Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ростислав Ищенко. Крым и флот: третья годовщина взаимного спасения

Вспомним стремительное развитие событий в Крыму три года назад.

Республиканский референдум о независимости состоялся 16 марта 2014 года. На следующий день, 17 марта, на основании результатов референдума Верховный совет Крыма принял решение о провозглашении независимости Республики Крым и обратился к России с просьбой о вхождении в ее состав. В тот же день президент России Владимир Путин подписал указ о признании независимости Крыма и одобрил проект договора о вхождении Крыма в состав России.

Договор был подписан 18 марта. Собственно, этот день и принято считать датой возвращения Крыма. Однако юридически процесс завершился чуть позже — 21 марта, когда договор был ратифицирован Федеральным собранием Российской Федерации.

Скорость, с которой после государственного переворота в Киеве Крым сменил статус, практически бескровный характер перехода и очевидный массовый энтузиазм населения породили информационную легенду о некоей «особой русскости» Крыма по сравнению с Донбассом, три года воюющим за реализацию того же сценария.

На деле судьбу Крыма решил Черноморский флот. И произошло это не в первый раз. Впрочем, с тем же успехом мы можем сказать, что сам флот своим возникновением и существованием обязан Крыму.

Ключ от Черного моря

Россия несколько веков пыталась укрепиться в Причерноморье. Азов первый раз был захвачен донскими казаками еще в правление Алексея Михайловича. Правительство царевны Софьи организовало два похода на Крым (успехом, правда, не увенчавшихся). Петр Великий вновь захватил Азов и даже создал азовскую флотилию, но вынужден был отказаться от крепости и кораблей по условиям Прутского (1711) и Адрианопольского (1713) мирных договоров.

При Анне Иоанновне и Елизавете Петровне Россия с большим напряжением сил вновь пробилась к азовскому побережью, но укрепиться на Черном море и завести флот не смогла.

Русско-турецкие войны Екатерины Великой дали, наконец, выход к Черному морю в районе современных Одессы, Николаева и Херсона, из которых только Херсон возник до присоединения Крыма (в 1778 году). Но полноценного флота до 1783 года Россия на Черном море не имела. 19 апреля 1783 года Екатерина подписала манифест о присоединении Крыма к России, а до конца года были построены и крепость Севастополь, и флот, чья судьба с тех пор неразрывно связана с Крымом.

И это неслучайно. Географическое расположение полуострова таково, что он господствует над акваторией Черного моря. Особенно над ее северной частью. Между устьем Дуная и устьем Псоу можно построить сколько угодно портов, но флот в них будет блокирован и обречен на уничтожение, если не контролировать Крым.

Поэтому логично, что проигрыш Крымской войны обусловил запрет России содержать флот на Черном море. Захват Крыма немцами в 1918 году вынудил советскую власть затопить корабли. Фашистская оккупация Крыма, после падения 4 июля 1942 года Севастополя, почти на полтора года парализовала действия советского флота.

Симбиоз полуострова и флота

Власти независимой Украины, не сумев добиться полного контроля над Черноморским флотом распавшегося СССР, вынужденные согласиться не только на раздел флота, но и на аренду Россией базы в Севастополе, два десятилетия, с момента подписания соответствующего соглашения, пытались выжить российский Черноморский флот из Крыма. В этом отношении украинские националисты проявили поразительное, не свойственное им в принципе, здравомыслие.

Уход флота означал резкое сокращение российского влияния в Крыму, что открывало неограниченные возможности перед украинизацией местного населения. В свою очередь, потеря флотом Крыма подрывала возможности России на Черном море.

Случись это — и не было бы никакой сирийской операции. И еще неизвестно, сколько продлилась бы и чем закончилась августовская пятидневная война 2008 года с Грузией. Без крымских баз флот может думать только об обороне, а без господства флота в Черном море операции сухопутных сил требуют огромного перерасхода ресурсов на обеспечение открытого приморского фланга.

В общем, история последних 234 лет убедительно свидетельствует, что русский Крым не может существовать без русского флота на Черном море. Но и русский флот не может существовать без крымских баз.

Таким образом, ранней весной 2014 года русский флот и русский Крым спасли друг друга. Только сохранение этого симбиоза Крыма и флота и только осмысленное согласование крымскими властями интересов полуострова с интересами флота гарантирует Крыму развитие и процветание.

Курортный потенциал — не панацея

Не стоит надеяться, что бывшая всесоюзная здравница сможет базировать свою экономику только на курортном потенциале.

Во-первых, для курортной зоны не нужны заводы, не нужны вузы, не нужны военные училища. Курортная зона обеспечивает рабочие места горничных, официантов, а также в индустрии развлечений.

Во-вторых, и это главное, 290 миллионов населения СССР могли выбирать между Крымом и Кавказом. Сейчас же для 146 миллионов населения России, помимо этих двух традиционных курортных зон, открыты Таиланд и Мальдивы, Турция и Канары, Испания и Италия, Тунис и Египет — весь мир открыт. И цены везде конкурентные, и сервис постоянно улучшается, и сезон практически у всех круглый год.

Как бы ни бились власти над заполнением Крыма, сухие цифры свидетельствуют о том, что курортный потенциал может служить хорошим дополнением к экономике полуострова, но никак не ее основой.

Можно, конечно, надеяться, что Москва захочет сделать из Крыма «витрину для Украины». Но Украина находится в столь жалком состоянии и настолько быстро скатывается в катастрофу, что для нее витриной может быть уже даже воюющий Донбасс.

Федеральный центр обеспечил водную, энергетическую независимость Крыма от Украины, в течение полутора-двух лет будет достроен мост, соединяющий полуостров с Кубанью, приведут в порядок дорожную сеть Крыма, и постепенно, но довольно быстро, вливания из федерального бюджета если не иссякнут полностью, то существенно сократятся.

Локомотив экономического развития

В то же время флот — столь сложный и высокотехнологичный организм, что требует обеспечения мест базирования практически всеми современными производствами, хотя бы на уровне ремонтных мощностей. Ему нужны и судоремонтные (а заодно и кораблестроительные) предприятия, и металлообработка, и значительное количество электроэнергии, и специалисты в современной электронике (с соответствующими производственными мощностями). Флоту необходимо круглый год обеспечивать личный состав питанием. И лучше, чтобы хозяйства находились поближе к базам. Даже дорожная сеть, строящаяся сейчас в Крыму, необходима флоту для доставки всего необходимого.

Это только верхушка айсберга — флоту надо столько всего, что не перечислить. Ну а всем этим производствам необходимы образованные специалисты, которых разумно готовить на месте, а не завозить. Этим специалистам, военнослужащим, их семьям надо где-то жить. Следовательно, необходимо массовое жилищное строительство. Индустрия развлечений нужна им не только летом, но и зимой, что открывает новые возможности перед тем же курортным бизнесом, и так далее.

Собственно, сейчас флот может и должен стать главным локомотивом экономического развития Крыма.

Кстати, так тоже было всегда. Когда в 1783 году Екатерина Великая присоединила полуостров, по нему бродили только табуны татарских коней да стада овец. А в небольших приморских городках (скорее, поселках) татаро-греко-армянское население жило за счет контрабандной торговли, маскируемой под рыболовецкий промысел. Порты, арсеналы, крепости, дороги были возведены в интересах созданного флота. Дворцы и парки появились гораздо позже, когда Крым стал уже вполне цивилизованным регионом.

Но участие флота в экономическом развитии Крыма — не благотворительность. Флот, в свою очередь, заинтересован в надежном крепком тыле: в населении, не мечтающем переделать военные базы в яхтклубы, а связывающем с флотом свое благосостояние, способном обеспечить флот необходимыми специалистами и комплексом услуг.

Как видим, взаимозависимость Крыма и флота существует не только в моменты военных кризисов. В мирные времена она не так бросается в глаза, но, пожалуй, даже более существенна.

Тем более что хоть бескровная, но от этого не менее эпическая победа «Крымской весны», состоявшаяся три года назад, и сегодня важная и вдохновляющая.

Но живут люди не на площадях с флагами, не на баррикадах, а в повседневной рабочей рутине. Чтобы эта рутина не вызывала раздражение, она должна быть комфортна, работа — доходна, и желательно еще наличие чувства сопричастности к великому делу. Все это дает флот, получая взамен прочный крымский тыл — надежный и во время войны, и в эпоху мира.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

509
Похожие новости
20 марта 2017, 15:46
20 марта 2017, 15:45
20 марта 2017, 15:46
20 марта 2017, 15:45
22 марта 2017, 16:46
22 марта 2017, 16:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
17 марта 2017, 20:01
20 марта 2017, 18:45
23 марта 2017, 13:16
22 марта 2017, 18:00
22 марта 2017, 08:00
21 марта 2017, 19:15
18 марта 2017, 15:00