Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ростислав Ищенко. США, Россия, Китай: борьба тройки в «Двадцатке»

Седьмого-восьмого июля в Гамбурге состоится конференция «Большой двадцатки». Уже за несколько месяцев до старта мероприятия главные мировые СМИ были озабочены не столько возможными решениями «двадцатки» по глобальным экономическим и климатическим проблемам, сколько тем состоится ли встреча президентов России и США, и если да, то о чем они договорятся.
К настоящему моменту встреча (после долгих смешных маневров американской стороны, пытавшейся заставить себя уговаривать) подтверждена. Причем Вашингтону пришлось выступить ее инициатором. Впрочем, основная борьба впереди. На встрече в Гамбурге развернутся лишь «приграничные сражения». Но зачастую именно от исхода первой схватки зависит исход всей войны.
На чем же американцы будут нас ловить в Гамбурге? А ловить они обязательно будут, поскольку открытое давление, экономические санкции и даже неприкрытый военный шантаж провалились. Воевать с Россией США не могут и не будут. Россия — не Афганистан и не Ирак, а свои города под удары Америка никогда не подставит, даже ради торжества демократии и просвещенного либерализма в глобализированном мире. Остается только поймать в дипломатическую ловушку. Как в свое время поймали СССР.
В этом, кстати, тоже нет ничего оригинального. Самые разные страны в самые разные исторические периоды проигрывали за столом переговоров выигранные на поле боя войны.
Ответ на вопрос об американской ловушке могут дать два визита: визит председателя КНР Си Цзиньпина в Москву и намеченный на 9 июля визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона в Киев. Оба визита непосредственно связаны с «Большой двадцаткой», поскольку невозможно себе представить, что накануне и сразу после важнейшего события года (сложнейшего многостороннего переговорного раунда) первые-вторые лица трех ведущих мировых держав, от позиций которых зависит исход гамбургской конференции «двадцатки», проводят отвлеченные встречи и беседы, не связанные с данным мероприятием.
Спросим себя: что такое не успел сказать Трамп Порошенко во время недавней фотосессии в Белом доме, что пришлось срочно посылать Тиллерсона? И каким образом Украина, не являющаяся ни крупнейшей, ни развитой, ни развивающейся экономикой, может быть причастна к саммиту двадцати крупнейших экономик мира?
Может, США решили сменить гнев на милость и таки поддержать назло Путину украинский режим? Нет. Во-первых, тогда Тиллерсона было бы логично посылать в Киев до встречи  президентов России и США в Гамбурге. Ибо не имеет смысла о чем-то договариваться, зная, что завтра геополитический ландшафт изменится и эти изменения поставят достигнутые договоренности под вопрос. Во-вторых, 4 июля МВФ отказал Украине в выделении очередного транша, перенеся решение вопроса на осень. Учитывая зависимость киевского режима от внешнего финансирования и определяющее влияние США на решения МВФ, если бы Украину собирались реально поддержать, деньги бы дали.
Но Тиллерсон полетит в Киев без подарков — и полетит тогда, когда будет знать, о чем договорились и о чем не договорились президенты в Гамбурге. Из этого следует, что Украина будет одной из разменных карт, которыми американцы собираются охмурять Владимира Путина во время переговоров.
Чего же они хотят? И что могут предложить?
Вся предыдущая история общения с американцами свидетельствует, что попытки выторговать себе все и не дать ничего они продолжают даже после понесенных военных поражений. Так что нет сомнений, что требовать они будут стратегических уступок в важных для себя регионах, милостиво предлагая взамен то, что Россия и так уже получила.
Какие регионы являются стратегическими для администрации Трампа?
В последние два месяца по нарастающей идет военно-политическое и санкционное давление на Китай и Иран. Американцы желают, чтобы Китай умерил свои амбиции в Южно-Китайском море, где Пекин создает военные базы на Парацельских островах (оспариваемых Вьетнамом) и искусственных атоллах. Поскольку через регион проходит треть маршрутов мировой морской торговли, для США установление китайского военного контроля в Южно-Китайском море и превращение оного в «китайское озеро» — чувствительный удар.
В свою очередь, концепция безопасности Китая требует получения флотом свободного выхода из прибрежных морей на стратегические просторы Индийского и Тихого океанов. С этой точки зрения данный регион стратегически важен для решения указанной задачи.
Ну и, наконец, говорят, что там нашли много нефти.
Американо-китайские противоречия не могут быть решены при помощи
компромисса. Тем более что США только тогда идут на «компромисс», когда все их пожелания бывают удовлетворены.
Аналогичным образом развивается ситуация в другом стратегически важном как с точки зрения глобальной морской торговли, так и с точки зрения контроля над местами добычи и маршрутами поставок энергоносителей регионе — на Ближнем Востоке. Здесь в ходе инспирированных извне США и их союзниками гражданских войн в Йемене, Сирии и Ираке укрепились позиции не только России, но и выступающего с ней в связке Ирана.
К их неформальному союзу примкнула Турция, а сейчас и бывший последовательный противник Катар. В Йемене провалилась интервенция Саудовской Аравии, а прочность власти президента Асада в Сирии вынужден был признать даже госсекретарь США, который на днях заявил, что судьба сирийского президента находится в руках Москвы.
Поскольку Сирия уже проиграна, для США важно сохранить доминирование своего союзника, Саудовской Аравии, в зоне Персидского залива, равно как и удержать от распада ориентирующийся на Эр-Рияд неформальный союз монархий Залива, Иордании, Израиля и Египта, позволяющий надежно контролировать нефтепромыслы Аравийского полуострова и морской путь через Баб-эль-Мандебский пролив, Красное море и Суэцкий канал. Для этого надо выбить из игры Иран.
Пока китайский и иранский тылы надежно обеспечены дружественной Россией, которая, хоть и не находится с ними в формальном военном союзе, обеспечивает более чем достаточную военно-техническую, политическую, дипломатическую и экономическую поддержку, сломать их США не в состоянии. Следовательно, в Гамбурге Трамп попросит Путина притормозить военно-техническое и торгово-экономическое сотрудничество с Ираном и Китаем. Даже не выступить против них, а просто заморозить наиболее чувствительные проекты под благовидным предлогом.
Такие действия никогда не остаются незамеченными заинтересованными сторонами и всегда трактуются однозначно — как ненадежность союзника. Следовательно, если Россия пойдет навстречу пожеланиям США, Пекин и Тегеран потеряют уверенность в прочном тыле, а значит, снизится и их устойчивость к американскому давлению. США получат преимущество.
Что они пообещают взамен? Как обычно — то, что у России уже есть (Сирию), и то, что не нужно и обременительно для самих США (Украину). Ну и постепенное снятие санкций.
Почему это ловушка?
Потому, что в Сирии американцы сохранят свое присутствие в курдских районах, а также в регионах, подконтрольных проамериканской оппозиции (с которыми надо будет заключать компромиссный мир). Российско-иранское единство распадется. Турция в очередной раз может поменять флаг. Россия останется наедине с проблемами Асада, в окружении недоброжелателей, без союзников.
Передача контроля над Украиной возможна по факту, но не может быть оформлена юридически. Часть местных вооруженных радикалов все равно будет сопротивляться, а любое правительство в Киеве окажется крайне неустойчивым. Только ответственность за его финансовую поддержку и военную безопасность ляжет на Россию. При этом еще один игрок на украинском поле — Евросоюз — ничего не обещает и ни в каких кулуарных договоренностях не участвует.
В конечном итоге отношения с ЕС у России, разыгравшей Украину с американцами, предсказуемо ухудшатся. Евросоюз может даже сподобиться на новые санкции, в частности на заморозку «Северного потока — 2″, и переход на американский сжиженный газ. Если даже Трамп снимет с России американские санкции, конгресс их тут же опять введет и лишит президента права их смягчать (процедура уже обкатана).
С «Турецким потоком» также могут возникнуть проблемы. Но даже если его ценой дополнительных уступок Турции удастся реализовать, в таких условиях он даст выход только на высококонкурентный низкоплатежеспособный рынок Южной Европы, в то время как сливки с богатых британцев, немцев и североевропейцев снимут американцы.
В общем, США попытаются в Гамбурге получить ключ к решению своих проблем, предложив России взамен новые проблемы, ведущие ее к политической изоляции. Судя по всему, в Вашингтоне считают, что Москву удастся убедить согласиться на «компромисс по-американски». Поэтому Тиллерсон запланировал визит в Киев, чтобы провести предпродажную подготовку одного из предполагаемых к передаче на российский баланс американских активов. Впрочем, если переговоры провалятся, то визит Тиллерсона может послужить сигналом для очередного раунда антироссийских провокаций и даже для окончательного переформатирования режима в террористический.
Очевидно, что в такой ситуации Россия сама заинтересована получить в ходе переговоров нужное (например, устраивающий Москву формат сирийского урегулирования) и ничего не дать американцам на китайском и иранском направлениях. Думаю не ошибемся, если определим недавние переговоры Си Цзиньпина в Москве как согласование позиций накануне ожидающейся американской атаки.
Чтобы заставить Вашингтон отдать то, что он уже не в силах удерживать, и чтобы он не пытался при этом устраивать очередные провокации, он должен увидеть перед собой выбор между разумным вариантом и очень плохим. Плохим вариантом для Вашингтона было бы официальное оформление российско-китайско-иранского союза. Для Москвы он тоже означает издержки в виде обязывающих соглашений, сокращающих пространство дипломатического маневра. Но для США это — геополитическая катастрофа. Такой союз выдавит их с Ближнего Востока и из западной части Тихого океана.
Учитывая сложную конфигурацию переплетающихся и антагонистических интересов, сложно ждать от переговоров президентов России и США в Гамбурге серьезного прорыва. Важно сохранить настрой на позитивную динамику отношений, установить личный контакт, а также попытаться найти согласие в тех вопросах, где взаимовыгодный компромисс возможен. Это может быть, например, выработка совместного плана сирийского урегулирования (параллельно или в рамках процессов, идущих в Астане).
Большего вряд ли удастся достичь, но выслушать американские предложения надо. И свои внести стоит. Пусть подумают.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

853
Похожие новости
08 сентября 2017, 19:00
07 сентября 2017, 18:00
14 сентября 2017, 17:30
05 сентября 2017, 23:30
05 сентября 2017, 23:30
07 сентября 2017, 03:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 сентября 2017, 20:45
20 сентября 2017, 08:00
16 сентября 2017, 16:45
15 сентября 2017, 18:30
18 сентября 2017, 18:45
20 сентября 2017, 18:00
17 сентября 2017, 10:00