Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Саргсян выстоял и ему есть что обсудить с Путиным

Нагорно-Карабахское урегулирование обрастает новыми сюжетами

10 августа в Москве президент России Владимир Путин и президент Армении Серж Саргсян проведут переговоры. Об этом сообщила пресс-служба Кремля. При этом обозначена приоритетность тем, которые будут обсуждаться в ходе переговоров — «ключевые вопросы взаимодействия в политической, торгово-экономической и гуманитарной областях, продвижение интеграционных процессов на евразийском пространстве, а также обмен мнениями по ряду актуальных международных и региональных проблем». И это не случайно.

В целом российско-армянские отношения имеют серьезный фундамент в виде экономических, политических, культурных связей и военного сотрудничества. На состоявшемся в первых числах июля в Санкт-Петербурге XVII заседании Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству между Российской Федерацией и Республикой Армения отмечалось, что из 60 решений, затрагивающих различные сферы, по многим достигнуты конкретные итоги. Реализованы договоренности по снижению цены на поставки российского газа, обеспечению беспошлинной поставки нефтяного жидкого парафина в Армению. С начала года увеличился товарооборот между двумя странами на 10%, а российский импорт из Армении вырос более чем в 3 раза. Что же касается интеграционных процессов, то, как говорил президент России Владимир Путин в конце июня в Санкт-Петербурге, «в рамках интеграционных процессов отношения между странами развиваются интенсивнее, чем это было ранее на двусторонней основе».

Тем не менее вопрос о дальнейшем взаимодействии Москвы и Еревана на этом направлении остается в переговорной повестке дня. Тут от Армении пока что зависит немногое, поскольку существуют проблемы объективного свойства в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС),связанные с формированием собственного высокоразвитого общего рынка. Очевидно, что расширение торгово-экономического сотрудничества на постсоветском пространстве не происходит в стерильной геополитической ситуации. Примеров тому достаточно. Об одном из них говорил недавно казахстанский политолог Досым Сатпаев. Он заявил, что «Армения не была стратегически важным партнером Казахстана на Кавказе». Астана «активно взаимодействует только с двумя странами — это Грузия и Азербайджан», но они не входят в ЕАЭС.

Кстати, этот нюанс подчеркнул президент Армении Саргсян в своем выступлении 31 мая сего года на саммите Евразийского экономического союза в Астане: «Либо пространство ЕАЭС будет рассматриваться нашими международными партнерами как зона экономической стабильности и безопасности, куда можно инвестировать. Либо все будут исходить из того, что тут перманентные очаги напряжения и раздора». Так спектр проблем интеграции переплетается с проблемами мировой и широкой региональной политики, что требует определенного переосмысления и придает некоторую специфичность предстоящей встрече между Путиным и Саргсяном.

Прежде всего отметим, что она состоится после переговоров президента России в Баку со своими иранским и азербайджанским коллегами. Согласно сообщению пресс-службы Кремля, ожидается, что стороны «обсудят актуальные вопросы международной и региональной политики, перспективы налаживания практического сотрудничества, в частности в сферах энергетики и транспорта». Затем Путин в Санкт-Петербурге проведет переговоры с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, для которого это станет первым зарубежным визитом после неудавшегося переворота.

Переговорная повестка дня Путина и Эрдогана официально не имеет четкого очертания, хотя очевидно, что речь будет идти о налаживании отношений, прерванных в результате инцидента со сбитым турецкими ВВС российским самолетом над сирийским небом. Это серьезно осложнило отношения между двумя нашими странами. Но, учитывая, что после неудавшегося переворота Анкара заявила о смене своего внешнеполитического курса и пошла на некоторую конфронтацию со своими западными партнерами, ясно, что президенты будут обсуждать и формирующуюся новую геополитическую ситуацию на Ближнем Востоке.

Что касается Сарсяна, то он на переговоры с Путиным прибывает после относительного мирового урегулирования инцидента с захватом полка полиции, который, как сейчас выясняется, имеет внутренний и внешний контуры. И в этом контексте вырисовывается любопытная геополитическая мозаика. В декабре прошлого года в Баку был арестован глава министерства национальной безопасности Эльдар Махмудов. В этой связи азербайджанский портал Haggin.az открыто писал, что «внутривластные войны, химера цветной революции, начавшееся с президентских выборов опасное общественное брожение, которое еще не улеглось к парламентским выборам, выводили МНБ на первый план азербайджанской политики». Издание утверждало, что Махмудов мог совершить в Азербайджане переворот.

Президенту Ильхаму Алиеву удалось упредить развитие событий. Он упразднил министерство, уволил несколько десятков сотрудников и объявил о создании самостоятельных двух ведомств — Службы государственной безопасности и Службы внешней разведки. А в первых числах апреля 2016 года в Нагорном Карабахе началась «непонятная война», главным итогом которой для Азербайджана явилось укрепление политического рейтинга президента Алиева. 15 июля мятеж вспыхивает в Турции. Эрдоган начинает масштабную чистку в армии, в государственном аппарате, судебной системе и так далее. И он тоже идет на реорганизацию силовиков. На днях президент объявил о реформе национальной разведки и создании самостоятельных внутренней и внешней спецслужб.

Не исключено, что в ближайшее время турецкий лидер выйдет на референдум, на который будет вынесен вопрос о преобразовании политической системы страны из парламентской в президентскую. Аналогично действует и президент Азербайджана, который выносит на референдум поправки в Конституцию, укрепляющие и без того мощную президентскую власть. Такое чуть ли не хронологическое и смысловое совпадение событий в Турции и в Азербайджане носит не случайный характер. В результате в Закавказье обозначается смена политической декорации — авторитарный Азербайджан противостоит Армении, которая, наоборот, и тоже в результате референдума, становится парламентской республикой.

На наш взгляд, эта объективная данность неизбежно скажется на подходах к проблемам урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта, что, конечно, будет обсуждаться в ходе встречи президентов России и Армении в преддверии возможного саммита Алиев — Саргсян при посредничестве российского лидера. Баку в силу внутренних причин лишается былой политико-дипломатической маневренности на западном направлении и главные свои усилия перенаправит в сторону Москвы. Вот уже и депутат Милли меджлиса (парламент) Азербайджана, политолог Расим Мусабеков начинает выделять «эксклюзивную роль» президента Путина в урегулировании Нагорно-Карабахского конфликта с намеком на то, что Россия должна сыграть на стороне Баку.

Однако Москва, во всяком случае — официально, продолжает последовательно вместе с другими сопредседателями Минской группы ОБСЕ работать над реализацией уже достигнутых соглашений по созданию мер по снижению риска насилия вдоль линии соприкосновения конфликтующих сторон и не станет насильно навязывать свои сценарии какой-либо из сторон. Сегодня все обстоит именно так. Что будет завтра — посмотрим.

Станислав Тарасов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

579
Похожие новости
05 декабря 2016, 22:45
06 декабря 2016, 19:45
06 декабря 2016, 12:45
06 декабря 2016, 23:15
06 декабря 2016, 12:45
06 декабря 2016, 16:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
05 декабря 2016, 18:30
04 декабря 2016, 17:45
03 декабря 2016, 04:00
01 декабря 2016, 14:00
06 декабря 2016, 13:00
04 декабря 2016, 12:00
02 декабря 2016, 06:30