Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Sasapost: Идлиб. От освобождения к разрушению

Идлиб прозвали зеленым из-за большого количества ферм и деревьев, раскинутых меж городов и деревень. Теперь ему больше подходит слово «красный» — столько крови было пролито на территории этой провинции. Ее жители первыми откликнулись на призыв сирийской революции, прозвучавший с равнин Дъраа, и вышли на демонстрации под лозунгами свободы, достоинства и свержения режима.
Провинция Идлиб стала ареной десятков сражений между оппозиционными группировками и силами сирийского режима. С начала 2012 года практически не было и дня без столкновений или обстрелов, а первым из-под контроля режима Асада вышел район — Джебель-эз-Завия, где находятся десятки населённых пунктов. Асад до сих пор не может вернуть его обратно.
«Битва за Идлиб». На пути к освобождению от власти Асада
24 марта 2015 года ряд исламистских группировок и фракции «Джейш аль-Хурр» объявили о создании вооружённой коалиции под названием «Джейш аль-Фатх». Одной из ее заявленных целей было полностью захватить провинцию Идлиб и немедленно начать военную кампанию. Всего за четыре дня коалиция сумела занять главный город провинции, что стало крупнейшей победой сирийской революции с 2011 года.
22 апреля был захвачен город стратегического значения Джиср-эш-Шугур, который является связующем звеном между Идлибом и Латакией, а уже 27 апреля был взят под контроль лагерь «Аль-Кармид» — старейший объект режима на шоссе Алеппо-Дамаск.
9 сентября после нескольких месяцев осады «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим. ред.) захватила военный аэродром Абу-Духур, одновременно установив контроль над окрестными деревнями и возвышенностями. Таким образом вся провинция оказалась под контролем оппозиционных группировок, за исключением шиитских деревень Кефрая и Эль-Фуа.
Соглашение о зоне деэскалации. Это был просто трюк?
Провинция Идлиб стала одной из так называемых зон деэскалации, когда 4 мая 2017 года Россия, Турция и Иран подписали соглашение о прекращении огня и стабилизации ситуации в регионе. Оно предполагало продолжение борьбы с террористическими организациями вроде «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ — прим. ред.). Однако вопрос, какую группировку считать террористической, оставался открытым, поскольку в ходе бомбардировок, жертвами которых становилось мирное население, сирийский режим и Россия утверждали, что их целью являются исключительно «Хайат Тахрир аш-Шам» и «Исламское государство» (запрещены в РФ — прим. ред.). При этом ни российские силы, ни сирийская армия не соблюдали данное соглашение, будь то в Идлибе, Хомсе, Дъраа, Восточной Гуте, Западной Гуте или Каламуне. Более того, после захвата указанных районов большое число мирных жителей и боевиков были перемещены в Идлиб.
Как полагали в тот период многие наблюдатели, после подписания соглашений о зонах деэскалации ситуация стабилизируется, будет установлен статус-кво, а страны-гаранты (Москва, Анкара и Тегеран) начнут политический процесс и найдут решение по вопросу вокруг деревень Эль-Фуа и Кефрая, однако обстановка лишь усугубилась. В начале 2018 года силы Асада и союзные ему иранские отряды начали широкомасштабное наступление на восточные и южные районы провинции Идлиб, а также северную и западную часть Хамы.
На тот момент «Исламское государство», базировавшееся в сельской местности на востоке Хамы, приняло косвенное участие в сражениях на стороне сил Асада. При координации с сирийским режимом и Россией группировка вторглась в эти районы, куда позже также направились боевики, бежавшие из Дейр-эз-Зора, Эль-Бадии и Эс-Сухны.
По словам пресс-секретаря «Фронта национального освобождения», режим значительно облегчил деятельность ИГ и открыл его боевикам путь из района Акербата в восточной части Хамы в районы, удерживаемые вооруженными группами в Идлибе. Как утверждает сирийский активист и работник СМИ Ахмед Нур Ар-Раслан, режим много раз использовал ИГ в своей борьбе против освобожденных районов, в том числе в бассейне реки Ярмук в Дъраа, Эс-Сувейде и на востоке Идлиба.
За короткий промежуток времени силы Асада и иранские отряды при мощной поддержке российской авиации захватили десятки деревень и городов в восточной и южной частях провинции Идлиб. Это сопровождалось быстрой эвакуацией боевиков «Хайат Тахрир аш-Шам», контролировавших эти районы. Силы Асада достигли аэродрома Абу-Духур и 22 января 2018 года установили там полный контроль.
ИГ также принимало участие в боевых действиях при содействии сил Асада, захватив более 70 деревень, которые позже были переданы сирийской армии. Таким образом, все железнодорожные ветки и деревни на востоке перешли под контроль сил Асада и иранских ополченцев. На этом их продвижение не остановилось, пока они не оказались на расстоянии менее 40 км от города Идлиб, что совпало с операцией «Оливковая ветвь», начатой турецкими войсками в партнерстве с фракциями «Джейш аль-Хурр». Целью турок было подчинить себе регион Африн, контролируемый курдскими подразделениями.
По мнению авторов различных исследований, между гарантами соглашения, заключённого в Астане, была договоренность позволить Асаду и Ирану захватить восточную часть Идлиба в обмен на турецкий контроль над Африном. Это было аналогично предыдущему соглашению, которое позволило России контролировать город Алеппо, а Турции взять под контроль Джараблус и Аазаз в ходе операции «Щит Евфрата».
В свою очередь Ахмед Ар-Раслан отметил: «Я не думаю, что район к востоку от железной дороги был включён в астанинское соглашение, поскольку сражение за Африн зависело от других политических обстоятельств. В то же время падение восточной части Идлиба было частью международных договорённостей. «Хайат Тахрир аш-Шам» осознала, что это будет война на истощение и оставаться на этой открытой территории очень сложно, поэтому и предпочла уйти».
Гаранты астанинского процесса (Турция, Россия и Иран) согласились создать в провинции Идлиб зону деэскалации, которая предусматривала создание 12 наблюдательных пунктов для фиксирования каких-либо нарушений.
Несмотря на это, мирные жители не получили защиты, а российские силы и армия Асада не прекратили свои обстрелы. При этом сами наблюдательные пункты не раз подвергались нападениям, в результате которых погибли и получили ранения турецкие солдаты, что вызвало вопрос относительно оправданности их работы.
По мнению представителя «Фронта национального освобождения» Мустафы Наджи, турецкие пункты играют большую роль в сохранении освобожденных районов на севере Сирии и фиксируют нарушения. Кроме того, турецкие пункты мешают силам Асада двигаться дальше.
Наджи добавил, что создание наблюдательных пунктов является частью международных соглашений, и хотя они не могут остановить обстрелы, они четко разграничивают контролируемые оппозицией и режимом районы, так что силы Асада не могут обойти их по суше и продвигаться дальше. По словам Ар-Раслана, обстрелы продолжатся, пока гаранты не достигнут окончательного соглашения. Москва использует несколько вопросов для давления на Турцию и продолжения обстрелов, но сохранение турецких пунктов является щитом, удерживающим режим от продвижения по суше.
Соглашение по деревням Кефрая и Эль-Фуа
Деревни Кефрая и Эль-Фуа, расположенные к востоку от города Идлиб, стали препятствием для установления контроля над этим регионом. Ни длительная осада, ни шесть наступлений оппозиционных фракций (с 2015 по 2018) не смогли изменить ситуацию, в том числе благодаря российской военной и гуманитарной поддержке, так что осада являлась скорее видимостью.
После того, как силы Асада и иранские отряды взяли под контроль восточный Идлиб и в целом добились большого успеха, проблема двух деревень вновь обрела актуальность. Россия потребовала эвакуации жителей, но они категорически отказались. Как следствие, Москва сократила поддержку деревень с воздуха, и было оказано большое давление, чтобы они согласились на эвакуацию.
Оппозиционные фракции были готовы начать массированную атаку шиитских деревень, что вынудило Иран начать переговоры с фракциями. Стороны провели несколько встреч, в ходе которых оппозиция выдвинула свои условия. Среди них значилось освобождение из тюрем 1500 заключенных. Договоренность была достигнута, и в деревню отправились первые автобусы для эвакуации местных жителей и боевиков. Последний боевик покинул Кефраю и Эль-Фуа 19 июля 2018 года. Как полагает Ар-Раслан, эти деревни были главным козырем иранской стороны для мобилизации шиитов и их миграции в Сирию, однако Тегеран не был заинтересован в сохранении присутствия в Идлибе после укрепления влияния в Дамаске, Дейр-эз-Зоре и Алеппо. Вдобавок ко всему, видимо, таковыми были договорённости в Астане.
Сочинское соглашение. Оппозиционные районы в повестке переговоров между Путиным и Эрдоганом
Когда Москва стала все чаще угрожать начать масштабное военное наступление на Идлиб и большие формирования стали прибывать на окраины оппозиционных районов, турки стали беспокоиться о безопасности страны и возможности притока беженцев к ее границам. Как заявил тогда Эрдоган, его страна не потерпит еще одной волны беженцев. Это было бы беспрецедентным явлением для Европы, поэтому большинство европейских государств также выступили против каких-либо военных действий в Идлибе.
17 сентября 2018 года под давлением Европы и Турции президент России Владимир Путин провёл встречу с турецким лидером Реджепом Тайипом Эрдоганом, чтобы обсудить ситуацию в Сирии и, в частности, в Идлибе. Стороны достигли соглашения по ряду пунктов, включая создание демилитаризованной буферной зоны в этой провинции, в также в некоторых сельских районах Латакии и Хамы. Согласно договорённостям, оппозиционные формирования, включая «Хайат Тахрир аш-Шам», и силы режима должны были покинуть эту территорию и сдать тяжелое оружие, а российские и турецкие силы — совместно контролировать линию размежевания. Кроме того, были открыты трассы Алеппо-Латакия и Алеппо-Хама, а министр обороны России Сергей Шойгу заявил, что военной операции в Идлибе не будет.
Тогда оппозиционные фракции действительно вывели свои силы из демилитаризованной зоны и вывезли все тяжелое оружие, в то время как ни Россия, ни режим не взяли на себя обязательства вывести какую-либо часть своих сил из этих районов. Напротив, туда постоянно направлялись новые соединения.
Несмотря на сочинское соглашение, Россия продолжала ежедневно обстреливать города и другие населенные пункты, что сопровождалось массовой гибелью безоружных гражданских лиц. Ответ вооруженных фракций не заставил себя ждать — их целью стали объекты и транспорт, принадлежащие силам Асада. Стороны обвиняли друг друга в провокациях, и все стало как прежде. Стала очевидна цель сирийского режима — полностью подчинить себе Идлиб.
Битва за Идлиб как название целого этапа
Сирийские оппозиционные группировки контролируют большую часть провинции Идлиб, западную часть Алеппо, некоторые северные и южные его районы, северо-запад Хамы, а также небольшую часть районов Джебель-Акрад и Джебель-Туркман в Латакии. Эти территории представляют собой последний оплот сирийской революции.
Капитан Мустафа Наджи отметил: «После падения Дъраа мы ожидали, что настанет черед Идлиба, и немедленно начали готовиться к этому этапу, повысили боевую готовность всех групп, укрепили оборону и развернули тренировочные лагеря, чтобы быть готовыми к ожесточенным сражениям». О шагах в преддверии сражений рассказал и полковник Мустафа Баккур, лидер фракции «Джейш аль-Изза»: «Они подготовили оружие, боеприпасы и были полны веры в свое дело».
Было очевидно, что Идлиб находится перед лицом решающего сражения, которое определит его судьбу. Силы Асада мобилизовали тысячи солдат и сотни транспортных средств, бронетехники и танков на севере Хамы. Российская и сирийская авиация начали вести ещё более интенсивные обстрелы всех городов и деревень, находящихся вне зоны их контроля.
Москва разработала военный план наступления, который в первую очередь предполагал использование тактики выжженной земли, что позволило силам Асада серьёзно продвинуться и захватить деревни Аль-Джабрия, Хаваш, Аль-Тобе, Аль-Хувейз, Аль-Каракат, Баб аль-Така, Аль-Джанабра, Тель-Осман, Аль-Кассабия, Аль-Хамират, Хардана и Кирата. Оппозиция оказала ожесточённое сопротивление, благодаря чему атакующие силы понесли серьёзные потери.
Несмотря на это, силы Асада продолжали наступление и в конечном итоге захватили город Кафр-Набуда. Оппозиционные силы были вынуждены его покинуть. 12 дней отчаянных попыток продолжить продвижение не увенчались успехом, а группировки перешли от обороны к наступлению.
22 мая оппозиционные силы предприняли масштабную атаку и за несколько часов установили полный контроль над городом Кафр-Набуда. Они захватили несколько танков, транспортных средств и некоторое количество боеприпасов, что вызвало гнев российской стороны, вылившийся в четыре дня непрерывных бомбардировок города. В результате он был снова захвачен режимом.
Силы Асада перешли от наступления к обороне, и оппозиция смогла„ получить полный контроль над важными районами — Тель-Мильх и Аль-Джубейн. Кроме того, они предприняли несколько атак, применив новую тактику, которая подразумевает засаду, атаку и быстрое отступление. Эти точные и географически рассеянные удары (в Хаме, Идлибе и Латакии) застали сирийскую армию и Россию врасплох.
После нескольких лет сражений кампании Асада вынуждают группировки объединиться
26 мая состоялась встреча лидеров вооруженных оппозиционных группировок, подчиняющихся «Джейш аль-Хурр». Речь идёт о бывших и нынешних лидерах «Хайат Тахрир аш-Шам», «Сукур Сурия», «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Изза» и других фракций: Абу Мухаммеде аль-Джулани, Абу Исе аш-Шейхе, Хасане Суфане, Джабере Али Паше и Джамиле ас-Салехе.
Она состоялась после нескольких лет борьбы между этими группировками, которая закончилась захватом «Хайат Тахрир аш-Шам» большинства оппозиционных районов, и, похоже, общая судьба вынудила их забыть обо всех своих прошлых разногласиях и пролитой крови, и было решено сформировать общий оперативный штаб под названием «Фатх аль-Мубин».
После встречи конвои группировок из районов, где шли операции «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» отправились на северо-западные фронты Хамы, чтобы отразить наступление войск Асада. Очевидно, это было сделано при поддержке Турции.
В начале сражений стало ясно, что оппозиционные фракции использовали противотанковые ракеты российского производства, которым не хватало точности, однако вскоре стали появляться видеозаписи, демонстрирующие использование точных американских ракет TOW. Это было расценено как попытка турок и американцев остановить продвижение российских сил и армии Асада в Идлибе.
«Оппозиция обладает большим количеством оружия, включая комплексы „Фагот‟, „Конкурс‟, „Корнет‟, которые были захвачены во время сражений с силами Асада. Фракции ранее получали военную поддержку от оперативного штаба Аль-Мук, включая ракеты. Аль-Мук — это штаб, которым управляют разведывательные службы следующих стран — Турции, Америки, Франции, Великобритании, Иордании, а также ряда государств Персидского залива» — рассказал капитан Мустафа Наджи.
Военная поддержка, полученная фракциями, в значительной степени изменила баланс сил, и теперь каждый день режим несет потери в живой силе и оружии. В таких условиях любое продвижение практически невозможно, даже если российская авиация продолжает бомбить территорию.
Один из аргументов Москвы в пользу операции в Идлибе состоял в том, что «Хмеймим», ее военная база в Латакии, подверглась ракетному обстрелу со стороны оппозиционных группировок. Однако, по мнению некоторых наблюдателей, это лишь предлог, поскольку с севера Хамы ракеты не запускались. Их запускали из удерживаемых оппозицией районов Джебель-Акрад и Джебель-Туркман в Латакии. Там шли ожесточенные бои, но атакующие силы не могли добиться какого-либо прогресса.
Чтобы прекратить атаки на свою военную базу, российские силы не раз пытались взять под контроль возвышенности на севере Латакии, но потерпели неудачу и понесли потери.
На этом фоне значимым событием стало присоединение протурецких формирований к группировке «Ахрар аш-Шаркия», которая принялась обстреливать российскую базу «Хмеймим» ракетами «Град» и публиковала фотографии с места событий. Это говорит о стремлении турок противостоять осуществлению российских планов в регионе.
Первое заседание российско-турецкой рабочей группы по Сирии состоялось 17 мая 2019 года. Сторонам не удалось достичь окончательного соглашения о прекращении огня в Идлибе, но было решено заключить 72-часовое перемирие, которое российская сторона немедленно нарушила, продолжая обстрелы городов и деревень в зоне безопасности.
12 июня 2019 года Россия в одностороннем порядке объявила о трехдневном перемирии, в то время как оппозиционные формирования не выразили свою заинтересованность и не были проинформированы. Россия снова нарушила перемирие, а силы Асада начали операцию по захвату районов Тель-Мильх и Аль-Джубейн в Хаме.
Оппозиция отвергла это перемирие и выдвинула несколько условий, самым главным из которых стал вывод войск Асада из недавно захваченных пунктов.
Она продолжает заставать Россию и сирийский режим врасплох, приняв на вооружение новую стратегию — каждый раз менять зону ведения боевых действий и выбирать неожиданные для правительственных сил районы. В прошлом месяце она начала наступление на стратегический город Хамамия, что даёт возможность захватить другие важные районы.
Это сражение, в котором оппозиция продемонстрированное свою мощь, стало ударом по силам России и режима. Последние предприняли более девяти неудачных попыток восстановить контроль над городом, и битва, которая длилась более 30 часов и более 400 авиаударов, сопровождаемых очень тяжелыми артиллерийскими и ракетными обстрелами, вынудила группировки отступить.
По словам полковника Мустафы Баккура, недавние сражения показали мощь вооруженных группировок, а также их способность использовать новые тактики ведения боя. Капитан Мустафа Наджи отмечает, что освобождение Хамамии произошло очень быстро, и силы Асада и России использовали всю свою мощь, чтобы заставить оппозицию отступить.
Как утверждает полковник Бакур, Россия всеми силами будет стремиться обострить ситуацию и не прекратит попытки оккупировать территорию Идлиба, а затем изгнать местных жителей в своих политических интересах.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
418
Похожие новости
19 сентября 2019, 00:45
19 сентября 2019, 03:30
18 сентября 2019, 19:00
17 сентября 2019, 17:45
19 сентября 2019, 03:30
18 сентября 2019, 19:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
13 сентября 2019, 19:45
14 сентября 2019, 08:15
12 сентября 2019, 11:45
14 сентября 2019, 19:30
15 сентября 2019, 20:45
13 сентября 2019, 21:30
15 сентября 2019, 12:15