти с военно-морским учением в восточной части Средиземного моря. Плановую боевую подготовку экипажей, совершенствование взаимодействия с иностранными военными моряками никто не отменял.

Международная реакция

Страны Запада сдержанно приветствовали решение России о нанесении авиударов по инфраструктуре ИГ в Сирии. Основной площадкой обсуждения сирийской проблематики стало заседание Совета Безопасности ООН, которое прошло под председательством главы российского МИД Сергея Лаврова.

При этом госсекретарь США в очередной раз предостерег российскую сторону от поддержки Башара Асада, а российская сторона предложила включить ИГ отдельным фигурантом антитеррористического санкционного списка Совета Безопасности ООН.

В Нью-Йорке также состоялось несколько совещаний по сирийскому вопросу с участием министра иностранных дел Сергея Лаврова, госсекретаря США Джона Керри и министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа. Это означает, что США не свободны от определенных обязательств перед РФ.

Спецслужбы и военные ведомства России и США налаживают обмен информацией о ситуации в Сирии. В обмене информацией участвуют несколько стран ближневосточного региона и, по мнению Владимира Путина, этот механизм должен стать постоянным, в чем по логике событий должны быть заинтересованы все страны антитеррористической коалиции. Полезность обмена развединформацией подтверждает недавний ошибочный удар американских ВВС по медучреждению в афганском Кундузе.

Член Палаты представителей Конгресса США Дана Рорабахер отметила: «Террористы-исламисты выбирали целями своих атак многие страны, включая США и Россию. Они объявили войну современному цивилизованному миру. Их варварские атаки и преступления в Сирии каждый день доказывают, что они должны быть остановлены и уничтожены. Будущее Америки, России и всей западной цивилизации зависит от этого».

1 октября французский лидер Франсуа Олланд заявил, что авиаудары в Сирии должны быть нацелены только на ИГ. Однако 5 октября позицию президента подкорректировал МИД Франции: «Авиаудары в Сирии должны наноситься по всем террористам». Таким образом, политические оценки находятся в постоянной динамике. Их надо учитывать, и на них не следует ориентироваться в ходе планирования боевых операций.

Аналитик телеканала Fox News по вопросам национальной безопасности Кэтлин Макфарланд подчеркнула, что президент РФ Владимир Путин имеет план действий в отношении борьбы с «Исламским государством» в Сирии, в то время как у президента США Барака Обамы его нет. Турецкое издание Radikal также обратило внимание на отсутствие контрстратегии Запада. Немецкое издание Deutsche Wirtschafts Nachrichten предположило, что РФ в Сирии сделает за недели то, на что у США ушло больше года.

Впрочем, есть иные мнения. Американское агентство Bloomberg отмечает, что «Путин в Сирии — то же, что и Путин на Украине».

Саудовская Аравия потребовала в ООН остановить авиаудары России в Сирии, и эту озабоченность разделили Франция, Германия, Катар, Турция, Великобритания и США, что отражает крайне противоречивую позицию Запада.

Украинский МИД заявил, что применение российских Вооруженных Сил на территории Сирии подрывает процесс мирного урегулирования в Донбассе и может быть воспринято в качестве «угрозы «национальной безопасности» Украины. Украинская риторика выглядела бы нелепой, если бы в Сирии за четыре года не погибли от рук террористов более 220 тысяч человек.

Когда ряду стран контртеррористические удары России в Сирии кажутся опасными или чрезмерными, становится прозрачнее круг поддержки боевиков, система формирования и существования Исламского государства.

Александр Хроленко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

РИА Новости 

 

 

 

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1182
Похожие новости
13 августа 2017, 13:00
13 августа 2017, 18:00
13 августа 2017, 15:00
13 августа 2017, 13:01
13 августа 2017, 13:00
12 августа 2017, 19:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2017, 14:30
15 августа 2017, 12:01
15 августа 2017, 12:00
15 августа 2017, 09:45
13 августа 2017, 13:00
15 августа 2017, 09:30
16 августа 2017, 15:32