Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

SCMP: новый китайский закон может подавить бунтующую оппозицию в Гонконге

Этот год оказался весьма необычным из-за длительных общественных беспорядков и вспышки covid-19, но есть надежда, что жизнь в Гонконге наконец нормализуется. Однако пока весь мир ведет борьбу со страшной пандемией, Гонконг сталкивается со смертельной опасностью иного рода.
Пекин принял решение о введении в городе нового закона о национальной безопасности, из-за которого там наступила эпоха страха и неопределенности. Детали закона пока неизвестны, и представители власти в срочном порядке пытаются успокоить население. Но когда закон вступит в силу, жизнь в Гонконге может измениться навсегда.
На прошлой неделе на ежегодном заседании высшего законодательного органа Китая Всекитайское собрание народных представителей была рассмотрена резолюция. Она дает право Постоянному комитету ВСНП принять закон о безопасности для Гонконга, и состояться это может уже в будущем месяце.
Данный закон направлен на «предотвращение, срыв и наказание за любую сепаратистскую и подрывную деятельность, организацию террористических актов и прочие действия, которые создают серьезную угрозу национальной безопасности, а также за действия по иностранному и внешнему вмешательству в дела Гонконга», говорится в резолюции, которая может быть принята в четверг. Будет создан механизм правового обеспечения этого закона, а китайским службам безопасности разрешат осуществлять в Гонконге свою деятельность.
Закон был представлен как мера по искоренению насилия, которое сотрясает Гонконг в течение нескольких месяцев с начала беспорядков. Но существует уже много законов для борьбы с такими правонарушителями, и на их основании арестованы тысячи человек.
Есть опасения, что закон о безопасности может серьезно ограничить свободы и дискуссии по болезненным вопросам. Существуют подозрения, что его будут использовать в борьбе с представителями оппозиции и с критиками Пекина. Это может вызвать утечку мозгов, отпугнуть бизнес, ослабить власть закона и лишить Гонконг его особых качеств.
Данный закон стал ответом на антиправительственные протесты, в ходе которых часто происходят стычки с полицией и акты вандализма. Поруганию подвергся флаг страны, а здания китайских представительств участники беспорядков разрисовывают граффити. Пекину это надоело.
Сторонники протестующих обращаются за помощью к иностранным государствам, прежде всего, к США, которые приняли закон с угрозой введения санкций, если будет подорвана автономия Гонконга. Все это происходит на фоне усиливающейся китайско-американской напряженности из-за торговли и коронавируса. Гонконг беззащитен перед геополитическими силами, которые ему неподвластны.
Опасность принятия Пекином всеохватывающего закона о национальной безопасности грозит городу уже более 30 лет. После кровавых событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году в окончательный вариант закона, который фактически стал конституцией Гонконга, были внесены изменения.
Требования о принятии законов о национальной безопасности усилились, когда в 1997 году Гонконг вернулся в состав Китая. Тогда Пекин был в ярости из-за того, что город оказывает массовую поддержку студенческому протестному движению на материковой части КНР. В закон включили положения о подрывной деятельности и о запрете на политические связи между местными и иностранными организациями.
Но в него также включили очень важное положение, ставшее частью вызвавшей острую полемику 23-й статьи основного закона. Гонконг должен принимать законы о безопасности «самостоятельно». Наверное, это самая удивительная черта сильной автономии Гонконга. Действия Пекина по отмене этого положения, чтобы самому принимать законы о безопасности, существенно изменили баланс между «одной страной» и «двумя системами».
Терпению Пекина настал конец. Те законы, которые должен был принять город, так и остаются не принятыми, хотя прошло уже 23 года.
В 2003 году была предпринята попытка принять законы об измене, антиправительственных выступлениях, отделении, диверсиях, государственной тайне и связях с иностранными организациями. Но их положили под сукно, потому что на демонстрации протеста против них вышли 500 000 человек. Руководители Гонконга один за другим старательно избегали любых попыток принять эти законы, зная, какие это вызовет разногласия.
Однако тот солнечный день в 2003 году, когда состоялся марш протеста, принадлежит к другому времени. Он заставил центральное правительство по-настоящему взяться за Гонконг. В 2004 году я писал: город может пожалеть о том, что не принял законы о безопасности в относительно мирное время. Предложенные законы пережили три редакции, и в них была внесена 51 поправка. Так правительство ответило на озабоченности и требования населения Гонконга. Вполне возможно, что тот закон, который скоро будет принят в Пекине, окажется гораздо более жестким.
Власти пытаются представить дело так, будто новый закон будет действовать только в отношении небольшого меньшинства смутьянов, инициирующих беспорядки, и станет защищать права большинства. Но это неубедительный аргумент.
Китайские законы о национальной безопасности имеют широкую трактовку и применяются против критиков власти, в том числе, против активистов, журналистов и адвокатов. Например, в законе о подрывной деятельности предусмотрен тюремный срок для тех, кто подрывает государственную власть, «распространяя слухи и клевету, а также действуя иными средствами». Его можно легко применить в самых разных ситуациях, когда кто-то на законных основаниях выражает свое мнение.
Чтобы в законе соблюдались права и свободы, у него должны быть ясные формулировки и узкие определения. Ограничивать права такой закон должен только в той мере, которая по-настоящему необходима для защиты национальной безопасности. Невыполнение этих требований в обычной ситуации привело бы к тому, что суды Гонконга отказались рассматривать дела в соответствии с нарушающими нормы права положениями.
Но сегодня судьям не позавидуешь. Если они заявят, что какие-то главы закона антиконституционны, последует суровая ответная реакция из Пекина. В конечном счете вопрос этот все равно будет решать центральное правительство в соответствии с обязательными толкованиями основного закона.
Сотрясавшие Гонконг протесты затихли во время вспышки коронавируса. Это дало властям возможность обратиться к оппонентам с предложением сузить разногласия. Но мы видим, что позиция правительство ужесточается, и оно арестовывает ведущих демократов, берет под свой контроль законодательную власть и оказывает давление на официальную широковещательную службу «Радио и телевидение Гонконга» (RTHK), а также на образовательный сектор, требуя от них большей политкорректности.
Власти говорят об оппозиции так, будто это небольшая кучка «террористов». Похоже, Пекин забыл, что в прошлом году на марш против предложенного закона об экстрадиции вышло два миллиона человек, и что требования протестующих о всеобщем избирательном праве и о подотчетности полиции пользуются широкой поддержкой. Свидетельством тому стала уверенная победа демократов на ноябрьских выборах в районные советы.
Будущее неопределенно. Новый закон призван остановить насилие, но скорее всего, он спровоцирует новую неразбериху и раскол. Мы ждем подробностей, но есть предположения, что его будут использовать для затыкания ртов оппозиции и для ограничения пространства публичной дискуссии. С каждым шагом Гонконг все больше походит на материковый Китай. Мы надеемся на лучшее, но боимся худшего.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
661
Похожие новости
26 ноября 2020, 20:45
28 ноября 2020, 01:15
27 ноября 2020, 15:45
28 ноября 2020, 03:15
26 ноября 2020, 13:15
28 ноября 2020, 01:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
26 ноября 2020, 01:45
23 ноября 2020, 14:45
26 ноября 2020, 15:00
24 ноября 2020, 17:30
23 ноября 2020, 10:45
21 ноября 2020, 22:45
25 ноября 2020, 18:15